Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Соколов: «В России своя "Черная книга" появится нескоро»


Набитый битком зал без привычных смешков и хруста попкорна два с половиной часа впивался в фильм Пола Верхувена «Zwartboek», «Черная книга». Крепко слаженное детективное действо крутыми поворотами сюжета переносит нас с явок подполья в подвалы гестапо, а потом в не менее фашистские, по сути, застенки местного Резистанса. Красавица-еврейка агент Сопротивления опускается в такие бездны ужаса, что режиссер должен был пожалеть зрителя, показав эпилог уже в первом же эпизоде – будет вам happy end , Рахиль спасется в Израиле.

Основа фильма – карнавализация трагедии, перемена масок. Добродетель все время под подозрением. Бескорыстное и спасительное добро маскирует адское зло. Герой-подпольщик может стать убийцей-антисемитом, эсэсовец – прозревшим идеалистом, а не понимающий сути событий канадский освободитель – наивным пособником нацистского палача.


Фильм 70-летнего Пола Верхувена, видевшего подвиг и позор своими глазами, позволяет сказать: Голландия пережила и смогла вывести на экран в доступном для масс виде свою самую серьезную трагедию ХХ века – трагедию коллаборационизма. Народного, между прочим, в Нидерландах явления. Одни голландцы спасали Анну Франк, а другие сдавали евреев на плаху. При населении 10 миллионов в лагеря победителей в 1946 году попали 200 тысяч человек. Всего в коллаборационизме обвинялось более 420 тысяч.


До понимания (и изживания) своего позора едва-едва дошла и Франция, где бытовая петэновшина была нормой жизни, но была закрыта для дискуссии прославлением аномалии подвига Де Голля. И лишь буквально пару лет назад пораженные парижане увидели выставку: выходило, что французских евреев во времена режима Виши в газовые камеры отправили сами французы. По приказу, конечно…


Нынешняя Россия ничего такого со своей памятью сделать и не пытается. Ей недоступен ужас, стыд, и очищение – катарсис. Трагедия старой России выродилась в михалковские аляповатые телеподделки о «белых героях» – вопреки исторической правде якобы поголовно монархистах. Почетных похорон с ряжеными казаками были удостоены Деникин и Каппель – при демонстративном нежелании генпрокурорских реабилитировать Колчака или св. Николая II .


Непоследовательность нынешней авторитарной власти понятна: ей надо совместить легитимности СССР и Российской империи, реституцию для РПЦ и бесконечный передел собственности, завещанный 1917 годом.


«Архипелаг ГУЛАГ» не проходят в школе, знание о репрессиях – удел «Мемориала». Лучше увести в тень тему террора КГБ, если сотрудники «органов» и ныне считают себя чекистами, а сам Владимир Путин дает ФСБ задание – заниматься выборами. Не стоит напоминать о Холокосте и государственном антисемитизме в СССР, если наш современник в кавказской политике власти найдет все те же аналогии.


Не показана как трагедия и тема миллионного вооруженного и многомиллионного сочувственного оккупантам коллаборационизма в СССР. Жаждали спасения от большевизма, а получили от нацистов новое зло.


Зато прославление величайших палачей народов России – Ленина и Сталина – вновь становится общим местом в репертуаре телеканалов. А уж Афганская и Чеченская войны – просто сцена для показа «патриотического подвига» лиц в форме и штатском, разных ульманов и будановых, повадками очень напоминающих тех, из фильма Верхувена, кто заявлял, что борется с «голландскими террористами за свободную Европу».


Ничего похожего на фильм Пола Верхувена на материале истории советской и постсоветской – в жанре кино для масс – мы долго не увидим: нет ни чувства вины, ни рефлексии, ни понимания обстоятельств. России еще предстоит создать свои «Черные книги» – конечно, в иной политической атмосфере.


XS
SM
MD
LG