Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марк Урнов о пресс-конференции Владимира Путина в Кремле: "На старте предвыборной кампании президент предпочел говорить о достижениях и обходить острые углы"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский политолог, руководитель центра "Экспертиза" Марк Урнов.



Андрей Шарый: В прямом эфире программы "Время Свободы" известный московский политолог, руководитель центра "Экспертиза" Марк Урнов. Марк, скажите, пожалуйста, вы относитесь к числу тех политологов, которые рассматривали пресс-конференцию Путина, как черновик его "политического завещания"? Об этом много писали.



Марк Урнов: Нет, ни в коем случае. Я полагал и, в общем, здесь не ошибся, что пресс-конференция Путина была, скорее, такой стартовой пресс-конференцией для избирательной кампании того, кого он назовет своим преемником. И построена она была по стилистике именно так. То есть никаких обещаний на будущее для того, чтобы минимизировать риски, связанные с прогнозами, основной акцент на успехи, которые были сделаны, и очень мягко обрисованы проблемы, которые существуют, но без оценки их масштабов, а чисто технологически, что, да, есть национализм, но с ним надо бороться, есть коррупция, но с ней тоже надо бороться и даже мы знаем как, надо и свободу прессе давать и так далее, и так далее. С Грузией есть проблемы? Да, но они технические. С Белоруссией есть? Тоже технические. В общем, вот так вот. Это универсальный, для всего мира характерный жанр - старт предвыборной кампании.



Андрей Шарый: Что-то вас удивило? На что вы обратили внимание в речи, в ответах президента России из того, чего вы не ожидали? Или не было вообще для вас неожиданностей?



Марк Урнов: Из того, что там могло бы не быть, но было, потому что действительно отражает идеологию и путинскую, и подавляющей части современной российской политической элиты, это было утверждение, что необходима консолидированная власть. Причем, говорил он об этом дважды, и второй раз подчеркнул, что консолидация власти имеется в виду такая, когда все ветви власти забывают о своих политических амбициях и работают слаженно над одной идеей. Действительно, в нашей политической элите сегодня отождествляется концентрация власти и эффективность. С моей точки зрения, это просто противоречит таким базовым принципам эффективной демократии, где системы сдержек и противовесов и конкуренция между ветвями власти гарантирут от такого коммулятивного накапливания ошибок. Но такова нынешняя идеология. Я совсем не имею в виду, что хорошо, когда власть парализует друг друга, сшибаются лбами, и в результате наступает такой полный паралич страны, но мера есть мера, конкуренция должна быть, конкуренция должна поощряться. А ситуация, которая есть у нас сейчас, это да, это Дума, которая, безусловно, стоит во фрунт и подчиняется президенту, потому что доминирующая партия говорит, что она партия президента, правительство техническое тоже подчиняется администрации президента, Совет Федерации, который раньше был абсолютно независимым, мощнейшим органом, таковым на сегодняшний день не является, тоже зависит от администрации президента. Если эта тенденция сохраняется, а видимо, консолидированная власть имеется в виду такой, то это нехорошо, с моей точки зрения.



Андрей Шарый: А вы знаете, я продолжу, Марк, то, о чем вы сейчас начали говорить, немножко с другого угла. Мне приходилось принимать участие в пресс-конференциях Владимира Путина в Кремле, и тогда меня посещало сильное ощущение, и оно усиливается с каждым разом по мере того, как я наблюдаю за общением Владимира Путина с прессой или с народом, вот эти пресс-конференции, как мне кажется, это такое технологическое мероприятие, выдуманное Кремлем для того, чтобы, ну, может быть, скажу так не очень кругло, вбросить в общество какие-то идеи и так далее, и тому подобное. В данном случае реципиенты этой информации не журналисты, которые достаточно беззначительны, что ли, в этом, ну, они задают какие-то вопросы, если президенту вопросы не нравятся, он на них не отвечают и так далее. То есть Кремль ставит перед собой какую-то задачу и достаточно успешно, с точки зрения политической технологии, ее решает. Вы согласны со мной?



Марк Урнов: Конечно, обращение к массам через головы журналистов, это точно.



Андрей Шарый: Как вы думаете, почему он не говорил почти о Северном Кавказе?



Марк Урнов: А вот я повторяю, потому что это жанр. Если начать говорить о Северном Кавказе, то тут могут начать подниматься очень серьезные вопросы, потому что на Северном Кавказе далеко не так все в порядке, здесь могут пойти вопросы о том, что там продолжается война или нет, там постоянно гибнут люди. На старте предвыборной кампании президент предпочел говорить о достижениях и обходить острые углы. Но это такой жанр. Даже в своем Послании он куда более жесток в смысле артикуляции проблем. А здесь нет, здесь, вот, все хорошо, но есть технически решаемые вопросы.


XS
SM
MD
LG