Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новое российское миграционное законодательство и украинцы


Виталий Портников: Российско-украинские отношения – это сейчас одна из наиболее любопытных тем для обсуждения в связи с предстоящим приездом в Москву президента Украины Виктора Ющенко. Но неожиданно появился сюжет, который как бы не должен был возникнуть, - сюжет, связанный со знаменитыми 90 днями, с миграционным законодательством России. Напомню, что в 2004 году, накануне президентских выборов на Украине президент России Владимир Путин, пребывая в Киеве, во время «прямой линии» с гражданами Украины, узнал, что граждане России находятся на Украине без всякой регистрации 90 дней, а граждане Украины находятся в России без регистрации всего 3 дня. И удивленный президент России дал поручение подготовить соответствующее соглашение, которое и было подписано, а затем и одобрено парламентами двух стран. И с этого времени граждане России и Украины могут находиться на территории стран друг друга 90 дней без регистрации – по миграционным картам, которые выдают на границе каждой из этих стран.


Но новое миграционное законодательство, которое вступило в действие в России, оставило массу вопросов. Так это или не так? И для того чтобы ответить на эти вопросы, мы и пригласили сегодня в Московскую студию Радио Свобода советника посольства Украины в Российской Федерации, заведующего консульским отделом посольства Ивана Петровича Кухту.


Вот сегодня, кстати говоря, президент России опять об этом говорил на своей пресс-конференции. Его спросил журналист Украинского национального информационного агентства как раз об этих 90 днях: сохранится ли такая же привилегия для украинских граждан в Российской Федерации в связи с введением новых миграционных правил в России? И вот что ответил президент России: «Мы приняли соответствующие изменения в законодательство, и они должны быть, конечно, универсальными. Я не помню, как это должно отразиться на тех гражданах Украины, которые к нам приезжают, работают здесь, посещают родственников. Конечно, нужно, чтобы они были универсальными, и мы будем стараться, чтобы они не ухудшали положение людей». Собственно, это весь ответ, который касается украинских граждан.


Вы, Иван Петрович, в составе украинской делегации уже встречались с руководством Федеральной миграционной службы, проводили тут консультации. Вот мой первый вопрос касается того, к чему, собственно, должны привести российско-украинские консультации по миграционному законодательству, когда есть это соглашение о 90 днях, оно как будто бы действует, и никто его не отменял. В чем смысл новых консультаций между сторонами?




Иван Кухта

Иван Кухта: Да, действительно, это сейчас очень актуально в том плане, что в связи с введением нового миграционного законодательства в Российской Федерации к нам в консульский отдел, в посольство обращаются многие граждане Украины, как в телефонном режиме, так и на приемах, о том, сохраняется ли тот режим пребывания граждан Украины на территории Российской Федерации, который предусмотрен соглашением. Я хочу сказать о том, что, действительно, по инициативе украинской стороны, по договоренностям двух сторон 29 января этого года украинская делегация встретилась с российской делегацией Федеральной миграционной службы. И в результате этих переговоров стороны пришли к выводу о том, что российская сторона подтверждает, что соглашение от 16 января 1997 года и протокол, который был подписан 30 октября 2004 года, они действуют. Таким образом, соглашение это сегодня действует, которым предусмотрены 90 дней без регистрации на территории Российской Федерации.


Вместе с тем, поскольку введены новые положения в миграционный учет, российская и украинская стороны также договорились о том, что необходимо этот вопрос еще урегулировать. Имеется в виду, что надо подобрать в этом соглашении или терминологию, или какие-то другие... так сказать, в соответствии с международным правом. Но, вместе с тем, еще раз говорю, что российская сторона подтвердила, что до урегулирования этого вопроса к гражданам Украины, которые прибывают на территорию Российской Федерации, не будут применяться какие-либо санкции, и они могут находиться 90 дней без регистрации. Но я подчеркну, что это те граждане, которые приезжают в гости, которые приезжают с целью туризма и так далее.


Совершенно иное положение у тех граждан Украины, которые приезжают с целью трудоустройства. Они, естественно, должны получить разрешение на работу. И это очень правильно. Я хочу сказать, что практика показывает, что многие граждане Украины очень довольны тем, что они сегодня по новым законам Российской Федерации имеют возможность прийти и получить разрешение на работу. Таким образом, гражданин Украины может официально, легально работать, может получать легально заработную плату, уплачивать соответствующие налоги, и без всякой боязни, что он будет задержан компетентными органами Российской Федерации.



Виталий Портников: Вот давайте мы и попытаемся рассмотреть ситуацию по этим разным категориям граждан. То есть, допустим, гражданин Украины, который прибыл к своим родственникам. Какая-нибудь бабушка-пенсионерка прибыла на две недели (или на месяц) к внукам, которые живут в Москве. Она вышла из поезда, у нее есть миграционная карта. И она больше никуда идти не должна, если она не задержится у внуков более чем на 90 дней. Это так?



Иван Кухта: Да, сегодня именно так российская сторона и разъясняет: до урегулирования вот этого вопроса граждане Украины могут находиться 90 дней без соответствующей регистрации, имея при этом миграционную карточку, в которой указывается дата пересечения...



Виталий Портников: То есть они не должны идти на почту и не должны там ничего и никому отправлять, да?



Иван Кухта: Да.



Виталий Портников: Но сразу же после введения этого законодательства представители Федеральной миграционной службы говорили совсем другое, если вы помните.



Иван Кухта: Да, я помню. И для этого как раз мы 29 января провели соответствующие переговоры. Большая делегация была с Украины, возглавил ее директор Департамента консульской службы МИДа Украины, и соответствующая делегация Федеральной миграционной службы в лице директора Ромодановского. И стороны пришли к такому выводу.



Виталий Портников: Дело в том, что, насколько я следил за этой ситуацией, с подобными разъяснениями выступали не только представители российских миграционных властей, но и консульские работники Украины тоже говорили о том, что на почту придется ходить.



Иван Кухта: Вы знаете, мне об этом ничего не известно. Я, по крайней мере, не видел каких-то разъяснений. Но на сегодняшний день консульская служба посольства Украины в Российской Федерации дает соответствующие разъяснения гражданам Украины на основании тех переговоров, которые состоялись 29 января этого года в Москве. Так я выступал и на канале «Интер», так и задавали официально вопросы представители средств массовой информации Украины. И я вам хочу сказать даже больше. По итогам переговоров 29 января официально пресс-служба Министерства иностранных дел Украины объявила о результатах этих переговоров.



Виталий Портников: А теперь давайте вот какой вопрос попытаемся выяснить. Допустим, бабушка задержалась на 92 дня. Что она должна делать? И она не будет работать.



Иван Кухта: Естественно, что после 90 дней вступает в действие соответствующее правило пребывания иностранных граждан – в данном случае гражданина Украины – на территории Российской Федерации. Поэтому гражданин Украины должен обратиться в миграционную службу и в соответствии с законом Российской Федерации зарегистрироваться.



Виталий Портников: А вот эта регистрация изменилась в зависимости от той регистрации, которая была до принятия этого закона?



Иван Кухта: Вы знаете, мне трудно давать комментарии российским законам...



Виталий Портников: Нет, я имею в виду не комментарий, а чисто процедурные вещи.



Иван Кухта: Поскольку я знакомился с этим законом, то я знаю, что немножко процедура изменилась. Вся ответственность за иностранных граждан, которые прибывают на территорию Российской Федерации, лежит на принимающей стороне. То есть принимающая сторона, например, российский гражданин, к которому приехал человек, он должен пойти и зарегистрировать этого иностранного гражданина. В данном случае мы еще раз подчеркиваем, что по результатам переговоров 90 дней, которые были для граждан Украины без регистрации, они остаются.



Виталий Портников: Я как раз и пытался понять, что человек делает, если он не выезжает. Потому что у нас была дискуссия на эту тему, по-моему, неделю назад с политологами в Киеве. И звонили люди, как раз наши российские слушатели, и они задавали вопросы, касавшиеся положения пенсионеров. Потому что очень часто бывает так (и вы, наверное, с этой ситуацией сталкиваетесь чаще, чем мы), когда люди приезжают и они здесь задерживаются. И это не трудовые мигранты. Это очень часто связано как раз с воссоединением семей, так сказать. Но поскольку воссоединение семей между Россией и Украиной – это не воссоединение семей между Россией и Америкой или Украиной и Америкой, то есть люди просто приехали, а потом человек заболел, задержался – и вдруг он оказывается совершенно бесправным.


Вот рассказывали мне историю про пенсионерку. Она приехала к дочери, заболела, не смогла уехать домой. А теперь она лечиться не может, зарегистрироваться не может – ничего не может.



Иван Кухта: Безусловно. Я и говорю о том, что в каждой стране есть порядок пребывания иностранного гражданина. И в данном случае, когда граждане нам звонят и спрашивают, мы отвечаем, что на сегодняшний день действует это соглашение, и безусловно, 90 дней без регистрации на основании миграционной карточки. Если 91-ый день – вступает в силу правила пребывания на территории Российской Федерации. И иностранный гражданин, уже независимо от того, заболел он или не заболел, он все равно должен уже зарегистрироваться в соответствующей миграционной службе. Новые правила предусматривают, что в основном вся ответственность лежит на принимающей стороне.



Виталий Портников: И я хочу понять, почему вообще возник этот термин «принимающая сторона». Ведь это тоже очень важно. Потому что такой вот термин «принимающая сторона»... Речь не идет о трудовой миграции, я еще раз говорю.



Иван Кухта: Да, безусловно.



Виталий Портников: Он подразумевает, что вы не можете приехать сами по себе. Вот представьте себе, вы решили отдохнуть пару лет. И у вас есть квартира в Москве, ну, вы ее купили. И вы решили в эту квартиру приехать и здесь провести время. И хотите провести время здесь не три месяца, а допустим, четыре. Но у вас нет принимающей стороны. У вас здесь есть жилплощадь, у вас какие-то планы... Вы здесь книгу пишете о консульской службе, допустим. И что? В какую ситуацию вы сами попадаете?



Иван Кухта: Тут вот какая ситуация. И было бы лучше, если бы на эти вопросы отвечал...



Виталий Портников: ...отвечала российская сторона, да.



Иван Кухта: Да, представитель миграционной службы. Потому что я такой же гражданин Украины...



Виталий Портников: Вы консульский работник. Я к вам прихожу в консульство на 92-ой день и говорю: «Слушайте, а что мне делать?».



Иван Кухта: В данном случае, если вы являетесь собственником жилья, то вы, естественно, являетесь и иностранным гражданином, и принимающей стороной одновременно.



Виталий Портников: А, вот так, да?



Иван Кухта: Естественно. Поскольку вы являетесь владельцем жилья, то вы - и принимающая сторона. Поэтому вы должны зарегистрировать себя как собственник жилья.



Виталий Портников: По крайней мере, хоть что-то стало понятно.


Теперь вопрос следующий. Эти консультации будут между российской и украинской стороной продолжаться, я так понимаю.



Иван Кухта: Безусловно.



Виталий Портников: А чего вы хотите добиться, если как бы и так все понятно?



Иван Кухта: Мы хотим добиться того, что... соглашение действует, и мы хотим, чтобы соответствующие компетентные органы Российской Федерации не принимали никаких соответствующих санкций к гражданам Украины. Потому что, кстати, к большому сожалению, уже есть много случаев, когда к нам граждане приходят и говорят, что их останавливают на улице представители компетентных органов Российской Федерации и требуют предъявить соответствующий корешок о постановке на миграционный учет.



Виталий Портников: Вот этого почтового уведомления, да?



Иван Кухта: Да, безусловно. И во время переговоров Федеральная миграционная служба официально заявила, что такие санкции не будут применяться к гражданам Украины. И поскольку изменилось законодательство Российской Федерации, то, естественно, необходимо вносить изменения и в наше соглашение, ну, добавлять какие-то понятия и так далее.



Виталий Портников: То есть соглашение все-таки должно быть изменено, да?



Иван Кухта: Ну, не само соглашение. В связи с введением некоторых новых терминов необходимо внести и соответствующие изменения.



Виталий Портников: Да. Потому что российская сторона говорит о том, что нет самого этого термина, о котором вообще было соглашение – регистрационный учет. В чем тогда смысл самих...



Иван Кухта: Да. Поэтому мы и пришли к выводу, что, действительно, надо провести такие консультации и в соответствии с международным правом ввести терминологию, которая бы отвечала духу этого соглашения.



Виталий Портников: А может так получиться, что когда эти правила будут вводить, то начнутся новые консультации, начнутся переговоры и так далее? И в результате окажется, что соглашение перестанет действовать.



Иван Кухта: Нет, такого быть не может. Потому что есть международное право и есть соответствующая процедура, и она не может просто не действовать. Тем более, я официально говорю, российская сторона подтверждает действие этого соглашения. Поэтому граждане в данном случае... мы уже повторяемся, может быть, 90 дней миграционная карточка...



Виталий Портников: Ну, сегодня – да. Но вот начнутся эти консультации. И что будет предлагать украинская сторона российской? Или эти предложения, скорее, должны с российской стороны идти?



Иван Кухта: Ну, эти предложения в первую очередь, конечно, должны идти с российской стороны. Потому что позиция украинской стороны состоит в том, что соглашение действуют, и оно не должно изменять режим пребывания граждан Украины на территории Российской Федерации. Но только по отношению к гражданам, которые приехали либо в гости, либо на отдых. Естественно, что процедура получения...



Виталий Портников: Приехали не работать.



Иван Кухта: Да. То, что касается трудовых мигрантов, - это совершенно другая процедура.



Виталий Портников: Кстати, о трудовых мигрантах. Сейчас с трудовыми мигрантами тоже, в общем, ситуация стала прозрачнее. Да?



Иван Кухта: Да, безусловно.



Виталий Портников: Они приезжают, они идут на почту, они потом приходят...



Иван Кухта: Трудовые мигранты обращаются не на почту, а они идут в соответствующую миграционную службу.



Виталий Портников: Но они должны сначала зарегистрироваться. Или украинские граждане не должны?



Иван Кухта: Нет. Граждане Украины – 90 дней без регистрации. А для того чтобы получить соответствующее разрешение на работу, они должны обратиться в соответствующие миграционные службы и уже в установленном порядке получить разрешение на работу.



Виталий Портников: Мы это тоже должны зафиксировать, что граждане Украины, даже если они приезжают на работу, они в почтовое отделение идти не должны. Они сразу должны, скажем так, в течение этих 90 дней обратиться за разрешением на работу.



Иван Кухта: Естественно. Получить соответствующее разрешение, и на время этого разрешения они и получают соответствующую регистрацию.



Виталий Портников: А теперь возникает вопрос санкций. А что будет с людьми, если они устроятся на работу и не получат этого разрешения? Вот их взяли нелегально, как это было (не будем этого скрывать друг от друга) все это время. Люди приезжали на 90 дней, нелегально устраивались на работу – белили стены... Ну, белили стены – это ладно. Работали на предприятиях нелегально. А сейчас серьезно увеличены штрафные санкции против этих предприятий. А люди как? Вот люди страдают, если их находят?



Иван Кухта: Естественно, страдают. Но я хочу абсолютно согласиться с тем, что в законодательстве... ведь каждая страна заинтересована в том, чтобы на ее территории работали люди легально. То есть имели соответствующее разрешение, уплачивали соответствующие налоги, получали официальную заработную плату и так далее. И те люди, которые к нам приходят, с которыми я беседовал, граждане Украины, они очень заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее получить официальное разрешение на работу.



Виталий Портников: Да, логично. Я тоже так понимаю. Они-то хотят. Но смотрите, что происходит с работодателем. Он-то, вероятно, как раз и думает: «Вот все должны получать разрешение на работу теперь, иначе они просто не могут здесь жить, все не украинцы. А украинцы могут не получать разрешение на работу и могут 90 дней находиться. Лучше я возьму нелегально украинцев, и не буду за них платить налоги». Ведь в чем смысл всего этого? Если людей берут с этим разрешением на работу, то за них же нужно налоги платить.



Иван Кухта: Безусловно.



Виталий Портников: Они тогда под защитой российского законодательства. Ведь все граждане Украины, которые работают нелегально, они бесправны, их можно завтра вышвырнуть и ни копейки им не заплатить.



Иван Кухта: Это абсолютно правильно. И таких граждан фактически невозможно защитить. И когда они к нам обращаются с тем, что они работали на предприятии или на строительных объектах нелегально, то мы им всегда говорим: «Нет никакой правовой защиты, поскольку нет контрактов, нет соглашений, нет разрешения на работу». И я еще раз повторяю, что для нас это намного лучше, да и для самих граждан.



Виталий Портников: Да, я понимаю. Кстати, я логику Федеральной миграционной службы начинаю сейчас понимать. Она заключается в том, что фактически все, кроме граждан Украины, вынуждены легализоваться. А граждане Украины – это единственная категория, которая теоретически может быть не легализована. И что вот эти люди, они находятся в зоне риска. Они привлекают нелегальных работодателей.



Иван Кухта: Но как я понимаю, в соответствии с новыми законами... Зачем работодателю рисковать и брать нелегально на работу...



Виталий Портников: Чтобы не платить деньги.



Иван Кухта: Хорошо, он не будет платить деньги. Но внесены изменения в Административный кодекс...



Виталий Портников: Он потеряет очень много, да.



Иван Кухта: Не то что много потеряет, а он может потерять все, потому что наступает соответствующая ответственность. Поэтому я думаю, что он заинтересован в том, чтобы гражданин Украины в данном случае получил официальное разрешение на работу.



Виталий Портников: А по большому счету, теоретически это означает, что у вас на консульском учете сейчас должно людей прибавляться в геометрической прогрессии.



Иван Кухта: Безусловно. Те граждане, которые получат официальное разрешение на работу, они имеют право ... но это не обязанность, они имеют право прийти и встать на консульский учет.



Виталий Портников: И тогда это легальные люди, да?



Иван Кухта: Да, безусловно.



Виталий Портников: Они здесь живут, они имеют разрешение на работу, они должны иметь право на медицинское обслуживание, на медицинское страхование, отчисления в Пенсионный фонд – все то, чего люди были, по большому счету, лишены все эти годы.


Фактически мы разобрались с этими двумя категориями людей. По большому счету, можно сказать, что в России произошла такая странная вещь, когда одно законодательство как бы наложилось на другое. И вероятно, в этом и было юридическое недоразумение. То есть законодательство, касающееся простого обмена людей – культурного, туристического и так далее, наложилось на законодательство трудовое. У меня, честно говоря, вообще сложилось впечатление, когда я следил за всей этой ситуацией, что у российских чиновников, которые это комментировали, они вообще не представляют, что в Россию можно приехать и не работать. А просто человеку захотелось... это же большие культурные центры – Москва, Петербург, по телевизору все время рассказывают: «Приезжайте и посмотрите, как красиво!». Ну, человек собрался, приехал. А ему говорят: «Ты приехал сюда окна мыть?». А он говорит: «Нет, я приехал посмотреть». «Странно… Иди и возьми разрешение на работу».



Иван Кухта: Я думаю, что исторически сложилось так, что Россия и Украина – это два государства, где родственные связи очень тесны. И безусловно, линия и двух президентов, и руководителей государств связана с тем, чтобы были как можно более либерализованы вот эти отношения и поездки. И это нормально, потому что половина семьи в Украине, половина семьи в Российской Федерации, родственники...



Виталий Портников: Да. И эти люди все время перемещаются. Мы сейчас говорим о каких-то больших расстояниях, о больших регионах, а есть же приграничные регионы, где люди приезжают чуть ли...



Иван Кухта: Да, безусловно. Тем более что мы подписали в апреле прошлого года соглашение об упрощенном порядке пересечения границы жителями приграничных районов.



Виталий Портников: И прочитаю конкретное сообщение с пейджера. «Я председатель садоводческого товарищества. Ко мне ежегодно летом приезжают строители из Западной Украины, - пишет Анна Павловна. – Они все 90 дней работают частным образом у садоводов. Если налоговая служба узнает об этом, то я не хочу за них платить штраф в большом размере. Что мне делать? Как мне быть с их трудоустройством?».



Иван Кухта: Нужно, чтобы они получили соответствующее разрешение миграционной службы. И тогда они с удовольствием придут к ней работать.



Виталий Портников: То есть Анна Павловна не должна этих людей никуда водить, она их даже не должна регистрировать на почте. А они сами должны пойти в миграционную службу...



Иван Кухта: ...получить разрешение на работу, и с соответствующим разрешением работать.



Виталий Портников: Слушайте, а ведь там же есть квоты на работу. Вот они приходят, а им могут сказать: «Вы знаете, на вас квот нет в Московской области». Это так?



Иван Кухта: Не знаю. Это вопрос уже к миграционным службам. Да, действительно, есть определенные квоты. И каким образом будут эти квоты распределяться, мы об этом не информированы.



Виталий Портников: «Иван Петрович, меня знакомый приглашает в гости в Одессу, - пишет Андрей. – Никогда не был на Украине». Вот есть такие люди – не были в Одессе...



Иван Кухта: Всегда рады видеть в Одессе. И желательно – летом.



Виталий Портников: Наверное, он летом и собирается ехать. Он спрашивает: «Как там относятся к москвичам? Что не следует брать с собой?».



Иван Кухта: Очень хорошо относятся к москвичам. 90 дней без регистрации, поэтому три месяца можно свободно загорать, купаться в море. И никаких проблем с пересечением украинско-российской границы. Достаточно иметь либо внутренний паспорт, либо заграничный паспорт для пересечения границы.


А что брать с собой... ну, личные вещи для отдыха.



Виталий Портников: Слушатель интересуется, почему нельзя брать лекарства. По-моему, на территорию Украины можно провозить лекарства. В Литву нельзя.



Иван Кухта: Естественно, что можно брать лекарства.



Виталий Портников: И у нас есть звонок. Послушаем Дмитрия из Петербурга. Здравствуйте, Дмитрий.



Слушатель: Добрый вечер. Я бы вначале хотел сказать, что трудовая миграция в Российскую Федерацию после того, как Советский Союз развалился, она была основана, прежде всего, на политических причинах. Это было как бы связующим звеном между осколками советской империи.



Виталий Портников: Подождите! Вы считаете, что люди приезжают не деньги зарабатывать, а быть связующим звеном?



Слушатель: Нет, люди-то приезжают для того, чтобы деньги зарабатывать. Но правительство, которое регулирует эти...



Виталий Портников: Да, понятно. А какой у вас вопрос, Дмитрий?



Слушатель: ...дает возможность зарабатывать именно тем людям, которым считает нужным. Вот, например, правительство Соединенных Штатов, даже при желании въехать по гостевым визам, рассматривает каждого подавшего заявление на въезд в Соединенные Штаты как человека, который хочет остаться в Соединенных Штатах и трудиться там.



Виталий Портников: Да, это действительно так. И вы должны доказать правительству Соединенный Штатов, что вы не собираетесь там работать. Но это их право. И что?..



Слушатель: И право, я считаю, нашего государства, в частности, тоже ограничить в какой-то степени трудовую миграцию, в том числе и со стороны Украины.



Виталий Портников: Дмитрий, я понимаю вашу мысль. Но тут есть такой важный момент. Соединенные Штаты имеют соглашения о безвизовом режиме с огромным количеством стран...



Слушатель: Например, правительство Соединенных Штатов не имеет такого соглашения с Польшей. И Польша сейчас...



Виталий Портников: Да-да, я понимаю. Но ведь между Россией и Украиной такие же отношения, как между Соединенными Штатами и Францией. Когда француз приезжает в Соединенные Штаты, он там, по идее, может работать нелегально. Но он старается легализоваться, получить разрешение на работу. Но его никто не спрашивает при въезде в Соединенные Штаты, хочет ли он работать или нет. Вот что мы хотим сказать.



Иван Кухта: Да, безусловно.



Слушатель: Я согласен с вами на сто процентов. Но давайте будем говорить о реалиях сегодняшнего дня. Существует Российская Федерация, где у нас рынок труда достаточно, скажем так, не заполнен еще местными трудовыми ресурсами, будем говорить честно, есть такая проблема. И я думаю, что если вы посвятите этой проблеме передачу, то будет ряд звонков от людей, которые скажут, что, действительно, очень трудно устроиться на работу.


Я вам могу привести такой пример. Мне люди рассказывали, которым здесь очень трудно было устроиться на работу, они приехали на постоянное место жительства в те же Соединенные Штаты (а так называемое ПМЖ дает возможность жить и работать), они там устраивались на работу и работали. Почему? Да потому что когда правительство приглашает куда-то...



Виталий Портников: Я понимаю вашу мысль, Дмитрий.



Слушатель: У нас этого пока нет.



Виталий Портников: Давайте остановимся. Идея понятна.


Но я думаю, что люди, о которых говорит Дмитрий, они приезжали в Соединенные Штаты и, скорее всего, работали какими-нибудь, условно говоря, специалистами по компьютерным системам, наверное. Я думаю, что они не поехали бы в Соединенные Штаты мести улицы.


А вот здесь устроиться куда-нибудь на стройку – легко.



Иван Кухта: По-моему, нет никаких проблем. Работу найти очень легко.



Виталий Портников: А вот устроиться на высокооплачиваемую, квалифицированную работу непросто, да, это правда.



Иван Кухта: Ну, есть соответствующие конкурсы, есть отбор и так далее. Но имеет право каждый претендовать на любую работу, если это не противоречит законодательству Российской Федерации.



Виталий Портников: Но у вас же есть статистика. Большая часть украинских граждан, которые работают легально, где они работают, в какой сфере?



Иван Кухта: В основном это сфера обслуживания, транспортные предприятия, в торговле, на так называемых частных предприятиях и так далее.



Виталий Портников: Скажем так, не самая высокооплачиваемая работа в Москве.



Иван Кухта: Да, естественно. И очень большое количество граждан Украины работают в Российской Федерации в строительной сфере, безусловно.



Виталий Портников: И слушаем Владимира из Саратовской области. Здравствуйте, Владимир.



Слушатель: Добрый вечер. Позвольте мне задать два вопроса, касающиеся обратного процесса. Иван Петрович, какие документы, или их копии, и куда надо представить, чтобы получить статус закордонного украинца? И второй вопрос. Существуют ли препятствия для этнического украинца, гражданина России для переезда в Украину с принятием украинского гражданства? Спасибо.



Иван Кухта: Очень интересные вы задали вопросы. Действительно, есть сегодня закон о статусе закордонного украинца, то есть зарубежного украинца. И для этого достаточно обратиться в консульский отдел посольства Украины. В Генеральные консульства Украины в Ростове-на-Дону, во Владивостоке, в Петербурге или Тюмени. И есть перечень документов. Для этого нужно подтвердить рождение или проживание на территории Украины, соответствующие фотографии, оплачивается госпошлина соответствующая, которая предусмотрена кабинетом министров – и такой статус получается у нас в посольстве, в консульском отделе.


Я вам хочу сказать, что на сегодняшний день где-то около 100 человек уже получили такой статус. То есть получили официальные удостоверения.



Виталий Портников: А что оно дает?



Иван Кухта: Оно дает в первую очередь моральное удовлетворение – идентификация себя как украинца. И если есть у Украины визовый режим с некоторыми государствами, то оно дает право безвизового режима въезда.



Виталий Портников: А это уже, извините, не моральное удовлетворение.



Иван Кухта: Да, естественно. Но на россиян это не распространяется. Это ответ на первый вопрос.



Виталий Портников: И второй вопрос был о том, как человеку, украинцу по национальности, получить украинское гражданство и переехать на Украину.



Иван Кухта: Наш закон о гражданстве... очень легко в этом плане получить гражданство Украины. Он приобщен, так сказать, к другим европейским стандартам. И гражданин Украины, который... закон четко предусматривает, кто родился на Украине, кто проживал на Украине, отец, мать, муж, жена, дедушка или бабушка – вот эти категории, тот имеет право на получение гражданства Украины. И единственное, что у нас четко определено Конституцией и законом – это условие единого гражданства.



Виталий Портников: То есть отказ от гражданства другой страны.



Иван Кухта: Да, безусловно. Иностранный гражданин, если он хочет принять гражданство Украины и подпадает под эти категории, то он обязательно должен представить документ, что он вышел из гражданства другого государства, либо обязуется в течение года выйти из гражданства другого государства. Поэтому сначала ему выдается соответствующая справка, в течение года он выходит из гражданства другого государства. И как только он представил документ – ему выдается паспорт гражданина Украины.



Виталий Портников: Виталий Иванович из Москвы. Здравствуйте, Виталий Иванович.



Слушатель: Добрый день. Иван Петрович, мои родственники живут на хуторе в Черниговской области. В какой валюте можно деньги им послать – доллары, рубли?



Иван Кухта: В Украину можно послать любые деньги.



Виталий Портников: Да, все потратят.



Иван Кухта: Банковские операции – пожалуйста, вы приходите в банк в России или в Москве, и я думаю, что проблем никаких не будет.



Виталий Портников: Федор из Москвы. Здравствуйте, Федор.



Слушатель: Добрый вечер. Скажите, Виталий, а вот на позицию трудовых ресурсов не повлияла ли позиция свободных, независимых профсоюзов, которые пытаются возглавить... не решая проблемы внутренних трудовых ресурсов, не защищая интересы трудовых ресурсов внутри страны и позволяя штрейкбрехерам приезжать сюда и занимать чужие места?



Виталий Портников: Ну, вы опять-таки исходите из идеи, что здесь есть некие рабочие места, которые занимают люди, приезжающие из других стран. Да, идея понятна, но опять-таки совершенно недоказуема. Да, наверное, если бы не было иностранной рабочей силы – это теория такая, то тогда бы на то же строительство людей бы брали и платили им столько же, сколько и академикам, а они бы работали каменщиками. Может быть... Я только не уверен в том, что... Скорее всего, просто бы не строили. Послушайте, ну есть же финансовые реалии.


Олег из Москвы. Здравствуйте, Олег.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы спросить вот что. Я сам белорус, отец у меня русский, а мать белоруска, и паспорт у меня белорусский. Я с 1991 года работаю и живу в Москве без регистрации, как говорится. Как мне получить российское гражданство? Говорят, что для белорусов есть какой-то упрощенный режим.



Виталий Портников: Ну, мы должны обращаться к представителям Федеральной миграционной службы или к представителям Генерального консульства Республики Беларусь. Иван Петрович вам ничего не расскажет.



Иван Кухта: Нужно обращаться в компетентные органы Российской Федерации.



Виталий Портников: Но насколько я понимаю, сейчас между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, по сути, принята концепция единого гражданства. Если вы здесь живете, то вы имеете все те же права, что и гражданин Российской Федерации. Даже миграционная карта сейчас единая в Российской Федерации и в Республике Беларусь. Сейчас, когда вы пересекаете границу, вы получаете документ, на котором написано «Российская Федерация» и «Республика Беларусь». И вы можете на территории двух этих стран находиться, ну, в связи с теми соглашениями, которые есть у Украины или у другой страны с этими двумя странами, определенное количество дней и так далее. То есть тут унификация определенная есть.


Но я думаю, что этот вопрос не по теме нашей программы. Хотя он любопытен с той точки зрения, что человек, действительно, живет 15 лет в Москве фактически без всякого учета. И точно так же, наверное (и это связано с внутренними отношениями России и Белоруссии), живут в Москве многие жители и других регионов России без всякого учета.



Иван Кухта: И в данном случае слушатель задал вопрос о том, каков упрощенный порядок принятия гражданства Российской Федерации. И я хочу сказать, что очень многие граждане Украины, которые приезжают сюда, они обращаются в соответствующие компетентные органы Российской Федерации. И действительно, законодатель предусматривает упрощенный порядок гражданства. Поэтому ему надо просто туда обратиться – и ему дадут перечень документов, и скажут о том, что ему необходимо сделать.



Виталий Портников: Был такой вопрос, кстати, связанный с тем, что Российская Федерация требует тоже от граждан, которые хотят принять ее гражданство в упрощенном порядке, отказа от гражданства других стран, в том числе и от гражданства Украины.



Иван Кухта: Да, в российском законодательстве это тоже предусмотрено.



Виталий Портников: Хотя считается, что это не так. Тут многие люди считают, что в России есть двойное гражданство, что не нужно менять... Я так понимаю, что все наоборот. То есть я имею в виду, что если человек является гражданином России, его не лишают российского гражданства в связи с принятием гражданства другого государства. Но если он хочет стать гражданином России, не будучи им, то он должен тогда выйти.



Иван Кухта: Он пишет в анкете обязательство.



Виталий Портников: Точно так же, как и в украинском случае. Но вот украинские консульские учреждения...



Иван Кухта: Но у нас выдается паспорт гражданина Украины только тогда, когда он выходит и подает соответствующий документ о том, что он прекратил гражданство другого государства.



Виталий Портников: Скажите, а если человек находится в России, хочет выйти из украинского гражданства здесь, он должен ехать на Украину, чтобы выйти из гражданства?



Иван Кухта: Если он выехал на ПМЖ в Российскую Федерацию, то есть выписался оттуда, то он имеет право к нам обратиться по поводу выхода из гражданства Украины. А если он прописан и проживает в Украине, а приехал сюда просто так, то он, естественно, должен сначала либо там выйти из гражданства Украины, либо оформить выезд на ПМЖ, а тогда уже подаются...



Виталий Портников: Да, я понял. Вот это, кстати, и была та проблема, о которой мне рассказывали, и я не мог понять, проблема с этой дамой-пенсионеркой, которая очень старенькая и не может никуда уже ехать, в Петербурге. Вот это, кстати, коллизия консульская.



Иван Кухта: Да, есть такая проблема. Потому что граждане Украины, которые не выехали в соответствии с нашим законом, не получили статус выезда на ПМЖ, они, естественно...



Виталий Портников: И что им делать тогда?



Иван Кухта: Если они получат разрешение здесь на временное проживание, то тогда они могут подавать к нам документы. Но они могут подавать документы на оформление выезда на ПМЖ, и через нас как бы выписываться с Украины, не посещая Украину. А если они такого статуса не имеют – разрешения на временное проживание либо вид на жительство – они, в любом случае, должны ехать на Украину и оформлять либо выход из гражданства Украины, либо уже выезд на постоянное место жительства.



Виталий Портников: Юрий Александрович из Москвы. Здравствуйте, Юрий Александрович.



Слушатель: Здравствуйте. Я ничего не имею против украинской миграции, против мигрантов, приезжающих к нам. Только потому, что они близки мне по крови, как русскому человеку. Это во-первых. И второй момент. Но если уж нас разделили, не спросив нас... мы же высказались, в общем-то, за единое пространство после...



Виталий Портников: Юрий Александрович, задайте вопрос, пожалуйста.



Слушатель: А вопрос у меня к ведущему. Вы говорите, что если к нам приезжают мигранты... но ведь они же занимают наши рабочие места, то есть которые мы могли бы занять. А вы сказали, что, мол, если бы они не приезжали, то у нас и не строили бы.



Виталий Портников: Я сказал, что это возможный вариант.



Слушатель: А я вот не согласен с таким вариантом. Потому что у нас строили бы так же и платили бы нам, любому человеку, который проживает в России, соответствующие деньги. Поэтому когда приглашают мигрантов, естественно, на них делают навар – это самое главное.



Виталий Портников: Юрий Александрович, дорогой, я не хотел бы вдаваться во все эти экономические размышления. Только я хотел бы заметить, что вот если, допустим, сейчас в Москве квадратный метр стоит 4 тысячи долларов, и это связано... он очень дорогой, но то, что он так стоит, это связано с дешевизной рабочей силы. А если бы вам платили столько, сколько вы хотите за строительство этого квадратного метра, то он бы сейчас стоил 12 тысяч долларов, допустим. И вы бы эту квартиру все равно купить не могли, застройщик не мог бы во все это деньги вкладывать и, естественно, он бы не строил. Ну, поймите... Я опять-таки не хочу заниматься сейчас вот этими экономическими спорами, но это понятно. Ну, что тут говорить...


Нина Павловна. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня логичный вопрос. Мне 80 лет, я ветеран Великой Отечественной войны, я прошла всю эту разруху нашей великой страны, и мы ее построили без всяких эмигрантов.



Виталий Портников: Ну как, Нина Павловна, мы же ее все вместе строили.



Слушатель: Мы не годимся, мои дети не годятся строить, не могут работать пенсионеры уборщицами, а из Средней Азии у нас работают уборщицами. И я мою пол в 80 лет, а она придет и штрихует веничком чуть-чуть. И вы эмигрантов берете. Зачем? Почему вы обезличиваете коренной народ? Разве мы не можем сами восстановить свою страну? С удовольствием!



Виталий Портников: Нина Павловна, мы ушли совсем в другую сторону тематическую. Но люди хотят работать сами. Ну и очень хорошо, мне кажется. Нет вопросов.


Но тут важно сказать, что на Украине, кстати, совершенно другая в этом смысле ситуация. Там почти нет трудовой миграции. И ничего хорошего от этого нет. Огромное количество мест пустует – в строительном секторе и так далее.



Иван Кухта: Да, безусловно.



Виталий Портников: И у нас есть вопрос от слушателя, который он прислал на пейджер. Он интересуется тем, как гражданин Украины может получить консульскую поддержку, если он, допустим, является легальным работником, а его права не соблюдены в трудовом смысле и так далее. То есть может ли он быть защищен?



Иван Кухта: Безусловно. Если он имеет соответствующее разрешение на работу, но нарушаются какие-то его права – не выплачивается заработная плата и так далее, значит, он может обратиться к нам за защитой. Мы тогда уже официально, через соответствующие органы судебные, правоохранительные имеем право поставить вопрос о защите прав нашего гражданина.



Виталий Портников: А бывали такие ситуации?



Иван Кухта: Безусловно. Их было не очень много, но бывали такие случаи, когда мы обращались и в прокуратуру, и в суды, и в Министерство иностранных дел по этому вопросу – о том, что нарушаются права нашего гражданина, который легально пребывает на территории Российской Федерации, легально работает, но нарушаются его права. Каждое посольство, каждый консульский отдел любого государства обязаны это сделать.



Виталий Портников: Но здесь речь идет именно о легально пребывающих на территории Российской Федерации.



Иван Кухта: Да, безусловно, только легально.



Виталий Портников: В принципе, есть ли какое-то представление у вас, как у консульского работника, какой процент граждан Украины здесь находится легально, а какой процент не зарегистрирован вообще? Вот можно так оценить?



Иван Кухта: В принципе, по данным Федеральной миграционной службы, в прошлом году около 130 тысяч граждан Украины получили официальное разрешение на работу. Ну и, по некоторым источникам, мы говорили о 2-2,5 миллионах тех, которые нелегально пребывают на территории Российской Федерации. Нам 29 января заявили, что это около 6 миллионов граждан Украины, которые...



Виталий Портников: 6 миллионов, и из них только 130 тысяч – легально. Значит, по идее, эти 6 миллионов должны легализоваться.



Иван Кухта: Да-да.



Виталий Портников: Ну, это, конечно, огромная цифра, между прочим.



Иван Кухта: Очень большая цифра.



Виталий Портников: И представьте себе, что эти 6 миллионов даже легализовались... Но это те люди, которые уезжают и приезжают, да?



Иван Кухта: Естественно. То есть они могли даже дважды попасть, потому что они один раз выехали, второй раз выехали...



Виталий Портников: Послушайте, но даже если их будет 3 миллиона, представьте себе, что они легализовались и участвуют в выборах. У вас посольство Украины в России превращается вообще в Киев. Да? Ну, по размерам.



Иван Кухта: И не только посольство...



Виталий Портников: Я имею в виду консульские учреждения в России. Это даже страшно себе представить.


Нина Васильевна из Москвы. Здравствуйте, Нина Васильевна.



Слушатель: Здравствуйте. Вот я хочу задать вам вопрос. Вот сейчас даже между Украиной, Россией и Белоруссией создали немыслимые условия сосуществования. И никто не скажет народу правду, что два института работали с 1945 года, чтобы разрушить Союз. Один – в Америке, другой – в Западной Германии. Теперь нужно поправить это положение. Вот я сегодня слушала передачу – отвечал на вопросы наш президент, и такого вопроса не было. Понимаете? И ответа не было. И жить уже невозможно ни в Белоруссии, ни в России, ни в Украине.



Виталий Портников: Нина Васильевна, но все равно Иван Петрович не создаст вам замечательную жизнь. Вот президент, которого вы слушали, он еще имеет такую возможность.


Вот, кстати, Юлия на пейджер нам пишет: «Ответ слушателю: на рынках выгнали мигрантов, и 70 процентов мест пустуют. Почему же не идут наши работать?». Между прочим, ведь многие украинские граждане тоже были заняты в сфере торговли. И это те люди, которые теперь потеряли рабочие места.



Иван Кухта: Безусловно. Есть ограничения. И есть соответствующее постановление правительства Российской Федерации о квотировании. Ну, это право государства, оно выбирает.



Виталий Портников: Но фактически в торговле граждане Украины тоже не могут быть...



Иван Кухта: Некоторые работали на рынках. Но сейчас, в соответствии с законом Российской Федерации, они должны...



Виталий Портников: Но всегда было известно, по крайней мере в Москве, что огромное количество сельскохозяйственной продукции из Крыма приходило весной и летом. Это все сейчас будет сюда приходить или в связи с этим квотированием...



Иван Кухта: Нет, не имеет значения, кто продает. В данном случае речь идет о месте, о работе. А может быть, это какое-то российское аграрное предприятие торгует с Украиной, покупает те же крымские яблоки и так далее. Речь идет о рабочих местах на рынках.



Виталий Портников: Вот видите, на самом деле звонки слушателей показали, что необходимо еще подумать о позитивном образе этого украинского работника. И это, кстати, не шутка. Вот когда поляки вступали в Европейский Союз, они столкнулись с тем, что все страшно боялись «польского сантехника». Так что у них была даже реклама туризма во Франции. Они взяли фотомодель, такого красавца одели в робу сантехника, и он рекламировал Польшу. Может быть, украинцам тоже надо рекламировать украинского строителя, чтобы он не пугал так наших уважаемых слушателей?



Иван Кухта: Ну, в принципе, я вам хочу сказать, что украинские строители, они как раз хорошие строители, и это действительно так. Это показывает и опыт, и практика, и сами люди. И граждане, и работодатели в Российской Федерации всегда очень хорошо отзываются о наших гражданах. Это работоспособные, высококвалифицированные... Ну, я не хочу сказать, что... Их везде много. В каждой стране есть свои специалисты.



Виталий Портников: Просто меня на самом деле обеспокоило то, как изменился образ за какое-то недолгое время. Раньше никому в голову не приходило интересоваться, кто кладет кирпич на стройке. А сейчас это почему-то стало темой для обсуждения. Хотя класть кирпич – это тяжелая, трудная работа, и она заслуживает всяческого уважения.


Тем не менее, подождем ваших консультаций, Иван Петрович, посмотрим, чем закончится беседа между российскими и украинскими экспертами. Может быть, президенты тоже как-то ее разъяснят, когда будут встречаться здесь в феврале. И тогда пригласим вас поговорить уже об окончательном результате. Потому что на самом деле пока мы имеем дело все-таки с временным...



Иван Кухта: Безусловно. Мы такую работу проводим. Мы стараемся помочь нашим гражданам, потому что мы обязаны это делать. И мы всегда готовы ответить на все вопросы слушателей.



Виталий Портников: Спасибо, Иван Петрович.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG