Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национальные проекты Дмитрия Медведева – станут ли они трамплином к президентству?



Владимир Кара-Мурза: В канун традиционной пресс-конференции в начале предвыборного года закономерно звучит вопрос о возможном преемнике, в окружении одного из которых - вице-премьера Дмитрия Медведева, замечена повышенная активность. Ситуацию обсуждаем с политологом Игорем Семенихиным, редактором интернет-сайта Дмитрия Медведева, специалистом в области нацпроектов. Существует ли в действительности предвыборный штаб Дмитрия Медведева, о чем сегодня в один голос пишут российские газеты?



Игорь Семенихин: Конечно, существует, поскольку предвыборная кампания набирает обороты, как бы мы от этого не хотели откреститься. Предвыборные штабы создаются и виртуальный штаб Дмитрия Медведева, думаю, создается.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня появились сообщения о том, что обновление руководства Ассоциации юристов России - как раз один из сегментов будущего предвыборного штаба.



Игорь Семенихин: Понимаете, новости о том, что мнимый штаб Медведева ведет переговоры с юристами, с нотариусами так далее – это впрыск информации, который идет постоянно. Вопрос в другом, что на самом деле эти факты не подтверждаются реальностью.



Владимир Кара-Мурза: Завтра утром состоится большая ежегодная пресс-конференция российского президента. Конечно, поскольку начался предвыборный год, как минимум год выборов в Государственную думу, все ждут ответа на вопрос о преемнике. Как вы думаете, следует ли его ожидать от завтрашних слов президента?



Игорь Семенихин: Я думаю, нет. Первое, если вспомнить слова императора Александра Первого, который сказал, что Россией управлять несложно, но совершенно бесполезно, то нынешний президент знает как управлять нашим государством и как управлять государством полезно. Объявлять о преемнике сейчас, я думаю, не в его правилах и не в его логике.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Игорь Бунин, директор Центра политических технологий, ждет ясности от завтрашней пресс-конференции.



Игорь Бунин: Я бы поинтересовался вопросом о преемнике, поскольку в любом случае, я думаю, что Путин постарался бы обойти этот вопрос, мне кажется, он не готов назвать фамилию Медведева, условно говоря. Но я бы задал этот вопрос, потому что от него зависит некое будущее страны и ясна некая логика развития страны. Потому что Медведев персонифицирует более либеральный курс, чем Иванов. Если же возникнет много конфликтов с Грузией, еще с кем-нибудь, испортятся отношения с Соединенными Штатами Америки, надо будет создать психологию осажденной крепости, тогда надо делать ставку на силовика. Поэтому на всякий случай был приведен Иванов как человек, который мог бы в случае изменения климата в обществе стать преемником. Но пока климат сохраняется тот, который был изначально. Поэтому кандидат номер один – это, естественно, Медведев.



Владимир Кара-Мурза: Еакими человеческими и деловыми качествами отличается Дмитрий Медведев?



Игорь Семенихин: Вы знаете, согласно статье Алексея Мухина, которую я прочитал сегодня на ленте Агентства национальных новостей АПН, он отличается либерализмом и мягкостью. Мягкость - это подкупает многих. Мягкость свойственна и Путину. Но на самом деле, на мой взгляд, это гадание на кофейной гуще, поскольку нынче Россия не может без четкого ориентира, где наш преемник, где наш четкий ориентир, за который будем голосовать. Мне кажется, что Медведев действительно один из ведущих кандидатов, но могут быть и другие.



Владимир Кара-Мурза: Вы говорите, что отличается мягкостью. А уместно ли такое качество при реализации национальных проектов, которые предложены ему как раз в качестве вице-премьера?



Игорь Семенихин: Дмитрия Медведева бросили на самый сложный и самый опасный участок. Это как бы Павел Корчагин, если вспоминать прошлые времена, его бросили на узкоколейку, чтобы провести составы с углем стране или какому-то городу. На сегодняшний момент его деятельность охватываете области, которые самые животрепещущие в нашей стране – это здоровье, здравоохранение, жилье образование и сельское хозяйство. Когда министра в советские времена хотели неугодного или члена ЦК КПСС сбросить, его куда отправляли – на сельское хозяйство. Вот Медведеву досталось четыре поста сразу – и образование и здравоохранение и жилье и сельское хозяйство. Поэтому не самое благодатное поле, самое запущенное, самое трудное и самое подверженное критики со всех сторон, как со стороны бюрократии, так и со стороны оппозиции. То, что Дмитрий Медведев, будучи куратором нацпроектов, расшевелил бюрократический улей, как он выразился сам – это факт. Пошли какие-то подвижки. Нацпроекты не панацея для развития нашей страны – это пилотные ориентиры, это пилотные модели, на которых отрабатываются будущие реформы в области образования, в области здравоохранения, в области сельского хозяйства и в области жилищного строительства.



Владимир Кара-Мурза: Тележурналист, обозреватель «Новой газеты» Юлия Латынина предвидит дальнейшее сохранение интриги.



Юлия Латынина: Вы знаете, относительно преемника президент Путин всегда вел себя так, чтобы обеспечить максимальную свободу вариантов и оттянуть возможность выбора до последнего. Если преемник назван заранее и преемники названы заранее, как Медведев и Иванов - это вполне, по крайней мере, может означать, что будут какие-то неожиданности. И самое главное, насчет Дмитрия Медведева: Дмитрий Медведев имеет официальную должность под названием «преемник». Эта должность является инструментом политического контроля в настоящем. То есть люди, которые не согласны с официальной должностью Дмитрия Медведева, как, например, Генпрокурор Устинов, могут быть уволены за превышение своих внеслужебных полномочий и за непозволительные мысли. Из этого еще не значит, что господин Медведев станет преемником. У него есть такая должность, еще раз повторяю, которая является политическим инструментом разводки в настоящий момент. Это не значит, что он не станет преемником и это не значит, что он станет. Это вопрос, не относящийся к должности господина Медведева.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня таких два кратких вопроса. А может быть это промежуточный человек, который временно займет этот пост? Путин сказал, что через срок, конституцией не запрещено еще раз баллотироваться, но через срок. И второй вопрос краткий: ваше мнение - кандидаты на пост президента в будущем?



Игорь Семенихин: Спасибо за вопрос. Промежуточный, не промежуточный. Мне кажется, что Россия настолько крепко становится на обе ноги, что мы не должны думать о промежуточном кандидате, мы должны думать о будущем России. И промежуточные кандидаты нам, как народу, не нужны. Нам нужен лидер, который поведет страну дальше от периода стабилизации, который мы уже прошли, к периоду развития. Поэтому рассуждения о промежуточности, я думаю, это толкования тех политологов, которые хотят на этом сыграть. Второй вопрос, мне кажется, что все время расставит на свои места. Мы народ умный и народ талантливый, и мы должны свой выбор делать осознанно и с перспективой на будущее своих детей и внуков.



Владимир Кара-Мурза: А как вы считаете, необходим ли преемнику опыт премьерской работы? Дмитрий Медведев и Сергей Иванов сейчас вице-премьеры.



Игорь Семенихин: Мне кажется, что опыт приходит в работе. И у Сергея Иванова и у Дмитрия Медведева опыт колоссальный. Эти ребята прошли с ноля, придя во власть не из власти, и проделали огромную работу. За их плечами большой опыт в разной области. Без опыта идти во власть нельзя.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я так думаю, сейчас показывают Дмитрия Медведева, и он и там, и там ездит. Действительно, мне кажется, он заменяет Фрадкова, потому что Фрадков более старший человек. До последней минуты, мне кажется, мы преемника не знаем. Не то, что он спрятан, а как бы он не на виду, как Путин был в свое время, постепенно. У меня в связи с этим такой вопрос к Игорю Семенихину: как вы думаете, если будет два претендента Иванов и Медведев, я не знаю, кто из них по голосам победит?



Игорь Семенихин: Я за весь российский народ отвечать не могу. Если будет два претендента, будет голосование, и народ решит.



Владимир Кара-Мурза: У вас на интернет-сайте как раз есть электронное голосование.



Игорь Семенихин: У нас есть электронный сайт, называется viperson.ru,который я возглавляю, там есть голосование и народ заходит и голосует. На сегодняшний момент, как ни странно, опережает Дмитрий Медведев по голосованию. По частоте появления Медведева и Иванова, я думаю, мы проводили такой мониторинг, они появляются равнозначно в СМИ и какая-то преференция там отсутствует.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Сама фигура Путина является нелегитимной, потому что его подсунули стране на волне чеченской войны, которую они же и организовали, чтобы наработать себе политический капитал и вызвать у населения комплиментарность определенную политическую.



Владимир Кара-Мурза: Во-первых, два уже круга выборов прошло президентских, сейчас поздно говорить о том, насколько легитимен действующий президент. Сейчас грядет очередная избирательная кампания. Поэтому сейчас надо говорить о том, кто станет его преемником и будет ли возможность третьего срока.


Политолог Марк Урнов, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза», видит множество препятствий к назначению преемника.



Марк Урнов: Кремлевская команда расколота. Медведев, приезжая в Давос, говорит о том, что европейская страна и так далее, говорит по-английски, говорит о необходимости ограничения роли государства. Другая часть практически в этот же самый момент выступает в думе, устами Колесникова предлагает пересмотреть конституцию, которая уже устарела и сохранить Путину третий срок и так далее. Так что здесь слишком напряжено и слишком интенсивная борьба для того, чтобы Путин мог обозначить преемника и тем самым принять одну из сторон – это просто грозит взрывом.



Владимир Кара-Мурза: Насколько пригодился политическому опыту Дмитрия Медведева опыт работы главой администрации президента?



Игорь Семенихин: Я думаю, что в свое время, если вы помните, Сталин начинал свою политическую деятельность как руководитель партийного аппарата по кадрам. То же самое, я считаю, тот опыт, который Дмитрий Анатольевич получил в качестве руководителя администрации президента – это полезный и необходимый опыт для политика высшего ранга.



Владимир Кара-Мурза: Черненко тоже был.



Игорь Семенихин: Нельзя не пройти те ступеньки, перешагнуть во власти, если ты не почувствовал всю ее подноготную. Я думаю, что опыт, полученный на этом посту, очень пригодился Дмитрию Медведеву в нынешнее время.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, мне кажется, мы чересчур уперлись в эти две личности - Медведев и Иванов. Я Иванова терпеть не могу, но дело не в этом. Вот пришел, например, Путин, он не сам по себе пришел, сам по себе он ноль без палочки, он привел с собой команду. Другое дело, какова эта команда. Не о том сейчас речь. Вот приходит сейчас, допустим, приходит Медведев, он приходит с некоторыми либеральными преобразованиями. Кто за ним? Есть ли люди, которые готовы эти преобразования действительно реализовывать?



Владимир Кара-Мурза: Из кого состоит команда Медведева? Мы сегодня пытались говорить о юридической команде, очевидно, радиослушатель спрашивает о команде практиков.



Игорь Семенихин: Команда практиков, понимаете, народ - это стадо, так говорили древние греки, не я. Если мы говорим, что Дмитрий Медведев уже сейчас имеет виды на своих преемников – это смешно, поскольку он только начинает свою молодую политическую карьеру. И кто будет дальнейшим преемником? Меня всегда поражают вопросы радиослушателей – кто будем? Мы должны создавать, наше общество должно определять, кто будет и как, чтобы не нами манипулировали, а мы сами выдвигали идеи и выдвигали политиков молодых. Будет новое поколение. Медведеву чуть-чуть за сорок, придет еще моложе. Придут молодые политики и пусть они дальше с новыми видениями будущего России ведут страну вперед.



Владимир Кара-Мурза: Можно ли его считать членом петербургской команды, поскольку он работал в мэрии при Анатолии Собчаке?



Игорь Семенихин: Безусловно. От санкт-петербургских корней он сам не отказывается - это есть. Меня радует абсолютно, что этот человек имеет хорошее юридическое образование, преподавал в вузе, был доцентом, он прошел ту научно-интеллигентскую ступень, которая нужна для нормального интеллигентно политика в России сегодня.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер всем в студии. У меня вопрос к гостю Владимира: в царской России была монархия, там были законные наследники, в Советском Союзе была диктатура, там были полузаконные наследники. У меня вопрос: какая сейчас форма правления и в каких документах прописан институт преемников?



Владимир Кара-Мурза: Мы сравниваем с недавним опытом Ельцина, поскольку он назвал Владимира Владимировича своим преемником и с тех пор это тянется.



Игорь Семенихин: Я хотел бы сказать, что мне не нравится эта тенденция - преемники и преемственность, и мне не хотелось бы, чтобы Владимир Путин называл преемника. Я хотел бы, чтобы каждый политик выдвигался сам по себе. И если наш президент это сделает, то есть он не назовет преемника, то это будет большой шаг нашей демократии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. У меня небольшое замечание и вопрос. Сталин начинал не как кадровик, а как народный комиссар по делам национальностей. Теперь вопрос: скажите, пожалуйста, не движемся ли мы от принципата Путина к сегунату Путина. Сегун - это в Японии правитель страны, и само собой существовал император. Все это продолжалось до 1864 года.



Владимир Кара-Мурза: Следует вспомнить, что во времена Сталина, как правило, несколько должностей занимали политики. Дзержинский, например, был нарком путей сообщений, председатель ВЧК. Сталин был действительно нарком по делам национальностей и секретарем ЦК ВКП(б) по кадрам. Как вы считаете, возможна ли такая ситуация, что есть де-юре президент России, а есть некий реальный правитель?



Игорь Семенихин: Эпоха Мэйдзи была в Японии, сегун действительно был полноправным правителем Японии. Но это 1861 год, а у нас на дворе 21 век, времена поменялись. И в России сегунат абсолютно неприемлем в нынешних условиях, поскольку сейчас все о всех видно. Сегунат – это закрытое было клановое общество, о котором никто ничего не знал, императора никто не видел. Тут здесь просто как в аквариуме, всех видно, все действия политиков видны, предсказуемы и на них пытаются гадать политологи.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Выступая на антивоенном митинге против войны в Ираке, американский актер Шон Пен сказал: при демократии решения принимаем мы. А мы опять хотим сыграть в авторитарную игру под названием Горбачев - Ельцин – Путин, которые уже затолкали Россию на седьмой десяток по уровню развития в мире. Давайте прервем эту порочную практику. Пусть господин Медведев вступит в партию, определится, выдаст нам программу, пусть дискутирует на экранах телевидения и на радио, в том числе у Владимира, а там посмотрим. Решение при демократии принимаем мы.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, в этой Ассоциации юристов России много либеральных политиков вошло в первую тройку - Сергей Степашин, который возглавлял список «Яблока», Коршенинников из Союза правых сил, Сергей Шахрай, когда-то была Партия российского единства и согласия. Может быть Дмитрий Медведев симпатизирует либеральной части политического спектра?



Игорь Семенихин: Сейчас многие политологи говорят о создании некоего штаба Сергея Иванова. Наблюдательный совет, где находятся тоже известные личности, в том числе Никита Михалков и так далее. То есть люди, которые ассоциируют себя с национальными идеями России.



Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Орешкин, руководитель аналитической группы «Меркатор», сопоставляет финалы нынешнего и предыдущего президентств.



Дмитрий Орешкин: Ельцин был, мягко говоря, хромой уткой. У Путина совершенно другая ситуация, наоборот, все просят, чтобы он остался на третий срок. И самому Путину ничего не угрожает, тем более, что он уже неоднократно заявлял о том, что сам уходить из политики не собирается. Так что, конечно, конкуренция обостряется. Причем я бы не стал говорить, что это конкуренция персональная между Медведевым и Ивановым. Есть целый ряд других влиятельных групп, которые тоже пытаются провести свою политическую игру, которые пытаются давить на президента и которые выстраивают себе базовую площадку или плацдарм для атаки на 2008 год.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Евгения.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос господину Семенихину: может, учитывая реальное положение дел в сфере ответственности каждого из так называемых преемников, а так же учитывая в свое время попытку императора Калигулы ввести в сенат коня и учитывая реальное положение дел с демократией в России нынешний, может быть имеет смысл скорее посчитать шансы лабрадора Кони в качестве преемника?



Игорь Семенихин: Я считаю, что Кони блестящая кандидатура, я согласен. Скажите, кого вы лично видите?



Слушатель: Я считаю, что никаких преемников быть не должно, если это демократия. А если это империя, тогда уже вопрос может быть в другой стране и во всяком случае при другой конституции.



Игорь Семенихин: Если вы слышали мой тезис, которым мы заключали предыдущий разговор, как раз я говорил о том, что преемников не должно быть. Должен быть свободный выбор политиков, которые выставляют себя в качестве кандидатов на должность президента России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаемвопрос москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир, у меня два момента, с вашего позволения. Однозначно, Иванов или кто-то ни был, будет путинский преемник, потому что настолько финансово завязано и эти люди оттуда уходить не захотят. Я попрошу вашего собеседника на этот вопрос не отвечать мне. Второй момент по поводу приоритетных программ. 15 минут от стен Кремля в любую сторону отъедете, столько людей, соинвесторов накидали по поводу квартир, и ваш уважаемый Медведев, он хоть словом об этом заикнулся?



Владимир Кара-Мурза: Как раз правительство занимается обманутыми дольщиками жилья.



Игорь Семенихин: Конечно. То, что кинули людей – это факт. Но это не 15 минут от Кремля, и 15, и 20, и час, и два. Вопрос в другом, что проблема это не медведевская, а проблема власти. В первую голову это московская власть, которая 15 минут от Кремля, второе - подмосковные власти и третье - наша с вами проблема, гражданского общества, которое у нас плохо развито и мы не выстраиваем свою гражданскую позицию. Возьмите позицию граждан Бутово, которые встали как один стеной и представитель Общественной палаты при президенте Кучерена приехал и встал на их сторону, и они отстояли свои права. Это наша гражданская позиция, наша гражданская поступь и мысль, как мы должны отстаивать свои права.



Владимир Кара-Мурза: Директор Центра политических исследований Андрей Пионтковский исключает рождение политических сенсаций на завтрашней встрече в Кремле.



Андрей Пионтковский: Завтрашняя пресс-конференция никакой ясности в так называемую проблему 2008 не внесет. Дело в том, что основной конфликт в этой проблеме между Путиным и его окружением. Путин просто не может назвать никакого наследника по двум причинам. Во-первых, он может назвать только такого наследника, которого одобрит его ближайшее окружение, а во-вторых, таким наследником для них является Путин. Поэтому он ограничится, если такие вопросы будут заданы, общими фразами, к примеру, такого характера, как он дал индийским журналистам. А ожесточенная борьба в высших эшелонах власти будет продолжаться, но не между мнимыми преемниками Медведевым и Ивановым, никто из них не имеет никакого шанса - это просто операция «прикрытие» внутри операции «прикрытие». А вот борьба между Путиным и его ближайшим окружением будет продолжаться.



Игорь Семенихин: Понимаете, Россия всегда славилась подковерной борьбой. Это знает и Запад, потому что мы двуглавый орел - часть у нас на Востоке, часть на Западе. И подковерная борьба характерна для России была всегда. Вы знаете известный анекдот, когда приходит Путин к гадалке и спрашивает: «Останусь ли я на третий срок?». Гадалка раскинула карты, посмотрела на звездное небо и говорит: «Нет, Владимир Владимирович, это твоя последняя зима». «Да, хорошо, тогда зимы не будет», - отвечает Путин. Вот у нас, видите, несмотря на этот прогноз гадалки, зима наступила. И все-таки преемник будет, преемник - это не обнародованный Путиным, а преемник, которого народ должен определить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Народ в России никогда ничего не определял и в этот раз не будет определять. Вы сказали, что нужно пройти все стадии. Президент Рейган никаких стадий не проходил, но он вогнал осиновый кол в коммунистическую партию советского союза и мы ему все благодарны за это. Я хочу сказать, что он был актером может быть не очень хорошим, но он был прекрасным человеком. У нас актеры, смотришь на министра обороны - это Самойлов, «Шесть часов после войны». Смотришь на премьера – это Миллер сидит, только с японскими глазами.



Владимир Кара-Мурза: Напомню, что президент Рейган долго был губернатором Калифорнии, одного из самых многонаселенных штатов США, поэтому он прошел губернаторскую стадию.



Игорь Семенихин: А Шварценеггер до сих пор остается губернатором Калифорнии. И по результатам его деятельности народ доволен им.



Владимир Кара-Мурза: Но по американской конституции он не имеет права быть президентом, поскольку он уроженец Австрии. Слушаем москвича Альберта.



Слушатель: Уважаемые собеседники, у нас ведь имеется не династия какая-нибудь, у нас стремление к народовластию. Пусть партии выдвигают кандидатов в президенты, пусть кандидаты говорят о своих замыслах избирателям и пусть избиратели достойного выбирают.



Игорь Семенихин: Скажите, какие у нас партии, достойные внимания избирателей?



Слушатель: Разумеется, существующая партия сейчас, опять же коммунистическая партия, опять же партия «Яблоко», опять же партия «Россия», достаточно. Три-четыре партии, три-четыре кандидата и народ может разобраться в достойных.



Владимир Кара-Мурза: в 2000 году все они и участвовали. От «Яблока» участвовал Григорий Алексеевич Явлинский, от КПРФ участвовал Зюганов. В прошлый раз они не стали выдвигать своих кандидатов, там были карикатурные кандидаты Малышкин, Харитонов. Ирина Хакамада участвовала от Союза правых сил. Должен ли президент представлять конкретную партию или он должен быть президентом всех россиян?



Игорь Семенихин: Кандидат в президенты, мне кажется, должен обязательно представлять какое-то политическое движение, какое-то крыло – это мое личное сугубо мнение. А вот как это будет. Я абсолютно согласен с радиослушателем, что кандидат в президенты должен ассоциироваться с каким-то политическим движением. Он должен представлять какие-то идеи, отстаивать политическую платформу в рядах своих единомышленников.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Прежде всего хочу уточнить, кому интересно, что революция Мэйдзи была в 67-68 годах. А теперь два вопроса. Первое: почему вы удивляетесь, что Медведев лучше Иванова? Вы что, считаете наш народ исключительно мазохистами, который только мечтает, чтобы их лягнули в живот или в пах. А второе: какова вероятность наступления Дня Сурка?



Владимир Кара-Мурза: Это намек на то, что когда-то работали вместе Дмитрий Медведев и Владислав Сурков в дминистрации президента. Нет ли здесь какой-то связи?



Игорь Семенихин: Спасибо за уточнение про революцию Мэйдзи. Дня Сурка не может быть, поскольку сурки живут по сурковским канонам и каждый знает тот шесток, на котором он сидит. Второе: люди в политике, если они выходят на какой-то уровень, они себя обозначают заранее. И вот сегодня можно, хорошо вслушиваясь в речи политиков, глядя на их образы, появляющиеся на телевидении, можно легко определить, кто тяжеловес, а кто легковес.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, спокойно относится к сложившейся ситуации.



Валерий Хомяков: Завтра, конечно, Владимир Путин не назовет своего преемника по одной простой причине – я думаю, что он сам решение не принял. И связано это не столько с тем, что он сомневается в том или ином человеке, в данном случае если говорить о Медведеве, Иванове или Владимире Якунине, я думаю, что все-таки Владимир Путин будет держать до последнего свой главный козырь передачи власти. Я считаю, что он назовет преемника только по результатам выборов в Государственную думу. Мне так кажется, потому что с этой точки зрения это было бы вполне логично. Он должен максимально дистанцироваться от того, чтобы влиять на результаты выборов в Государственную думу. Потому что если он назовет преемника, то понятно, все партии должны так или иначе реагировать. А он, наверное, все-таки скажет так: нет, я не буду влезать со своим преемником в думские выборы, только по результатам выборов я, наверное, назову ту фамилию, допустим, которая могла быть мною, как гражданином страны, выдвинута на пост президента Россия.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. Я просто хотел напомнить, что у нас уже больше 80 лет существует демократический централизм, подразумевающий выборность всех руководящих органов снизу доверху, отчетность снизу доверху друг перед другом, подчинение меньшинства большинству по этой вертикали и обязательность решений высших органов для низших. А нарушение этого принципа демократического централизма приводит к временному оживлению пережитков прошлого.



Владимир Кара-Мурза: Почему, у нас всеобщие выборы с 90 года. Президента Горбачева отнюдь выбирал не весь народ, а верховный совет СССР.



Игорь Семенихин: Эта цитата, которую привел радиослушатель, это цитата из устава компартии СССР. Если 80 лет, давайте посчитаем – 26 год. Немножко как-то некорректно. Можно сказать одно, что сейчас, конечно, у России демократическое поле находится несколько в разобщенном и разрозненном состоянии. Поскольку оппозиция так называемая путинскому режиму, она разрознена, не имеет свой стратегии и каждый пытается пробиться сам по себе. С другой стороны, те партии власти «Единая Россия», «Справедливая Россия» и так далее вызывают некую оскомину у избирателей. Посему уникальность нынешней избирательной кампании, которая предстоит нам, состоит в том, что и слева, и справа всем избирателям лозунги популистские надоели. Победит тот политик, который будет аккумулировать те идеи конструктивные, как слева, так и справа, который покажет народу, что мы идем вперед, а не стоим на месте или идем в ельцинское прошлое. Как известно, будущее всегда меньше прошлого, потому что мы прошлое оценивает такое, а будущее не видим. И мы должны понимать, что человек, который будет будущим президентом, должен аккумулировать в себе те идеи, которые слева, справа, он должен быть центристом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ольгу Ивановну.



Слушательница: Добрый вечер. Господин Семенихин, у меня к вам вопрос. Вы сказали, что господин Медведев имеет опыт работы. Вот, пожалуйста, опыт заканчивается. Результат опыта работы или положительный или отрицательный? Мне желательно, чтобы вы рассказали о положительных результатах этого опыта.



Игорь Семенихин: Как я уже отмечал, Медведев был брошен на самые злополучные участки экономики и общественно-политической жизни России. Это первый аспект - нацпроект «Образование». Нацпроект «Образование» запущен только год назад, в прошлом году подведены его итоги. Я не буду называть все цифры, сколько миллиардов брошено туда, я скажу, что три с половиной тысячи автобусов было поставлено в сельскую местность. Десять тысяч школ сельских получили интернет. Было создано два вуза в Южном округе и Сибирском округе. Это нацпроект «Образование». Нацпроект «Здравоохранение». Забыл еще, что классным руководителям в школах смешную по московским понятиям надбавку тысяча рублей в месяц, но для сельской местности это считается много, а для Москвы это ничто. Проект жилья, самый трудный проект жилья, когда все говорят, что жилье недоступно. Но ипотека заработала и молодые семьи получили возможность хоть как-то получить средства на покупку жилья. Это еще один момент, о котором я хотел сказать. Далее проект «Здравоохранение». Причем начало этого проекта команда Медведева сделала следующим образом: они взяли за основу повышение средств для медсестер, для диагностики, для участковых врачей, которые уходили из поликлиник, из больниц. И в результате повышения зарплаты для этой категории медицинских работников вернулись обратно и сейчас идет и диагностика, и диспансеризация, и так далее. Не буду грузить вас фактами, но движение пошло.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Андрей Федоров, директор политических программ Совета по внешней оборонной политике, отдает должное прозорливости президента.



Андрей Федоров: Я думаю, что самая главная мысль, которая завтра будет озвучена Путиным, заключается в том, что мы находимся в периоде экономической и политической стабильности и может быть впервые даже те же выборы в Государственную думу не будут никаким построением, не будут никакой головной болью для страны. А для чиновничества вполне объективно им нужно знать, кто будет их начальником, потому что от этого зависит их будущее. Если это будет Иванов, значит надо бежать к Иванову, если это будет Медведев, значит надо срочно пропагандировать Медведева. С этой точки зрения, я лично считаю, что президент выдвинет на первый план через определенное время темную лошадку, а эти оба человека будут опорой нового строя, новой системы. Хотя я до конца не уверен, что Владимир Владимирович уйдет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Валерия.



Слушатель: Добрый вечер. Я хотел спросить: может быть вообще институт президентства не нужен нам?



Владимир Кара-Мурза: Вы считаете, что если мы говорим о преемнике, то это напоминает монархию? По-моему, наш гость тоже склоняется к этому мнению.



Игорь Семенихин: Я считаю, что преемственность не нужна ни в коей мере, то есть преемственность декларативная, когда говорят - вот этот будет мой преемник. Я против этого. Я за то, чтобы преемника избирал народ, а не кремлевские чиновники. Поэтому хочется, чтобы люди понимали, что даже если вам назовут преемника, все-таки у нас есть мозги, которыми мы можем раскинуть и выбрать сами. Должен быть выбор всегда.



Владимир Кара-Мурза: В советские времена выбора не было, но даже Сталин, насколько был создатель вертикали власти, и то не оставил определенного преемника.



Игорь Семенихин: Сталин не предполагал, что он так быстро уйдет. Как показывают многие исторические исследования, его ушли, и он не успел этого сделать. Психология политика тех времен основывалась на том, что они будут жить вечно, равно как и руководители КПСС думали, что они будут вечно жить и отдавали Украине Крым, Казахстану огромные русские территории прикаспийские и так далее. Они считали, что это будет вечно, они не читали Библию.



Владимир Кара-Мурза: Туркменбаши не оставил преемника.



Игорь Семенихин: Опять это менталитет советского руководителя тех времен.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. К сожалению, власть нас завела в тупик, из которого без преемника выйти невозможно, будет просто большой раздрай, драка. Поэтому тут и думать нечего – преемник будет директор ФСБ или из его конторы.



Игорь Семенихин: Директор или из его конторы? Понятно. Тогда можно говорить о том, что к ФСБ или бывшему КГБ были причастны большинство политиков, которые сейчас находятся у власти и представляют партии. Я так не считаю. Я считаю, что будет все равно какой-то выбор между политиками, он должен быть. В нашем обществе кукловодство, когда показывают - эта кукла будет ваша, не пройдет, потому что у нас другое общество, другой менталитет. И этот новый менталитет относится не к нам, не к нашему поколению, а к молодежи. А молодежь сейчас более активная, более осмысленная и более политизированная, чем мы думаем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир, у меня два вопроса, я постараюсь побыстрее сформулировать. Первый: как господин Медведев относится к тому, что избирательное поле сужено, не присутствуют на избирательном поле такие политики как Рыжков, Лимонов, Каспаров, Касьянов? И второй вопрос: в результате ввода проектов национальных проявилось то, что нет хорошего менеджмента. И господин Медведев, когда выезжает за пределы Москвы, наталкивается на то, что там не понимают, как эти проекты проводить, ждут, когда им укажут сверху.



Владимир Кара-Мурза: Я пока действительно не заметил, чтобы Медведев использовал опыт политиков предыдущего поколения Касьянова, был заместителем Александра Волошина. А относительно реализации нацпроектов, очевидно, расскажет наш гость.



Игорь Семенихин: Когда Дмитрий Медведев был в Томске и присутствовал на одном заседании, он сказал местным чиновникам: не будете учиться - уволим. Это редкая фраза при его мягкости, которая говорила о том, что внутреннее раздражение у куратора нацпроектов накапливается. Действительно, вопрос в том, что тенденции и идеи Москвы в регионах чахнут, поскольку там есть своя местечковая бюрократическая верхушка и болото. И все ждут от Москвы средств с тем, чтобы разворовать, раскидать по каким-то своим предприятиям с тем, чтобы доложить Москве, что все сделано. Вопрос контроля над реализациями нацпроектов – это основной вопрос развития нашей страны. Поскольку проекты - это нацпроекты, на них проверяется, как мы сделаем. Давайте мы сейчас дадим 15 миллиардов долларов на образование всем школам. Разворуют. По итогам прошлого года, школам дали по три миллиона рублей, которые проводят инновационные программы. Директор школы одной купил себе горные лыжи с оборудованием и снегоход – это выявила проверка. Частный пример, но таких примеров очень много. Пока мы не научим себя в Москве и на местах четко понимать, что мы должны что-то сделать для страны, а не своровать и убежать в сторону, пока мы будем дальше гадать: ах, преемник придет, ах, преемник сделает, уповать как на бога. На самом деле нужно уповать на себя.



Владимир Кара-Мурза: Каких ответов и на какие вопросы вы бы ожидали от завтрашней пресс-конференции президента?



Игорь Семенихин: Я хотел бы от президента четкой позиции того, как будут проходить выборы, кто будет представлен на этих выборах. Я не думаю, что президент должен давать преференции той или иной партии, я хочу, чтобы он был гарантом нашей демократии гарантом нашей парламентской системы, плохой или хорошей – это другое дело. Но чтобы выборы прошли демократично, чтобы были прозрачные и чтобы мы с вами, избиратели, дали свой голос в пользу той или иной партии или кандидата.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG