Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Незначительные фигуры – возможны ли переговоры Кремля с политической эмиграцией; Идея «Альянса цивилизаций». Чем провинился западный мир; Кабельное телевидение без кабеля и интернет без проводов; Заботы литовских правозащитников




Незначительные фигуры – возможны ли переговоры Кремля с политической эмиграцией



Ирина Лагунина : 28 января в «Живом журнале», в блоге, владелец которого обозначен как «Платон Еленин», был опубликован адресованный другим «жижистам» вопрос: как вы оцениваете перспективы переговоров политической эмиграции с Кремлем. И далее детали, породившие у читателей целую серию ответных вопросов и весьма разнообразную реакцию. Этому посвящен материал, подготовленный моим коллегой Владимиром Тольцем.



Владимир Тольц: «Платон Еленин» - имя, на которое выдан британский документ для путешествий Борису Березовскому. Относительно владельца аккаунта в ЖЖ, ведущего блог под именем «Платон Еленин», среди «живущих в Сети» единого мнения нет. А есть давняя полемика. Одни считают, что интернетный «Платон Еленин» вовсе никакой не Березовский, а самозванец, присвоенным именем опального олигарха и желающий привлечь к себе внимание. Другие говорят, что это – фантом, созданный некими российскими структурами для компрометации лондонского изгнанника. Ссылаются при этом на разного рода несуразности и даже грамматические ошибки, появляющиеся на страничке «Платона Еленина». Третьи считают, что не надо ничего усложнять: блоггер «Платон Еленин» и есть настоящий Березовский. Ну, а про противоречия, ошибки и даже, как считают некоторые, глупость, встречающиеся в этом блоге, - «не сотворите себе кумира!»: ведь Березовский – всего лишь российский бизнесмен (пусть частично раскулаченный), но отнюдь не древнегреческий мудрец Платон. А что до ошибок, так может Березовский пишет и не сам, а вместо него какой-нибудь писатель, вроде Дубова – автора «Большой пайки»; а писателям, сами знаете, грамматика – не закон, у них и орфография, и пунктуация – все «авторское»…


Вся эта давняя уже полемика оживилась после того, как 28 января блоггер «Платон Еленин» опубликовал следующий, обращенный к собратьям по Сети вопрос:



Как Вы оцениваете перспективы переговоров политической эмиграции с Кремлем об обоюдном самоустранении от активной политики с приходом к власти в России нейтральной фигуры, не связанной с обоими силами?
И кого Вы считаете такой возможной фигурой?



Владимир Тольц: Тут все из перечисленного мной, включая грамматическую ошибку. Плюс терминологическая неопределенность.


Кого «Платон Еленин» разумеет под «политической эмиграцией»? Немногочисленных, живущих на Западе ветеранов правозащитного движения, вроде Юрия Орлова и Владимира Буковского, к политике имеющих отношение весьма неблизкое? Остатки эмиграции «первой» и «второй волны» и их потомство, давно уже ставшие объектами попечительского внимания нынешней российской власти? Или, может быть, как выражается бывший партнер Бориса Березовского по кремлевским играм Владимир Путин, «беглых олигархов» (числом «два», не более) вкупе с зарубежными представителями чеченского сепаратизма, вроде Ахмеда Закаева и Ильяса Ахмадова? – Последнее – вероятнее всего. Но зачем «Кремлю» вступать в переговоры с ними? (Это я уже обращаюсь к одному из ответов на вопрос юзера «Платона Еленина».)


Вернемся, однако, к его вопросам. Что значит «нейтральная фигура», несвязанная ни с Кремлем, ни с политэмиграцией? - Во-первых, из политически известных (хоть Рыжков, хоть Хакамада, хоть Явлинский) все так или иначе связаны. Да и не нейтральны. И вообще, вопрос о «возможной фигуре» в общем контексте проблемы чем-то напоминает известную операцию «Преемник» 1999 года и любимую забаву российских политиков «наступать на грабли»…


Итак, «что сей сон значит»? Признаюсь, у меня, как и у многих других читателей блога «Платона Еленина», внятного ответа на этот вопрос нет. А потому, в поисках этого ответа, я обращаюсь к знатоку - члену научного совета "Гражданское общество" Московского центра Карнеги и главному редактору журнала «Pro et Contra» Марии Липман.



Мария Липман: Я бы так, если в одно слово, сказал, что скорее всего чья-то не слишком остроумная шутка. Я совсем не представляю себе, чтобы кто-нибудь мог всерьез задаваться таким вопросом или задавать кому-нибудь в расчете на серьезный ответ, будь то тот человек, чье имя стоит под этим или кто-то другой, кто этим именем в конце концов воспользовался. Я думаю, что современные электронные технологии это вполне позволяют.



Владимир Тольц: Ну, это технический аспект дела! Давайте сейчас все же обратимся к его содержательной стороне…



Мария Липман: Постановка вопроса до такой степени виртуальна, что хочется сказать, что это такая виртуальность второго порядка. Потому что вся наша политика в России несколько виртуальна, поскольку она носит верхушечный характер и в огромной степени осуществляется с помощью федеральных каналов телевидения. Но вот этот уровень виртуальности совершенно другого порядка, более высокого. Потому что тут все какое-то ненастоящее. Разумеется, вопрос, который возникает у вас, мне кажется, в высшей степени справедливый – что такое политическая эмиграция? Можно думать, что если это подписано тем именем, которым подписано, то речь идет о той эмиграции, которая как-то вокруг этого человека формируется, и это буквально несколько человек, в высшей степени узкий круг, который, как мне представляется, обладает позицией, но не обладает переговорной позицией в отношении российской власти.


Я имею в виду, что переговоры бывают тогда, когда стороны хоть отчасти сравнимы, не скажу равны. Когда, например, долго идут военные действия, не достигает ни та, ни другая сторона успеха и не остается ничего иного, как вступить в переговоры, потому что нет решающего преимущества ни у одной. Необязательно речь идет о войне, конечно, бывает, что переговоры нужны по мирному поводу, в мирное время. Но в общем я представляю себе переговоры между продавцом и покупателем, которых связывает нечто, что ставит их на один уровень – у одного деньги, у другого товар. А здесь я совсем не понимаю, о каких переговорах вообще может идти речь. Если же все-таки политическую эмиграцию понимать шире, как мы говорим, эмиграция из России, три волны, какие-то поколения, огромное количество людей, в конце концов это те самые люди, которые в любой терминологии будут называться «соотечественники». Конгрессы у нас устраивают, вообще есть такое понятие в российском политическом дискурсе – соотечественники. Вот какие-то русские, которые в силу обстоятельств, отчасти политических, в разные времена оказались за границей. Но у них отсутствует позиция, я имею в виду, у них отсутствует общая позиция и вообще они не образуют никакой единой силы, они действительно на огромном спектре от потомков семьи Романовых до Владимира Буковского. Едва ли это с какой-то точки зрения одна-единая сила. Тоже непонятно. Ровно так же, то есть это все такие концепты, которые не имеют под собой никакой реальности, пощупать этого нельзя, описать это невозможно. Но, конечно, очень странно, когда говорят «нейтральная фигура», опять-таки понимаю, военные действия, выбирается третья сторона посредник или международная организация какая-нибудь является нейтральной или, если это торговый спор, третейский судья. Значит это фигура нейтральная по отношению к тем двум, которые не поддерживают ни Кремль, ни политическую эмиграцию, но при этом имеет перспективы прихода к власти. Все это до такой степени ничему совсем не соответствует в сегодняшней политической жизни, что я никак, кроме как, еще раз повторяю, не очень остроумной шуткой не могу назвать.



Владимир Тольц: Таково мнение аналитика Московского центра Карнеги Марии Липман.


С теми же вопросами я обратился и к известному московскому журналисту Сергею Доренко, чьё дружеское послание Березовскому было недавно помещено в блоге виртуального «Платона Еленина». (Впрочем, это могла быть и перепечатка из «Коммерсанта».) А еще там же, в качестве ответа на вопрос о том, кто придет в России к власти, одним из юзеров в комментариях помещен портрет Доренко с подписью «вот кто будет президентом». (Другие комментаторы в качестве кандидата имена кого там только не подставили – и Геращенко, и Николаева, и Явлинского…


Так что, Сергей, блоггер «Платон Еленин» - это Борис Березовский? Он вообще пишет в «Живом Журнале»?



Сергей Доренко: Я могу только предполагать, но не знаю. Я знаю, что Борис очень много посылает SMS , и это косвенно может свидетельствовать о том, что ему нравится интернет. Я ни разу его не видел за компьютером вообще. Правда, можно через GPRS входить в Интернет, и с мобильного телефона. И отсюда как раз может быть много ошибок. Не просто: «Целовался на кухне с обоими. Помню, Клавка была и подруга при ей. Целовался на кухне с обоими». Там должно быть больше ошибок, если это с мобильника. Но вряд ли. А за компьютером я его не видел ни разу в жизни.



Владимир Тольц: Конечно, надо было бы расспросить об этом самого Березовского. Но сожалению, хотя накануне он предложил мне позвонить ему сегодня, дозвониться до него к моменту выхода этой передачи в эфир мне не удалось. Но безотносительно к тому, кто таков на самом деле виртуальный «Платон Еленин», в чем смысл такой нелепой постановки вопросов?



Сергей Доренко: А если это просто игра ума, если это просто способ, знаете, бывает такая игра «мозговой штурм», «интеллектуальный штурм»? И в этой игре надо быть парадоксальным. Ведь часто люди идут по тропинке в лесу с фонариком ночью, а рядом, возможно, в пяти метрах дорога. Только они этим фонариком светят все время на тропинку. Тот, кто светит по сторонам, абсурдно непродуктивно и глупо, найдет эту дорогу. А тот, кто никогда не светит, всегда будет идти по этой тропинке. Вот может быть в таком «мозговом штурме» люди находят способ рассуждать парадоксально, абсурдно, глупо, как кажется в предпосылке, но они выходят на какие-то оригинальные взгляды на старые вещи? Может быть в этом смысл?



Владимир Тольц: Так считает Сергей Доренко. Ну, а если мы узнаем об этом мнение Бориса Березовского, то непременно вам сообщим. Ведь дискуссия в блоге пользователя, назвавшегося «Платоном Елениным» продолжается…



Идея «Альянса цивилизаций». Чем провинился западный мир.



Ирина Лагунина: Недавно Испания выдвинула в ООН доктрину так называемого «Альянса цивилизаций», которая предусматривает развитие всесторонних связей стран Запада с мусульманским миром, якобы, во имя борьбы с исламским экстремизмом. Испанскую идею поддержало не более двух десятков стран. В чем дело? Почему широко разрекламированный испанской дипломатией Альянс не нашел отклика в мире? Слово нашему мадридскому корреспонденту Виктору Черецкому.



Виктор Черецкий: На первый взгляд, в испанской доктрине нет ничего плохого. Представляя ее, председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро сделал упор на то, что придуманный им Альянс - альтернатива силовому решению проблемы исламского экстремизма. Дескать, против террористов не нужно посылать морских пехотинцев или спецназ для организации массовых «зачисток». «Альянс цивилизаций» способен решить проблему терроризма без кровопролития, в основном, за счет экономической помощи исламскому миру и проявления терпимости к реалиям, существующим в этом мире.



Хосе Луис Родригес Сапатеро: Я предлагаю Генеральной ассамблее ООН создать Альянс цивилизаций. Это альянс между западным миром и миром арабским и, в целом, мусульманским. Цель этого Альянса способствовать взаимному познанию и уважению, взаимопониманию, терпимости, признанию особенностей и вместе с тем увеличивающейся взаимной зависимости между народами.



Виктор Черецкий: Авторы идеи Альянса цивилизаций заявляют, что в мире существует некое противостояние между Западом и мусульманским миром, возникшее из-за того, что оба эти мира пока не желают считаться с идеями и традициями друг друга, а также из-за экономического неравенства. Говорит один из наиболее рьяных защитников доктрины – министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос:



Мигель Анхель Моратинос: Мы переживаем кризис взаимопонимания между Западом и странами арабо-мусульманского мира. Поэтому, как указал руководитель нашего правительства Хосе Луис Родригес Сапатеро, обращаясь к мировому общественному мнению, сегодня как никогда требуется поскорее внедрить в жизнь идеи Альянса цивилизаций.



Виктор Черецкий: Реагируя на заявление министра, испанский аналитик Рафаэль Бардахи отмечает, что противостояние в мире существует вовсе не между западной и мусульманской цивилизациями. Это противостояние, считает исследователь, наблюдается между силами демократии и свободы, как на Западе, так и в арабском мире, и фанатиками-террористами, которые идеи свободы и демократии не приемлют и пытаются навязать миру свои средневековые постулаты. У Запада нет и не может быть никаких противоречий с подавляющим большинством мусульманских стран. «Речь не идет о конфликте двух цивилизаций, речь идет о конфликте одной человеческой цивилизации с выродками-убийцами», считает политолог.


Не согласен исследователь и с тем, что Испания и Запад в целом находятся в долгу перед арабским миром, а посему обязаны оказывать ему экономическую помощь. Последняя идея была высказана советником испанского премьера по вопросам «Альянса цивилизаций» дипломатом Максимо Кахалем:



Максимо Кахаль: У нашей страны есть совершенно очевидный исторический долг перед арабским миром. Нам, наконец, следует научиться признавать свои ошибки и понимать других. Причем, это же следует сделать всему Западу в отношении арабов.



Виктор Черецкий: Категорически не согласен с подобной постановкой вопроса и известный испанский историк и журналист Сесар Видаль. По мнению доктора Видаля, у Испании нет никаких долгов перед арабским миром, учитывая, что именно арабы в свое время завоевали Испанию и в течение 7 веков, вплоть до своего изгнания, грабили эту страну, полностью уничтожили ее самобытную культуру, фактически превратив в рабов ее население.


Между тем, вопрос об историческом долге связан с положением доктрины «Альянса цивилизаций» о необходимости оказывать экономическую помощь мусульманским странам. Так, авторы идеи уверены, что причина международного терроризма - вовсе не теории исламистов о необходимости обратить в свою веру весь мир, а бедность и культурная отсталость мусульманских стран. А посему решение здесь одно – вложить западные миллиарды в эти страны, победить там осталось и, таким образом, избавиться от причин, порождающих «всемирный джихад». Историк Хосе Мария Марко, профессор Мадридского университета, считает подобные идеи «наивными» и «глубоко ошибочными».



Хосе Мария Марко: Прямой зависимости между терроризмом и нищетой нет и никогда не было. Это ложь, придуманная в политических целях. Как свидетельствуют факты, подавляющее большинство террористов происходит из состоятельных слоев общества и даже более, чем состоятельных. Взять хотя бы миллионера Бин Ладена. Среди террористов, напавших 11 сентября 2001 года на Соединенные Штаты, также не было представителей маргинальных слоев. Это были образованные состоятельные люди. Действия террористов - это вовсе не стихийный социальный протест, порожденный нищетой. Это хорошо продуманная долговременная политика.



Виктор Черецкий: Многие испанские аналитики, в том числе Видаль, Бардахи и Марко, считают, что идея «Альянса цивилизаций» не придумана в Испании. Действительно, в 1998 году президент Ирана Хатами предложил так называемый «Диалог цивилизаций», весьма напоминающий нынешнюю испанскую инициативу. Цель «диалога» – попытаться вывести Иран из международной изоляции, в которой он оказался ввиду своей поддержки международного терроризма и внутренней репрессивной политики, а также заставить Запад признать за собой право, к примеру, на обладание ядерной бомбой. Но зачем аналогичная доктрина потребовалась Испании? Хосе Мария Марко:



Хосе Мария Марко: Авторы идеи Альянса цивилизаций, которую высказал Родригес Сапатеро, заимствовав ее у Хатами, на мой взгляд, стремятся создать и возглавить некий новый мировой порядок. Ведь, совершенно очевидно, что они, в первую очередь, отрицают авторитет Соединенных Штатов и осуждают их борьбу с международным терроризмом. Приносится в жертву Альянсу и все основные принципы современного либерального мира. Недаром Альянс поддержали страны только с радикальными исламскими режимами и государства Латинской Америки с популистскими антизападными правительствами. Это нынешние друзья Испании!


Хотя, с первого взгляда, термин Альянса цивилизаций может показаться пустышкой, мне лично он внушает страх. Речь идет о попытке создать фронт стран-маргиналов с тем, чтобы в последствии подменить им Организацию Объединенных Наций.



Виктор Черецкий: Любопытно все же, что подразумевают авторы доктрины «Альянса цивилизаций» под «терпимостью и уважением», которые, якобы, должен проявлять Запад по отношению к мусульмано-арабскому миру. Ведь очевидно, что на Западе, за крайне редким исключением, никто особо мусульман до сих пор не третировал. Здесь существуют сотни мечетей, которые, кстати, не подвергаются поруганию, как это происходит с христианскими храмами в некоторых странах арабского мира. Ну а иммигранток-мусульманок, носящих даже в жару длинные мешковатые платья и головные платки, никто не освистывает на улице, как происходит, к примеру, с европейскими туристками, посещающими арабский мир. Профессор Марко считает, что авторы «Альянса цивилизаций», рассуждая о терпимости и уважении, призывают Запад, который до сих пор считал, что демократия и свобода являются универсальными ценностями, отказаться от своих идей и закрыть глаза на нарушение прав человека в исламском мире.



Хосе Мария Марко: Европейское единство до сих пор основывалось на признании универсального характера таких ценностей, как свобода, религиозная терпимость, равенство полов, уважение прав человека, в том числе права собственности. Теперь Испания отказывается признавать эти ценности в качестве всеобщих, призывая проявлять уважение - уточним, не к традициям мусульманских стран, которые всегда нами уважались, а фактически к проявлениям исламского экстремизма. Уж, не о терпимости ли к публичным поркам, казням, лапидации идет речь? Уж не собираются ли признать стратеги «Альянса цивилизаций» и право на «джихад» в качестве традиции, к которой западному миру следует «отнестись с пониманием»?



Виктор Черецкий: Аналогичные мысли высказывает по отношению к «Альянсу цивилизаций» и Рафаэль Бардахи, который называет его «откровенным предательством основных ценностей свободного мира». По мнению автора, опасения того, что испанские сторонники Альянса с пониманием относятся к «джихаду» вполне реальны.


Так, по мнению советника испанского премьера Максимо Кахаля, к терроризму надо относиться выборочно. Одно дело террористы, которые взорвали мадридские электрички, убив около двухсот жителей Мадрида. Эти, разумеется, террористы плохие. Но вот, к примеру, террористы, которых американцы выловили в Афганистане и содержат на базе в Гуантанамо – это чуть ли не безвинные жертвы. Не говоря уже о террористах палестинских и ливанских, к которым у стратегов Альянса вообще особое отношение.



Максимо Кахаль: Некоторые заявляют, что все террористы одинаковые и что с ними надо бороться насильственными мерами. Я не сторонник этой теории. В мире много людей, которых обвиняют в терроризме, но у каждого из них своя история и свои цели.



Виктор Черецкий: По мнению многих международных наблюдателей, наиболее характерной чертой творцов доктрины Альянса цивилизаций, помимо двойных стандартов в подходе к проблеме терроризма, является их воинствующий антисемитизм. Собственно на антисемитизме, считает, к примеру, Сесар Видаль и должен держатся будущий Альянс.


Своеобразной лакмусовой бумажкой на выявление антиизраильских настроений в Испании явились события прошлого года в Ливане. Официальный Мадрид, одержимый идеей «Альянса цивилизаций», единственный из столиц Западной Европы, целиком и полностью поддержал ливанскую экстремистскую группировку Хезболлах. Это, в частности, выразилось в резких анти-израильских высказываниях политиков, в клеветнических статьях в проправительственной прессе, в выступлениях официальных деятелей на митингах и так далее.


Против подобной позиции выступила Народная партия, основная оппозиционная силы страны. Ее генеральный секретарь Анхель Асебес посетовал, что в ливано-израильском конфликте Испания заняла позицию, не свойственную цивилизованному европейскому государству.



Анхель Асебес: Произошел разрыв с политической традицией, которой Испания придерживалась на протяжении многих лет, играя роль посредника между израильтянами и арабами. Правительство заняло радикальную и экстравагантную позицию в поддержку одной из сторон, что нанесло ущерб престижу Испании и ни в коей мере не содействовало миру в регионе.



Виктор Черецкий: Вслед за Асебесом действия премьера осудил парламентский спикер оппозиции Эдуардо Саплана. Он отметил, что в Европе с 30-ых годов прошлого века не было антисемитских проявлений под эгидой правительств, и что эта печальная традиция возродилась только в Испании, которая в последнее время все больше удаляется от остальных стран демократической Европы.


Со своей стороны, Густаво Аристеги, ответственный за международную политику Народной партии, также выразил сожаление, что испанское правительство защищало в этом конфликте террористов и осуждало Израиль. Тем самым, по его мнению, Испания, добровольно примкнула к ряду исламских стран-маргиналов, типа Сирии или Ирана.



Густаво Аристеги: За нелюбовью руководителя испанского правительства к Израилю скрывается его пещерный антисемитизм.



Виктор Черецкий: Тем временем идеологи Альянса заявляют, что их затея, которую, кстати, проигнорировали страны с развитой демократией, уже, якобы, приобрела «универсальный характер» и взята на вооружение чуть ли не всем человечеством. Максимо Кахаль:



Максимо Кахаль: Очень важно, что законность нашей инициативе придает признание со стороны ООН. Наш премьер-министр сделал ставку на Организацию Объединенных Наций и ее генерального секретаря, поскольку речь идет о поиске решения глобальной проблемы. Поэтому ключевая роль в осуществлении проекта «Альянса цивилизаций» принадлежит ООН.



Виктор Черецкий: Тем временем, многие наблюдатели полагают, что у ООН достаточно своих собственных нереализованных планов, чтобы обращать внимание на испанский проект.



Кабельное телевидение без кабеля и интернет без проводов.



Ирина Лагунина: Российская компания Golden Telecom , один из ведущих в стране альтернативных телефонных операторов, 1 февраля открыла в Москве одну из крупнейших в мире Wi-Fi- сетей - беспроводного доступа в Интернет. В целом этот рынок в России в 2006 году увеличился более чем в 10 раз, а среди наиболее востребованных услуг на нем в ближайшем будущем эксперты называют не только интернет-телефонию, но и прием программ кабельного телевидения - без самого кабеля. Подробнее об этом рынке рассказывает Сергей Сенинский...



Сергей Сенинский: Прежде всего – что такое Wi-Fi ? В самых общих чертах, это – технология скоростного и беспроводного доступа в Интернет с любого устройства, снабженного специальным чипом и соответствующим программным обеспечением – будь то РС, ноутбук или коммуникатор. А сети Wi-Fi образуют так называемые хотспоты, то есть точки доступа с радиусом действия в несколько десятков метров. Такое распространенное определение следует ли чем-то дополнить? Наш первый собеседник в Москве – аналитик консалтинговой компании J'son & Partners Алексей Шелестенко:



Алексей Шелестенко: Wi-Fi – это технология, которая позволяет получать доступ с любого мобильного устройства, которое оснащено адаптером для Wi-Fi , доступ к разовой станции. Грубо говоря, это такая же базовая станция или вышка, как и сотовая связь. Главное отличие от сотовой связи в том, что, во-первых, радиус действия намного меньше, он составляет порядка ста метров максимум, обычно исчисляется радиус действия десятками метров, и высокой передачи данных. Прежде всего Wi-Fi именно предназначен для передачи данных, доступа в интернет, доступа к локальной сети без проводов.



Сергей Сенинский: В России на сегодня более 7 тысяч хотспотов, львиная доля которых – в Москве. До сих пор крупнейшей в мире считалась Wi-Fi -сеть в столице Тайваня Тайпее, где таких хотспотов более 4 тысяч, и они покрывают более 90% всей территории города с населением почти в 3 миллиона человек...



Алексей Шелестенко: На данный момент в Москве большинство хотспотов, которые есть в России, а их на конец 2006 года было порядка восьми тысяч. В Москве на данный момент порядка семи тысяч хотспотов. Естественно, самый главный проект – это Golden Telecom , порядка шести тысяч. Действительно, эта сеть становится крупнейшей в мире. И сеть, которая находится в Тайпее, где больше четырех тысяч, она не единственная. В Юго-восточной Азии вообще очень интенсивно развивается Wi-Fi и так называемые метрозоны, когда большинство города покрываются Wi-Fi доступом.



Сергей Сенинский: Кстати, в профессиональной среде, какой показатель считается более значимым – общее количество хотспотов в том или ином городе или степень покрытия территории города этой сетью?



Алексей Шелестенко: В профессиональной среде принято исчислять эффективность покрытия населения не количеством точек и не процентами от территории города, а количеством абонентов, которые подключаются к сети компании.



Сергей Сенинский: В 2006 году Wi-Fi -рынок в России увеличился более чем в 10 раз - с 700 до почти 8 тысяч хотспотов. Какое место занимает на этом рынке новый проект в Москве компании Golden Telecom ? Аналитик компании Iks-Consulting Константин Анкилов:



Константин Анкилов: Весь колоссальный рост рынка обязан именно Golden Telecom , поскольку три четверти хотспотов приходится именно на эту компанию. Иначе рынок бы вырос приблизительно в два раза. На этом фоне все прочие проекты, которые есть в других городах, они меркнут. Там мы наблюдаем несколько десятков в лучшем случае хотспотов. Другое дело, что у прочих компаний подход несколько другой, основная задача – покрывать публичные места, кафе, гостинцы, рестораны, аэропорт, бизнес-центры. А Golden Telecom хочет захватить именно рынок домашних абонентов, куда прочие компании протягивают провод, то есть используют другие технологии для доступа.



Сергей Сенинский: Если в 2006 году Wi-Fi -рынок в России увеличился почти в 11 раз, значит ли это, что столь стремительно вырос спрос на новые услуги? Или это – скорее, работа на будущее? Руководитель аналитического управления финансовой корпорации «Уралсиб» Константин Чернышев:



Константин Чернышев: В определенном смысле это работа и на будущее. Но на сегодня спрос действительно есть, и он растет. Если посмотреть в целом по России, наверное, широкополосный доступ примерно 4% всего охвата населения России, что явно ниже потенциального спроса на эти услуги. Поэтому ожидать, что спрос будет быстро насыщен, не приходится, потому что экономика растет, доходы населения растут, население готово платить за услуги за пределами обычной голосовой связи. Так что здесь рынок есть, неудовлетворенный спрос есть. Хотя семь тысяч хотспотов – это хороший задел на будущее.



Сергей Сенинский: Обычно, когда говорят о сетях Wi-Fi , имеют в виду некие публичные места – в первую очередь, гостиницы и аэропорты, кафе, рестораны и так далее. Больше всего хотспотов в мире на сегодня именно здесь. Какие в целом существуют сферы применения этой технологии?


Алексей Шелестенко, компания J'son & Partners :



Алексей Шелестенко: Wi-Fi на данный момент используется в нескольких сферах. Первая из них, самая распространенная – это публичный доступ, когда любой человек, у которого есть устройство, оснащенное Wi-Fi модулем, может получить доступ к интернету или к сети оператора в любом публичном месте, где есть точка доступа. Это может быть кафе, ресторан, таких большинство, это могут быть гостиницы, вокзалы, аэропорты, это могут быть публичные парки, как делается на Западе. Помимо этого Wi-Fi используется в корпоративной среде, в офисах компаний, которые предоставляют своим сотрудникам возможность беспроводного соединения с сетью. А также используется Wi-Fi еще и в домашних сетях, когда пользователь дома на свой широкополосный канал в интернет ставят точку доступа и по дому передвигаются свободно без проводов.



Сергей Сенинский: Каким образом эти же услуги оказываются доступными жителям городов, скажем, в микрорайонах массовой и многоэтажной застройки: оборудование монтируется где-то на крышах или между несколькими домами? Другими словами, как из разрозненных хотспотов формируется так называемая «метрозона», то есть общегородская сеть?



Алексей Шелестенко: Это, собственно говоря, то, чем занимается Golden Telecom , это не единственная компания. Механизм таков, что точка доступа располагается где-то на улице, возможно на стене дома или где-то на углу дома, и за счет большого радиуса покрытия она достигает квартир, в которых есть потенциальные абоненты. Естественно, сфера действия распространяется не только на квартиры, но и на улицу, поэтому человек со своим Wi-Fi устройством может иметь доступ в интернет как дома, так и у себя во дворе. Что самое замечательное в такой большой общегородской сети или в метрозоне – это то, что есть внутрисетевой роуминг. То есть человек, который у себя дома подписался на услугу Wi-Fi , он может получить доступ к этой услуге, находясь в гостях у друзей, если там есть сигнал, или находясь где-то в публичном месте, например, в ресторане или в кафе.



Сергей Сенинский: Но ведь Wi-Fi модули устанавливаются сегодня на очень многие, скажем, ноутбуки. Могут ли их владельцы, оказавшись, например, в зоне действия Wi-Fi- сети компании Golden Telecom , получить доступ в Интернет?



Алексей Шелестенко: Нет, к сожалению, без регистрации человек не может войти в сеть Golden Telecom . Человек должен быть зарегистрирован в этой сети. Таким образом, когда он подключается к сети, он вводит имя пользователя и пароль, сеть идентифицирует его и впускает его в сеть. Для того, чтобы в сеть войти, у него должен быть оплачен доступ.



Сергей Сенинский: Помимо Golden Telecom , какие именно компании в основном строят эти новые сети в России – местные телефонные операторы или компании из других отраслей? Константин Анкилов, компания Iks-Consulting :



Константин Анкилов: Компании самые разные. В первую очередь, так называемые альтернативные операторы, в частности, Сом star , та же самая компания, которая развивает проект Stream , интересуются и крупнейшие сотовые операторы, которых мы хорошо знаем. Кроме того сами владельцы зданий зачастую заинтересованы в этом. В частности, гостиницы достаточно легко организуют хотспот и получают дополнительный доход от своих постояльцев. Плюс локальные интернет-провайдеры. Вот это основные игроки на этом рынке.



Сергей Сенинский: Можно ли говорить о том, что не только в Москве, но и в других городах России строятся или планируются именно общегородские Wi-Fi- сети – те самые метрозоны?



Константин Анкилов: В Москве с развитием сети Golden Telecom мы будем наблюдать в будущем если не повсеместное покрытие и возможность доступа в сеть, то, по крайней мере, очень широкое. Достаточно взглянуть на карту: пока что покрыт центр и ряд спальных районов, но покрытие будет расширяться. Тотальное покрытие обеспечить достаточно сложно. Если этот проект будет успешно развиваться, разумеется, Golden Telecom будет к этому стремиться. В других городах это получит, по моему мнению, ограниченное развитие, мы увидим лишь несколько городов, в которых на базе хотспотов будет обеспечено городское развитие. Возможно, с другой стороны, что местные органы власти инициируют проекты муниципальных сетей беспроводного доступа, как это происходит в Соединенных Штатах. Только в таком случае мы увидим широкое распространение аналогичных проектов.



Сергей Сенинский: Услуги Wi-Fi есть платные и бесплатные. Если иметь в виду российский рынок, каково соотношение между этими двумя сегментами ныне, и как оно, по вашим прогнозам, может измениться в ближайшие 3-5 лет?



Алексей Шелестенко: На данный момент, на конец 2006 года соотношение бесплатных и платных хотспотов примерно составляет 39% к 61%. То есть 39% бесплатные хотспоты, 61% - платные. По тому, как Wi-Fi услуга, которая предоставляется операторами, они, естественно, хотят получить от нее прибыль. Поэтому количество платных хотспотов будет постепенно увеличиваться и их количество будет преобладать. В то же самое время есть проекты, которые продвигают бесплатный хотспот, прежде всего в России это Яндекс Wi-Fi. Они заинтересованы в том, чтобы доступ к Wi-Fi был бесплатным, чтобы большее количество людей пользовалось технологиями. По нашим прогнозам, к 2008 году доля бесплатных хотспотов в России снизится до 17%, 83% хотспотов будут составлять платные.



Сергей Сенинский: Теперь – в целом о беспроводном и проводном доступе в Интернет. Каково примерно соотношение между ними на сегодня в России в целом и можно ли ожидать, что оно радикальным образом изменится в обозримом будущем? Все ли будет решать именно цена услуги?



Константин Анкилов: Доля беспроводного доступа в общем широкополосном доступе в России на начало нынешнего года 8%, по нашим подсчетам. В будущем она радикально не изменится, но будет расти за счет того, что появляется много достаточно масштабных беспроводных проектов. Мы ожидаем, что порядка 12% будет приходиться доходов на беспроводные сети к 2010 году. Радикальных изменений не будет в связи с тем, что не только беспроводной доступ растет, но и проводной - домовые сети, DSL- доступ, вроде того, что предлагает Stream. Ключевой вопрос здесь – цена плюс набор услуг плюс качество обслуживания. Какая технология используется для предоставления доступа в интернет, для нас как для потребителей в большинстве случаев неважно. Изменения могут произойти, когда появится мобильный доступ беспроводной, но это вопрос будущего.



Сергей Сенинский: Wi-Fi - сети стремительно расширяются во многих городах мира, но на подходе еще более совершенная технология – Wi-Max – с радиусом действия не в десятки метров, как Wi-Fi , а уже в десятки километров. Причем массовое становление не только «стационарного», но и «мобильного» Wi-Max , по прогнозам, – дело ближайших 2-3 лет. Новая технология, на ваш взгляд, будет вытеснять несовместимую с ней по оборудованию Wi-Fi , или, скорее, они будут сосуществовать на рынке? Константин Чернышев, корпорация «Уралсиб»:



Константин Чернышев: Я не являюсь таким безудержным оптимистом относительно перспектив Wi-Max не только в России, но и в мире. Пока все-таки в значительной степени Wi-Max отдает неким прожектерством с известной долей допущения. Может быть я сгущаю краски. Но пока такого четкого сертифицированного оборудования, стандартизированного для России нет. Наверное, это потребует определенного времени, пока эти сети появятся. К тому времени Wi-Fi должен быть довольно, условно говоря, широко используемой технологией. Поэтому я не думаю, что получится вытеснение одной технологии другой, скорее это будет сосуществование этих двух технологий, других технологий доступа, третье поколение появится, в конце концов, в России сотовой связи, которое тоже в принципе позволяет передавать большие объемы информации с хорошими скоростями. Так что скорее это путь к конвергенции услуг связи, когда абонент будет перемещаться из одной сети в другую, практически не замечая этого, то, что называется сейчас в литературе «бесшовная технология» так называемая. Абонент даже не знает, собственно, какая технология связи в данный момент используется.



Константин Анкилов: Безусловно, Wi-Max будет конкурировать с Wi-Fi , так как и та, и другая технология обеспечивают широкополосный доступ там, где предложение доступа по проводам либо отсутствует, либо ограничено – в этом основное их преимущество. Кроме того, Wi-Max будет беспроводным в определенных случаях конкурировать, как и Wi-Fi. П о большому счету Wi-Fi проект Golden Telecom нацелен на тот же рынок, на который ориентирован и проект Stream , и проект домовых сетей.



Сергей Сенинский: Wi-Fi – это технология, открывающая путь к предоставлению новых услуг. По вашим прогнозам, какие именно услуги на этом рынке окажутся в России в ближайшие 3-5 лет наиболее востребованными и распространенными?



Алексей Шелестенко: В Wi-Fi сетях можно будет реализовать несколько услуг, за которые можно получать дополнительную прибыль. Прежде всего это такие традиционные услуги для сетей передачи доступа как интернет-телефония и IP- телевидение. IP- телевидение – это то же кабельное телевидение, которое предоставляется посредством широкополосного канала.



Сергей Сенинский: То есть в данном случае это, по сути, кабельное телевидение без самого кабеля... А – интернет-телефония?



Алексей Шелестенко: Интернет-телефония пользуется достаточно большим спросом и вполне вероятно, что большинство пользователей хотя бы попробуют ее один раз, а многие наверняка станут пользоваться на регулярной основе. По нашим прогнозам, к 2008 году порядка 80% всех хотспотов будут предоставлять услугу интернет-телефонии в том или ином виде. Помимо этого есть еще одна платная услуга, которая начинает пользоваться возрастающей популярностью – это Wi-Fi- роуминг, когда пользователь помимо доступа внутри своей сети получает доступ еще и в сети других операторов. Предположим, путешествуя за границу или в другой город, он сможет получить доступ к сети, а оплата будет производиться с его же счета.



Константин Анкилов: Наиболее востребованной услугой на базе сети Wi-Fi , как на базе проводных сетей, в ближайшие годы останется все тот же доступ в интернет. Другой вопрос, что будут делать пользователи в интернете. Каждый идет в интернет для того, чтобы достигнуть определенных целей – работать, учиться, развлекаться. Соответственно, большие возможности для развития бизнеса открываются у тех, кто будет предоставлять соответствующий контент, информацию или услуги для тех, кто выходит в интернет для того, чтобы работать, учиться, развлекаться и так далее. Это очень перспективное направление.



Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечали в Москве руководитель аналитического управления финансовой корпорации «Уралсиб» Константин Чернышев, аналитик консалтинговой компании J'son & Partners Алексей Шелестенко и Аналитик компании Iks-Consulting Константин Анкилов...



Заботы литовских правозащитников.



Ирина Лагунина: На карте свободы в мире международной правозащитной организации Дом Свободы – Freedom House - Литва в 2006 году получила статус свободной страны с наивысшим рейтингом 1, потому что в Литве, по мнению правозащитников, в соответствии с требованиями Европейского Союза полным ходом идет судебная реформа и борьба с коррупцией. Да и права человека в целом обеспечены и уважаются. А в опубликованном в четверг докладе журналистской организации «Репортеры без границ» Литва не упоминается – в ней положение с прессой удовлетворительное, так что и говорить нечего. Чем же занимаются литовские правозащитники? Я передаю микрофон Людмиле Алексеевой.



Людмила Алексеева: Литва имеет довольно давнюю традицию правозащитной деятельности. Литовская Хельсинкская группа была создана еще в советские времена, в ноябре 76 года, через полгода после флагмана хельсинского движения Московской Хельсинкской группы. Недавно Литовская Хельсинская группа торжественно отметила свое 30-летие. Торжества происходили в здании Сейма и в здании вильнюсской ратуши. Сейчас Литовская Хельсинская группа входит в созданную в 1989 году Ассоциацию по защите прав человека в Литве. Возглавляет ассоциацию Витаутас Будникас, он мой сегодняшний собеседник.



Витаутас Будникас: Я был автором декларации, которая основывалась на Всемирной декларации прав человека. На этой основе мы написали декларацию, какие цели ставит перед собой ассоциация. Эту декларацию подписали знаменитые люди, элита Литвы, писатели, правоведы, ксендзы, композиторы, художники, архитекторы, врачи и так далее. Эта декларация явилась основой, на чем мы создаем ассоциацию. Нас почти год не регистрировали по разным причинам. То вторая появилась организация, похожая на нашу, то ли документы были оформлены не так, как следует. Однако, мы начали свою деятельность независимо от того, что мы были не зарегистрированы, мы уже собирались, были наши совещания, наши собрания, и мы начинали двигаться в этом направлении.



Людмила Алексеева: Только в Вильнюсе работает эта организация или по всей Литве?



Витаутас Будникас: При создании это была организация по всей Литве и сейчас мы имеем филиалы в двух регионах. До независимости Литвы ставились одни цели, после приобретения независимости ставились другие цели. Сейчас наше направление – смотреть, как государство соблюдает законы и принятые международные обязательства, как наши законы соответствуют международным документам. По каждому региону нам иметь нет необходимости, мы в основном концентрируемся на этом соблюдении. А если создаются по своей инициативе в других городах, то есть отдельные организации, они просят к нам присоединиться, мы их принимаем. Мы сами такой инициативы не проявляем, чтобы обязательно в каждом городе как партийные организации были и так далее. Если нет такой инициативы, мы к этому не стремимся. Потому что наша основная функция другая.



Людмила Алексеева: Еще вот какой вопрос, Витаутас: а удается реально влиять на законодательство? Если вы выясняете, что подготавливается какой-то закон или уже действующий закон не соответствует международным обязательствам и нарушает конституцию и права человека, удается это изменить?



Витаутас Будникас: Да, и очень конкретными примерами. Скажем, в прошлом году мы принимали резолюцию по распространению порнографии, насилия по телевидению, радио, газетам и так далее и требовали принять закон, чтобы не влияло на детей на психику. Были поправки к закону приняты и сейчас некоторым изданиям запрещено это и их наказывают, штрафуют за то, что насилия много распространяется. Второй был очень нашумевший в Литве - это преследования бывших, которые сотрудничали с КГБ. Мы на основе презумпции невиновности приняли резолюцию. Написали заявление, как обычно обращаемся к президенту нашего государства, парламенту и предлагаем поправки.



Людмила Алексеева: То есть вы сами поправки разрабатываете?



Витаутас Будникас: Мы указываем несоответствие международным законам и нашей конституции. То есть если принят закон, пункт не соответствует конституции, статье такой-то и цитата, почему не соответствует – потому что конституция гласит так, а закон вот так. Вот это несоответствие, мы просим сделать поправки. В этом случае мы требовали поправки в соответствии к требованиям международным, которыми защищается права человека, что виновен или невиновен человек, решает суд. Была создана комиссия по люстрации, которая анализировала бумаги архивные и принимает решение и говорит: вы сотрудничали с КГБ. Это объявляется по газетам. Человек должен в такой ситуации обращаться в суд, чтобы суд не признал такое объявление.



Людмила Алексеева: То есть нарушаются принцип презумпции невиновности. Человека объявляют виновным без суда, и он сам через суд должен доказывать, что он невиновен.



Витаутас Будникас: Так они сразу выполняют функцию суда, а потом человек должен доказывать, что он невиновен. Конечно, были такие случаи, где доказали люди, что они невиновны, но эта практика такая жуткая, когда человек объявляется, что он сотрудничал, делал что-то плохое, потом он должен доказывать, что он не делал. Так вот сейчас подготовлены поправки к законам, что это должны принимать только суды - виновен или невиновен.



Людмила Алексеева: Вы по образованию юрист?



Витаутас Будникас: Журналист. Но имею образование юриста.



Людмила Алексеева: А у вас это освобожденная должность или вы работаете как общественник?



Витаутас Будникас: Нет, это общественная.



Людмила Алексеева: А где вы работаете?



Витаутас Будникас: Я работаю в фирме тоже издательской редактором.



Людмила Алексеева: Наверное, трудно совмещать - это большая работа в ассоциации?



Витаутас Будникас: Большая. Но сейчас мы увидели плоды своей деятельности и увидели, что стоит это. Пришло признание, мы сейчас являемся членами Международной Хельсинской федерации.



Людмила Алексеева: Эта работа приносит удовлетворение. А ситуация с правами человека в Литве вы довольны или она вас беспокоит?



Витаутас Будникас: Хочу быть объективным. Если все сравнить с другими странами, то я бы сказал, что доволен, но это удовольствие не позволяет закрыть глаза на то, что творится. Скажем, я, это мое мнение и мнение комитета, что мы недовольны, особенно в прошлом году акцент делали на судебную систему. Судебная система громоздкая, не соответствует сегодняшним требованиям. Наш суд может принимать решения, и люди не могут на них влиять, то есть у нас нет в судах общественных представителей, раньше это было. Не разрешается защищать людей общественным представителям. Я как представитель ассоциации хочу помочь людям по разным вопросам. Это разрешается только адвокатом, потому что закон утвердил монополию адвокатов. Человек денег не имеет, то есть он уже обречен. Так как в Литве много людей, которые живут в недостатке, около 70%, то делается вывод, что 70% населения практически не защищены.



Людмила Алексеева: Вы добиваетесь внесения соответствующей поправки в закон.



Витаутас Будникас: Да, мы добиваемся и, похоже, что нам это удастся.



Людмила Алексеева: Как велика ваша организация?



Витаутас Будникас: У нас есть 7 членов комитета, есть другие члены, которые способствуют организации, они подписываются под резолюциями, но они не являются членами комитета.



Людмила Алексеева: А есть понимание у государственных деятелей, у членов Сейма, что они должны сотрудничать с общественными организациями, прислушиваться к их голосу?



Витаутас Будникас: Мой взгляд такой: понимание приходит, если видят общественную силу. Если не видят силу, то скептически сначала бывает, но если настойчиво и убедительно, они поддаются. Празднование 30-летия Хельсинкской группы тоже показало, что наше государство, наши деятели, политики поняли и уже поддерживают и принимают всерьез. Так, чтобы организацию приняли всерьез, надо делать кропотливую работу, которая им надоедает, и наконец они признают, что надо считаться с этим.



Людмила Алексеева: Пожалуй, это трезвый взгляд на взаимоотношения государства и общества. Государственные деятели только в тех странах внимательно относятся к требованиям общества и уважают права человека, где общество достаточно организовано и сильно, чтобы принудить государство считаться со своими требованиями.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG