Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дискуссия о вопросах, поднятых на пресс-конференции Владимира Путина



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко и главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин.



Дмитрий Волчек: Мы открыли этот выпуск с подборки мнений политологов о ежегодной пресс-конференции Владимира Путина, которая прошла на фоне усиливающегося беспокойства на Западе происходящим в России: международная правозащитная организация «Фридом Хаус» поставила России низкую оценку в рейтинге соблюдения гражданских свобод, а дело об убийстве Александра Литвиненко было передано в Британскую королевскую прокуратуру и все меньше остается сомнений в том, что радиоактивный полоний, которым отравили экс-офицера ФСБ и политэмигранта, был доставлен из Москвы.


Гости программы «Итоги недели»: генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко и главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин.


Игорь Александрович, добрый вечер. Окажись у вас возможность задать вопрос Владимиру Путину, о чем бы вы спросили президента?



Игорь Яковенко: Добрый вечер. Я, наверное, вас очень сильно подведу, но я скажу, что у меня нет вопросов к Владимиру Владимировичу Путину. И нет вопросов по той простой причине, что Владимир Владимирович по своей основной специальности – шпион, и поэтому слова для него – это прикрытие. Поэтому я не стал бы задавать вопросы Путину, потому что понимаю, что ответы не будут иметь никакого отношения ни к делу, ни к тому, что наш президент Российской Федерации думает, ни к тому, что собирается делать. Это Владимир Владимирович неоднократно продемонстрировал своей деятельностью на посту президента. Он неоднократно говорил о том, что ЮКОС банкротить не будут, после этого ЮКОС банкротили. Неоднократно говорил о том, что выборы губернаторов не будут отменены и после этого выборы губернаторов отменялись. Поэтому у меня нет вопросов к Владимиру Владимировичу, я бы не воспользовался такой возможностью.



Дмитрий Волчек: Александр Рыклин, добрый вечер. Вы тоже считаете, что задавать вопросы президенту России бессмысленно?



Александр Рыклин: Добрый вечер. Я абсолютно согласен с Игорем, правда, немножко по другому основанию я бы не стал задавать вопросы президенту. Потому что, честно говоря, мне не очень интересно, что бы он мне ответил на любой из вопросов. Для меня не является вопросом то самый сакраментальный вопрос, которым задавались многие журналисты много лет подряд «Who is mister Putin?». Для меня ответ на этот вопрос очевиден, а дальше мне неинтересно. Я уже понимаю, что бы он ответил на тот или иной вопрос, даже если представить, что он бы отвечал откровенно, что сложно себе представить, тут я полностью с господином Яковенко согласен, но даже если предположить, что Владимир Владимирович отвечал бы откровенно, не очень мне интересно. Кстати, по одной причине: мне кажется, что чем меньше времени остается до того самого 2008 года, тем меньшее значение начинает играть Владимир Владимирович Путин во внутренней, да внешней политике Российской Федерации. Не отвечая на главный вопрос современности, по крайней мере, современной российской политики - а кто же за ним, он постепенно теряет рычаги управления и утрачивает внутри политической элиты. Так, по крайней мере, мне кажется.



Дмитрий Волчек: А вот Андрей Илларионов говорил в нашем эфире, что вообще нет никакого смысла обсуждать проблему выборов, потому что исход заранее решен, никакого выбора нет и не будет. И, стало быть, журналисты, которые собираются освещать президентскую и думскую кампанию, занимаются бесполезным делом, легитимацией политтехнологий. Вы не согласны, Александр?



Александр Рыклин: Если говорить о думских выборах, несомненно согласен. И, прежде всего, потому, что нынешняя политическая система России выстроена таким образом, что думские выборы вообще не имеют никакого значения. Дума стала таким органом, который совершенно ничего не решает в политике страны, ничего не определяет, не отвечает ни на какие вопросы. Это абсолютно никому не нужный рудимент российской политики. Что касается президентских выборов, тут бы я все-таки поспорил, потому что и в сознании российского народа это наглядно проявляется. Мы не понимаем, что такое думские выборы, а вот президентские выборы – там выбирают начальника, там выбирают хозяина. Я думаю, что президентские выборы 2008 года, если таковые состоятся, я, кстати говоря, не уверен в этом до сих пор, так вот, если они состоятся, они будут иметь значение и это может стать переломным моментом в современной российской истории. Тут многое должно срастись и многое должно сложиться, но, тем не менее, шанс такой есть.



Дмитрий Волчек: У наших гостей Игоря Яковенко и Александра Рыклина нет вопросов к президенту Путину. Давайте послушаем слушателей, которые позвонили в нашу студию, может быть у них есть вопросы. Александр из Петербурга, добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте всем. Александр Селинский, Санкт-Петербург, 38 лет. Я, честно говоря, отчасти согласен, что обсуждать Вовочку - это все равно, что с дурака шляпу снимать. Но у меня Вовочке два вопроса накопилось бы. Первый: когда ты уйдешь из политики, ты будешь таким же вертихвостом или когда-нибудь проснется совесть? И второй: готов ли ты к тому, Вовочка, что когда-нибудь уголовное на тебя преследование заведут за рубежом или в России. И какие будут твои действия на этот счет?



Дмитрий Волчек: Уголовное преследование по какому делу, Александр?



Слушатель: По многим статьям возможно. Например, по нарушению конституции.



Дмитрий Волчек: Такие вопросы к президенту у нашего слушателя Александра из Петербурга. А вот еще из Петербурга Маргарита Николаевна. Добрый вечер.



Слушательница: Добрый вечер. Я хотела бы задать Путину такой вопрос. Я, конечно, говорю то, с чем я непосредственно столкнулась. Как бы весь вертикальный эшелон власти, начиная от милиции, затем районная прокуратура, затем городская прокуратура, я с полной уверенностью могу сказать, что это относится и к самому Путину - убийцы. Это то, с чем мне приходилось непосредственно столкнуться. Я из Петербурга. Так вот, наверное, толку никакого не будет от Путина. Мое искреннее желание - пускай он поможет переворот произвести сам для себя и облегчит наше существование.



Дмитрий Волчек: Мнение Маргариты Николаевны из Петербурга. Мы говорим только об ответах или гипотетических ответах Путина. Давайте не забудем и о поведении журналистов на пресс-конференции, оно в самом деле интересное. У меня создалось такое впечатление, что российские журналисты выработали в публичном общении с президентом такой особый странный стиль - такую смесь подобострастия и запанибратства. Все эти, «несравненный Владимир Владимирович» уже пресловутое и так далее. Игорь Александрович, вы согласны?



Игорь Яковенко: Знаете, на самом деле наша корпорация, наш журналистский цех на протяжении последних семи лет столь старательно растаптывались, столь старательно вытаптывалось все живое, свободное и независимое, начиная с ритуального убийства НТВ, которое происходило на протяжении целого года на глазах у всего мира в назидание всем остальным, что было бы удивительно, если бы журналисты вели себя иначе. Я хотел бы нашему слушателю, который задавал вопрос, неподобающим образом называл президента, сказать, что это он зря делал. Так вот, за время президентства Владимира Владимировича Путина был убит 101 журналист в связи с выполнением своих служебных обязанностей. Так что наше журналистское поле разными способами так тщательно выпалывалось, что приходится удивляться не тому, что значительная часть, тысяча с небольшим журналистов, которые присутствовали на этой встрече, вели себя таким образом, а удивляет то, что еще остались журналисты, которые пытаются быть верными своей профессии, а их очень много. Ну отбор был соответствующий, аккредитация, знаете ли. Поэтому это меня не удивляет.



Дмитрий Волчек: Помимо российских журналистов было много иностранных, именно они задавали самые острые и неприятные вопросы. И я приведу цитату из статьи в британской «Гардиан», посвященной пресс-конференции Путина: «Парадокс сегодняшней России состоит в следующем: чем она богаче, тем меньше демократии, тем меньше значат права человека, стремление к ним было очень сильное после развала Советского Союза. Если превращение Польши из сателлита коммунистов в независимое государство привело к тому, что Варшава потянулась в лоно Европы, то подъем посткоммунистической России привел к обратному эффекту. Натянутые отношения Москвы с Европой лишь ухудшились. Если она заигрывает с Белоруссией по поводу создания экономического союза, ее обвиняют в имперских амбициях. Если она требует от соседей полной оплаты энергопоставок, ее обвиняют в агрессии. Что бы Россия ни делала, она входит в противоречие с европейскими ценностями и интересами», - отмечает «Гардиан».


Александр Рыклин, действительно политику Кремля бесконечно критикуют в западной прессе, и чем дальше, тем жестче. И сам Владимир Путин не очень, по-моему, удачно пошутил о врагах России на своей пресс-конференции. Вот этот вывод, который делает «Гардиан»: что бы Россия ни делала, она входит в противоречие с европейскими ценностями и интересами. Его ведь можно истолковывать двояко. О чем он свидетельствует? Может быть все-таки и о предвзятости Запада?



Александр Рыклин: Вы знаете, пожалуй, западный мир во многом сам виноват в тех отношениях, которые нынче сложились между властной элитой России и западным миром. Потому что, конечно, нынешняя элита России в том виде, в котором она сейчас сформирована, вот эта путинская элита – это во многом порождение Запада, это нужно понимать. Потому что на протяжении всех последних лет Запад более чем лояльно относился к режиму Владимира Путина. Конечно, повезло режиму, что там говорить, эти заоблачные цены на нефть, они явились мощным стимулятором. И это правда, что чем страна становилась богаче, тем меньше в ней было демократии, тут тенденция очевидна, она проглядывается невооруженным глазом. Но Запад ведь сам все эти годы вел даже не то, что соглашательскую, а фактически попустительскую политику по отношению к режиму Путина, потому что это было выгодно и это до сих пор остается выгодно. И там, где начинают существенную роль играть деньги, выясняется, что моральные моменты уходят на второй план, равно как и этические. А пресса, пресса демократическая на Западе, конечно, она возражает, и она правильно отмечает многие моменты в той или иной сфере деятельности российской политической элиты. Но, тем не менее, вы же понимаете, что вот на самом деле, когда задают вопросы журналисты и политологи западные: а вот что вы хотите от Запада сегодня? Я бы на этот вопрос отвечал очень просто - справедливости. Начинайте справедливо относиться к тому, что происходит в России, перестаньте закрывать глаза на то, что происходит с нашей страной. Станьте лояльными не только по отношению к той элите, которая обогатилась несоизмеримо ни с чем, а еще подумайте о том, что здесь живут еще сто миллионов человек. Не знаю, я пока, честно говоря, не очень оптимистично смотрю на то, как будут развиваться отношения России и Запада. Что бы там дальше не случилось в нашей стране, это не очень хорошее послевкусие в любом случае останется.



Дмитрий Волчек: Нина Павловна из Химок, здравствуйте.



Слушательница: Здравствуйте. Я ветеран Великой отечественной войны. Мы очень просим Владимира Владимировича, пусть он за нас побеспокоится в думе, чтобы нас присоединили в пенсиях к участникам. Ведь эти два фронта, тыла и боевого фронта, они нераздельны, без хлеба они не могли воевать, без одежды они не могли воевать. Нам осталось жить очень мало. Мне 81 год, нас таких очень много в стране. Пожалуйста, поощрите нас хоть несколько лет, хоть год-два.



Дмитрий Волчек: Спасибо, Нина Павловна, за ваш звонок. Мы передадим вашу просьбу президенту, если у нас возникнет такая возможность. Хотя вряд ли она возникнет. Михаил из Москвы, добрый вечер.



Слушатель: Господа, добрый день. Я ничего подобного, что хотела эта старая женщина, просить у Путина не буду - просто противно. Честно говоря, мне вот что интересно: за все три часа наш президент хоть раз обмолвился о том, что все-таки главный потенциал любой страны и нашей страны, в частности, это не уголь и нефть и всякое такое остальное, а все-таки интеллект и талант собственной нации.



Дмитрий Волчек: Александр Рыклин, вы заметили подобное высказывание на пресс-конференции Путина?



Александр Рыклин: Нет, конечно. На самом деле надо понимать, нынешняя российская политическая элита воспринимает народ как некую силу, которая может добывать нефть, перегонять нефть на Запад. Им для этого даже столько людей не надо, нас явно слишком много. Да, надо добывать углеводороды, надо гнать туда и еще нужно, чтобы рестораны работали, прачечные, сфера обслуживания. Миллионов 80, может 70 явно лишние, их приходится кормить и это все не очень удобно. Это накладные расходы по сути. Такое отношение, конечно, и это демонстрируется каждый день. Вся наша социальная политика и то, что происходит с пенсионной реформой, самым наглядным образом демонстрирует ровно этот подход. На форуме издания, в котором я работаю, кто-то из участников форума написал, что ему надоело из года в год смотреть одно и то же кино, имея в виду ежегодную пресс-конференцию президента. Другой участник форума ему написал: а в зону другого не привозят. Мне кажется, очень точное определение того, чему мы были свидетелями два дня назад. Вот в зону другого кино не привозят.



Дмитрий Волчек: Есть некоторые вещи, которые может быть противоречат тому, что вы сказали, Александр. По результатам опроса, проведенного Левада-Центром, 38% респондентов проголосовали бы за Медведева на следующих президентских выборах. И нет сомнений, что благодаря вполне умелой, надо отдать ей должное, телевизионной рекламной кампании, рейтинг Медведева будет расти и, стало быть, победа ему обеспечена. Вот что мы видим. При этом то, что происходит с мэром Архангельска, кандидатура анекдотическая, но все равно несанкционированная, по-видимому, сверху, и вот уже два уголовных дела против него завели. Как травят Михаила Касьянова мы все знаем. Если Кремль так уверен, что все под контролем, что избиратели существуют для, как вы сказали, добычи углеводородов, а Медведев или условный Медведев все равно победит, почему боятся даже слабых соперников, почему так не уверены в электорате? Игорь Александрович, может быть вы знаете секрет?



Игорь Яковенко: Здесь несколько составляющих. Безусловно, давно известно, если по телевизору каждый день показывать заднюю часть лошади, то в конце концов эту часть и изберут президентом, что, собственно, примерно неоднократно у нас было. За последние годы объемы пропаганды на центральных телеканалах возросли совокупно до 91%. Мы в мае прошлого года мерили, 91% политической информации – это пропаганда. Так что здесь мы вернулись практически к ситуации Гостелерадио СССР. Но в общем люди, которые у власти, они панически боятся своего народа. Они запретили митинги фактически, демонстрации, шествия, ликвидировали по сути дела независимую прессу в России, политические партии, забетонировали все. Но все равно страх остается, есть чего терять, есть чего бояться. И к тому же, видимо, подспудно чувствуют, что Россия – это самая непредсказуемая страна в мире. И поэтому здесь я не очень согласен ни с Андреем Илларионовым, ни с Александром Рыклиным в той части, что все предопределено и в 2007 году, и в 2008. Накануне исчезновения с карты Земного шара страны под названием СССР, буквально незадолго до этого ни у кого таких прогнозов не было. Накануне майдана за месяц ни один из политологов не прогнозировал «оранжевую революцию». Вот это непредсказуемая страна. Если бы в середине 90 кто-то сказал, что следующим президентом России будет полковник КГБ, его бы подняли на смех. На сегодняшний момент кажется, что все предсказуемо, все предопределено. Но здесь есть одна проблема – проблема 2008 года в системе координат нынешней путинской России не решается ни так, ни иначе. «Уйти нельзя остаться» - где запятую поставить, никто не знает. И Путин не знает тоже, кстати, что он показал, не желая этого, своей пресс-конференцией. По сути дела это взрыв, который уже произошел в будущем, в 2008 году, и осколки этого взрыва идут в настоящее. Взрыв в будущем, а осколки сегодня, в настоящем. И этими осколками были убиты Политковская и Литвиненко. И все, что происходит – это трещина в путинской России, серьезная трещина. Это, с одной стороны, внушает тревогу, а с другой стороны, дает надежду, что эта непредсказуемость может привести к ухудшению ситуации. Напрасно думают те, кто считает, что хуже Путина никого не может быть, может быть хуже, к сожалению. Но это и дает надежды. Россия непредсказуемая страна. И поэтому надо делать, что должно, надо пытаться делать свое дело и журналистам, и политикам, и гражданам, и тогда все будет нормально.



Дмитрий Волчек: Игорь Яковенко сказал очень важные и интересные вещи. Александр Рыклин, если хоть какие-то возможности того, на ваш взгляд, что предвыборная кампания пойдет не по сценарию, запланированному в Кремле, что уже происходит этот взрыв?



Александр Рыклин: Абсолютно согласен с Игорем Александровичем. Я совершенно не говорил о том, что все предопределено. Я просто говорил о том, что думские выборы, как мне кажется, не представляют никакого политического интереса. Что касается президентских выборов 2008 года, да, тут совсем не все предопределено. Им сегодня кажется, что у них все железобетонно. На самом деле, почему они так нервничают, вы говорили об этом, потому что вроде бы кажется, что народ ручной, народ вышколенный, все в порядке, рейтинги. Но ведь надо понимать, есть такой политологический термин – авторитарный рейтинг. Это рейтинг накачанный, это рейтинг очень неустойчивый, это рейтинг инъекциями телевизионными подкрепляемый. Он насколько искусственен, настолько и недолговечный и неустойчивый. И он осыпается за две недели. И это все так зыбко, и они это прекрасно понимают. Действительно, на фоне того, что президент не решает вопроса, основного вопроса о власти. И тут я абсолютно согласен с господином Яковенко, та система власти, которая сейчас установилась в стране, она в принципе не подразумевает сменяемости никакой, ни даже внутрикорпоративной. Потому что не выстроена система гарантий, никто никому не верит, никто никому не доверяет, и не существует таких гарантий внутри корпорации правящей, которая могла бы обеспечить внутривидовую стабильность, обеспечить все на свете. Ровно поэтому проблема не решается, тут Яковенко абсолютно прав. И вот это, на самом деле, ситуация нестабильности, когда вертикаль власти путинская начинает потихоньку осыпаться - это дает шанс реальной оппозиции выдвинуть из своих рядов лидера, который сможет побороться за реальную власть и таким образом ситуация в стране может перевернуться. Шансов на это сегодня, на мой взгляд, немного, но они есть. И неконсолидированность власти несомненно эти шансы увеличивает.


XS
SM
MD
LG