Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Чем могут ответить Соединенные Штаты на враждебные действия Ирана в Ираке? Семьей на войну отправляются американские супружеские пары, где муж и жена - военнослужащие


Юрий Жигалкин: Чем могут ответить Соединенные Штаты на враждебные действия Ирана в Ираке? Семьей на войну отправляются американские супружеские пары, где муж и жена - военнослужащие. Таковы темы уик-энда рубрики «Сегодня в Америке».


Назревает ли прямой конфликт между Соединенными Штатами и Ираном? Догадки о том, что могут планировать американские командующие, подтянувшие в Персидский залив еще один авианосец, арестовавшие в Ираке иранских оперативников, стали столь интенсивными, что в пятницу министр обороны США Роберт Гейтс счел необходимым твердо отмести некоторые домыслы. Например, предположения о том, что Вашингтон планирует вторжение в Иран, или, как выразился министр, войну с Ираном. «Мы пытаемся нейтрализовать иранцев, которые действуют против наших солдат, подпольные сети, снабжающие боевиков взрывными устройствами, на которых подрываются американцы», - сказал министр обороны США. Очевидно, что иранский след в Ираке вызывает особую озабоченность в Вашингтоне, официальные американские лица представляют Тегеран, как главную силу, провоцирующую насилие.


Что известно о роли иранцев в Ираке? Мой коллега Аллан Давыдов задал этот вопрос американскому эксперту по Ближнему Востоку, сотруднику фонда «Наследие» Джеймсу Филлипсу.



Джеймс Филлипс: Дело в том, что руководители двух из трех основных шиитских политических группировок много лет находили прибежище в Иране до свержения Саддама. Это Верховный совет исламского сопротивления в Ираке и Исламская партия «Дава». Точно установлена связь Ирана не только с этими партиями, но и с некоторыми группами иракских курдов. Три недели назад двое членов Иранской революционной гвардии, были арестованы в Эрбиле, где проживают иракские курды. Они называли себя дипломатами, но у них не было дипломатической аккредитации. В данном случае прослеживается связь с Патриотическим союзом Курдистана. Иран также финансирует и обучает различные группы шиитской милиции, а также Армию Махди, верную Муктаде ас-Садру, которую американские командующие называют своим главным противником. Пока не ясны масштабы такой помощи, но определенно известно, что Иран оказывал ее в прошлом.



Аллан Давыдов: В последние год-полтора в Ираке вошли в употребление весьма сложные взрывные устройства, подобные, как говорят специалисты тем, что группировка «Хезболлах» использовала в Ливане. Эксперты по терроризму полагают, что, это еще один иранский след, потому что кроме иранцев, мало кто может изготавливать такие бомбы. Но чего добивается Иран в Ираке, провозглашая на словах готовность помочь в стабилизации Ирака?



Джеймс Филлипс: Несмотря на то, что в иракском правительстве доминируют союзные Ирану силы, он не желает чтобы это правительство было стабильным и демократическим, а именно к такому исходу привело бы примирение, которого пытаются добиться Соединенные Штаты и их союзники, поскольку это представляло бы идеологическую угрозу исламской теократии в самом Иране. Так что Тегеран ведет двойную игру: поддерживая шиитские партии, он в то же время хочет сохранять в Ираке ситуацию «кипящего котла» - во вред США и силам коалиции, чтобы в конечном счете заставить их уйти из Ирака и в более широком смысле с Ближнего Востока.



Юрий Жигалкин: Как считает американский политолог Джеймс Филлипс, и не он один, становится все очевиднее, что Иран сознательно противостоит США в Ираке. Чем может разрешиться это противостояние?


Слово – Яну Рунову.



Ян Рунов: В ответ на прибытие в Персидский залив второго американского авианосца, Иран провёл трёхдневные военные учения с испытанием ракет малой дальности. В это время Россия закончила поставки Ирану 29 противовоздушных ракетных комплексов ТОР-М1 системы «земля-воздух». Они будут размещены вокруг иранских ядерных объектов.


На вопрос, зачем США направили в Персидский залив второй авианосец с истребителями на борту, если это, по словам министра обороны, не свидетельствует о подготовке к нападению на Иран, бывший председатель Группы Советников НАТО по аэрокосмическим исследованиям, редактор интернетного аналитического обозрения «Мир и свобода» Джон Кери ответил…



Джон Кери: Я думаю, президент и министр обороны США пытаются таким образом продемонстрировать Ирану, что Америка готова к быстрому ответу на возможную иранскую провокацию. И не только на иранскую. Роберт Гейтс ясно сказал, оборона Персидского залива и союзников Америки в этом районе от любого потенциального противника, не обязательно Ирана, - в жизненно важных интересах США. Я не думаю, что в Вашингтоне планируют некие военные операции против Ирана, но есть вероятность того, что силовой ответ со стороны США могут спровоцировать действия Ирана. Например, действия иранских агентов на иракской территории, куда Тегеран направляет оружие, используемое боевиками против американских и иракских правительственных сил. Именно действия США по пресечению иранской активности в Ираке порождают разговоры об американской подготовке к войне с Ираном. Применение Америкой военной силы против Ирана должно иметь очень серьёзный повод, чтобы получить одобрение Конгресса, контролируемого теперь демократами.



Ян Рунов: Джон Кери считает, что у иранского руководства есть немало других, не связанных с опасностью военного конфликта поводов для волнений. Например, после того как Совет безопасности ООН проголосовал за санкции против Ирана, Тегеран был обеспокоен не столько экономическим последствиями санкций, сколько самим фактом их одобрения, в том числе, Китаем и Россией. Если прибавить к этому антииранские настроения в арабском мире, то угроза политической изоляции становится всё более реальной для Тегерана. Политическая изоляция – один из многих инструментов давления на иранский режим.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Еще около двадцати тысяч американских солдат должны отправиться в ближайшее время в Ирак на подкрепление стотысячному американскому контингенту. Среди них наверняка будут и семьи, где и муж и жена - военнослужащие. О том, как складывается судьба этих необычных военных семей, рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: В 1973 году в США отменили воинскую повинность. И в армии, которая стала наемной, намного выросло число семейных пар, когда оба супруга носят военную форму. Среди американских солдат, побывавших в Ираке и Афганистане, 20 тысяч семейных пар. Как складывается их жизнь?



Холли Шворс: Трудновато, когда вы никогда не бываете вместе.



Владимир Морозов: Капитан Холли Шворс в очередной раз провожает в Ирак своего мужа. Майор Нэйтан Шворс полон оптимизма.



Нэйтан Шворс: Я отправляюсь на год, год с небольшим. Когда вернусь, мы постараемся как можно больше быть вместе.



Владимир Морозов: Сложнее, когда в действующие войска направляют сразу обоих супругов. Два капитана Рэндэл и Дина Вайзер жили на военной базе в Германии. Приказ отправляться в Ирак застал их врасплох. С кем оставить старшеклассника-сына?



Рэндэл Вайзер: Моя мама уволилась с работы и переехала из Америки в Германию, чтобы быть с нашим сыном, ее внуком, пока он закончит школу. Потом она вернулась в Америку к своей нормальной жизни.



Владимир Морозов: В последний раз одновременно служили в Ираке сержант Джеймс Шампейн и старший сержант Элизабет Шампейн. Им было сложнее, потому что их сыну только 11 лет.



Джеймс Шампейн: Я не хочу сказать, что сын стал черствым человеком, но он успел привыкнуть, что один из его родителей постоянно отсутствует. Последний раз, когда я уезжал в Ирак, он сказал мне: «Папа, все нормально, я понимаю, у тебя такая служба. Счастливо. Только береги себя».



Владимир Морозов: Такая идиллия выпала на долю далеко не всем военным семьям. С началом иракской войны резко возросло число разводов. Командование пытается сделать так, чтобы семейные пары служили в одном подразделении. Но это возможно далеко не всегда. Однако постоянные расставания и даже развод – не самое худшее, что ждет некоторых военных. Недавно рядовая Сюзан Андерсен вернулась из Ирака домой досрочно. В конце января ее муж, сержант Иен Андерсен, погиб в Ираке при взрыве придорожной бомбы. Его трехлетняя дочь еще слишком мала, чтобы понять, что осталась сиротой.


И еще одна пара – Крис и Бефани Вэйд из города Луис, штат Дэлавер. Ему 19 лет, ей 17. Но это не супруги, а брат и сестра. Он уже вступил в армию, она собирается сделать это в самое ближайшее время. На вопрос, не страшно ли надевать форму, когда страна воюет, Бефани откровенно отвечает.



Бефани Вэйд: Да, страшно. Очень страшно. Но если ты идешь в армию, ты знаешь, что рискуешь.



Владимир Морозов: В прошлом году среди их знакомых в Ираке погибли два морских пехотинца, а на прошлой неделе подорвалась на мине девушка-солдат.



Крис Вэйд: Меня это не пугает. Я религиозный человек. Так что, я знаю, что ждет меня в конце земной жизни. И для меня высшая честь - умереть в бою за свою страну.



Юрий Жигалкин: Это был репортаж Владимир Морозова.


« Devils and dust » - эту песню Брюс Спринстин посвятил американским солдатам в Ираке…


XS
SM
MD
LG