Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

У рядового Сычева появился еще один товарищ по несчастью


«Превышение должностных полномочий с применением насилия» - самая ходовая статья в гарнизонных судах

«Превышение должностных полномочий с применением насилия» - самая ходовая статья в гарнизонных судах

Рядовой Андрей Сычев, ставший инвалидом в результате издевательств со стороны сослуживцев, переведен из московского госпиталя имени Бурденко в реабилитационный центр. Сейчас Сычев учится ходить на костылях и осваивает компьютер – при том, что в военном госпитале у него не было никаких возможностей для реабилитации, а приказом министра обороны к солдату было запрещено пускать посетителей из-за опасения, что он даст интервью журналистам. Журналистам тем временем стало известно еще об одном страшном случае дедовщины с уроженцем Челябинской области.


В конце прошлой недели ряд СМИ сообщили о том, что лечение Андрея Сычева, пострадавшего год назад во время службы в батальоне обеспечения при Челябинском танковом училище, в госпитале Бурденко завершено, и он переведен в другое лечебное учреждение. Оказалось, что этот перевод состоялся еще в декабре, и ему предшествовало обращение матери рядового к министру обороны Сергею Иванову. Галину Сычеву удивляли и настораживали два нюанса, делавших их пребывание в госпитале Бурденко довольно некомфортными. Первый - это отсутствие возможности полноценной реабилитации.


«Получалось, что он уже довольно длительное время лежал в Бурденко, и, в принципе, ничем полезным он не занимался, - рассказывает сестра солдата Марина Муфферт. - Буквально несколько таблеток в день, которые можно пить и дома. И никакой активной работы по протезированию не было, потому что протезы им отдали в палату, а в палате нет никаких абсолютно приспособлений, чтобы Андрей мог ходить».


Второй момент, заставивший Галину Сычеву обратиться с письмом к Сергею Иванову - это запрет на любые посещения ее сына. К больному перестали пускать кого бы то ни было. Начальник госпиталя ссылался на личное распоряжение министра Иванова. А началась эта история еще осенью, когда в палату к Андрею проникла журналистка одного из телеканалов и записала интервью с ним на портативную видеокамеру. В то время к Сычеву пускали обычных посетителей, но только не журналистов. Родственников Андрея удивлял запрет на общение с представителями средств массовой информации, но отменить его они были не в силах. Сюжет, снятый журналисткой, вышел в эфир. После чего к Сычеву перестали пускать всех.


«Запрет, как утверждает начальник госпиталя Клюжев, наложил именно министр обороны Иванов, - говорит Марина Муфферт. - Он был введен абсолютно для всех: девочек, которые приходили к Андрею, бабушек, которые постоянно пытались Андрея с мамой навестить. Даже вот этому предпринимателю Максиму, который занимается обучением Андрея на компьютере - и то не разрешили посещения Андрея. Человек специально приехал, для того чтобы с Андреем повидаться, должен был установить ему компьютер, тем не менее, его не пропустили. Запрет был введен только на посещение Андрея. По отношению к другим больным, находящимся в госпитале Бурденко, запрета никакого не было. Мама просто попросила Сергея Иванова разъяснить эту ситуацию».


Официальный ответ от министра Иванова Галине Сычевой так и не пришел, но в течение нескольких дней ее с сыном перевели в реабилитационный госпиталь. Сестра Андрея Марина Муфферт утверждает, что на новом месте ее брат чувствует себя значительно комфортнее: «Им там очень нравится. Во-первых, отношение медперсонала и начальника этого госпиталя к ним намного лучше. Они очень довольны врачами, у них там очень активный, насыщенный день. Им дали распорядок дня, где расписано по минутам, что, в какое время необходимо делать - когда зарядка, когда ходьба на протезах, когда прогулки. Андрей сейчас посещает спортзал, где занимается на тренажерах. Немалое количество времени в день он уже проводит на протезах, ходит по палате, выходит в коридор. Но пока, естественно, с поддержкой. Сейчас у него учебные протезы, позже ему изготовят уже непосредственно те протезы, с которыми его выпишут домой. Сколько месяцев это займет - неизвестно. Ясно, что срок этот будет исчисляться не неделями, а месяцами».


В минувшее воскресенье в военный госпиталь в подмосковном Подольске из Челябинской области приехал отец другого солдата, пострадавшего от издевательств в своей войсковой части. 18-летний Владимир Шураев служил в Нижнем Новгороде. Во время новогодних праздников между Шураевым и прапорщиком Сергеем Чуриным вспыхнула ссора, в ходе которой Чурин избил подчиненного, и вот уже месяц Шураев лежит в коме. Три недели военные сей факт скрывали, в том числе, и от отца, инвалида третьей группы.


Председатель нижегородского комитета солдатских матерей Наталья Жукова говорит, что прогноз врачей – неутешительный. Медики говорят, что если солдат останется жив, его судьба, скорее всего, будет похожа на судьбу генерала Анатолием Романовым, находящегося в коме уже несколько лет. «Это бессознательное состояние, мальчик практически не реагирует на внешние раздражители. Он открывает глаза, когда его просят, но делает это осмысленно или случайно – непонятно. Взгляд абсолютно бессмысленный, блуждающий. Он не владеет своим телом, не [выказывает] желаний».


По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 286 (часть 3) Уголовного кодекса РФ «Превышение должностных полномочий с применением насилия».


XS
SM
MD
LG