Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дума приняла поправки к закону о трансплантации, но конфликт не исчерпан


«Сотни детей ожидают заветного направления сюда, потому что это единственный выход из положения, это единственная возможность спасти жизнь ребенку, больного хронической почечной недостаточностью»

«Сотни детей ожидают заветного направления сюда, потому что это единственный выход из положения, это единственная возможность спасти жизнь ребенку, больного хронической почечной недостаточностью»

Десятки маленьких пациентов с хронической почечной недостаточностью ждут операции по пересадке почки в Республиканской клинической детской больнице в Москве. Для некоторых ожидание растянулось на несколько лет. Получить подходящую почку непросто. Ситуацию усугубили российские медицинские чиновники, запретившие врачам больницы самостоятельно забирать органы для больных детей. Родители ребят забили тревогу, завалили письмами все инстанции, и только после обращения к Владимиру Путину дело сдвинулось с мертвой точки: депутаты Государственной думы приняли поправки к закону о трансплантологии, разрешающие врачам больницы участвовать в операциях по изъятию органов и пересаживать их своим маленьким пациентам.


Пересадку донорских органов в московском регионе осуществляют несколько медицинских учреждений, среди которых Научно-исследовательский институт трансплантологии и урологии, Московский областной научно-исследовательский институт имени Владимирского и Республиканская детская клиническая больница. До прошлого года у врачей была единая база данных органов для трансплантации, а за каждым учреждением были закреплены больницы, в которых врачи могли изымать трупные органы для пересадки своим больным.


Такое положение дел существовало с 1992 года. В апреле прошлого года прокуратура Московской области запретила врачам Республиканской детской больницы участвовать в изъятии органов на основании того, что больница имеет статус муниципального учреждения, а изымать органы по закону могут только специалисты государственных клиник. С апреля прошлого года в детской больнице не было произведено ни одной операции по пересадке почек.


Говорит мама 15-летней пациентки клиники Марина Снесаренко: «Сотни детей ожидают заветного направления сюда, потому что это единственный выход из положения, это единственная возможность спасти жизнь ребенку, больного хронической почечной недостаточностью. Эти дети находятся на аппарате гемодиализа, это аппарат называется "искусственная почка". Дети больше четырех - пяти лет не могут прожить не гемодиализе. Вообще, для детей это страшная процедура. В это время вымывается кальций из костей, страшные судороги, головные боли, ребенок перестает расти. Детям в это время, пока они находятся на гемодиализе, до пересадки почки, можно потреблять в день жидкости не больше 250 грамм. Вы можете себе представить, что это такое? Вот для них это самое страшное. У нас в отделении находятся дети, с которыми родители ходят, извините, в туалет, потому что ребенок настолько не может терпеть вот этого постоянно чувства жажды, что пьет из бочка унитаза. Дети, которые годами ждут пересадки почки».


По мнению Марины Снесаренко, подобная ситуация произошла не только из-за законодательных несостыковок, но и из-за конфликта между двумя медицинскими учреждениями - институтом имени Владимирского и детской клинической больницей. Доктора и родители больных детей обвиняют в излишней амбициозности, и нежелании делиться донорскими органами главного врача отделения гемодиализа института имени Владимирского Андрея Ватазина.


«Стали вставать организационного плана трудности. Потому что стали издаваться приказы Министерством здравоохранения Московской области о том, что вся работа по забору, заготовке органов и тканей монополизируется Московским областным научно-исследовательским клиническим институтом имени Владимирского, - говорит главный врач Республиканской детской клинической больницы Алексей Валов. - То есть они выезжают по области, они принимают решения, они забирают и как бы решают, кому пересаживать. Причина, наверное, не в жадности, а в определенных человеческих амбициях: они настаивали на том, чтобы они принимали решения, куда кто выезжает, кто что берет и, соответственно, кто что пересаживает. То есть они отстаивали это право на протяжении последних месяцев. Хотя мы просили их дать нам возможность самостоятельно работать в семи из 52х городов. Если бы нам предоставили такую возможность, то мы бы это сделали. Если нет - мы вынуждены были сидеть и ждать.»


Доктор Андрей Ватазин из института Владимирского обвинения в амбициозности и желании монополизировать работу по пересадке почек опровергает: «Мне, конечно, льстит такое обо мне мнение, но я вообще руководитель отдела научно-исследовательского института, надо мной главный врач института, директор, Минздрав, который издает приказы, нормативные документы. Поэтому мои полномочия очень преувеличены в данном случае. Я вообще не вижу никакого конфликта. На самом деле все вопросы и правовые, и все остальные, они уже давно отрегулированы. У нас успешно функционировал координационный совет органного донорства, более того, сейчас на уровне областного Минздрава за СДКБ закреплены больницы на территории Московской области, где специалисты СДКБ уполномочены работать. Почки для трансплантации они не могли получить только по той причине, что 20 апреля прокуратуре был наложен запрет на изъятие органов в муниципальных учреждениях здравоохранения. Поэтому 20 апреля вся деятельность по изъятию органов и почек, в том числе у трупов, была прекращена. Здесь как раз МАНИКи не при чем. МАНИКи наоборот, инициировали работу по внесению поправок в закон о трансплантации».


Почему же, несмотря на принятые поправки к закону о трансплантации, родители детей, которые дожидаются донорских почек в детской клинической больнице, не верят чиновникам и опасаются за их жизни? Марина Снесаренко говорит, что месяца через три, когда шумиха вокруг ситуации с донорскими органами утихнет, чиновники Московской области опять попытаются ограничить доступ врачей детской больницы к донорским органам. По ее версии, причина в том, что пересадка почек детям производится бесплатно, а во взрослых учреждениях такие операции для всех, кроме жителей Москвы и области, делаются за деньги и стоят около 30 тысяч долларов. Для отчаявшихся родителей есть еще один выход – отдать ребенку свою почку, но и этот вариант по целому ряду причин подходит не всем.


XS
SM
MD
LG