Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Убийства в странах бывшего СССР без наказания"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов, Данила Гальперович.



Андрей Шарый: Международный Комитет защиты журналистов со штаб-квартирой в США выступил с докладом под названием "Убийства в странах бывшего СССР без наказания". В исследовании говорится, что за последние 15 лет в странах бывшего Советского Союза убиты 46 журналистов. В России с 2000 года, то есть при президенте Путине, убиты 13 журналистов. И все убийства остались безнаказанными. Фактически открыто Комитет по защите журналистов обвиняет Владимира Путина в создании правовых структур для контроля и запугивания средств массовой информации и сравнивает его в этом отношении с президентом Венесуэлы Уго Чавесом.



Ян Рунов, Нью-Йорк: В аналитическом докладе комитета российский президент обвиняется в том, что, будучи в Германии, заявил, будто внутреннее политическое влияние Политковской было незначительным, тогда как Комитет защиты журналистов назвал её одним из наиболее значительных защитников свободы прессы за последние 25 лет. Комитет защиты журналистов обвинил Путина в том, что он, по сути, приказал следователям прокуратуры исключить политиков и государственных должностных лиц из числа подозреваемых при любой версии расследования убийства Политковской, то есть поставил их над законом, и заявил, что преступление было заказано зарубежными преступными кругами.


Чем вызваны столь серьёзные обвинения в адрес Путина и столь резкий их тон со стороны Комитета защиты журналистов? На этот вопрос ответила Аби Райт, директор организации по связи с прессой.



Аби Райт: Действительно резкий тон? Это интересно. Я бы сказала, что мы стали свидетелями определённых перемен в положении со свободой прессы в целом ряде стран. А в России и в Венесуэле это совпало с приходом к власти Путина и Чавеса. Они были избраны большинством голосов, но затем навязали стране автократическое правление, которое сопровождается ограничениями свободы печати. Цель нашего исследования - обратить внимание властей этих стран на проблему, уведомить их о том, что мировая общественность в курсе происходящего в их странах и не одобряет ущемления свободы прессы, преследования журналистов, и мы надеемся, что наш анализ поможет изменить ситуацию в этих странах.



Ян Рунов: Вы сами отметили, что такие президенты, как Путин и Чавес были избраны демократическим путём. Известно также, что рейтинг их популярности у населения весьма высок, несмотря на обвинения со стороны правозащитных организаций в авторитаризме и нарушении гражданских свобод. Как вы это объясняете?



Аби Райт: Я думаю, мы имеем здесь дело с положением, при котором рост цен на энергоносители сыграл решающую роль в улучшении экономического положения в этих странах. А это улучшение большинство населения связывает с личностью президента. И Путин, и Чавес популярны в своих странах, но это не освобождает их от вины за подавление свободы печати. У нас документировано 13 вероятнее всего заказных убийств журналистов в России со дня прихода к власти Владимира Путина. И никто не ответил перед законом за эти преступления. Путин сам сказал во время недавней пресс-конференции, что критика в адрес Кремля очень важна и дал понять, что примет меры для того, чтобы журналисты были защищены.



Ян Рунов: Аби Райт, директор службы Комитета защиты журналистов по связи с прессой, сказала, что Комитет ждёт от Путина не только слов, но и конкретных дел по раскрытию убийств журналистов.



Андрей Шарый: Комитет по защите журналистов придумал для Чавеса и Путина специальное определение - "всенародно избранные автократы". По мнению членов организации, усиление позиций Чавеса и Путина является тревожным фактором, поскольку они "представляют новую модель правительственного контроля и, прикрываясь за фасадом демократии, разрушают ее изнутри" (это цитата из документа).


В целом в докладе критикуют не только Россию, Венесуэлу и страны бывшего Советского Союза. Комитет раскритиковал также действия американских военных в Ираке, по вине которых, по данным представителями Комитета по защите журналистов, убиты 14 репортеров и эти случаи до сиз пор не были расследованы. Сейчас подробнее о реакции России на доклад Комитета защиты журналистов.



Данила Гальперович: Для многих действительно не ясно, как президент, за которым закрываются телеканалы и гибнут журналисты, может быть популярен у зрителей и читателей. Эксперт московского Центра Карнеги Маша Липман соглашается с тем, что такой парадокс существует в России, и говорит, что ценность прессы для граждан измеряется ее влиятельностью. А какая может быть влиятельность при отсутствии гражданского общества, как системы.



Маша Липман: На сегодняшний день пресса российская не может выполнять свои функции по целому ряду причин, в частности по тому, что она не встроена в целую систему демократических институтов, которые все оказались выхолощены на сегодняшний день. Никаких ни сдержек, ни противовесов, ни политической конкуренции, ни политической оппозиции - ничего этого нет. И в этом случае пресса все равно свои функции от имени общества обеспечить подотчетность властей не может.



Данила Гальперович: Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов согласен с другим утверждением из доклада "Атака на прессу в 2006 году", а именно с тем, что российская власть давила средства массовой информации целенаправленно. По словам Алексея Симонова, Владимир Путин фактически приводил информационную среду в России в соответствие со своими представлениями о свободе прессы и давал сигналы об этих представлениях самому медиа-сообществу.



Алексей Симонов: Сначала подали сигналы, таким сигналом было закрытие НТВ, закрытие ТВ-6, увольнение редактора "Известий" после Беслана, несколько очень очевидных сигналов, что свобода возможна, но в определенных рамках. Он не понимает, что такое свободная пресса, у него нет реального представления. Он думает, что свободная пресса - это пресса, свободно симпатизирующая тому, что он тем решениям, которые он принимает, и тем результатам принятых решений, которые он хотел бы видеть. Ну, это его искренние убеждения. Поэтому, скажем, это уже вопрос граждан, почему они при этом так любят своего президента.



Данила Гальперович: И у российской публики, говорит Алексей Симонов, сейчас, очевидно, слабое понимание того, что пресса должна быть инструментом этой самой публики в контроле над властью, а, следовательно, журналисты должны иметь свободу для своей деятельности.



Алексей Симонов: Опросы населения дают результат, что до 60 процентов, как известно, готовы согласиться на цензуру. Зачем этим 60 процентам свободная пресса?



Данила Гальперович: Самих же журналистов президент Фонда защиты гласности упрекает в том, что те сдали позиции без боя.



Алексей Симонов: В значительной мере тут виноваты сами журналисты, которые уступили очевидному в свое время, а теперь уже не очевидному нажиму, потому что механизмы внутренней настройки на правду и свободу или на гламур и рассказ, так сказать, о событиях ниже пояса - это в принципе выбор журналистов.



Данила Гальперович: В середине 2006 года в Москве прошел Всемирный конгресс издателей и редакторов и присутствовавший на нем Владимир Путин говорил, что российская власть относится к средствам массовой информации с уважением. Реакция президента России на смерть Анны Политковской была громким опровержением этих слов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG