Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нововведения в закон о регулировании нотариальной деятельности


Марьяна Торочешникова: Чем могут быть чреваты нововведения в закон о регулировании нотариальной деятельности? Какова роль нотариусов в «дачной амнистии»? На эти и многие другие вопросы, связанные с нотариатом, ответит гость Радио Свобода – президент Федеральной нотариальной палаты Евгений Клячин.


В конце прошлого года юридическое сообщество, и в первую очередь нотариусы, было несколько взбудоражено сообщением о том, что Государственная Дума готовит некий законопроект, в котором, в частности, предлагается обязать региональные власти устанавливать лишь минимальное количество должностей нотариусов в конкретном нотариальном округе. Я заранее оговорюсь, что вот эта спорная поправка, она не прошла. И все же, с обывательской точки зрения, ничего страшного в случае принятия такого закона произойти не должно было. И будет нотариусов на десяток-другой больше или меньше – какая разница. Больше – это даже лучше, с точки зрения обычного человека. Потому что не будет очередей, можно будет ориентироваться по ценам, потому что сейчас, и это не секрет, многие нотариусы, помимо установленного государством тарифа, еще взимают какую-то дополнительную плату за оформление документов, за бумагу и так далее. То есть, по логике вещей, чем больше нотариусов, тем лучше. И нет, нотариусы возмутились. В чем проблема? Что это за лукавство такое?




Евгений Клячин

Евгений Клячин:


Вот то, о чем вы говорите, и позиция, скажем так, обывателя, - действительно, имела бы право на существование такая позиция, если бы мы говорили о каком-то рыночном институте. Всякий правовой институт, и нотариат не является исключением, основывается на каких-то своих принципах. И та организационно-правовая форма нотариата, которая существует сегодня в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации, основана на частной деятельности, на частной практике. Но частная практика – это не значит предпринимательская практика. У нас в законе написано, что нотариус не является предпринимателем, и его деятельность не преследует целей извлечения прибыли. И для обеспечения такой деятельности существует ряд принципов. В том числе принцип определения нужного количества нотариусов в нотариальном округе.


Марьяна Торочешникова: А как это вообще считается – по количеству человек, проживающих в округе?



Евгений Клячин: Существуют определенные критерии. Во-первых, такое количество по действующему ранее законодательству устанавливала Нотариальная палата субъекта Федерации и Территориальное управление Министерства юстиции, а сейчас это Управление Федеральной регистрационной службы. Сейчас эти полномочия будут переданы субъекту Федерации. Но мнение профессионалов, мнение Нотариальной палаты и органов Росрегистрации, безусловно, должно учитываться. А эти органы реально знают и представляют, сколько нужно нотариусов для того, чтобы обеспечить выполнение, соблюдение принципов функционирования нотариата, к числу которых относится и принцип независимости, и принцип самофинансирования. И обязательно должна быть, конечно же, помощь... нотариальная деятельность должна быть доступна для граждан. И вот сочетание тех критериев, которые нам известны, позволяет установить это самое оптимальное количество.


Если мы подходим с таким принципом, как вы говорите: «давайте сделаем столько-то, чем больше, тем лучше, - очередей не будет, и это очень хорошо», - но тогда сразу же возникает вопрос: а кто будет гарантировать законность совершаемых действий? А кто будет контролировать исполнение нотариусами их полномочий? Потому что неопределенное количество и свобода доступа профессии, что тоже ряд законодателей в свое время предлагали, это неминуемо привело бы к тому, что эта деятельность стала бы неконтролируемой, появилась бы нездоровая конкуренция среди нотариусов, которая привела бы неминуемо к нарушению нотариусом закона. Потому что ведь принцип самофинансирования никто при этом не отменяет.



Марьяна Торочешникова: Евгений Николаевич, но ведь адвокаты же живут в тех же условиях, с другой стороны. Они тоже не являются предпринимателями, они тоже представляют, в частности, и интересы государства. Однако их количество никто не ограничивает.



Евгений Клячин: Да. Но здесь не совсем корректное сравнение с адвокатами. Потому что адвокат со своим клиентом строят взаимодействие на основании гражданско-правового договора. То есть если хочешь, то ты заключаешь такой договор, хочешь – не заключаешь.


А нотариус действует, основываясь на обязательности выполнения им тех действий, за которыми к нему пришел гражданин. При этом он не заключает никакого договора и должен выполнить то нотариальное действие, о котором его просит посетитель. Мы даже избегаем слова «клиент», потому что «клиент» - это как раз термин из гражданско-правовых отношений, а нотариальная деятельность осуществляется... как мы говорим, публично-правовая деятельность. Она осуществляется от имени государства. И ставить ее на рыночные условия – это грубейшая ошибка, которая неминуемо приведет к развалу нотариата. А из-за этого пострадают не нотариусы, прежде всего, а пострадают наши граждане.


К счастью, нам с нашими коллегами удалось убедить и законодателей... И спасибо тем законодателям, которые нас поняли и поддержали. Ведь почему-то никто не ставит вопрос: «А давайте в каждом переулке откроем по народному суду и районному суду. Это очень удобно. На каждом углу посадим прокурора – пусть осуществляет надзор за законностью». Так вот, нотариат, он тоже... не случайно мы сегодня беседуем с вами, как я понял, в рамках программы «Правосудие»...



Марьяна Торочешникова: Вы же являетесь частью превентивного правосудия.



Евгений Клячин: Конечно. Ведь деятельность нотариата законная, в строгом соответствии с законом. По применению действующего законодательства она направлена... и практика об этом свидетельствует, чем лучше работает нотариус, тем меньше работы у суда.



Марьяна Торочешникова: Кстати, я бы хотела вернуться к вашим словам о том, что нотариусы не могут и не должны работать на рыночной основе, и к разговору о доступности нотариата для граждан. На протяжении нескольких лет велись споры и внутри нотариального сообщества, и просто среди граждан о том, должны ли нотариусы предоставлять какие-то льготы для тех, кто обращается к ним, и должно ли государство эти льготы компенсировать. И я знаю, что была задумка обращаться и в Конституционный суд за разрешением этого вопроса. Чем дело закончилось?



Евгений Клячин: Действительно, мы вынуждены были обратиться в Конституционный суд после того, как была принята глава Налогового кодекса «Государственная пошлина», которая, во-первых, не обязала нотариусов совершать бесплатную работу, то есть совершать нотариальные действия, в ряде случаев предоставлять льготу по оплате нотариального тарифа гражданам, которые имеют на это право. Но при этом законодатели совершенно не подумали о том, а кто нотариусам компенсирует эту работу. У нас нередки случаи, когда у нотариусов предоставляемые ими льготы гораздо больше того тарифа, того валового сбора, который они получают в результате совершения других нотариальных действий.


И мы, конечно же, зная Конституцию, которая гарантирует оплату труда любого гражданина в нашем обществе, а нотариусы являются гражданами нашей страны, мы обратились в Конституционный суд. Правда, Конституционный суд сказал, что дело это не подведомственно Конституционному суду. Но в то же время Конституционный суд в своем определении сказал, что это обязанность законодателей – урегулировать эту проблему. А она сегодня существует. Да, мы предоставляем льготу, но получается так, что государство, обязывая нотариусов предоставлять льготу, совершенно не компенсирует нотариусам их бесплатный труд.



Марьяна Торочешникова: То есть вы из своего кармана фактически...



Евгений Клячин: Фактически, да, осуществляется... то есть бесплатный, рабский, принудительный труд, если хотите.



Марьяна Торочешникова: То есть вы – альтруисты.



Евгений Клячин: Да.



Марьяна Торочешникова: И раз уж мы заговорили о льготах, то я просто попрошу вас, Евгений Николаевич, разъяснить гражданам, кто, когда и в каких случаях, обращаясь к нотариусу, может рассчитывать на льготы, и в каких случаях нотариус не может отказать в совершении нотариального действия по льготному тарифу.



Евгений Клячин: Вот сейчас, после такого разъяснения Конституционного суда, часть вопросов оказались сняты. И мы, действительно, подчиняясь, как законопослушные граждане и служители права, предоставляем сейчас такие льготы. Перечень льгот очень широкий. Но наиболее распространенная категория – это, во-первых, участники войны.



Марьяна Торочешникова: Отечественной войны или вообще всех войн, то есть афганцы...



Евгений Клячин: Лица, приравненные к участникам войны. И даже когда у нас шли дискуссии, и мы спорили, и говорили о том, должны или не должны, я не знаю ни одного случая, чтобы какой-то нотариус требовал оплату с участников войны.



Марьяна Торочешникова: Вне зависимости от того, о каком...



Евгений Клячин: Любое нотариальное действие. Они по всем видам нотариальных действий освобождаются. Есть льготы для инвалидов. Инвалиды первой и второй группы по ряду действий освобождаются на 50 процентов.


Ну, самая распространенная льгота – это по выдаче свидетельства о праве на наследство. Если наследник проживает в том же жилом помещении, в котором он проживал вместе с наследодателем, и продолжает пользоваться этим помещением, которое наследует, то он освобождается от уплаты нотариального тарифа, этот наследник. Поэтому у нас очень много наследственных дел, действительно... это большая проблема, и ее надо решать.



Марьяна Торочешникова: Поскольку это объемные дела, требующие хранения и архивирования.



Евгений Клячин: Очень сложные, самые сложные дела у нотариусов – это, как правило, наследственные дела. Они занимают очень много и времени, и интеллектуально требуют больших усилий, и материальные затраты при осуществлении этой деятельности существуют у нотариусов.


Поэтому, конечно, то, что сегодня мы должны бесплатно... понимая проблемы граждан и понимая, что зачастую им действительно не за что платить – они всю жизнь живут в этой квартире, они считают ее своей, и вдруг им за оформление приходится платить, мы, конечно, предоставляем такую льготу. И наследники не платят сегодня при получении свидетельства о праве на наследство в таких случаях.



Марьяна Торочешникова: Евгений Николаевич, у нас уже есть дозвонившиеся. Давайте послушаем Виктора из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. У меня два вопроса к Евгению Клячину. Первый вопрос. Если нотариус выдает доверенность генеральную...



Евгений Клячин: Выдает доверенность гражданин, а нотариус удостоверяет.



Слушатель: Да. Но гражданин глухой. И в доверенности отсутствует запись, что присутствует сурдопереводчик. По каким основаниям нотариус может удостоверить доверенность глухому человеку, ведь юридически это запрещено?



Евгений Клячин: Виктор, я уточню. Вы имеете в виду, что доверителем является глухонемой, лицо, которое доверяет, да?



Слушатель: Да, доверитель, который доверяет. То есть человек глухой. Хотя по закону о нотариате прописано, что любая доверенность, любое действие зачитывается нотариусом вслух.



Евгений Клячин: Да-да, я понимаю проблему. Если вы говорите о том, что в этом случае не указано в удостоверительной надписи нотариуса о том, что доверенность удостоверена с участием сурдопереводчика, то такую доверенность, конечно, можно оспорить. Поскольку всегда можно доказать, что лицо, выдавшее доверенность, не осознавало характер и смысл совершаемых действий.



Марьяна Торочешникова: Оспаривать в суде, да?



Евгений Клячин: Да, в суде.



Слушатель: Второй вопрос. Теперь самое интересное. Когда лично я обратился к нотариусу, а был договор купли-продажи, присутствовал я и другой сособственник. И после того, как прошло больше месяца, нотариус известила меня о том, что пришло согласие, спустя пропущенный срок, не указав при этом, что срок пропущен...



Евгений Клячин: Извините, чье согласие?



Слушатель: Согласие сособственника на долю квартиры.



Евгений Клячин: Согласие на отчуждение доли в праве собственности.



Слушатель: Да, совершенно точно. Самое главное другое. Когда я затребовал официально дать ответ, то есть подтвердить, что человек не пришел, не заключил никаких сделок, нотариус отвечает следующее, что кроме того, что было получено согласие, других сделок не совершено. И я направил это в Нотариальную палату города Москвы. Пришел ответ за подписью управляющего...



Евгений Клячин: Юрия Ивановича.



Слушатель: Да, Юрий Иванович, совершенно точно. «Как следует со слов нотариуса такого-то, вы на эту сделку не явились...».



Марьяна Торочешникова: Виктор, пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Почему же тогда нотариус... то есть просто были предъявлены документальные доказательства, что я был на сделке.



Евгений Клячин: Вы знаете, я, наверное, отвечу не только вам, но и многим другим радиослушателям. Вот в тех конфликтных ситуациях, которые возникают, когда люди друг друга не понимают, в том числе когда посетитель нотариальной конторы с нотариусом не сходятся в каких-то мнениях... Во-первых, за деятельностью любого нотариуса осуществляется жесткий и строгий профессиональный контроль. А обжаловать действия нотариуса можно так, как вы сделали, - можно обратиться в региональную палату субъекта Федерации. Но это не самый эффективный путь.


Потому что самый эффективный путь – это обжалование в судебном порядке. И прямо закон об этом говорит, что отказ нотариуса совершить нотариальное действие или совершенное нотариальное действие может быть обжаловано в суд. Для этого нотариус, если он отказывается совершить какое-то нотариальное действие, и вы хотите этот отказ обжаловать, то вы можете потребовать у него постановление об отказе в совершении нотариального действия, которое в течение 10 дней он изготавливает, и вы обжалуете его в суде в порядке особого производства. Точно так же вы можете обжаловать нотариальное действие совершенное, если вы с ним не согласны, и тоже можете обращаться в суд.



Марьяна Торочешникова: А сколько времени приблизительно уходит на судебное разбирательство по такого рода делам? И на что может рассчитывать человек, чьи права были восстановлены в суде?



Евгений Клячин: Я могу, наверное, только сказать, что существуют процессуальные сроки рассмотрения дел. Не секрет, что зачастую они судами не соблюдаются. Но это уже вопросы, наверное, не к нотариусу, а вопросы к суду.



Марьяна Торочешникова: Может быть, вы напомните установленные процессуальные сроки?



Евгений Клячин: Насколько я помню, для рассмотрения, во всяком случае... сейчас не могу утверждать, как в новом Гражданско-процессуальном кодексе, а в старом кодексе был установлен месячный срок для рассмотрения судебных споров по гражданским делам.



Марьяна Торочешникова: Евгений Николаевич, а вот в том случае, если суд примет решение, то есть признает, что нотариус действительно нарушил права гражданина, или признает незаконным отказ в совершении нотариального действия, на что может рассчитывать гражданин?



Евгений Клячин: Во-первых, если суд выносит решение противоположное позиции нотариуса и обязывает совершить то или иное нотариальное действие, то нотариус обязан это решение суда выполнить, как и любое другое решение должен выполнить любой гражданин России. Это первое.


И второе. У нас существует норма в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате, что ущерб, причиненный нотариусом, если имели место такие проволочки, если такой отказ вызвал какие-то негативные последствия и гражданину причинен ущерб, то он может требовать возмещения ущерба как путем предъявления претензии непосредственно к нотариусу, а если нотариус не согласен добровольно возместить ущерб, то тоже можно требовать возмещения такого ущерба в судебном порядке.



Марьяна Торочешникова: Речь идет о возмещении материального ущерба или можно требовать и компенсации морального вреда?



Евгений Клячин: Можно требовать и компенсации морального вреда, и такие случаи тоже в судебной практике бывают.



Марьяна Торочешникова: Владимир из города Химки дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Я хочу обратиться к Евгению Клячину с таким вопросом. Помните, был поднят вопрос чуть ли не всенародно об упрощении переоформления документов на 6 соток? И президент дал команду, чтобы это дело сделали. Ну и что на самом деле получается?.. Вот у меня, например, есть договор купли-продажи, свидетельство на землю и так далее. Обращаюсь к нотариусу, а он говорит: «А зачем вам это нужно? Вы собираетесь продавать? У вас все документы действительны».



Евгений Клячин: Владимир, извините, а вы с каким вопросом обращаетесь? К нотариусу вы зачем пришли?



Слушатель: Чтобы мне выдали новое свидетельство на собственность на основании вот этих...



Марьяна Торочешникова: Владимир, большое спасибо за ваш вопрос. Вы несколько меня опередили. Я как раз и хотела поподробнее поговорить о том... речь идет о внесении изменений в ряд законодательных актов, в так называемый закон о «дачной амнистии». Но мы подробнее об этом поговорим чуть позже.


А сейчас послушаем Валентину Васильевну. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Я хочу задать такой вопрос. Я недавно была у нотариуса. Мне 64 года, я инвалид второй группы. И я сделала завещание на дочь племянника, которой 11 лет. И с меня взяли 500 рублей. Сняли с меня, как с инвалида второй группы, только 50 рублей. Правильно это?



Евгений Клячин: Спасибо за ваш вопрос. Он является несколько дискуссионным. Дело в том, что действующий закон позволяет нотариусу, помимо того тарифа, который указан в законодательстве о государственной пошлине, взыскивать оплату за составление проектов договора и за выполнение технической работы. По разъяснениям Министерства финансов, размер такой оплаты определяется нотариусом самостоятельно, с учетом, так скажем, себестоимости выполненных работ и тех реальных затрат, которые нотариус понес при совершении того или иного нотариального действия.



Марьяна Торочешникова: Вот здесь давайте разъясним. Вот эти льготы, о которых мы уже говорили, они касаются только тарифов? То есть вот если тариф установлен 100 рублей для совершения конкретного нотариального действия, то, например, инвалид должен будет заплатить 50 рублей тарифа, а остальное – это оформление, собственно, вот этой доверенности или ведение наследственного дела – это все уже какие-то отдельные...



Евгений Клячин: Да, вы правильно говорите. Потому что законодательство о государственной пошлине предполагает освобождение от уплаты государственной пошлины или от уплаты, соответственно, нотариального тарифа.



Марьяна Торочешникова: То есть в данном случае нотариус действовал правомерно.



Евгений Клячин: Ну, вопрос о цене, об этой оплате, он несколько дискуссионный. И мне самому, честно говоря, не нравится такая неурегулированность деятельности нотариатов в этой части, когда законодатели предоставляют определенную свободу выбора. Все-таки если нотариус действует от имени государства, то я абсолютно убежден в том, что все эти размеры оплаты должны устанавливаться государством.



Марьяна Торочешникова: Хорошо. Спасибо большое.


А сейчас я бы хотела обратиться к вопросу, связанному с реализацией так называемого закона о «дачной амнистии». На самом деле это закон за номером 93, который вносит изменения сразу во множество других законодательных актов, в том числе и в Основы нотариата. Так вот, вот в этом законе, - ну, будем его так и называть «о дачной амнистии», - в частности, установлено, что гражданин теперь вправе поручить всю процедуру регистрации недвижимости – от оформления, сбора необходимых документов до непосредственной регистрации – нотариусу. Однако в прошлом году, когда начал действовать этот закон, не было известно о случаях предоставления людям такой... ну, услугой это не назовем, потому что мы уже договорились, что нотариус – это не предприниматель, но, тем не менее, нотариусы еще не занимались такими делами. Поскольку, я так понимаю, не были установлены тарифы правительством Российской Федерации.



Евгений Клячин: Здесь не только в этом дело. Я бы сказал, что, к сожалению, мы опять имеем дело с законом, который недостаточно совершенен, который не очень эффективен. Потому что наши предложения, когда шла работа над этим законопроектом, сводились как раз к тому... и мы основывались на неком международном опыте, на опыте стран Континентальной Европы, где нотариусы, действительно, играют активную роль, ведут себя не как чиновник за рабочим столом только лишь, а действительно помогают людям совершать некие действия, которые удобнее совершать людям, которые обладают определенными правовыми знаниями.



Марьяна Торочешникова: Ну да. В частности, здесь бы получалась двойная польза. Потому что, во-первых, не нужно стоять в очереди в Госрегистрацию самостоятельно, а во-вторых, нотариус берет на себя ответственность по оформлению сделки, проверяет ее...



Евгений Клячин: Да. Но вот, к сожалению, то, как получилось, что называется, на выходе закона, сейчас эта деятельность нотариуса не является обязательной. Если в первой части нашего разговора я говорил о том, что если к нотариусу обратились совершить нотариальное действие, и он обязан это действие совершить, если нет, естественно, законных препятствий для его совершения, то вот эта деятельность нотариуса по передаче заявлений для регистрации, как сейчас написано, она не написана в отдельных нотариальных действиях, это не нотариальное действие. Это, действительно, если говорить буквально, услуга, которую может оказать нотариус. И наши коллеги-нотариусы, они реально готовы этим заниматься.


Но, к сожалению, ведь для того, чтобы осуществлять эту деятельность, нужны и определенные условия. Естественно, нотариус, как лицо публичное, как лицо, осуществляющее деятельность от имени государства, действующее в интересах неопределенного числа лиц, он не может посвятить свое время, допустим, стоянию в очереди в учреждения Росрегистрации. Тогда получится, что его контора будет закрыта, а он будет стоять в очереди для того, чтобы зарегистрировать право одного гражданина, допустим, а 10 человек будут его ждать, когда он будет оформлять их право на наследство. И к сожалению, здесь, действительно, возникает много вопросов – согласование деятельности нотариата и органов Росрегистрации.



Марьяна Торочешникова: А пока этого не произошло, да?



Евгений Клячин: Пока, к сожалению, этого не произошло. И здесь как раз даже вопрос не... вот вы сказали о том, что вопрос тарифа за эти действия, и здесь как раз меньше всего это влияет, а больше - все-таки отсутствие согласованной позиции.



Марьяна Торочешникова: То есть как это будет все происходить.



Евгений Клячин: Да. Но я должен сказать, что у нас в ряде субъектов Федерации такая работа уже ведется нотариусами. Ну, договорились, определили условия взаимодействия с органами регистрации. Выделяется определенное время для подачи заявления, определяется, может быть, отдельное окно, допустим, для того, чтобы нотариусы вели эту деятельность. И действительно, такая практика... Кстати, из всего большого закона, как вы правильно сказали, о «дачной амнистии», новелла, касающаяся нотариата, она состоит только в этом – в предоставлении нотариусам такой возможности. Но еще раз говорю, поскольку это не записано в виде отдельных видов нотариальных действий, а как продолжение того действия, которое нотариус совершил – либо удостоверил договор, либо выдал свидетельство о праве на наследство, – только в этих случаях, когда сам нотариус совершает это действие – удостоверяет договор, выдает свидетельство, - только по этим делам. То есть не надо рассматривать нотариуса как какого-то курьера. Я пошел, право получил на основании договора в простой, письменной форме, и пришел к нотариусу – иди, как курьер, регистрируй мое право.


Но я надеюсь, что все-таки мы дальше будем работать и по пути развития законодательства, в этом направлении. Еще раз говорю, что существует большой международный опыт в этом вопросе. И я надеюсь, что мы сможем снять ряд проблем путем консультаций, договоренностей о взаимодействии с органами Росрегистрации.



Марьяна Торочешникова: То есть пока все-таки не стоит особенно возмущаться, если нотариус отказывается выполнять вот эти нотариальные действия, да?



Евгений Клячин: Вы знаете, я даже не сказал бы, что мне были известны такие факты, когда нотариус реально отказывает. Я, наоборот, знаю много примеров, несмотря на отсутствие каких-то договоренностей, согласования процедуры такой передачи, все-таки нотариусы берут на себя эту функцию...



Марьяна Торочешникова: Просто это следовало по логике вещей из того, что нам рассказывал дозвонившийся слушатель.



Евгений Клячин: Я, кстати, из вопроса нашего слушателя так и не понял, зачем он пришел к нотариусу. Вот если бы он еще сказал, какое действие нотариус не стал выполнять.



Марьяна Торочешникова: Получать свидетельство нового образца.



Евгений Клячин: Так ведь не нотариус выдает свидетельства.



Марьяна Торочешникова: Это понятно. А он хотел поручить это действие нотариусу, и нотариус должен был идти в Госрегистрацию...



Евгений Клячин: А вот в этом, может быть, ошибка и состоит. И я попытался уже ответить на этот вопрос, говоря о том, что не по любому набору прав, не по любому праву нотариус может передавать документы для регистрации, а только в том случае, если он сам удостоверил договор или выдал свидетельство о праве на наследство.



Марьяна Торочешникова: Вот это очень важное уточнение, и хорошо, что вы его повторили.


Давайте послушаем Людмилу из Москвы, она дозвонилась на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Евгений Николаевич, у меня такой вопрос. Я в 2004 году часть дома перевела через нотариуса - сделку эту совершил нотариус Мытищинского района Головешкина - с дочери на мать. То есть вот я – мать, а дочь мне как бы половину своей доли... И нотариус все оформила. Заплатили мы ей деньги – 3 с чем-то тысячи. Она налог в налоговую инспекцию отправила. Все, в общем, как положено. Я сдала на регистрацию в Мытищинском районе в 2004 году. Но регистрацию мне до сих пор не совершили под видом какого-то строительства, которое ведут. Там незаконно прописали семью, моего двоюродного брата выжили. Тоже с нотариусом был непорядок – не в 6-месячный срок и не сыну дали долю, а дали не известно кому. И в общем, получается, что мои документы до сих пор находятся в Управлении регистрации Мытищинского района. Все документы они у меня забрали, а регистрацию мне не дают. Дело в суде. Суд вынес решение, что обязаны мне выдать регистрацию. А они еще построили двухэтажный дом на этой территории, и опять у них... А мне до сих пор вот эти документы не выдают.



Марьяна Торочешникова: Людмила, спасибо за ваш вопрос. Мне кажется, что он все-таки несколько не по адресу.



Евгений Клячин: Вот я как раз хотел сказать, или претензия к работе нотариуса, или, может быть, вы спасибо хотите нотариусу сказать за то, что он все хорошо сделал, а Росрегистрация не совершает регистрацию права вашей дочери. Просто хотелось бы поконкретнее, в чем суть претензий.



Слушатель: У меня к нотариусу нет никаких претензий, наоборот, я очень даже ей благодарна.



Марьяна Торочешникова: Спасибо большое, Людмила.



Евгений Клячин: Спасибо за благодарность.



Марьяна Торочешникова: Мне просто нужно в ближайшее время пригласить кого-то в эфир из Росрегистрации, потому что я думаю, что вот к этим товарищам вопросов очень много уже накопилось у людей.


Нина Викторовна из Тамбовской области, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У нас такой вопрос. Вот постановлением Тамбовской коллегии, Нотариальной коллегии Тамбовской области, все население города Моршанска, в котором я проживаю, разделено между четырьмя нотариусами по алфавитному порядку.



Евгений Клячин: По наследству.



Слушатель: По вопросам наследства, да. И вот такой вопрос. Тот нотариус, который обслуживает нас - по фамилии, он нас не устраивает, но мы не имеем права выбрать другого нотариуса. Вопрос. Не является ли это нарушением гражданских прав? И имеем ли мы право выбрать другого человека, который относится более качественно и более ответственно к работе?



Евгений Клячин: Спасибо за ваш вопрос, Нина Викторовна. Я могу только такой вопрос вам задать. А если у вас, допустим, какой-то гражданский спор в суде, и вас судья не устраивает, вы можете заявить отвод, но отвод вам не удовлетворят. Все-таки не надо нотариуса рассматривать с той позиции, допустим, какая у него прическа. Вам кажется, что у него уровень профессиональных знаний недостаточен. Но для того чтобы их оценивать, наверное нужно...



Марьяна Торочешникова: Нет, здесь речь идет о том, что все-таки нашей слушательнице кажется, что более ответственно относится нотариус...



Евгений Клячин: Да, я отвечу так, как говорит закон. В том случае, если в нотариальном округе есть государственные нотариальные конторы, они осуществляют выдачу свидетельств о праве на наследство. Если государственных нотариальных контор нет, то порядок выдачи свидетельств о праве на наследство определяет Нотариальная палата совместно... раньше с Управлением юстиции, а сейчас с Управлением Федеральной регистрационной службы. Видимо, такое решение есть. И бывают, конечно, случаи, когда Нотариальные палаты совместно с Управлением юстиции изменяют порядок выдачи свидетельств о праве на наследство. Если вы обратитесь с этим вопросом и аргументируете, почему, как вам кажется, этот нотариус не должен вести эту деятельность, то я думаю, что при убедительности ваших доводов ваше ходатайство будет удовлетворено.



Марьяна Торочешникова: Но, в принципе, вот уж какой есть, такой и есть, если речь идет о наследственных делах. Но здесь, я думаю, еще и технического рода проблема.



Евгений Клячин: Безусловно.



Марьяна Торочешникова: Потому что это хранилище, это архив.



Евгений Клячин: Это же, действительно, очень важные вопросы, связанные с правом на наследство. И здесь такой порядок жесткой регламентации, он устанавливается именно для того, чтобы избежать возможности дублирования. Представьте, на один объект один нотариус заводит одно наследственное дело, а второй нотариус заводит второе дело. И один выдает одним наследникам, другой – другим, судебные споры, недовольство, нервы, деньги и так далее. Поэтому это не чья-то прихоть, не для того, чтобы граждан в определенные рамки поставить, а именно для того, чтобы как раз была обеспечена защита, в том числе, и их прав.



Марьяна Торочешникова: Но если уж совсем не нравится и много претензий, тогда, как сказал Евгений Николаевич, действительно, можно обратиться в региональную Нотариальную палату и попросить каким-то образом решить этот вопрос.


Игорь Григорьевич из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. На днях было озвучено дело Садретдинова - это нотариус, который по делу об убийстве Хлебникова проходил. Он присвоил себе чужую квартиру. И в основном он получил срок за это. Но вот я столкнулся с таким положением, что у нас 2 миллиона детей бездомных, миллионов 20 взрослых бездомных, которые стали бомжами, и все это дело рук нотариусов. Садретдинов, он один такой попался.



Марьяна Торочешникова: Игорь Григорьевич, спасибо большое. Я поняла, к чему вопрос. Мне тоже очень бы хотелось его задать.


Еще года четыре назад «черный нотариат» и «черный нотариус» - это уже было устоявшееся выражение. Сейчас вроде об этом или меньше говорят, или их стало действительно меньше. Каким образом вы ведете (простите за пафосное слово) чистку рядов и борьбу за чистоту нотариальных рядов?



Евгений Клячин: Да, к сожалению, приходится, в том числе, отвечать и на такие не очень, скажем, приятные вопросы. Но не только потому, что я отстаиваю интересы корпорации, которую представляю, но и основываюсь на реальных фактах. Вот когда говорят по телевидению... действительно, вы правы, когда говорите о том, что было несколько лет назад, ни один сериал не обходился без «черного нотариуса». А сейчас это стало пореже. И даже наоборот, нотариус предстает в том образе, в котором...



Марьяна Торочешникова: ...вам бы хотелось его видеть, в том числе.



Евгений Клячин: Не только мне. Я думаю, что и всем радиослушателям, в том числе и Радио Свобода.


Но я всегда задаю вопрос: а где те реальные факты... Вот сказали: «Да, нотариус Москвы, который был недавно осужден... Кстати, приговор еще не вступил в законную силу. И читая, безусловно, с большим вниманием все комментарии по этому делу, я для себя не нашел ответа на многие вопросы. Потому что, действительно, судебная процедура, она достаточно сложная. И процесс доказывания – это тема отдельного разговора. А что установил суд, мы будем говорить после того, как приговор вступит в законную силу.


Категорически не согласен с тем, что 20 миллионов, как сказал уважаемый Игорь Григорьевич...



Марьяна Торочешникова: ...оказались на улице по вине нотариусов.



Евгений Клячин: Категорически с этим не согласен. Да, кроме этого факта, может быть, есть еще несколько судебных дел, по которым нотариусы признаны виновными.



Марьяна Торочешникова: Евгений Николаевич, ну, не несколько... Несколько – это одно-два. Все-таки согласитесь, что больше. Я понимаю, что вам хочется встать на защиту представителей корпорации, но все-таки больше.



Евгений Клячин: Но именно уголовных дел с выводами о вине нотариусов, ну, хорошо, их больше, чем то число, которое бы нас устраивало. Я с этим соглашусь. Но, тем не менее, конечно, нельзя делать выводы о том, что нотариусы – это пособники преступных группировок. И если такие случаи выявляются, ну, во-первых, безусловно, пожизненная дисквалификация.


Я уже говорил в ходе этой передачи о том, что за нотариусами существует жесткий профессиональный контроль. У нас ежегодно, по нашей статистике, по Российской Федерации 20-25 нотариусов лишаются права нотариальной деятельности не потому, что они сами этого захотели, а потому, что Нотариальные палаты субъектов Федерации, имея право, предоставленное законом, обращаются в суд, и суды соглашаются с этими ходатайствами и лишают таких недобросовестных людей, которые себя не имеют права называть нотариусами, таких полномочий.


Поэтому, конечно же, ни в коем случае не следует рассматривать, что у нас такая обстановка панибратства, круговой поруки. Вот я бы очень не хотел, чтобы складывалось такое впечатление. И о фактах нарушения нотариусами закона мы часто узнаем, в том числе, и от наших средств массовой информации, и при непосредственном обращении граждан на прием в Нотариальные палаты субъектов Федерации, к нам. И мы, я вас уверяю, не оставляем ни один такой факт без внимательного рассмотрения.



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Евгений Николаевич.


И слушаем Эдуарда Ивановича из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Евгений Николаевич, мне был 50 лет тому назад выписан паспорт на основании копии свидетельства о рождении. Но дата моего рождения в паспорте и в свидетельстве не совпадает на 20 дней. Четыре месяца назад умерла мать, ну и мне полагается одна четверть квартиры, в которой она жила. Скажите, пожалуйста, не будет ли это препятствием, когда я заявлю свои права вот на эту четверть квартиры? И обязательно ли мне это надо сделать в течение шести месяцев со дня смерти матери?



Евгений Клячин: Для того чтобы вступить в право наследования.



Марьяна Торочешникова: До истечения шести месяцев.



Евгений Клячин: Вы должны подать заявление о принятии наследства в течение шести месяцев после того, как открылось наследство, то есть когда умерла ваша мама.


А документы, конечно, всегда должны быть у нас всех в порядке. К сожалению, часто бывает так, что мы об этом вспоминаем только тогда, когда надо нанести визит к нотариусу в том числе. Я не могу сейчас вам ответить, насколько может повлиять эта ситуация, но для того, чтобы подать заявление о принятии наследства, можно и по другому документу, удостоверяющему личность, если этот документ не будет вызывать сомнений у нотариуса в том, что...



Марьяна Торочешникова: Военный билет, например.



Евгений Клячин: Да. Заграничный паспорт.


А вот все-таки для того, чтобы получить свидетельство о праве на наследство, я бы вам советовал все-таки либо... Здесь есть несколько путей решения этого вопроса. Либо вы можете в судебном порядке установить принадлежность документа конкретно лицу – вам, например, или попробовать все-таки заменить паспорт в связи с обнаружившимся несоответствием.


Но еще раз призываю не только вас, но и всех граждан – наши документы должны быть в порядке, чтобы потом не пришлось ходить по судам и устанавливать то, что совершенно очевидно.



Марьяна Торочешникова: Валентин Николаевич из Московской области дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Евгений Николаевич, у меня в 2005 году умер отец, и оставил нам земельный участок без построек. Завещание он не написал. Проживал последние годы жизни в Москве, а участок находится в Московской области. Свидетельство на право собственности на участок оформлено. Первый экземпляр свидетельства на право собственности, к сожалению, был утерян. Когда я обратился в организацию в Орехово-Зуевском районе Московской области, мне выдали документы, ну, копии со второго экземпляра и другие. Московский нотариус не принимает такие формы и требует другие документы, которые московскими, областными и Нотариальной палатой, и Роснедвижимостью отменены. И я с сентября, четыре месяца, ничего не могу подвинуть. Скажите, есть ли строгий порядок, какие документы требуется представлять на наследство, когда один из них потерян?



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Валентин Николаевич.



Евгений Клячин: Я вообще не любитель давать консультации, не видя документов, и я не могу сейчас говорить о том, прав или не прав нотариус, требуя тот или иной документ. Но я уже отвечал и еще раз могу сказать, что... во-первых, ваш вопрос непосредственно о перечне документов. Какого-то определенного перечня документов, установленного законом, не существует. Нотариус должен совершить нотариальное действие после подтверждения тех фактов, которые он удостоверяет. Если он считает, что эти документы, которые вы представляете, не удостоверяют право наследодателя на этот земельный участок, то есть два пути: либо вам согласиться и получить тот документ, который просит нотариус, либо попросить у нотариуса постановление об отказе выдачи свидетельства о праве на наследство, которое вы можете обжаловать в суде, а суд решит, прав нотариус или нет.



Марьяна Торочешникова: А я так понимаю, что тот документ, который требует нотариус в Москве, невозможно получить, потому что решением властей Орехово-Зуево такие документы не предоставляются. Вот в чем там загвоздка. Но я думаю, что это, наверное, нужно просто в частном порядке...


Евгений Николаевич, а у вас есть в Федеральной палате дни личного приема или какая-то «горячая линия» открытая, куда можно позвонить?



Евгений Клячин: Приема нет. Но к нам обращаются граждане, в том числе и по вопросам правового характера. На нашем интернет-сайте открыта такая рубрика, в которой можно задать вопрос.



Марьяна Торочешникова: И вы на него отвечаете?



Евгений Клячин: Да. Сайт: « www .notariat.ru».



Марьяна Торочешникова: И вот на этот сайт можно зайти и оставить вопрос.


Владимир из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. В приватизированной квартире проживали бабушка с внучкой. Бабушка умерла. Вот сейчас требуют еще раз приватизировать эту квартиру девочке и все документы переоформлять на себя. Правомочно ли это? И требуется для этого доверенность отца этой девочки, так как он является прямым наследником этой квартиры. И что это будет стоить внучке? Спасибо.




Евгений Клячин

Евгений Клячин: Спасибо за ваш вопрос. Правда, он не очень понятен. Что это значит – второй раз приватизировать. Видимо, речь все-таки идет о получении... квартира была оформлена в собственность, приватизирована на бабушку, бабушка была собственником квартиры.



Марьяна Торочешникова: С учетом интересов несовершеннолетней.



Евгений Клячин: А сейчас, если было свидетельство... вернее, если эта бабушка сделала завещание в пользу внучки, то надо получать свидетельство о праве на наследство на эту внучку. А если она несовершеннолетняя и не может сама совершать эти действия, то за нее должны эти действия по получению свидетельства о праве на наследство совершить ее законные представители. А вот если завещания не было, то внучка в этом случае наследником не является. И если у этой умершей бабушки есть сын или дочь, то будут они и, соответственно, другие наследники, которые имеют право на наследование по закону.



Марьяна Торочешникова: Я так поняла, что тут несколько иная ситуация. Насколько я поняла, то бабушка приватизировала эту квартиру уже в то время, когда там проживала ее внучка, с учетом ее интересов. То есть она уже является сособственником этой квартиры. Но это отдельный разговор...



Евгений Клячин: В любом случае, после смерти бабушки ее права собственности должны перейти к ее наследникам. Если есть завещание, то к наследникам по завещанию. Если завещания не было, то к наследникам по закону.



Марьяна Торочешникова: И прочитаю вопросы с пейджера. Анна пишет: «Ни в одной нотариальной конторе не вывешена информация о полагающихся скидках». Речь идет, видимо, о льготах.



Евгений Клячин: Ну, насчет того, что нет ни одной, я не могу согласиться. Потому что я сам бываю в нотариальных конторах и вижу, что такие объявления там есть.



Марьяна Торочешникова: «Должен ли нотариус при сдаче документов для открытия наследственного дела давать взамен документ, подтверждающий сдачу этих документов в срок?». То есть когда человек отдает...



Евгений Клячин: Я понимаю. Чтобы потом было, с кого спросить. Не возбраняется, если нотариус выдаст вам расписку в том, что ему такие документы представлены. И многие нотариусы это делают даже в своих интересах, чтобы затем гарантировать, что они действительно такую работу проводили.



Марьяна Торочешникова: Не возбраняется и многие делают... То есть, значит, они не обязаны это делать?



Евгений Клячин: Закон этого не требует.



Марьяна Торочешникова: «Чиновник Орехово-Зуевского района Подков называет генеральную доверенность за подписью нотариуса Стрюкова «филькиной грамотой». Каким способом можно убедить его в обратном?», - спрашивает Лариса из Подмосковья.



Евгений Клячин: Разговор у нас приобретает юмористический характер. Я могу только сказать, что если чиновник подобного рода комментарии делает, то это говорит о его низкой правовой культуре.



Марьяна Торочешникова: Ну и что делать с этим чиновником, совершенно не понятно.



Евгений Клячин: У нас есть закон, который предоставляет право гражданам обжаловать действия должностных лиц.



Марьяна Торочешникова: Спасибо большое, Евгений Николаевич.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG