Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы при получении выплат по ОСАГО


Евгения Назарец : Тема выпуска – «Проблемы при получении выплат по обязательному страхованию автогражданской ответственности.



Анатолий Горлов : Точка зрения представителя страхового бизнеса и простого водителя.



Евгения Назарец : Статистика автостраховщиков утверждает, что лишь 0,1 процента их клиентов имеют претензии к срокам выплат компенсаций по страховому случаю. Но, во-первых, подсчитаны лишь те, кто попытался бороться с нерасторопностью системы. Во-вторых, даже 10 тысяч недовольных водителей за три года работы ОСАГО – это тоже много.


Толя, как ты думаешь, приведенная мною статистика Российского союза автостраховщиков отражает истинное положение дел?



Анатолий Горлов : Наверняка, нет. По моим данным, статистика гораздо выше, наверное, раз в три. Может быть, не все водители просто обращались за помощью. Но, собственно говоря, в этой ситуации мы сегодня и будем разбираться.


У нас в гостях водитель Марина Триголос и заместитель генерального директора одной из страховых компаний Екатеринбурга Николай Егошин.



Евгения Назарец : Сейчас «Время за рулем» на Радио Свобода продолжают автомобильные новости. У микрофона Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Президент России Владимир Путин подписал закон, отменяющий специальные регистрационные знаки на автомобилях сенаторов и депутатов Госдумы. Особые государственные номера ставили чиновников в привилегированное положение. Инспекторы ГИБДД не смели останавливать такие машины даже в случае грубых нарушений Правил дорожного движения. Напомним, что в конце прошлого года отменены так называемые «мигалки». Теперь спецсигналами будут оснащены всего 977 автомобилей оперативных и специальных служб.


Верховный суд России разрешил автовладельцам не снимать машины с учета в случае продажи. Достаточно будет составить договор купли-продажи и передать документы на автомобиль новому владельцу, который заново будет регистрировать машину. Однако некоторые эксперты полагают, что новые правила спровоцируют рост количества угонов автотранспорта и облегчат задачу легализации краденого транспорта. Представители МВД подали кассацию на решение Верховного суда.


МВД предлагает вернуть сотрудникам ГИБДД право взимать штрафы на месте нарушения. Этого права инспекторов лишили три года назад в целях борьбы с коррупцией. Однако поборов на дорогах меньше не стало, зато 70 процентов нарушителей не оплачивают штрафы и не боятся наказания. В этом году начнет действовать Единая информационная база данных ГИБДД. Сведения о злостных нарушителях станут доступны для страховых компаний, а это повлияет на цену полиса обязательной автогражданки.


По данным Федеральной службы страхового надзора за три года действия обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев, всего 27 процентов участников рынка ОСАГО приблизились к критическому порогу убыточности или преодолели его. А самыми убыточными транспортными средствами оказались троллейбусы. Коэффициент убыточности – 118 процентов, такси – 101 процент, автобусы – 79 процентов и трамвай – 73 процента убыточности.


Европейская комиссия намерена ввести ограничения на выброс вредных веществ до 120 граммов на один километр. Новые экологические стандарты больнее ударят по немецким автопроизводителям, чем по их конкурентам из Франции и Италии. Об этом заявил глава компании Porsche Венделин Видекинг. Германия производит в основном спортивные и роскошные автомобили, которые не отличаются чистотой выхлопных газов, в отличие от массовых французских и итальянских автомобилей. В компании Porsche признают, что выбросы CO 2 у их автомобилей в два раза больше, чем предлагает Еврокомиссия.


В Нью-Йорке в феврале откроется первая автоматизированная стоянка для машин. Площадка, на которой водитель оставляет автомобиль, под управлением компьютера опускается в подземный гараж жилого дома и доставляет машину на свободное место. Прежде чем опустить машину в низ, электроника проверят – покинул ли водитель салон и закрыты ли двери автомобиля.



Евгения Назарец : К началу этого года в России было заключено 88 миллионов договоров ОСАГО. По статистике ежегодно наступает более 3 миллионов страховых случаев. Самая главная претензия к страховым компаниям, по признанию Российского союза автостраховщиков, - слишком долгие сроки выплат. Рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова : За три года ОСАГО жители Уральского федерального округа потратили на страховые взносы почти 3 миллиарда рублей. Автовладелец платит деньги, и имеет полное право ждать, что в случае ДТП ему быстро возместят ущерб. Но, по-прежнему, основная причина недовольства страхования автогражданки – задержки выплат. Треть жалоб связана с тем, что клиенты не до конца понимают закон, а в остальных случаях Российский союз автостраховщиков помогает водителям. Руководитель представительства Союза в УрФО Александр Никитин не удивляется таким накладкам.



Александр Никитин : Мы все хотим жить по западному образцу. Это очень замечательно. Но западный страховой рынок складывался в течение нескольких десятилетий по обязательному страхованию. Мы прошли первые три года.



Ирина Мурашова : Впрочем, полностью опираться на зарубежный опыт автострахования нельзя, считает начальник отдела управления методологией и страхования РСА Дмитрий Поздняков. Например, не все специалисты одобряют идею Союза по упрощенному оформлению происшествий. Если есть два участника, нет пострадавших, а ущерб составляет менее 25 тысяч, то можно будет обойтись и без ГИБДД. Но у этой удобной и оперативной схеме могут быть трудности.



Дмитрий Поздняков : Некоторые опасения у страховщиков вызывает сама эта процедура – возможным всплеском мошенничества, поскольку менталитет нашего населения все-таки отличается от европейского. Идя по этой процедуре, мы все-таки должны объединить свои усилия, в том числе по противодействию со страховым мошенничеством.



Ирина Мурашова : Упрощенное оформление происшествия с простым обменом двух его участников полисами – пока будущее. А в настоящем водителям приходится бороться с задержками выплат. Чаще всего споры возникают из-за цены.



Дмитрий Поздняков : Отсутствие единых стандартов оценки ущерба, нанесенного имуществу, приводит к тому, что в настоящий момент колебание стоимости восстановительного ремонта может различаться в четыре раза. Реально оценка одного и того же эксперта от другого может быть 7,5 тысяч, 28 тысяч. И совершенно спокойно в суде эксперт может доказать, что его методика правомерна. Отсутствие реестра экспертов-техников и отсутствие возможности иметь некую ответственность этих экспертов за результат той работы – это тоже проблема, которую необходимо решать. Для того чтобы, собственно говоря, эти спорные вопросы снять, мы разрабатываем единую методику оценки вреда и ведем аккредитацию экспертов-техников.



Ирина Мурашова : Единая методика и аккредитация снизят число споров и разгрузят суды, которые сейчас вынуждены рассматривать конфликты, возникающие из-за решений разных экспертов-техников.



Дмитрий Поздняков : По нашей оценке, на рынке более 4,5 тысяч экспертов-техников или оценщиков, которые занимаются оценкой ущерба. Мы хотим выявить из них лучших, которые, действительно, могут работать на поле ОСАГО. Базовые требования, которые мы предъявляем к аккредитуемым экспертам-техникам – это наличие профессионального образования, это обязательный стаж работы экспертом-техником не менее одного года, это выполнение не менее 50 заключений, это обязательное страхование ответственности эксперта за ту деятельность, которую он осуществляет, и отсутствие жалоб потребителей услуг, в первую очередь по той деятельности, которую они осуществляют.



Ирина Мурашова : Еще одна причина задержки страховых выплат – недобросовестность компаний. За три года ОСАГО 12 страховых компаний в России были лишены лицензии на работу по собственному желанию, или за нарушения, или как банкроты. Два первых таких случая произошли в Уральском федеральном округе. На момент отзыва лицензии у вышедших из дела страховщиков был 425 тысяч договоров с клиентами по ОСАГО. Комментирует руководитель представительства РСА в УрФО Александр Никитин.



Александр Никитин : Обязательств было не исполнено много. Благодаря тому, что были по инициативе РСА внесены изменения, чтобы выплачивать за компании с отозванными лицензиями из Фонда компенсационных выплат Российского союза автостраховщиков, мы этим делом активно занимаемся.



Ирина Мурашова : Компенсационный фонд работает с 2005 года. За это время только в Екатеринбурге рассмотрели около 700 таких заявлений. 500 клиентов уже получили деньги, с гордостью рапортует Российский союз автостраховщиков. 500 клиентов – это еще не все, да и ждать положенных выплат в течение года многовато. Убедился на своем опыте екатеринбуржец Юрий Глазков. В ДТП он попал не по своей вине, а в страховой компании, которая должна была оплатить ущерб, как раз отозвали лицензию.



Юрий Глазков : Мало того, что в меня, в мою машину въехали, мне еще в отличие от того, кто в меня въехал, пришлось бегать по огромному количеству инстанций, терять время, нервы. Подрезал, зацепил мне крыло, бампер – мелочь, тем более что моя машина и так драная уже. Дважды был в ГАИ. Сколько раз был в страховой компании, я уже и не помню. Сам ездил на экспертизу, оплачивал эту экспертизу, еще раз ездил - получал заключение.



Ирина Мурашова : Рассказы об историях, подобные той, которая случилась с Юрием, и разговоры о проблемах с ОСАГО – не редкость в водительской среде. Но надзорные органы считают, что чаще все это преувеличение. За три года Инспекция страхового надзора в УрФО рассмотрела более 300 жалоб на страховые компании – это 0,1 процента от всех случаев выплат.



Анатолий Горлов : Марина, в чем суть проблемы, с которой вы столкнулись?



Марина Триголос : Вот уже полтора года не могу добиться выплаты по автогражданке.



Евгения Назарец : А началось все с того, что вы столкнулись не с проблемой, а, наверное, с вами столкнулась какая-то машина?



Марина Триголос : Да, и даже две.



Николай Игошин : И, наверное, не с вами, а с вашей машиной?



Смех в студии



Марина Триголос : Да, так и было.



Евгения Назарец : И сейчас вы знаете, когда вам, наконец, поступят эти выплаты, или до сих пор не знаете?



Марина Триголос : Нет, до сих пор не знаю. Сейчас уже мы прошли по всем судам всевозможным. Где-то это все равно плывет до сих пор. Дата неизвестна.



Анатолий Горлов : А как развивались события после ДТП?



Марина Триголос : Пришли в страховую компанию.



Анатолий Горлов : Виновника?



Марина Триголос : Да, виновника. Пришли в страховую компанию виновника. Нам там выдали перечень документов, которые нам необходимо собрать. Мы их собрали буквально в течение 10 дней. Нам дали страховую компанию и сказали – ждите 15 дней. После этих 15 дней нам сказали, что еще не скоро ваше дело даже будет рассматриваться. Может быть, это из-за того, что под Новый год дело было, или не знаю из-за чего, в общем, к нам как-то так отнеслись… После того, как прошли эти 15 рабочих дней, мы попытались поторопить эту ситуацию, потому что нужна машина, нужны деньги, мы начали писать жалобы. Писали в РСА жалобы. Потом они на нас просто в суд подали, обвинив нас в том, что мы мошенники и все подстроили.



Евгения Назарец : О! Вот здесь я предлагаю пока оставить подробности для дальнейшего разговора. Есть вопрос и к Николаю. Вот РСА и Страховой надзор приводят данные, что случай Марины ужасно нетипичен, что только 0,1 процента жалоб возникает на долгие выплаты в страховых случаях. Действительно ли это так, по практике вашей страховой компании?



Николай Игошин : На самом деле, статистика такая существует. Действительно, от количества застрахованных количество жалоб не очень большое, я бы сказал, наоборот – очень маленькое. Люди иногда не жалуются. На сегодняшний день количество обратившихся с жалобой невелико. Основные жалобы происходят, действительно, по срокам. Основные жалобы происходят по суммам.



Евгения Назарец : Марина, то, что вы оказались так настойчивы в случае с возмещением вашего ущерба, это обусловлено тем, что он был значительный?



Марина Триголос : Я торопилась, потому что мне нужна была машина. Я взяла вторую машину в кредит. Мне не на что было восстанавливать свой автомобиль. Он у меня стоял два месяца на стоянке просто разбитый.



Евгения Назарец : То есть он серьезно пострадал?



Марина Триголос : Он серьезно. Я его принесла туда буквально на руках.



Анатолий Горлов : Какую сумму ущерба насчитали эксперты?



Марина Триголос : Эксперты насчитали 100 тысяч с лишним. Но по суду нам потом разделили просто 160 пополам – по 80 тысяч. Даже урезали.



Николай Игошин : Когда мы говорим 160 пополам, видимо, было два пострадавших. Стоит на этом сделать акцент.



Марина Триголос : Да, да.



Николай Игошин : То есть было больше лимита, установленного законодательством. Мы, конечно, говорили с Мариной о том, что в данной ситуации подавать в суд надо было не только на страховую компанию, но и на виновника. Ведь остаток ущерба, который не выплачивает страховая компания, полностью ложится на виновника. Он обязан ее вернуть. Вопрос в том, как и когда? Это вопрос опять нервов, времени и ног. По другому не скажешь.



Евгения Назарец : Очевидно, чтобы разбираться в суде, понадобились услуги адвокатов и другие хлопоты. Расскажите немного об этом. Насколько это тяжело для простого водителя?



Анатолий Горлов : Кстати, это еще дополнительные траты.



Марина Триголос : Которые не возместили, кстати, в суде. Потом они признали, что «вы могли адвоката нанять и за 30 тысяч, и за 50». Они сказали, что «это абсолютно ваши дела, и мы не будем никакие деньги платить за это» - ни за пошлины, ни за что. Хотя нас, в принципе, предупреждали, что все потом нам заплатят за это.



Анатолий Горлов : Николай Иванович подсказал, как можно действовать. Вы будете еще один иск подавать в суд?



Марина Триголос : Нет.



Евгения Назарец : Устали?



Марина Триголос : Я не могу больше.



Николай Игошин : На самом деле, я считаю, что вот эта неудовлетворенность нашей системой складывается из многих показателей. Первое – это, прямо скажем, некачественная или отвратительная работа конкретной страховой компании. Может быть, несвоевременная реакция надзорных органов, куда обращались – два. Не всегда компетентность тех специалистов, к которым вы приходили, я имею в виду адвокатов, я имею в виду судью, судебных приставов, либо, может быть, нежелание работать. Как дополнительный фактор – это собственное время, которого как всегда не хватает. Ведь жизнь не останавливается – необходимо работать, зарабатывать, чтобы не то, чтобы отработать тот кредит, который был взят в дальнейшем. Все это, наложившись в дальнейшем в одном месте в одно время, привело к тому, что прошло полтора года. В данном случае, существенный критерий – полтора года.


Если у меня спросить, что делать дальше, то я все-таки посоветую обратиться в суд. Теперь уже известна дорожка, на самом деле, - по пройденному пути идти гораздо проще. В данной ситуации, имеет смысл тому же адвокату дать точно такое же задание и глобально добиваться своей цели. Виновность установлена, решение суда есть. Осталось только подтвердить решение суда в части превышения затрат. Туда же включить затраты, связанные с судебным производством (все целиком), потому что страховая компания, в данном случае, выплатила максимальную сумму и больше не сможет выплатить. И нужно добиваться этого просто.


Человек, имеющий машину, имеет какое-то имущество. Конечно, нужно сначала узнать, есть ли у него это имущество. Может быть, это человек, который живет по доверенности. Тогда все эти хлопоты будут бесполезны, к сожалению.



Евгения Назарец : Марина, вы сказали, что обращались в Страхнадзор или в Союз автостраховщиков?



Марина Триголос : В РСА.



Евгения Назарец : И какова была реакция?



Марина Триголос : Они отписку мне написали, что мы рассмотрели, но вот так и так, вы поймите… И даже никак не посодействовали. Сказали – о! вам долго ходить, мы давно уже хотим сократить из общего перечня страховых компаний. Но, тем не менее, для этого что-то необходимо.



Анатолий Горлов : Николай Иванович, и все-таки в чем основные причины задержки выплаты компенсации в случае ДТП?



Евгения Назарец : Частично вы уже сказали, что там и с законодательством, и с…



Николай Игошин : На самом деле, даже в том, что солнце не светит. Вы задали мне такой обширный вопрос, на который ответить конкретно я просто не смогу. Я могу только, может быть, предположить в чем причина в данной ситуации, но есть два аспекта, я ошибусь 50 на 50, потому что всей истории целиком я не знаю, документов оригинальных я не видел. Если Марина готова, то я готов посмотреть. Может быть, свою резолюцию, какие-то рекомендации какие-то предоставить. Воспользуется или не воспользуется – это вопрос уже второй.


Но что я уже услышал? Первое – не все рычаги задействованы на сегодняшний день были. На сегодняшний день однозначно можно говорить, что над любым сотрудником, который работает в страховой компании, есть руководитель. Конечно, руководители бывают разного уровня. Когда мы говорим про Екатеринбург, это может быть руководитель филиала, у которого есть руководитель в городе-герое Москве, либо в любом другом городе, когда мы говорим про страховую компанию.



Анатолий Горлов : Это, кстати, как раз тот случай.



Николай Игошин : Кроме того, не беря руководство страховой компании, есть СМИ, которые благоприятно влияют на решения неудач и проблем, к слову сказать. И не раз это подтверждалось. В-третьих, есть органы, которые осуществляют надзор за деятельностью страховых компаний. В частности, мы говорим про РСА. Мне несколько обидно слышать оценку, которая прозвучала, о том, что РСА не совсем выполнила свои обязательства перед пострадавшим, перед страхователем в частности. Я думаю, что этот вопрос надо немножко отказать назад, посмотреть и вернуться. И самое главное – у нас есть Росстрахнадзор. Это организация, которая впрямую занимается вопросами, я бы сказал, удовлетворения жалоб населения. Потому что оно отвечает за контроль деятельности страховых компаний. Глобально, не касаясь суда и всех остальных инстанций, которые мы уже прошли, вот несколько направлений, куда надо было идти одновременно или поэтапно, если не было возможности либо желания сделать это одновременно.


Поэтому на сегодняшнем этапе могу сказать, что имеет смысл разговаривать с Российским союзом автостраховщиков, но в Москве. Причем, имеет смысл в данном случае разговаривать на листе бумаги. Как я понимаю, уже есть ответ, есть претензия, есть, что показать и есть, что потребовать, в том числе от исполнения обязанностей самим РСА. Имеет смысл написать, прийти, позвонить в Росстрахнадзор. Находится он у нас здесь недалеко, открыт для всех желающих. Они оперативно реагируют на подобные вещи. Имеет смысл, первое, не терять надежду и верить в счастливое завтра.



Евгения Назарец : Сейчас Павел Константиновский с обзором некоторых автомобильных изданий.



Павел Константиновский : Вместо «Москвича» - Renault Symbol , вместо «Волги» - Chrysler Sebring , вместо Ижа – Kia Spectra и еще 14 новых заводов, 22 новые модели. Родной автопром возрождается в новом качестве после тяжкого перестроечного похмелья. Это наблюдение «Пятого колеса». По нехитрым подсчетам экспертов, через несколько лет в России будут производить 700 тысяч легковых автомобилей с иностранными названиями, а, а может быть, и больше. Впрочем, издание предлагает не забегать далеко вперед.


Россияне купили в прошлом году больше автомобилей, чем зажиточные испанцы или французы, подсчитал журнал «Пятое колесо». Всего было продано 2 миллиона 60 тысяч машин, включая подержанные иномарки аж на 32 миллиарда долларов. Западные аналитики чешут затылки – откуда у россиян такие деньги? Издание объясняет просто – доходы среднего класса растут значительно быстрее. В прошлом году автолюбители активно использовали кредитные деньги. Наконец, на рост автомобильного рынка повлиял заоблачный рост цен на жилье. Люди хотят купить новую квартиру или, скажем, загородный дом, но в массе своей сделать этого не могут. Вот и приходится тратить заработанное на автомобили.


Большинство российских автомобилистов ОСАГО от КАСКО отличают по степени свободы: первое – обязательно, второе – добровольно. На самом деле, различий куда больше, утверждает «За рулем». Например, к добровольному страхователю относятся по иному. Он птица вольная, что не так мигом перелетит к конкуренту. К его услугам и аварийный комиссар и бесплатная эвакуатор. Фактически обладатель полиса КАСКО остается только попасть в аварию - остальное за него сделает страховая компания. Автогражданка же строится на принципе возмещения ущерба, а его на полноценный ремонт, как правило, не хватает.


Автостраховую тему «За рулем» продолжает публикация под заголовком «Доброе слово через три года». Именно столько исполнилось ОСАГО. Но первые реальные изменения созрели лишь теперь. Например, будет учитываться только личная аварийность водителя без привязки к конкретному автомобилю. Здорово! Но тут-то и появляются вопросы. Как определять личную аварийность, если водитель может быть вписан в полисы разных компаний? Но позвольте! А что мешало за три года под эгидой РСА такие базы создать? – недоумевает «За рулем». Ответа нет.


И вновь к ОСАГО возвращает читателей издание «Автомир». Журнал со ссылкой на главного дорожного автоинспектора России генерала Виктора Кирьянова предрекает – данные о нарушителя-неплательщиках будут доступны и страховым компаниям. Это повлияет на коэффициент при заключении договора обязательного автострахования. А вообще Кирьянов призвал к возвращению системы уплаты штрафов водителями на месте их задержания инспекторами ГИБДД. По его словам, это поможет увеличить собираемость штрафов и добиться большей ответственности водителей.



Евгения Назарец : У меня есть вопрос к Николаю. Когда вы говорили о причинах задержки выплат по страховым случаям, вы называли все, что угодно, кроме несовершенства законодательства об обязательному страховании автогражданской ответственности. Это действительно, потому что оно достаточно хорошо для того, чтобы регулировать подобные проблемы, или это потому, что до этого просто речь пока не дошла?



Николай Игошин : Начнем с того, что критиковать законодательство не буду. Могу сказать, что, действительно, мы разбираем случай, связанный с невыполнением конкретных обязательств конкретной страховой компании. Законодательство в данном случае не при чем. Есть пробел в законодательстве, но он связан не с тем, чтобы выплатить в конкретно указанные сроки, не с тем, что сотрудник страховой компании не должен язвить, не должен нарушать, а должен, наоборот, встречать любого человека, независимо от того страхователь это либо потерпевший, с улыбкой и с приветствием. Поэтому, я считаю, что законодательство здесь не при чем. Здесь работа конкретного исполнителя даже не страховой компании, а сотрудника или, может быть, сотрудников.



Евгения Назарец : Марина, а у вас сформировалось на этот счет собственное мнение?



Марина Триголос : Мне хамили очень сильно в страховой компании, в которую я влипла. Не хотели с нами разговаривать.



Евгения Назарец : Ну, это понятно. Не те случаи, которые описывает Закон «Об ОСАГО». Что касается опыта обращения к самому закону, у вас есть какие-либо претензии?



Марина Триголос : Мне кажется, что совсем у нас плохо работает. Я никогда еще не видела человека, который был бы доволен выплатой своей, чтобы сразу же на третий день ему день все заплатили, а не через полгода.



Евгения Назарец : А страховщики часто говорят о том, что недовольны законом об ОСАГО тогда, когда касается дело их проблем. Но когда касается дело проблем страхователей, как-то сдержанно выражаются, как вы. Неужели действительно все в порядке?



Николай Игошин : Во-первых, я вообще сдержанный человек.



Смех в студии



Евгения Назарец : Это хорошо.



Анатолий Горлов : По натуре.



Николай Игошин : Да. Во-вторых, предложения, которые предлагали страховщики и предлагают на сегодняшний день для изменения законодательства, касаются не благоустройства работы компаний, как правило, а касаются налаживания взаимоотношений между страхователями, государством и страховыми компаниями, в частности, потерпевшими. Одно из этих предложений – это урегулирование страхового события в той компании, где ты застрахован. Но, к сожалению, возможности реализовать в полном объеме на сегодняшний день в Российской Федерации нет. Поэтому сейчас пока обсуждается и принимается (хочется надеяться, что оно будет скоро принято) решение о том, что в ограниченных случаях (по сумме до 30 тысяч рублей, когда два участника на месте, когда споров нет, когда в ГАИ обратились и так далее), так называемые, прямые выплаты будут производиться. Но для этого нужно изменить не только Закон «Об ОСАГО», для этого нужно изменить ряд других законодательных актов, но и, самое главное, понимание в голове человека.


Потому что, откатывая назад, я, во-первых, начну с того, что я тоже автомобилист. Я за рулем с 1986 года. Страшно посчитать сколько лет. Я могу сказать, что в ДТП был неоднократно. Могу сказать, что за время действия ОСАГО в ДТП был два раза, и оба раза был невиновным. Я видел, как работают страховые компании. Не моя лично, в которой я занимаюсь этими вопросами, а другие компании. Есть недочеты, есть организационные проблемы, но глобально в моих случаях я не видел грубых нарушений. Может быть, оттого, что на рынке городе Екатеринбурга мое лицо примелькалось среди страховщиков. Хотя я специально не делаю акцент, кто я такой, где я работаю. Мне было интересно посмотреть на реакцию любого сотрудника компании, куда я обратился.


Тем не мене, могу сказать, что раньше возможностей получить сумму возмещения в короткие сроки, либо просто не в длинные сроки, не было. Сейчас такая возможности, в принципе, существует. Не совершенно – с этим соглашусь. Но, я считаю, что за три года, которые прошли работы ОСАГО, выполнена очень большая работа. К сожалению или, наоборот, к счастью, есть куда стремиться к улучшению.



Анатолий Горлов : Неудовлетворенность работой ОСАГО она приводит к очень интересным выводам. Недавно мне позвонил мой приятель и попросил порекомендовать страховую компанию, чтобы продлить свой договор об ОСАГО. Когда я ему сказал, что, в общем-то, все равно, потому что разбираться будет пострадавший, он сказал: «Я сам был пострадавшим. Попал в такую компанию, которая меня совершенно не устроила. Я просто не хочу человеку неприятностей в дальнейшем. Мне нужна хорошая, так сказать, деловая или надежная компания».



Евгения Назарец : Которая его самого не опозорит.



Анатолий Горлов : Да. Николай Иванович, как правильно выбрать страховую компанию в данном случае и вообще?



Николай Игошин : Во-первых, я рад, что у вас есть такой приятель, человек, который задумался об этом мероприятии. Потому что еще в 2003 году, когда только вступил в силу закон, эта, мягко сказать, «утка» - страховаться в любой компании принципиально не имеет значения – ходила везде. Она и сейчас продолжает ходить. Наконец-то, люди стали задумываться о том, что выполнение финансовых обязательств, а это ничто иное, как выполнение финансовых обязательств, может лечь на плечи самого страхователя при условии, что страховая компания за него эти обязательства не выполнит. Вопросы – как, где, как долго это будет продолжаться? – эти вопросы уже третий. Но я очень рад тому, что в сознании людей уже появились критерии отбора страховых компаний.


Когда мы говорим про отбор страховых компаний, нужно, наверное, обыкновенными житейскими критериями пользоваться. Первое – слухами. Хотим мы или не хотим, но народная молва автомобилистов позволяет нам сделать какие-то определенные выводы относительно работы конкретной компании. Второе – обыкновенная статистика, которая есть на всех сайтах страховых компаний, контролирующих органов. Да, даже просто зайдите на «екатеринбурге1.ру» (наш сайт), там по страхованию целая форма. В этих формах вы увидите, как разные автомобилисты отзываются конкретно о страховых компаниях. Когда-то они не стесняются своих выражениях, когда-то говорят слова благодарности, но глобально посчитать можно и определиться для себя из 160 компаний, которые есть в Екатеринбурге, куда стоит обратиться. Поэтому, как минимум, три варианта – знакомые и друзья, собственный опыт, статистика, которая существует. Кроме статистики, еще можно обратиться в Росстрахнадзор, который, в принципе, тоже может предоставить информацию. Она у них уже есть на сайте о том, как работает каждая страховая компания. Вы на анализе цифр просто увидите – стоит или не стоит обращаться.



Евгения Назарец : Марина, после того, как вы столкнулись с недобросовестностью в страховой компании виновника аварии, в которой побывала ваша машина, Вас заинтересовала репутация той страховой компании, клиентом которой являетесь вы сама?



Марина Триголос : Да, но это не столь было важно. Меня заинтересовала репутация компании, в которую попала я не по собственной вине. Конечно, там я прочитала, что очень много недовольных. Уже у кого-то три года прошло. На сайте я читала, на форуме. Я сидела и думала, они ничего не делают, советуются с друг другом, что же делать. В принципе, разницы-то ведь никакой в какой ситуации находится компания, в которой я застрахована. Получается, что тут такая фортуна на дорогах – в кого ты или в кого тебя. Вот так вот. Тут с репутацией…



Николай Игошин : Разница заключается в том, что фортуна имеет название. В данном случае, по городу Екатеринбургу ездит фортуна со 165 названиями. Если каждый задумается, куда пойти, то, скажем так, десять неблагонадежных, плохо работающих фортун не будут ездить по Екатеринбургу. Потому что их страхователь не выберет.



Евгения Назарец : Кстати, по поводу фортун. Московский или региональный предпочтительней, на ваш взгляд? Кто по статистике лучше выполняет свои обязательства перед страховщиками?



Николай Игошин : Вы сейчас кого спрашиваете?



Евгения Назарец : У вас.



Николай Игошин : (Смеется) Так как я работаю в региональной компании, вопрос, наверное, сам по себе должен быть региональным.



Евгения Назарец : Постарайтесь подняться над суетой.



Николай Игошин смеется



Евгения Назарец : И с высоты птичьего полета посмотреть на ситуацию, с точки зрения регионалов?



Николай Игошин : На самом деле, вопрос, наверное, должен ставиться не так. Во-первых, ваша цель. Если вы эксплуатируете свой автомобиль только в одном регионе, в частности, здесь в Екатеринбурге, то, конечно, имеет смысл выбирать среди местных представительств, пускай даже не страховых компаний, а представительств, те, которые работают стабильно, постоянно. И вы это можете подтвердить. Если ваш бизнес, стиль жизни связан с тем, что вы катаетесь по России, либо по какому-то близлежащему региону, то имеет смысл говорить о том, чтобы страховая компания, которую вы выбрали, смогла представить свой сервис именно там, где вы катаетесь. Исходя из этой точки зрения, я бы сказал, что в первой половине в большинстве своих случаев, наверное, предпочтение будет отдано сильным страховщикам, зачастую это местные, региональные. А во второй части, наверное, сильным федеральным страховым компаниям, либо региональным, сильным местным, которые имеют хорошо налаженные связи с представителями этих же федеральных компаний.



Евгения Назарец : Российское ОСАГО работает с огрехами, бензин дорожает, дороги, кажется, становятся все уже, мест для парковки не хватает, но, тем не менее, Россия выходит в мировые лидеры по емкости авторынка. Стремление покупать машины, несмотря на все преграды, оттачивалось в россиянах советским дефицитом.



Анатолий Горлов : Герой сегодняшней автоистории – начальник Комитета по транспорту администрации Екатеринбурга Александр Демин. Он рассказывает нашему корреспонденту Павлу Константиновскому о том, как прошел путь от «Запорожца» до «Форда».



Павел Константиновский : В 1985 году, то есть еще при советской власти, в стране существовало такое понятие, как очередь на приобретение автомобиля. Без талона, положительных характеристик или, на худой конец, связей купить машину было почти невозможно. Александр, по его словам, добился своего благодаря завидной инициативности.



Александр Демин : Пришел на предприятие, где я работал, попросил характеристику, что я хороший. Тогда все было централизовано. Пришел к руководителю той организации, которая торговала, принес характеристику о том, что я хороший, что надо помочь молодому специалисту. Тем самым, получил добро на приобретение. Помню, эти машины продавали еще в Нижнем Тагиле.



Павел Константиновский : Получив и заполнив все необходимые справки, подтверждения, утверждения и прочие бегунки, Александр отправился в Нижний Тагил за дефицитным «Запорожцем», при этом прихватив другой, не менее редкий товар.



Александр Демин : У нас канистра бензина на 20 литров была дефицитом. В электричке доехал до Тагила, оформил покупку, заправив из канистры машину на 20 литров бензина, и добрался до Екатеринбурга.



Павел Константиновский : К слову, машину, вспоминает Александр, пришлось покупать не ту, что хотелось, а на что хватило денег. Колором в те времена производители тоже не баловали. Так в Екатеринбурге появился еще один ярко-желтый ЗАС-968, который вскоре едва не стал фигурантом ДТП.



Александр Демин : Особенно молодые годы – это годы эксперимента. Всегда хотелось совершенствовать свое водительское мастерство, особенно, работая в сложных зимних условиях. Решил испытать на спуске на машине «Запорожец» ЗАС-968 торможение двигателем. Мой эксперимент превратился в то, что машина пошла во вращение и выскочила на встречную полосу. Я сидел, как в том немом кино, и смотрел, как я приближаюсь, вращаясь навстречу едущему транспорту. Слава богу, мы остановились буквально в сантиметре друг от друга.



Павел Константиновский : Тогда все обошлось. Люди попались понимающие – покачали головой и разошлись. Спустя пять лет Демин пересел на «Волгу», а чудо украинского автопрома нашло место на стоянке предприятия, где работал Демин.



Александр Демин : Когда предприятие вывозило снег, неожиданно вместе со снегом задели вот этот автомобиль. (Смеется) Они в ужасе думали, чей же это автомобиль? Откуда он взялся? Про него все уже забыли.



Павел Константиновский : Сейчас начальник Комитета по транспорту администрации Екатеринбурга Александр Демин ездит на собственном «Форде». Говорит, что изменились времена и требования к автомобилям, да и культура вождения не впечатляет – ездить стало опаснее. А о «Волге» и «Запорожце» Александр почти не вспоминает и не жалеет.



Евгения Назарец : Сейчас мы подошли к еще одному моменту, мне кажется, который предлагают страховщики для улучшения этой ситуации. Очень часто выплаты задерживаются из-за того, что люди не согласны с суммами, которые им рассчитали эксперты, и предлагают ввести аккредитацию экспертов, оценщиков ущерба.


Марина, когда у вас случилось несчастье с вашей машиной, у вас были какие-нибудь подозрения, или были какие-то суждения по поводу того, насколько адекватно оценили ваш ущерб?



Марина Триголос : В страховой компании, вообще, очень интересная ситуация по этому поводу сложилась. Нам предложили обратиться либо в независимую экспертизу, либо подъедет специалист, сфотографирует и оценит все. Прошло какое-то время. Я уже обратилась в независимую экспертизу по истечении месяца. Принесла уже готовую экспертизу, заплатила за нее сама. На что мне в страховой компании сказали, все равно подъедет наш специалист. Я говорю, хорошо, но учтите, я продаю свою машину в разбитом состоянии, приезжайте и смотрите. Но никто не подъехал. Они согласились все равно в итоге с независимой экспертизой. Там нормально оценили.



Евгения Назарец : Из практики работы страхователей, к Николаю вопрос. Возникают ли эти споры? Как они влияют на скорость выплат по страховым случаям, именно по суммам?



Николай Игошин : Споры, конечно, возникают. На самом деле, не говоря даже о страховании, у нас одна и та же колбаса в разных магазинах стоит разные деньги. Поэтому, когда мы говорим про ремонт машины, можно один и тот же автомобиль отремонтировать в разных мастерских в разных районах города либо области, и цена будет абсолютно разная, а требование закона – это средняя стоимость. В каких-то случаях хватает, в каких-то случаях не хватает.


Относительно экспертов, на сегодняшний день, законодательная база слабовата. Мы еще в 2003 году ждали аккредитации экспертов, ждали законодательно подтвержденных документов Министерства транспорта, Министерства образования и Министерства юстиции. Три министерств должны были выдать один комплект документов, потому что все это касается их направления. К сожалению, как той в басне, а воз и ныне там.


На сегодняшний день Российский союз автостраховщиков сделал первый шаг. Они уже в течение года работают над аккредитацией экспертов. Но при всем уважении аккредитация происходит в большей степени формально, то есть они просто проверяют пакет документов на предмет соответствия. А вопрос качества проведенных работ, к сожалению, пока не имеют возможности проверить. Но, я думаю, что этим должны заниматься и не они, на самом деле.



Евгения Назарец : Тем не менее, сейчас сложилась ситуация, когда есть аккредитованные эксперты, есть не аккредитованные эксперты. В практике работы страховой компании влияет ли это сейчас на отношение страховой компании к экспертизе, какой эксперт ее сделает – аккредитованный или нет?



Николай Игошин : Все зависит оттого, какую цель перед собой ставит страховая компания. Могу вам сказать об опыте работы страховой компании, в которой работаю я. Мы заинтересованы в том, что время сбора документов было минимальным. Для этого мы предлагаем несколько возможных вариантов. Есть список экспертных организаций с указанием телефонов, адресов, который висит на стоечке в помещении, где принимаются заявления. Вы можете обратиться в любое место. Либо вы можете обратиться к тем экспертам, которые находятся недалеко, либо рядом. С ними заключен договор, они имеют возможность получать деньги по безналу, тем самым, мы экономим ваше время. Выбирает сам страхователь, то есть принципиально это требование законодательства. Оценивать при ОСАГО собственными силами запрещено.



Анатолий Горлов : И все-таки посетитель страховой компании, увидев этот список экспертных бюро, может подумать, что страховая компания работает в связке с этими экспертами, и имеет в этом какой-то свой выигрыш. А как выбрать правильное экспертное бюро самому автовладельцу?



Николай Игошин : Есть несколько опять же способов. Первый способ – это способ проб и ошибок. Сколько раз попал, столько раз и выбирай. Есть возможность просто поверить. Есть возможность узнать у своих товарищей. Глобально я считаю, исходя из того, что жалующихся на работу именно вот этого направления – эксперт, страховая компания, они хоть и есть, но их не так много (цифра звучала – 0,1 процента), - то, можно сказать, что в принципе страховые компании достаточно адекватно предлагают экспертов для проведения оценки.



Евгения Назарец : Несколько раз слышала рассказы о том, как прошла экспертиза, а ремонт ей сделан намного дешевле, и еще и наварил на этой аварии, в которой сам был не виноват. Насколько это реальная ситуация, или просто водительская байка, на ваш взгляд, Николай?



Николай Игошин : Я считаю, что реально. На самом деле, никто не обязан ремонтировать свой автомобиль. Марина продала свой автомобиль, и она абсолютно права. Это ее выбор. Глобально говорить о том, что она нажилась на данном страховом событии, на данном ДТП, наверное, нельзя. Не будем вот эти полтора года брать в расчет. Она получила деньги. Продала автомобиль, и есть деньги за экспертизу, точнее за ущерб. Она наварилась на этом? Я считаю, что нет. А в том случае, когда человек сэкономил в ремонте, такие тоже ситуации возможным. Тут другая сторона медали. Вопрос в том, как качественно произведен ремонт. Потому что впоследствии этот автомобиль становится участником других ДТП и зачастую виновником. Потому что на первом этапе, когда необходимо было вложить деньги в этот автомобиль, его отремонтировали только для создания внешнего вида.



Евгения Назарец : Марина, если бы с выплатами по вашей аварии все было в порядке, вы бы не продавали свой автомобиль, или это было решение в любом случае?



Марина Триголос : Я бы не продавала свой автомобиль, если бы мне выплатили деньги в течение 15 дней. Я бы его отремонтировать смогла. А так мне пришлось его продать.



Евгения Назарец : А как судьба его сложилась, вы не знаете?



Марина Триголос : Его отремонтировали.



Евгения Назарец : Его все-таки отремонтировали. В лице своей страховой компании, вы ощущали союзника в этой ситуации. Ведь у нее нет прямых выплат ни при маленьком ущербе, ни при большом. Вам как-то они помогали? Вы пробовали попросить у них совета?



Марина Триголос : Я когда пришла перезаключать договор уже на новую машину, которую приобрела, сказала, что такая ситуация. Но они ничего не могут поделать с этим, то есть абсолютно никакого содействия.



Николай Игошин : Вопрос не содействия, а вопрос совета был.



Марина Триголос : Совета!



Николай Игошин : Содействия, наверное, - да, в данном случае.



Евгения Назарец : Я сформулировала так осторожно. Может ли своя страховая компания советчиком, союзником, Николай, как вы считаете?



Николай Игошин : Наверное, может быть, почему бы и нет?! На вопросы, которые мне задают относительно ОСАГО, я не то, чтобы с удовольствием, но я всегда корректно даю ответы, стараюсь, во всяком случае. Чем больше люди будут знать о законодательстве и о правилах игры, тем проще будет мне, как представителю моей страховой компании, работать.



Евгения Назарец : Но если брать не конкретно вас и вашу страховую компанию, а вообще, то клиент страховой компании, если он имеет дело, судиться с другой какой-то страховой компанией, виновником, он не вправе потребовать или даже претендовать на какую-либо юридическую помощь со стороны своей компании, так ведь?



Николай Игошин : Вы абсолютно правы. На самом деле, страховая компания не имеет возможности… Нет, имеет возможность за собственный счет, просто ради благодарности, работать на ниве адвокатской и представлять услуги своего страхователя. Как правило, пока этим страховые компании не занимаются и, я думаю, заниматься не будут, к счастью. Будут, конечно, заниматься, но за определенные деньги. На сегодняшний день уже есть представители страховых компаний, которые продают страховки, скажем так мягко, помощь на дорогах. Надо посмотреть, как они называются у разных компаний. Суть заключается в том – попал в ДТП, тебе окажут помощь аварийного комиссара, тебе окажут помощь адвоката, тебе окажут еще какие-то помощи для того, чтобы ты быстрее от другой страховой компании получил деньги. Помогут получить справки и так далее. Все это стоит достаточно небольших денег изначально, то есть там рублей, может быть, 100, может быть, 500 (где-то в этом разбеге). Но глобально, как вариант, как альтернатива, тому вопросу, который вы мне задали, существует.


На предмет - задать вопрос и получить ответ – думаю, что все страховые компании этим балуются, скажем так, то есть выполняют эту маленькую операцию.



Евгения Назарец : Марина, у меня к вам вопрос. После сегодняшней программы и беседы с нашим экспертом, в лице Николая, поменялось ли ваше отношение к той ситуации, в которой вы оказались? Не появилось ли у вас больше решимости бороться дальше, или по-прежнему вы решили, что пусть все идет как идет сейчас?



Марина Триголос : Мне бы, конечно, хотелось, чтобы таких компаний было поменьше, чтобы у таких компаний просто отбирали лицензии и не давали им больше работать. Потому что они ничему не помогают.



Анатолий Горлов : Да и дискредитируют саму идею гражданской ответственности автовладельцев.



Евгения Назарец : А сейчас Анатолий Горлов познакомит с обзором новостей авторынка.



Анатолий Горлов : Оборотный капитал мировой автомобильной промышленности достиг фантастической цифры – 2 тысячи миллиардов евро. Сейчас в автомобильной промышленности работает почти 8,5 миллионов человек, а количество работников, косвенно связанных с этой отраслью, составляет примерно 50 миллионов. Председатель Международной организации автомобилестроителей Бернт Готшалк заметил, что автомобильная отрасль занимает одно из первых мест в мире по инвестициям в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.


Российский автопром еще два года будет выпускать машины, разработанные еще во времена СССР. Речь идет о моделях ВАЗ-2105 и ВАЗ-2107. Они пошли в серию несколько десятков лет назад, но сегодня эти модели собираются привести в соответствие с нынешними экологическими требованиями. У ВАЗовских «пятерок» и «семерок» до сих пор нет конкурентов в ценовой нише – их цена примерно 5,5 тысяч долларов. Поэтому производители рассчитывают еще и заработать на изготовлении этих машин.


На заводе микролитражных автомобилей в Набережных Челнах началось производство внедорожника «Экшен», который выпускает компания «Северсталь-авто». Автомобиль выпускается в двух вариантах – со 150-сильным бензиновым двигателем мощностью 150 лошадиных сил и 2-литровым турбодизельным мотором мощностью 141 лошадиная сила. «Экшен» является единственным из серии компактным внедорожников, который имеет равную конструкцию. Базовая модель обойдется покупателям примерно в 27,5 тысяч долларов.


Московский ЗИЛ и японская компания Ishikawajima-Harima Heavy Industries создают совместное предприятие по производству комплектующих для легковых и грузовых автомобилей. Японская компания, которой будет принадлежать большая часть уставного капитала, обеспечить предприятие оборудованием и поделится научно-техническими достижениями. Потребителями совместной продукции станут совместные сборочные производства в России.


Volkswagen к 2010 году планирует создать свой первый гибридный автомобиль. Гибридный мотор сначала опробуют на внедорожнике Touareg . По предварительной информации, новый двигатель будет создан на базе бензиново-силовой установки. По расчетам гибридный Volkswagen Touareg будет стоить примерно на 2 тысячи евро дороже автомобиля с обычным двигателем.


Компания «Лотус Инженеринг» представила на североамериканской ассоциации дилеров концепт электромобиля Lotus APX в алюминиевом кузове. Мощность электродвигателя нового поколения составляет 644 лошадиные силы, и он может разогнать машину до 249 километров в час. Концепт-электромобиль способен проехать на одной зарядке 563 километра , а время перезарядки занимает всего 10 минут.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG