Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Доклад по Беслану: «нет анализа, есть попытка что-то скрыть»


Комитет «Матери Беслана» называет официальное расследование трагедии ложью

Комитет «Матери Беслана» называет официальное расследование трагедии ложью

С самого начала работы парламентской комиссии вся ее деятельность была строго засекречена. Ни на одно из заседаний не допускались представители средств массовой информации, а членов комиссии обязали подписать документ о неразглашении информации. Любой контакт с журналистами должен был быть согласован с руководителем парламентской группы Александром Торшиным, рассказал накануне на пресс-конференции в Москве депутат Госдумы Юрий Иванов. По его словам, с первых дней работы стало очевидно: исследование, проводимое комиссией, не будет объективным.


Депутат Юрий Савельев, входивший в состав комиссии, усомнился в данных официальных экспертиз и провел собственное расследование теракта в Беслане. Его сведения идут вразрез с выводами остальных парламентариев. Юрий Савельев, специалист в области горения и взрывов, исследовав фотоматериалы, пришел к выводу, что первые два взрыва в бесланской школе произошли из-за внешнего воздействия. Он уверен, что по школе стреляли военные специальными снарядами. Технические характеристики оружия изложены в альтернативном докладе:


«Ни одно взрывное устройство боевиков, которые были установлены в спортивном зале, не взорвалось в первые 22 секунды, когда все увидели и услышали вот эти два взрыва. Они не взорвались, нет следов, нет доказательств того, что эти самодельные взрывные устройства взорвались.
А второе - так как есть разрушения под окном и в противоположном конце зала был разрушен потолок, в потолке образовалась дыра диаметром примерно метр, из нее вылетел огненный шар, люди многие погибли, погиб боевик, который сидел на этой педали. Ясно, что педаль замыкатель, она замкнулась, а взрывные устройства не сработали все равно».


Юрий Савельев также обращает внимание, что пожарные машины подъехали к школе, спустя два с половиной часа после первых взрывов, как раз в тот момент, когда из-за пожара обвалилась крыша спортзала и установить факт внешнего воздействия на кровлю уже было невозможно. Однако картину помогли восстановить фотографии.


В самой Северной Осетии официальный доклад Александра Торшина вызвал у потерпевших негодование. Комитет «Матери Беслана» уже начал сбор подписей среди тех, кто не согласен с выводами комиссии. Дальнейшим шагом «Матерей Беслана» будет опротестование доклада в прокуратуре. Основным поводом для обращения в прокуратуру председатель комитета Сусанна Дудиева считает то, что доклад по своей сути лжив: «Мы категорически не принимаем выводы этой комиссии, мы будем с этим бороться. Сейчас перед нами лежат списки, где заложники подписываются под заголовком "Выводы комиссии Торшина противоречат нашим показаниям"».


С выводами комиссии Александра Торшина не согласен и Валерий Карлов. Отец Валерия, работавший в бесланской школе, стал первой жертвой террористов. С первых дней после трагедии кандидат технических наук Валерий Карлов ведет собственное расследование теракта: «Доклад по сути своей является обманом, потому что он называется доклад, а доклада нет. Нет фактического анализа материалов. Там есть попытка что-то скрыть».


Альтернативный доклад Юрия Савельева вызывает у потерпевших гораздо большее доверие. «Как профессионал, как специалист по технике взрывов, он провел работу и его версия, его доказательства, нами принимаются, мы считаем их приемлемыми и более приближенными к реальности. Если следствие и парламентская комиссия Торшина считают его выводы недостоверными, недостаточно объективными, пусть они опровергнут его», - говорит Сусанна Дудиева.


В свою очередь расследование теракта в Беслане до сих пор ведет и Генпрокуратура. Предварительные выводы следствия во многом повторяют выводы доклада Александра Торшина. Однако депутат Госдумы Юрий Иванов, входивший в состав комиссии и отказавшийся поставить свою подпись под официальным документом, уверен: спецслужбы не стали бы штурмовать школу, не получи они приказ свыше:


«С моей точки зрения, приказ мог отдать только один человек - президент России Путин. Авторитарная система в России такова, что никакой региональный начальник не возьмет на себя приказ об отдаче штурма такого масштаба. Путин направил туда заместителей председателя ФСБ Патрушева, Проничева и Анисимова. Прежде всего, я акцентирую ваше внимание на Проничеве. Проничев - человек, который руководил штурмом "Норд-оста". Свидетели говорят, что группа Проничева работала совершенно автономно, группа Проничева имела отдельное помещение, отдельный этаж, что они постоянно поддерживали телефонную связь с Москвой, скорее всего, с Путиным, что во время телефонных разговоров они просили всех остальных членов штаба выйти из помещения. Поэтому я думаю, что именно эти люди отвечали за реальную обстановку».


Юрий Иванов считает, что причиной, побудившей Кремль отдать приказ о штурме школы, могли стать разговоры о вызове в качестве переговорщика президента Ичкерии Аслана Масхадова:


«Региональное руководство вело переговоры с Масхадовым через Закаева, это были бесконечные телефонные разговоры. И об этом нам сейчас комиссия пишет, что были телефонные разговоры, но не смогли на него выйти, он не позвонил вообще. Боевики и через Аушева, и напрямую прямо сказали, что они подчиняются Масхадову и выполнят любой его приказ.
Итак, боевики готовы были вступить в переговоры через Масхадова. В комиссии я прочитал телетайпное сообщение о том, что "Франц-пресс" второго числа вечером сообщило, что Закаев сделал заявление, Масхадов готов прибыть в Беслан. Гарантии прохода, гарантии безопасности может у нас в стране дать только Путин. Путин попал в ситуацию, когда Масхадов вовлекался в переговорный процесс, и этого хотели все, но это его не устраивало, у него свой ставленник – Кадыров».


XS
SM
MD
LG