Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Воронежские суды сравнили с исправительными колониями


Тема открытости воронежских судов последние дни обсуждалась на двух площадках сразу. В одном случае в рамках встречи председателя Воронежского областного суда Виталия Богомолова с Советом региональной Общественной палаты, в другом - на презентации итогов правозащитного мониторинга межрегиональной правозащитной группы «Воронеж-черноземье».


Правозащитники на протяжении нескольких месяцев 2006 года изучали работу нескольких судов Воронежа по рассмотрению гражданских дел на предмет соблюдения судебными органами основного процессуального принципа открытости судопроизводства. И сделали вывод: суды Воронежской области по степени своей закрытости и непрозрачности ни в чем не уступают исправительным колониям. Причем власти называют это заботой о безопасности судей.


«С некоторого времени доступ закрыт и на самолеты, и в суды. Судей убивают, судей взрывают, самолеты падают. Поэтому здесь только вопрос безопасности. И если есть необходимость, будет дана команда судебному приставу. Вас пропустят, если вы пришли просто посмотреть, как происходит судебное производство», - говорится в распечатке выступления председателя Воронежского областного суда Виталия Богомолова.


Суд, подчеркнул руководитель судебной власти Воронежской области, должен быть открыт, но при это отметил, что все попасть туда не смогут: во-первых, из-за недостатка помещений, а, во-вторых, ради той же безопасности. Далее он сообщил, что районные судьи консультируются в областном суде, соответственно, мировые в районных, а уже из областного суда звонят в Верховный суд России спросить совета по особо сложным делам. Но судья, как указал Виталий Богомолов, принимает решение самостоятельно.


Еще одна особенность работы воронежских судов, помимо пропуска внутрь помещений по повесткам и турникетов на входах, для посещения заседаний, это то, что журналистам нужно получить аккредитацию. Выступление главного областного судьи волей-неволей задало тональность презентации правозащитного доклада, которая прошла в форме полемики с теми положениями, которые озвучил Виталий Богомолов.


«Закрытие доступа в открытое судебное заседание противоречит законодательству, в частности Гражданскому процессуальному кодексу и Конституции, в которой говорится, что слушания во всех судах открытые, кроме специальных случаев, когда это предусмотрено законом, - говорит координатор мониторинга "Открытость и справедливость судов" города Воронежа, юрист Ольга Гнездилова. - Дело в том, что это прямое нарушение действующего законодательства и любой председатель суда должен работать над тем, чтобы обеспечить именно этот открытый доступ, а не для того, чтобы констатировать факт нарушения. Потому что констатация факта нарушения из уст судьи - достаточно странная вещь. Судья не должен нарушать закон, тем более, не должен говорить, что да, мы его нарушаем, да, у нас есть на это причины, мы будем на этом стоять.
Что касается доступа в суд журналистов, тут еще более проблемный момент, потому что журналистов не так много и тяжело объяснить тем, что не хватает мест в кабинетах судей. Здесь судебным департаментом, по крайней мере, и они это проводят, введен порядок аккредитации журналистов при судах. Причем аккредитацию можно пройти только раз в год и получить ее на следующий год. В течение года уже на текущий год получить аккредитацию нельзя».


Правозащитники в ходе мониторинга вывели некоторые зависимости между открытостью процессов и качеством принимаемых решений. Андрей Рашевский, руководитель общественной приемной уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по Воронежской области, поделился с Радио Свобода своими наблюдениями:


«Судья, как мы обратили внимание, ведет себя при наличии публики и без публики по-разному. Если присутствует публика, журналисты, то тогда все-таки судья старается придерживаться Гражданского процессуального кодекса и вести процесс как положено. Когда ведется заседание в кабинете, в узком кругу, тогда часто ГПК вообще близко даже не присутствует. То есть вещи совершенно не безобидные, и они заканчиваются тем, что выносятся незаконные решения».


Даже в регионах с куда более высоким потенциальным уровнем террористической опасности, чем Воронежская область, утверждают критики сложившейся практики работы судов из межрегиональной правозащитной группы «Воронеж-черноземье», повышенные меры безопасности на суды не распространяются. Впрочем, как полагают авторы мониторинга, шансы изменить ситуацию все же есть, но лишь с привлечением широкой общественности, аппарата уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Верховного суда и прокуратуры.


XS
SM
MD
LG