Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский журналист Александр Косвинцев попросил политического убежища на Украине


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие заместитель главного редактора "Новой газеты" Сергей Соколов и Генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко.



Андрей Шарый : Российский журналист Александр Косвинцев обратился в миграционную службу Украины с просьбой о предоставлении ему политического убежища. Дело должны рассмотреть по всей вероятности во Львове, куда и обратился Косвинцев, до 25 февраля. Косвинцев много лет работал корреспондентом в региональных газетах Кемерово, в последние годы возглавлял закрытую сейчас газету "Российский репортер". Журналистские расследования касались деятельности губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. В прошлом году Косвинцев переехал из Кемерово в Москву, где сотрудничал с "Новой газетой". Вот что сообщил Радио Свобода заместитель главного редактора "Новой газеты" Сергей Соколов.



Сергей Соколов : Господин Косвинцев работал в Кемеровской области, выпускал там газету. Действительно, он подвергся необоснованным нападкам со стороны силовых структур, прежде всего, Федеральной службы безопасности, а затем уже милиции и прокуратуры. На него возбудили уголовное дело, притянутое за уши, - за незаконную предпринимательскую деятельность. Там, действительно, чувствовал себя он не очень уютно, мягко говоря, потому что прессинг был постоянно, риск того, что его арестуют, действительно, был достаточно велик.


Он приехал в Москву искать поддержки. Встречался с Союзом журналистов, Фондом защиты гласности и у нас. Было принято совместное решение, что на время, пока эта ситуация не уладится, мы возьмем его на работу в дирекцию. То есть он не был корреспондентом, он работал в дирекции, и будет заниматься развитием нашей региональной сети. Дело в Кемеровской области продолжало набирать обороты. Мы вступили в разговор со следственными органами, встречались с уполномоченным по правам человека Лукиным, отослали все возможные запросы в прокуратуру и другие инстанции. Мы были в полной уверенности (и остаемся в этой уверенности), что мы смогли бы защитить господина Косвинцева без столь странных поступков. Дело там, действительно, смешное. Все адвокаты как один говорят, что оно не имеет никакой судебной перспективы и, по большому счету, высосано из пальца.


Еще до Нового года господин Косвинцев уехал в Киев в командировку. Потом нам позвонил и сказал, что он заболел. Там остался. А теперь я сегодня узнал из информсообщений, что он попросил о политическом убежище. Вот, собственно, вся история.


Как мне кажется, поступок господина Косвинцева немного странный. Потому что "Новая газета" могла бы оказать ему всю необходимую поддержку и защиту.



Андрей Шарый : Александр Косвинцев считает, что в России его жизни угрожает опасность. "В России страх сильнее, чем при советской власти. Тогда была гарантия, что не умрешь от голода, сегодня нас пугают по-другому", - говорит он. Вот интервью Косвинцева украинской службе Радио Свобода.



Александр Косвинцев : У нас страх в России стал буквально всеподавляющим, страх правоохранительных органов до 60-70 процентов доходит. Люди говорят, что "мы боимся беспредела со стороны органов милиции". Как так можно жить?! Страх сегодня у нас в России сильнее, чем даже был когда-то при советской власти.



Андрей Шарый : Сейчас в прямом эфире программы "Время Свободы" Генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко.


Игорь Александрович, добрый вечер! Что вы знаете об этой истории? К вам обращался Косвинцев?



Игорь Яковенко : Добрый вечер! Естественно, Косвинцев обратился, прежде всего, в Союз журналистов России. Он постоянно бывал у меня. Мы сделали все, что смогли. Собственно говоря, я и направил его в "Новую газету". Дима Муратов, главный редактор "Новой газеты", очень быстро откликнулся. Мгновенно было принято решение взять его на работу. Мы обеспечили его жильем, обеспечили какими-то средствами к существованию, дали адвоката, очень сильного адвоката.


Но я, вообще, честно говоря, не стал бы здесь оценивать адекватность или неадекватность поведения. Когда он приехал в Киев, обращался к нам с просьбой написать письмо послам иностранным для того, чтобы предоставить ему политическое убежище. Мы это сделали. Потому что надо находиться в шкуре человека, которого преследуют, и которому грозит тюрьма, тем более, если понимать, что такое кемеровский политический режим. А это совсем уж другая история. Если в России можно оценивать, что режим авторитарный, уровень свободы сейчас приближается к абсолютно несвободным странам, то кемеровский режим - это отдельная история. Это так сказать территория, в которой не существует политического плюрализма, а есть только... Весь парламент занят представителями одной партии. Власть кемеровского губернатора там просо абсолютна.


Поэтому, я думаю, что человек принял такое решение. Возможно, у него для этого были основания.



Андрей Шарый : Я согласен с вами совершенно и далек от того, чтобы давать какие-то оценки поступку нашего коллеги. Тем не менее, Игорь Александрович, журналистика до сих пор в России это профессия публичная. Вы видите какой-то общественный сигнал в таком факте - российский журналист просит политического убежища в соседней республике, на Украине?



Игорь Яковенко : Таких сигналов очень много. У нас за последние годы убито просто 211 журналистов. Это тоже сигнал. 211-й была Анна Политковская. После нее уже, правда, были трагедии. Поэтому сигналов достаточно много. Сигналами являются и уничтожение целых телеканалов, и закрытие газет, и физическое устранение, да и просто вытеснение журналистики как такой их средств массовой информации. Для меня, например, сигналом рождения новой журналистской общности была пресс-конференция Путина, на которой журналисты, правда, отобранные, конечно, специальные журналисты, были представлены в качестве такого восторженного мычащего стада. Это тоже сигналы. Поэтому таких сигналов достаточно много. Поступок Косвинцева и то, что он попросил политического убежища - это что ли такой штрих в общей картине.




XS
SM
MD
LG