Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Березовский: Россия шантажирует Скотленд-ярд


Опальный олигарх выглядит прозрачнее российской прокуратуры, считают эксперты

Опальный олигарх выглядит прозрачнее российской прокуратуры, считают эксперты

Представитель Королевской прокуратуры, куда Скотленд-ярд направил результаты своего расследования, заявил, что прокуратура намерена детально рассмотреть информацию следователей, прежде чем принять решение о возбуждении против кого-либо уголовного дела. «Пока мы не готовы комментировать содержание и выводы расследования, - сказал он. - Это уникальное дело. И трудно сказать, как долго мы будем его изучать, прежде чем предпримем дальнейшие шаги по передаче его в суд». Несмотря на тайну следствия, британские СМИ сообщают со ссылкой на свои источники в полиции, что следователи Скотленд-ярда уже назвали подозреваемого в убийстве Литвиненко: им является российский бизнесмен Андрей Луговой, неоднократно встречавшийся с Александром Литвиненко в Лондоне. Проживающий в Лондоне Борис Березовский в интервью Радио Свобода сообщил, что перед смертью Литвиненко назвал ему ту же фамилию:


- Первый раз, когда [я] пришел к Саше в больницу после его отравления (в то время, помните, активно обсуждалась версия [причастности] Скарамеллы), он мне сказал: «Борис, ты знаешь, у меня есть версия, которую я не озвучиваю сейчас лично, но у которой есть правда. Я встречался с Луговым в тот день, когда почувствовал себя плохо. Не только, с ним был еще Ковтун и еще один человек, которого я видел в первый раз. Я считаю, что именно эти люди меня и отравили». Я, честно говоря, удивился: информация, что Луговой к этому причастен, для меня была неожиданной. Тем более что ровно за день до этого, 31 октября, он приходил ко мне в офис. Мы с ним даже распили на двоих бутылку белого вина. На двоих в прямом смысле, потому что больше никого не было. И то, что на следующий день произошло с Сашей, и Саша подозревает, что именно Луговой замешан в отравлении, конечно, для меня было совсем неожиданно.


Верю я в это или не верю? Вы знаете, тяжелый жизненный опыт, который сопровождает меня последние годы, говорит о том, что, конечно, этого исключать нельзя. Более того, конечно, мои подозрения за последнее время сильно увеличились. Потому что есть очень простой путь для Лугового снять все подозрения - сесть в самолет и прилететь сюда, в Великобританию, и добровольно прийти в Скотленд-ярд. Мой опыт общения с английским правосудием показывает, что если ты уверен в своей правоте, то ни малейшего шанса не существует, что тебя будут подвергать преследованию противоправно, что ты станешь просто жертвой судебного произвола.


- Александр Литвиненко объяснил, на чем основаны его подозрения?


- Да, Саша объяснил. Он сказал, что все-таки, по-видимому, «бывших» не бывает (имеются в виду сотрудники КГБ СССР - ФСБ). Он считает, что Луговой просто выполнял задание. На первом этапе нужно было просто близко подойти к Саше, заинтересовать его информацией, а на втором этапе просто исполнить приказ, суть которого - убить. После того как Путин подписал указ (это было месяцев 7-8 тому назад), который позволяет спецслужбам без суда и следствия убивать за границей так называемых противников режима, а по существу своих политических оппонентов, Саша много раз говорил мне (после того, как этот указ вышел), что мы первые на очереди - он, Закаев, я. Да и не только мы, но мы первые в «расстрельном списке».


- Если Луговой был способен на это, у него была возможность и вас отравить полонием. Вы ведь сказали, что распили с ним бутылку вина. Почему он этого не сделал?


- Вы совершенно справедливо заметили: риски, которые имел Саша, которые имеем я и Ахмед Закаев - одного порядка. Поэтому, конечно же, естественно, возникает вопрос: почему они убили Сашу, а не меня? Я могу лишь только гадать. Вопросы надо задавать не мне, а тому, кто давал задания Луговому. Еще никто не доказал, что Луговой и есть тот самый исполнитель. Саша высказал свои подозрения. В связи с тем, что Луговой боится сюда приезжать (я именно это слово употребляю – «боится»), он просто увеличивает подозрения. Но, я думаю, были резоны, почему именно Саша, почему именно сейчас. Просто Саша мне рассказывал, в каких операциях он сейчас участвует. Опять не операции по существу, а против кого он собрал очень серьезные доказательства их участия в криминальном бизнесе. Зная Сашу, я понимал, что это действительно серьезно, потому что он действительно был очень хорошим опером.


- Насколько я понимаю, вы с Луговым знакомы довольно давно. Не могли бы вы вкратце рассказать, как давно?


- Луговой возник в тот момент, когда Егор Гайдар перестал быть премьер-министром. До этого Луговой, как я понимаю, возглавлял охрану Гайдара. Именно Егор Гайдар посоветовал мне, порекомендовал мне Лугового как очень порядочного, честного человека, который способен организовать мою личную охрану. В тот момент, когда мы встретились с Андреем, он действительно построил всю необходимую структуру. В моей охране работало очень много бывших сотрудников КГБ и 9-го Управления, откуда, собственно, и сам Луговой. Потом Бадри [Патаркацишвили], мой давний друг и партнер, предложил Луговому возглавить охрану ОРТ (Общественного российского телевидения, ныне Первого канала. – РС), этой огромной структуры. Именно Луговой организовывал охрану ОРТ. С тех пор, как он перешел на эту работу, мои связи с ним как бы ослабли, но он все время был в поле внимания. Мы иногда общались, и достаточно продуктивно.


И вот я с ним общался по его же приезду в Лондон совсем незадолго, где-то месяца за три. Моя дочь поехала в Россию, и я попросил Лугового помочь организовать ее охрану. И он это сделал. Собственно, когда он приехал в Лондон [в последний раз], наша встреча была 31 числа. Как раз я хотел ему сказать спасибо за то, что он помог организовать охрану моей дочери.


- Как вы полагаете, какую цель преследует генпрокуратура России, настаивая на встрече или на допросе свыше ста человек в Лондоне?


- Давайте начнем сначала. Во-первых, понятно, что генпрокуратура - абсолютно преступная, бандитская организация, которая служит инструментом для подавления таких же, в общем, по менталитету людей, как сам Путин и тех, кто сегодня сидит в Кремле. Вот именно это помогает сразу понять цель их запроса, цель расследования. Давайте все-таки так. Мы знаем, что Скотленд-ярд завершил расследование. Понятно, что это расследование проводилось профессионально и непредвзято. По информации, которая просачивается в прессу, у меня тоже сложилось такое впечатление, что Скотленд-ярду известно, кто совершил это преступление, и там достаточно хорошо понимают, кто стоит за этим преступлением: а именно - государственная машина. Это хорошо известно и в генеральной прокуратуре Российской Федерации. Поэтому все их действия носят характер отвлекающего маневра, безусловно. Им известно, кто на самом деле заказывал и кто осуществлял это преступление нисколько не хуже, чем следователям из Скотленд-ярда, а значительно лучше, потому что они получали информацию из первых рук.


Мое отношение к этому очень простое. Все, что полезно для Скотленд-ярда, я буду делать даже с риском для себя. Поэтому я сказал, что я готов встретиться с представителем генеральной прокуратуры Российской Федерации, если это поможет продвижению в расследовании Скотленд-ярда. Россия в данном случае шантажирует Скотленд-ярд. Говорят о том, что вот мы дадим вам еще раз допрашивать, если вы дадите нам допросить. Я сказал - да, пожалуйста, пускай допрашивают, если это поможет Скотленд-ярду найти тех, кто убил моего друга. В этом смысле моя позиция нисколько не отличается от позиции жены Александра Литвиненко Марины. Мы не позволим остановить это расследование и будем идти до конца в поиске преступников.


XS
SM
MD
LG