Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Национальный интерактивный учебный телеканал изучения иврита в Израиле


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ровшан Гусейнов.



Никита Татарский: Недавно в Израиле начал работать национальный интерактивный учебный телеканал изучения иврита - официального государственного языка страны, на котором, несмотря на все усилия властей, до сих пор говорит далеко не каждый гражданин государства Израиль. В первую очередь канал предназначен для эмигрантов из бывшего СССР последней волны.



Ровшан Гусейнов: Канал «191» входит практически во все базовые пакеты кабельного телевидения и доступен всем. На нем при помощи пульта можно играть в игры, читать новости с пояснениями, просматривать комиксы - все это рассчитано на обогащение словарного запаса, улучшение понимания иврита и способности говорить на нем.


На церемонии презентации были оглашены результаты опросов, свидетельствующие о немалых проблемах «русских» эмигрантов последней волны. По данным социологов, 29 процентов репатриантов из бывшего СССР, приехавших в Израиль после 1989 года, до сих пор владеют лишь азами разговорного иврита. 31 процент говорит на среднем уровне. 67 процентов дома говорят только по-русски, 23 процента вставляют в русский язык слова из иврита, 9 процентов двуязычны, и лишь 1 процент говорит дома исключительно на иврите. С письмом, чтением и знанием литературного языка дело обстоит ещё хуже. И это - при том, что в Израиле новоприбывшего чуть ли не на второй день «усаживают за парту» - учить иврит. По всей стране, совершенно бесплатно, работают специальные студии-«ульпаны» для изучения языка, причем в этот период адаптации эмигранту платят вполне приличное пособие…


Рассказывает Юлия Штрайм, депутат хайфского муниципалитета, приехавшая в страну в начале 90-х.



Юлия Штрайм: На сегодняшний день только ленивый не учит иврит. Мне удивительно, что люди, может быть, даже по каким-то причинам не выучили в ульпане хорошо иврит, но они имеют право до 10 лет в стране получить повторный ульпан. Кроме этого, есть сегодня программа, когда люди получают 500 часов иврита и дополнительно еще 200 часов технического иврита. Страна делает все возможное и невозможное для того, чтобы люди изучали иврит.



Ровшан Гусейнов: Все эмигранты прошлых «волн», включая бывших советских граждан, приехавших в 70-е годы, под воздействием вездесущей государственной пропаганды и общественного мнения практически сразу переключались на иврит. Политика государства диктовала растворение, а не интеграцию. Новоприбывший погружался в среду, где все без исключения говорили на иврите, внушалось, что говорить на языке страны «исхода», то есть страны вне Израиля, в которой еврей не мог, или не должен был бы чувствовать себя как на родине, неприлично и унизительно - после того как он, наконец, «вернулся», то есть стал израильтянином.



Юлия Штрайм: У них не было возможности, не с кем было говорить на своем языке. Они обязаны были хорошо взять иврит. Наша «алия» была большой, массовой "алией". В этом у нас не было проблем общения на русском языке.



Ровшан Гусейнов: Обобщать, конечно же, нельзя, и приличное число эмигрантов из бывшего СССР сегодня говорят на иврите и успешно интегрируются в израильское общество. Между тем, с последней волной 90-х сыграла злую шутку именно её массовость.


В Израиле число русскоязычного населения, по различным оценкам, колеблется около миллиона, и это - в семимиллионной стране. Сразу после того, как в начале 90-х в Израиль хлынула волна «репатриантов», практически во всех государственных учреждениях, в банках, супермаркетах и прочих торговых сетях и фирмах появились носители этого языка для обслуживания новых эмигрантов. Расплодились, как грибы после дождя, не только русские продуктовые магазины и рестораны, но и книжные магазины, предлагающие, среди прочего, также «русскую» музыку и компьютерное обеспечение с русским «интерфейсом». Канал телевидения «Израиль плюс», государственная радиостанция «Рэка» и масса частных радиостанций вещают на русском языке, а на израильских кабельных и некабельных телевизионных каналах, если нет синхронного голосового перевода на русский, практически всегда есть русские титры. В такой «комфортной», расслабляющей обстановке эмигрантам, в массе не избалованным престижной работой, требующей «высокого иврита», изучать язык особой необходимости просто нет.


В этой связи новые эмигранты из бывшего СССР стали объектом критики со стороны старожилов и масс-медиа, и предметом гордости израильских социологов, нашедших, наконец, зерно культурного многообразия в Израиле, монокультуру которого формировали и внедряли десятилетиями в общество, которое параллельно формировалось из столь непохожих друг на друга «марокканцев» и «европейцев». Результатом такого симбиоза стали русские песни на иврите, такие обиходные слова, как «балаган» и «бардак», а также «саматоха», означающее «неразбериху», и даже элементы русского нецензурной лексики, которые здесь звучат вполне прилично, так как истинный их смысл рядовому израильтянину просто неведом.


XS
SM
MD
LG