Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обострение польско-немецких отношений


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн.



Андрей Шароградский : Отношения между влиятельными европейскими соседями - Германией и Польшей - по мнению обозревателей, достигли в последние недели самой низкой точки за всю постсоветскую историю. По каким причинам это происходит, разбирался мой коллега, обозреватель Радио Свобода Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн : Польские средства информации отметили это с нескрываемым возмущением. Когда в финале чемпионата мира по гандболу, где поляки проиграли немцам, президент Лех Качиньский вышел на поле, чтобы приветствовать сборную Польши, Кельнский стадион взорвался оглушительным свистом и топотом. В телевизионный кадр при этом попало натянутое над трибуной огромное полотнище с надписью: «Вы можете украсть наши автомобили, но не звание чемпионов». Атмосфера на трибунах Кельнского стадиона еще раз выявила тот факт, что десять лет спустя после подписания польско-немецкого Договора о добрососедских отношениях эти самые отношения плохи как никогда. На этом фоне приятно поражает то обстоятельство, что президенту Германии Келлеру удалось, судя по всему, наладить исключительно дружеские связи со своим польским коллегой.


Накануне визита Леха Качиньского в Германию его брат-близнец премьер Ярослав Качиньский дал интервью газете "Дзенник", в котором обрушился на немцев с тяжкими обвинениями. Германия якобы переписывает историю в свою пользу, ставит под сомнение принадлежность западных территорий вдоль границы по Одеру-Нейссе к Польше, подвергает дискриминации поляков, проживающих в Федеративной республике, запрещает их детям говорить на родном языке, а в Европейском Союзе руководствуются только своекорыстными интересами. Примером тому могут служить энергетические сделки с Россией, представляющие угрозу для интересов Польши.


Я позвонил в баварский город Айхштадт и попросил профессора политологии тамошнего университета Леонида Люкса прокомментировать ситуацию. Отчего вообще произошло такое резкое охлаждение?



Леонид Люкс : Я не думаю, что это обострение связано с тем, что сейчас у власти в Польше вот эта национально-консервативная партия "Право и справедливость". Мне кажется, что в отношениях между обеими странами довольно много напряжений и диссонансов, которые не зависят от того, какая партия в данный момент находится у власти или в Германии, или в Польше. Это связано, конечно, с историей. Главные причины этого конфликта или этих диссонансов между Польшей и Германией укоренены, конечно, в истории. Тут надо сказать, что, может быть, нет в Европе другой такой страны, в которой историческое прошлое или историческое сознание играло бы такую важную роль, как мы видим это на примере Польши. Это связано с трагическим опытом этой страны, с ее историческими травмами.



Ефим Фиштейн : Вы хорошо знаете положение поляков, проживающих в Германии. Что вы думаете о польском требовании признания немецких поляков в качестве национального меньшинства, наравне с лужицкими сербами или датчанами. Реально ли это?



Леонид Люкс : Я думаю, что эта проблема довольно второстепенная. Потому что, как обычно бывает, здесь такие требования связаны с тем, до какой степени это национальное меньшинство является коренным. Я не думаю, что эти проблемы будут играть в этих отношениях между Польшей и Германией большую роль. Я думаю, что главная роль или главная причина этого конфликта - это то, что и Германия, и Польша не могут преодолеть пока травм Второй мировой войны. Нацистская оккупация в Польше была самой жестокой оккупацией в истории Польши. После Второй мировой войны началась трагедия немцев, которые были изгнаны с территории, которые были присоединены к Польше. Поэтому в истории этих двух народов так много травм, что они не могут не влиять на сегодняшние отношения.


Это, я думаю, даже чудо, что, несмотря на все эти травмы, уже 42 года тому назад польские епископы задали тон в этих взаимоотношениях между двумя странами, когда они в своем послании немецким иерархам сказали, что они прощают и просят о прощении. Так что, с одной стороны, эти травмы, а, с другой стороны, невероятное количество попыток примирения.



Ефим Фиштейн : Берлин старается скрыть свое раздражение и утверждает, что никаких непреодолимых разногласий в отношениях между Германией и Польшей нет. Насколько нарушает планы канцлера Меркель отрицательное отношение нынешнего руководства Польши к проекту Европейской конституции, ратификацию которой Ангела Меркель хотела бы оживить, профессор Люкс?



Леонид Люкс : Я думаю, что Европейский Союз привык к разногласиям и спорам. Нельзя забывать, что эту Конституцию сначала отклонили Франция (или население Франции) и Голландия. Так что, здесь, слава богу, в истории Европейского Союза было невероятно много споров и напряжений, которые всегда решались за столом переговоров. Это, я думаю, большая надежда, что вот тот факт, что Польша и Германия в данный момент впервые, может быть, за многие столетия являются союзниками, являются членами того же союза, с одной стороны, с военной точки зрения, с другой стороны, являются членами Европейского Союза. Это организации, в которых, действительно, конфликты решаются постепенно и при помощи компромиссов и договоров. Я думаю, что это будет не первый и не последний конфликт, который как-то все-таки решится.



Ефим Фиштейн : После Второй мировой войны прошло значительно более полувека. Однако, как мы видим, кривды прошлого все еще бросают тень на настоящее. Многое, разумеется, зависит от того, как политики используют старые обиды в собственных сиюминутных интересах.





XS
SM
MD
LG