Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поиски источника вируса птичьего гриппа в Великобритании; Что происходит в отношениях между премьером и президентом Чечни; 12 миллиардов в коробках. Расследование коррупции в Ираке; Частная, но открытая для публики, обсерватория в Подмосковье




Поиски источника вируса птичьего гриппа в Великобритании.



Ирина Лагунина: В Британии идут поиски источника вируса, вызвавшего вспышку заболевания птичьим гриппом на ферме в графстве Суффолк. На ферме, где обнаружено заражение, уже уничтожено более полутораста тысяч птиц, но единого мнения о том, каким образом вирус попал на ферму, у ученых нет. Россия запретила ввоз птицы и яиц из Великобритании, похожие ограничения были введены также в Голландии и в Норвегии. Подробнее о вспыхнувшей на прошлой неделе эпидемии птичьего гриппа – наш британский корреспондент Елена Воронцова.



Елена Воронцова: 1-го февраля Государственная ветеринарная служба Британии получила сведения от частного ветеринара о том, что на ферме «Бернард Мэтьюс» в деревне Холтон необычно большое количество птиц погибло от инфекционного заболевания. Эта ферма – один из самых крупных в Европе поставщиков индейки, там содержалось около 159-ти тысяч птиц, все они были умещены в 22-х постройках, ни одна из птиц не была привезенной в Англию За три дня количество птичьих смертей выросло от 70-ти до восьмисот, и все это в одном помещении.. Министерство, занимающееся вопросами окружающей среды немедленно ввело на ферме карантин, работники фермы, птицы и оборудование не должны были покидать пределы зоны карантина. Был организован сбор анализов местным ветеринаром. Вот что сказал британский министр по делам окружающей среды ДэвидМилибанд:



Дэвид Милибанд: Предварительные результаты анализов были получены поздним вечером в пятницу. Они показали наличие вируса птичьего гриппа типа Эйч5. На этом этапе не было сведений о патогенности вируса.



Елена Воронцова: Министерство окружающей среды информировало все отрасли, имеющие отношение к произошедшему, а также Европейскую комиссию и прессу. Окончательное подтверждение типа вируса было получено в субботу – птицы в Суффолке были заражены H5N1. Теперь уже в радиусе трех километров вокруг фермы был объявлен карантин и все населенные пункты в радиусе 10-ти километров от очага заражения находятся под наблюдением. Всем лицам, держащим домашних птиц на расстоянии свыше 2000 километров от фермы «Бернард Мэтьюс», рекомендовали держать питомцев в помещении и не допускать контакта с дикими птицами. Около ста из двух тысяч работников фермы получили вакцину «Тамифлю». Ученые, фермеры и ветеринары работают над предотвращением дальнейшего распространения вируса птичьего гриппа, все сборища с присутствием птиц – рынки, петушиные бои, всевозможные шоу, запрещены сейчас на всей территории Великобритании. Выступая в Палате общин во вторник, министр по делам окружающей среды заявил, что уничтожение всех находящихся на ферме птиц – это почти 160 тысяч - будет закончено в ближайшие часы.



Дэвид Милибанд: После забоя в помещениях фермы все птицы будут перевезены в запечатанных, водонепроницаемых грузовиках на предприятие в Стаффордшире для дальнейшей обработки, которая будет включать в себя измельчение тушек, тепловую обработку в изолированных котлах для уничтожения микроорганизмов. Оставшееся будет кремировано, чтобы обеспечить полное уничтожение зараженной птицы.



Елена Воронцова: Несмотря на карантин и строгие предупреждения, корреспонденту БиБиСи удалось заснять несколько куриц, свободно гуляющих по окрестным полям, к отчаянию местных жителей. Стало известно, что ветеринар, работавший на ферме в Холтоне, увезен в больницу с респираторным заболеванием.


Еврокомиссия пригласила для консультации специалистов по ветеринарному контролю и постановила, что меры, предпринятые Великобританией для борьбы с инфекцией удовлетворительны. Тем не менее, не только Россия, но и Япония, ЮАР, Южная Корея и Гонконг ввели запрет на экспорт британской птицы. Насколько серьезной считают опасность в соседней Ирландии? Говорит министр сельского хозяйства Ирландии Мэри Коклин:



Мэри Коклин: Наши опасения обоснованы, в первую очередь, тем, что Британия географически ближе к нам, чем Венгрия, где случилась предыдущая вспышка заболевания. Английские коллеги сообщили, что вирус попал к ним скорее всего из Венгрии, хотя некоторые подозревают в переносе инфекции перелетных птиц. Два года назад, при одной из первых зарегистрированных вспышек эпидемии птичьего гриппа, мы подготовили стратегический план действий на случай попадания вируса в Ирландию, провели информационную кампанию среди всех, крупных и мелких владельцев птицы. На эту неделю запланирован пересмотр информационного пакета, предоставляемого фермерам. На мой взгляд, законодательные меры, применяемые нашим министерством в случаях разных опасностей, вполне соответствуют необходимости. И ветеринары, и производители птичьего мяса хорошо подготовлены и знают о всех мерах безопасности, о своей ответственности. И те, и другие отдают себе отчет в том, что в случае попадания вируса на фермы Ирландии именно они окажутся на передовой.



Елена Воронцова: Мери Коклин – министр сельского хозяйства Ирландии. Фирма «Бернард Мэтьюс» купила несколько крупных птицефабрик в Чехии, Словакии, Германии и Венгрии. Первая вспышка эпидемии птичьего гриппа в Евросоюзе в этом году произошла в области Шонград на юге Венгрии, на ферме, выпускающей продукцию под маркой «Бернард Мэтьюс».


После уничтожения всех птиц на ферме в Холтоне, специалисты намерены посвятить время выяснению источника заражения. Анализы могут занять несколько недель и мнения по поводу происхождения вируса есть разные. Профессор Дэвид Кинг, главный советник по науке при правительстве Великобритании, сообщил, что вирус идентичен тому, что вызвал вспышку заражения птицы в январе в Венгрии. Он также выразил предположение о том, что контакт между работниками фермы в Суффолке и в Венгрии мог вызвать распространение вируса, то есть человек мог перенести его на себе. Либо, по словам Дэвида Кинга, вирус был принесен перелетными птицами. С этой версией соглашаются не все. Говорит Крис Дурдин, председатель Королевского общества защиты птиц:



Крис Дурдин: Важно заметить, что в ЮК не было официально зарегистрировано ни одного случая заболевания дикой птицы вирусом птичьего гриппа H5N1.



Елена Воронцова: Представители международных экологических организаций считают, что причиной высоких убытков, связанных со случаями заражения птиц, являются современные методы интенсивного фермерского хозяйства, где большое количество птиц сконцентрировано в одном месте. Согласно их исследованиям, скорее дикие птицы заражаются от домашних – например, лебеди часто питаются на сельскохозяйственных полях, где могут контактировать с птичьим пометом, используемым в качестве удобрения. Временная и структурная модель распространения птичьего гриппа также не совпадает с перемещениями диких птиц. Однако, по ней можно отследить крупнейшие торговые маршруты. В случае заражения дикой птицы болезнь сходит на нет, не причиняя высокого уровня заражения.


Сейчас все медики единодушно утверждают, что вирус не представляет большой опасности для людей. На сегодняшний день во всем мире от вируса погибло 164 человека. Вот что сказал британский вирусолог профессор Джон Оксфорд.



Джон Оксфорд: Мы можем быть уверенными в безопасности этого вируса для населения. И подтверждением этому служит опыт Юго-Восточной Азии. Там около двух миллиардов человек были в контакте с таким же количеством птиц, и всего лишь 300 человек оказались зараженными. Во-первых, вирус уничтожается при готовке. И во-вторых, есть барьер между контактом с птицей и получением инфекции - первое не обязательно означает второе.



Елена Воронцова: Главный советник правительства Великобритании по науке профессор Дэвид Кинг сказал, что у нас больше шансов выиграть в лотерею, чем заразиться птичьим гриппом.


Однако, ученые уже выяснили, что высокопатогенный штамм вируса H5N1 со временем мутирует. Если сейчас вирус птичьего гриппа не может передаваться от человека к человеку, то говоря о переходе вируса в новую форму специалисты не употребляют слова «если», а говорят «когда».


Профессор Джон Скехел из Национального института медицинских исследований – один из ведущих мировых специалистов по вирусологии. Он занимался вопросами трех пандемий гриппа, охватившими многие страны в 20-м веке, более 30-ти лет.



Дэвид Кинг: Чтобы этот вирус мог распространяться среди людей, он должен пройти серию мутаций. Должны измениться три гена. Два - уже изменились и сейчас мы пристально следим за третьим. Есть и другой способ, которым H5N1способен атаковать человека: если вирус птичьего гриппа попадет к человеку, уже зараженному "человеческим" гриппом. Таки образом, сочетание этих двух штаммов может дать вирус, сходный по характеристикам в H5N1, но способный расти в человеческих клетках. Этого пока не происходило, но мы следим за возможным развитием процесса в этом направлении. Если взять две последние пандемии, случившиеся в 1957-м и в 1968-м, то известно, что эти вирусы произошли, по крайней мере, частично от существовавших типов птичьего гриппа. Так что мы опасаемся того, что вирус H5N1 приспособиться к распространению среди людей, и не будет более ограничен только птицами.



Елена Воронцова: Ученые готовятся к созданию вакцины на случай пандемии птичьего гриппа среди людей. Но проблема состоит в том, что для вакцины нужен мутировавший вирус, и остается только ждать, когда это произойдет. А когда это случится, на создание вакцины может уйти до полугода и объемы производимой в мире вакцины могут быть ограничены. Если обычно самыми уязвимыми для болезни оказываются дети и старики, то в случае с H5N1 некоторые специалисты предполагают, что группой особого риска станут люди в возрасте от 20-ти до 40-ка лет. Дело в том, что при заражении иммунная система человека выбрасывает в кровь вещества, изолирующие вирус, а Н5N1 способен наоборот питаться этими веществами.


Однако на данный момент правительство Англии, прежде всего, озабочено тем, чтобы ликвидировать заражение в Суффолке и вернуть стране статус «свободной от птичьего гриппа».



Что происходит в отношениях между премьером и президентом Чечни.



Ирина Лагунина: После пресс-конференции президента России Путина, когда он, высоко оценив деятельность председателя чеченского правительства Рамзана Кадырова, ни словом не упомянул о действующем президенте республики, российские СМИ вновь заговорили о близкой отставке Алханова. А в понедельник, 5-го феврали журнал "Профиль" опубликовал интервью с Кадыровым, в котором тот крайне оскорбительно отозвался об Алханове, невзирая на то, что Алханов в соответствии с табелью о рангах является вышестоящим руководителем. На какой стадии находится конфликт между двумя первыми лицами Чечни и как в нем задействован Кремль? С этими вопросами мой коллега Андрей Бабицкий обратился к экспертам и политологам.



Андрей Бабицкий: Рамзан Кадыров не позволял себе раньше отзываться об Алханове в такой вызывающе пренебрежительной манере. Цитата из журнала «Профиль»: «У Алханова вообще хорошая жизнь: человек 170 дней в году находится в командировке. Это хороший результат. Таким президентом у меня быть не получится». Кадыров вообще долгое время держал себя в рамках после того, как президент Путин в прошлом году лично вмешался в конфликт между двумя первыми лицами Чеченской республики, вызвал обоих в Москву и предложил вести себя прилично, без перестрелок в центре Грозного и взаимных оскорблений. И вот новый демарш со стороны главы чеченского правительства. Означает ли это, что Кадыров получил разрешительную грамоту из Кремля или он действует на свой страх и риск. По мнению российского историка, эксперта по Кавказу Сергея Маркедонова, поведение Кадырова вполне может указывать на то, что дни Алханова на посту президента Чечни сочтены. Москва, уступив настойчивым требованиям, приняла решение о его отставке.



Сергей Маркедонов: В 2004 году Алу Алханов был избран президентом при поддержке Кремля. Более того, его избрание преподносилось и рассматривалось как чуть ли не избавление от всех грехов Чеченской республики. В дальнейшем Кремль кинул Алу Алханова в свободное плавание, не обеспечив ему ни пиар, ни административной, ни другой поддержки, фактически оставив его с той средой, которая, мягко говоря, была недружелюбна проводнику российской политике. Вообще все отношение Кремля к Алханову у меня не может не вызывать тревогу, поскольку по своим биографическим данным Алу Алханов – это самый настоящий российский государственник, это человек, который не был в органах власти ичкерийских сепаратистов ни в 91-94-м году, ни в 96-99-м. Более того, в 96 году он защищал Грозный от масхадовцев. То есть человек по всем понятиям - это проводник российской политики, политики собирания земель. Именно такого проводника российской политики Кремль фактически бросает, всячески показывая, подчеркивая, что он - свадебный генерал.



Андрей Бабицкий: После гибели Кадырова-старшего, говорит чеченский политолог Заинди Чултаев, Алханова выбрали на роль временной замены, никто даже не предполагал, что он попытается вести самостоятельную игру. Но успешных попыток не было, сегодня Алханов почти полностью отстранен от власти.



Заинди Чултаев: Из интервью Кадырова ясно, что они рассматривали его как переходную фигуру в связи с тем, что Кадыров не мог тогда был президентом, конституционная норма не позволяла. Команда Кадырова рассчитывала, что Алханов будет управляемым, ручным президентом, не будет вмешиваться ни в какие вопросы, будет некой номинальной фигурой, то, о чем Рамзан Кадыров прямо говорит – свадебным генералом. По-видимому, последняя пресс-конференция и та достаточно высокая оценка, которую дал президент Путин деятельности правительства Чеченской республики, ускорила противостояние, хотя противостоянием называть сложно, потому что Алханов уже не оказывает никакого сопротивления. И такое впечатление, что вопрос для Кадырова и его окружения кажется решенным.



Андрей Бабицкий: Алханов остался один и без власти. Консультант общественного фонда «Антитеррор» Руслан Мартагов.



Руслан Мартагов: У Алханова на сегодняшний день никакой команды нет. Не надо воспринимать Алханова как какую-то структуру. По состоянию на сегодняшний день у него никакой реальной власти в Чеченской республике нет.



Андрей Бабицкий: Вообще бросать своих сторонников в Чечне без всяких средств политического выживания – это давняя и скверная традиция Кремля, утверждает Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: Вот это поведение Кремля по отношению к Алханову тревожно, потому что это достаточно, к сожалению, последовательный курс. Российскими политиками были Саламбек Хаджиев и Доку Завгаев, кто-нибудь когда-нибудь сказал добрые слова со стороны Кремля в их адрес? Ведь это люди, которые в определенной степени шли против воли своего народа, против того мейнстрима настроений, которые были в Чечне. Это люди, которые не просто карьерными устремлениями рисковали, но и в том числе своей жизнью. К сожалению, очень многие, кто выбрал Россию и сделал ставку на Кремль в Чечне, самой же Россией, Кремлем были брошены на произвол судьбы. И то же самое происходит с Алхановым.



Андрей Бабицкий: Политолог Заинди Чултаев считает, что своими попытками свалить Алханова Рамзан Кадыров покушается на ту вертикаль власти, которую упорно отстраивает Владимир Путин, и такая атака на чиновную иерархию не должна остаться без соответствующей реакции со стороны Кремля, предполагает Заинди Чултаев.



Заинди Чултаев: То, что Рамзан Кадыров позволяет себе нарушать практику, сложившуюся в Российской Федерации, так называемую вертикаль власти, когда подчиненный премьер-министр, руководитель правительства субъекта федерации не только критикует, но и дает самые жесткие, нелицеприятные оценки руководителю субъекта федерации - это ситуация уникальная. У меня такое впечатление, что федеральный центр не оставит все-таки без внимания то, что Рамзан Кадыров нарушил некие правила игры. Решать судьбу руководителя субъекта федерации может только федеральный центр. То, что себе позволил Рамзан Кадыров, в эту схему совершенно не вписывается.



Андрей Бабицкий: В интервью журналу «Профиль» Кадыров так же как-то не слишком лестно характеризует федеральных чиновников, отвечающих за разные направления экономической деятельности в Чечне. Цитата: «У каждого федерального руководителя в Чечне есть свой интерес. У нас в Чечне есть газ, в федеральном правительстве сидит свой человек, у которого есть интерес по газу. Нефть – сидит человек и есть интерес. Стройки – человек и интерес. Свет – есть человек, есть интерес. А я говорю: нет, Чечню оставьте. Республика разгромлена и разграблена. Дайте нам показать себя и сделать добро для других». Вот что говорит Заинди Чултаев по этому поводу.



Заинди Чултаев: Кадырову мешают федеральные крупные чиновники, имеющие интересы в Чеченской республике, и все, практически никого нет - ни сепаратистов, ни леса. То есть ему мешают сейчас федеральные чиновники. Если это дальше экстраполировать, то федеральный центр становится некоей помехой для Рамзана Кадырова. На мой взгляд, в республике много людей, которые надеются на то, что в федеральном центре можно искать справедливость.



Андрей Бабицкий: Консультант общественного фонда «Антитеррор» Руслан Мартагов считает, что у Алханова остался единственный выход: напрямую апеллировать к тем, кто когда-то, хотя бы формально, отдал за него свои голоса.



Руслан Мартагов: Давайте просто представим ситуацию: господин Алханов обращается к народу и говорит, что мне это надоело, либо я президент и вы меня поддерживаете, либо я никто и я ухожу. На сегодняшний день по ситуации в Чеченской республике его поддержат, просто сам человек должен решиться на какой-то шаг. Ситуация стоит на грани и нужен какой-то маленький камушек, этим маленьким камушком может быть заявление Алханова, публичное заявление, которое даст знать обществу, в первую очередь чеченскому обществу, что Алханов сбросил все забрала и пошел в открытую.



Андрей Бабицкий: Еще одна цитата из интервью: «Кадыров: «Информационное пространство России ассоциирует Чечню со мной. Рекламу на проблемах в Чечне и на моем имени делают и журналисты, и политики. Я от этого устал. Я мечтаю закрыть республику для интриганов на полгода, а потом сразу показать, что сделано». Чечня и так закрыта, куда больше? Говорит политолог Заинди Чултаев.



Заинди Чултаев: На самом деле этот изоляционизм уже существует, республика закрыта для многих СМИ, закрыта с точки зрения свободной дискуссии. В Чечне можно высказывать только ту точку зрения, которая работает на имидж действующей исполнительной власти. Свободного независимого мнения в Чеченской республике наблюдать не приходится. И в этом смысле какой-то новый изоляционизм республике вряд ли нужен, она и так сильно закрыта, как ее еще больше закрывать, я себе не представляю.



Андрей Бабицкий: Никакой вертикали власти не существует, есть особое отношение региональных руководителей с президентом России. В их основе принцип личной преданности, а не закон, утверждает Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: Кремль показывает, что для него важны не формально-юридические отношения, а уния, которая была фактически заключена между отцом Кадырова и Путиным, а теперь продолжена, переподписана практически между Кремлем и Кадыровым-младшим. Кремль показывает, что Кадыров – это не фамилия, это не человек, который носитель фамилии, это фактически должность. И вот это, конечно, тревожит, потому что тем самым в целом в российскую политику не только на чеченский участок, а в целом в российскую политику не просто вносятся - очень сильно укрепляются неформальные начала. И это создает очень серьезную угрозу для российской государственности, гораздо большую, чем мифические спецслужбы иностранные или происки ЦРУ или каких-то «оранжевых революций» по периметру российской границы. Потому что укрепление, усиление неформальных связей, личностных отношений, патроно-клиентских отношений в российской власти грозит российскому государству куда больше. Кадыров-старший был муфтием, который объявлял России джихад, и посмотрите, как он был обласкан Кремлем, стал героем России. Очень многие солдаты, которые воевали за территориальную целостность России, многие из них не опознаны и многие из них не были достойно преданы земле. Так что такая политика, к сожалению, на мой взгляд, приводит к тому, что личностная лояльность, а не верность каким-либо принципам, становится принципом российской внутренней политики. Это, на мой взгляд, очень опасно.



Андрей Бабицкий: Беспрецедентное интервью Кадырова журналу «Профиль» помимо всего прочего может считаться косвенным доказательством того, что слухи о неминуемой отставке Алханова, активно обсуждавшиеся последние две недели в российских СМИ, имеют под собой серьезное основание.



12 миллиардов причин расследовать коррупцию в Ираке.



Ирина Лагунина: В Конгрессе США проходят публичные слушания о злоупотреблениях, допущенных при реализации программы реконструкции Ирака. Как выяснилось, по материалам аудиторской проверки ряду американских граждан предъявлены уголовные обвинения, а некоторым уже вынесены приговоры. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Американская военная операция в Ираке началась 19 марта 2003 года. На следующий день, 20 марта, президент Буш подписал распоряжение о переводе иракских банковских активов, замороженных в американских банках после вторжения Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году, на специальный счет в Федеральном резервном банке штата Нью-Йорк для дальнейшего использования этих средств в послевоенном восстановлении Ирака. Спустя два месяца Совет Безопасности ООН учредил Фонд развития для Ирака, куда вошли иракские средства, замороженные в банках других стран и оставшиеся от программы «Нефть за продовольствие»; в этот фонд должна была поступать и выручка от продажи иракской нефти. Управлять обоими фондами, а также всеми монетарными ценностями, оставшимися от прежнего режима, Совет Безопасности поручил Временной Коалиционной Администрации в Ираке во главе с американским дипломатом Полом Бремером. О том, что происходило с деньгами дальше, рассказал, открывая слушание, председатель комитета Палаты представителей по реформе правительства демократ Генри Воксман.



Генри Воксман: Сегодняшнее слушание дает нам 12 миллиардов поводов для озабоченности мошенничеством, разбазариванием средств и злоупотреблениями. В течение 13 месяцев, с мая 2003 года по апрель 2004-го, Федеральный резервный банк штата Нью-Йорк отправил из Соединенных Штатов в Ирак около 12 миллиардов долларов наличными, в основном в банкнотах достоинством в 100 долларов. Федеральному банку пришлось упаковать 281 миллион банкнот, включая 107 миллионов стодолларовых, в деревянные ящики. Общий вес наличных денег составил более 363 тонн. Эти цифры настолько огромны, что кажутся неправдоподобными. Кто, оставаясь в здравом уме, отправит 363 тонны наличных в зону боевых действий? Но именно это сделало наше правительство.



Владимир Абаринов: В январе 2004 года юрист Стюарт Боуэн, который ранее занимал различные должности в аппарате губернатора Буша, а затем и президента Буша, был назначен генеральным инспектором Временной администрации. Боуэн должен был провести аудиторскую проверку финансовой отчетности, что он и сделал. Свой отчет он представил в марте 2004 года. Документ содержал серьезные обвинения в адрес главы Временной администрации Пола Бремера, однако никаких мер тогда ни правительство, ни Конгресс не приняли. Временная администрация вскоре уступила место национальному переходному правительству, а Пол Бремер был удостоен высшим знаком отличия для гражданских лиц – он был награжден Президентской медалью Свободы. И вот теперь, по прошествии почти двух лет, ему пришлось отвечать на неприятные вопросы. Вместе с ним показания давал и генеральный инспектор Стюарт Боуэн. Генри Воксман продолжает.



Генри Воксман: Я знаю, посол Бремер уже говорил, что было бы нереалистично ожидать от правительства, что оно будет пристально следить за движением денег в зоне войны. Но я также знаю, что генеральный инспектор придерживается противоположной точки зрения – что жесткие правила особенно необходимы тогда, когда правительство посылает миллиарды долларов наличными в зону хаоса и насилия. Меня беспокоит то, что без соблюдения жестких правил мы лишены возможности узнать, не оказались ли деньги, отправленные в Зеленую зону, в руках у противника.



Владимир Абаринов: По мнению Воксмана, одной из причин безответственного разбазаривания средств стала некомпетентность сотрудников Временной Администрации, которые получили свои теплые высокооплачиваемые места по знакомству.



Генри Воксман: Мы должны также задать сегодня вопросы и о тех, кто был нанят для управления этими 12-ю миллиардами наличных долларов и исполнения других обязанностей в составе Временной Коалиционной Администрации. Прошлой осенью в прессе появились сообщения о том, что Администрация была укомплектована неопытными и неквалифицированными сотрудниками, отобранными по признаку партийной принадлежности и личной дружбы. Эти слушания дают нам возможность проверить эти обвинения и выяснить, какую роль играли некомпетентность и политическое кумовство в том провале, которым стал Ирак.



Владимир Абаринов: Отвечая на обвинения, Пол Бремер в первую очередь подчеркнул, что речь не идет о деньгах американских налогоплательщиков.



Пол Бремер: Позвольте мне начать с того, что предмет сегодняшнего слушания – расходование Временной Администрацией средств, принадлежащих иракскому народу, которые составляли так называемый Фонд развития для Ирака. Это не американские деньги. Это иракские деньги. И несмотря на хаотическую обстановку, которую мы встретили в Ираке, я считаю, что Временная Администрация справилась cо своей задачей управления этими иракскими деньгами в интересах иракского народа.


Я признаю, что допустил некоторые ошибки и теперь, анализируя свои действия задним числом, в отдельных случаях принял бы иные решения. Однако в целом мы добились огромного прогресса в сложнейших условиях, какие только можно себе представить. Я почтительно призываю вас учитывать эти условия. Я горжусь тем, чего мы достигли, и надеюсь, что в ходе этих слушаний вы поймете, с чем мы столкнулись и чего достигли.



Владимир Абаринов: По словам Бремера, разруха в Ираке наступила еще до войны.



Пол Бремер: Страна пребывала в состоянии хаоса – социального, политического и экономического. Глубокий кризис был следствием не войны и не санкций, а длившихся десятилетиями коррупции и некомпетентности режима Саддама. Вот только некоторые шокирующие факты. В течение 90-х годов Саддам сократил расходы на здравоохранение на 90 процентов. За 20 лет не было построено ни одной больницы. Более половины общественных клиник страны были закрыты. Уже перед войной уровень безработицы составлял свыше 50 процентов. Иракская примитивная банковская система бездействовала. У банков не было оборудования для электронных переводов. Это была экономика наличных денег. В конце 2002 года рост инфляции составлял 115 тысяч процентов в год.



Владимир Абаринов: Почему Временная администрация так спешила расстаться со средствами, которые контролировала? Пол Бремер объяснил: из Вашингтона от него все время требовали предоставить самостоятельность иракским правительственным ведомствам. А кроме того, надо было позаботиться об иракцах, оставшихся без средств к существованию.



Пол Бремер: Нашим первым шагом было как можно скорее отдать деньги иракцам. При Саддаме иракское правительство было крупнейшим в стране работодателем – четверо из пяти работающих иракцев работали на государство. Но в течение нескольких месяцев с начала войны миллионы иракских семей не получали денег, причитавшихся им за эту работу или в качестве пенсий. Мы использовали для этих выплат иракские средства, о которых сегодня идет речь. Это было исключительно сложно. Прежде всего, потому что иракские ведомства не располагали надежными платежными ведомостями. В идеале, мы должны были бы проверить эти документы. Но в Ираке идеал часто приходит в противоречие с грубой реальностью. Мы просто не могли допустить задержки с выплатой жалованья и пенсий. Задержка оказала бы деморализующее воздействие на граждан Ирака, внушила бы им ощущение несправедливости. Задержка придала бы дополнительный импульс зарождавшемуся сопротивлению и в итоге увеличила бы риск для американских солдат.



Владимир Абаринов: Генри Воксман пытается понять, почему Пол Бремер не контролировал расходы иракских ведомств.



Генри Воксман: Г-н посол, вы в свое время сами издали приказ, требующий прозрачности в финансовых операциях. Вы считаете, что ваши действия соответствовали требованиям, когда вы расходовали 12 миллиардов долларов наличными? Как вы отвечаете на критику г-на Боуэна, который утверждает, что вы снимали с себя ответственность, как только деньги поступали в иракские ведомства, где выплачивались несуществующим работникам?



Пол Бремер: Как я уже сказал в своем вступительном слове, г-н председатель, я считаю, что в ситуации, с которой мы столкнулись – посреди военных действий, в обанкротившейся, в сущности, стране – да, мы исполнили свою обязанность. Выводы генерального инспектора иногда заходят слишком далеко, дальше, чем кто-либо из нас считает возможным.



Владимир Абаринов: Стюарт Боуэн, в свою очередь, считает, что Временная Администрация не должна была снимать с себя ответственность за расходование средств.



Стюарт Боуэн: Временная коалиционная администрация была временным правительством Ирака. В резолюции Совета Безопасности ООН и положении о Временной администрации зафиксировано, что Временная администрация отвечает за управление всеми средствами Фонда развития Ирака. Она также отвечала за то, чтобы эти деньги достигли простых иракцев. Одна из задач, на выполнение которой выделялись эти деньги – возобновление работы государственных ведомств. На это и было потрачено 8 миллиардов 800 миллионов долларов.



Генри Воксман: Широко циркулируют сведения о том, что министерства выплачивали большие суммы несуществующим лицам. Сколько именно ушло на этих вымышленных работников – вы представляете себе порядок сумм?



Стюарт Боуэн: Не знаю, сколько именно, но мы выявили проблему мертвых душ именно в ходе нашей проверки. В двух министерствах из числившихся в штате сотрудников охраны, только небольшая часть оказалась реальными людьми. Проблема мертвых душ существовала тогда и существует сейчас. На самом деле она существовала и во время правления Саддама.



Владимир Абаринов: Неподконтрольности финансовых операций способствовала слабая материальная база иракских ведомств. Законодателям рассказал об этом бывший директор бюджетного управления Временной администрации Дэвид Оливье.



Дэвид Оливье: Министерство финансов было одним из ведущих ведомств. Им руководили люди, хорошо разбирающиеся в своем деле. Но вы должны понять, что у них не было ни компьютеров, ни компьютерных сетей. Поэтому третий человек в министерстве, отвечавший за все бюджетные платежи на сумму, начиная с 26 долларов, – у него на письменном столе находился всего один предмет, но не компьютер и не телефон, а блокнот, на листах которого он выписывал платежные поручения, а потом эти бумажки развозили на машине.



Владимир Абаринов: Но когда республиканец Том Дэвис заговорил о некомпетентности иракских финансистов, Дэвид Оливье с ним не согласился.



Том Дэвис: Когда вы обнаружили, что министерство работает ниже надлежащего уровня отчетности, кому вы доложили об этом и что вам ответили те, кому вы доложили?



Дэвид Оливье: Я не согласен с такой оценкой. Министерство финансов Ирака – весьма компетентная организация. В нем работают 1600 человек, получивших британское бухгалтерское образование. Они, бесспорно, были более компетентны, чем персонал, который могли тогда предоставить мы.



Владимир Абаринов: По решению Конгресса Стюарт Боуэн остается главным аудитором программ реконструкции Ирака. Вскоре он снова отправляется в Багдад. Работы у него непочатый край.



Стюарт Боуэн: Крупнейшая проблема Ирака на сегодняшний день – это коррупция. Как заявил на прошлой неделе первый заместитель премьер-министра Бархам Салих, крупнейший иракский нефтеперерабатывающий завод в Бейджи потерял из-за коррупции около миллиарда долларов, и его беспокоит, что эти деньги пошли на финансирование вооруженного сопротивления.



Владимир Абаринов: Какие виды преступлений имеются в виду под коррупцией?



Стюарт Боуэн: На самом деле это взятки и хищения. Кража нефти – крупнейший вид коррупции в Ираке. Отчасти проблема состоит в отсутствии инфраструктуры безопасности на северных трубопроводах. Поэтому нефть на север Ирака доставляют в автоцистернах. Они и пропадают по дороге.



Владимир Абаринов: По словам Стюарта Боуэна, для некоторых американцев, замешанных в коррупционных схемах в Ираке, правовые последствия уже наступили.



Стюарт Боуэн: Мы раскрыли случаи коррупции. Это сравнительно небольшая доля инвестиций, но когда мы сталкиваемся с такими случаями, мы преследуем их со всей решительностью. На этой неделе в результате нашего расследования был приговорен к девяти годам тюрьмы бывший инспектор Временной Администрации Роберт Стейн. Его сообщником был подрядчик Филип Блум, которому тоже в ближайшее время будет вынесен приговор. Есть и другие, до кого правосудие скоро доберется.



Владимир Абаринов: В настоящее время по материалам аудита американскими правоохранительными органами возбуждено 78 уголовных дел. Еще по 23 расследование не закончено. Продолжает свои разоблачения и Генри Воксман.



Частная публичная обсерватория в Подмосковье



Ирина Лагунина: Уже более двух лет под Москвой функционирует необычный научный центр - частная публичная обсерватория «Ка-Дар». Она оснащена лучшими любительскими астрономическими инструментами, которые по некоторым характеристикам не уступают профессиональным. Каждый, кто интересуется астрономией, может здесь бесплатно посмотреть в телескоп. Если у любителя астрономии есть интересная идея, то здесь можно получить наблюдательное время и квалифицированную помощь для ее воплощения. А порой услугами обсерватории пользуются и профессиональные астрономы. О работе публичной обсерватории «Ка-Дар», рассказывает ее научный сотрудник Станислав Короткий. С ним беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: Станислав, что значит публичная обсерватория?



Станислав Короткий: Публичная – значит, что она доступна публике. Она расположена у нас в Подмосковье - это Домодедовский район Барыбино, там стоит несколько телескопов, в которые в принципе любой желающий может приехать и посмотреть. Естественно, надо заранее найти контакт с сотрудниками обсерватории. Такая возможность есть с помощью нашего форума, который расположен на нашем сайте.



Александр Сергеев: Это сайт « K a- dar.ru » ? Через дефис?



Станислав Короткий: «Ка-Дар» можно писать и через дефис и слитно, все равно вы попадете к нам.



Александр Сергеев: И вот мы к вам попали, что мы там увидим у вас?



Станислав Короткий: Я надеюсь, вы к нам попадете в ясную погоду, можно будет Луну посмотреть в телескоп, можно у Сатурна кольца великолепно рассмотреть, у Юпитера облака на поверхности, спутники самые яркие. В принципе, если человек еще более любознателен, то он может увидеть далекий космос - это шаровые скопления, галактики, туманности.



Александр Сергеев: Надо будет что-нибудь заплатить за присутствие, за использование оборудования?



Станислав Короткий: Нет, совершенно. Данная обсерватория бесплатная и публичная, то есть ее доступ осуществляет просто по согласованию с сотрудниками обсерватории.



Александр Сергеев: Вообще все выглядит несколько фантастически: серьезная техника, обсерватория, целая территория и все бесплатно.



Станислав Короткий: Спасибо человеку, который организовал все это. Я не буду называть его фамилию, скажу, что он достаточно обеспечен, чтобы была возможность построить такую обсерваторию, и заинтересован. Он просто не очень любит, чтобы его представляли в каком-то виде, считает, что этого более достойны сотрудники, которые работают на этой обсерватории.



Александр Сергеев: Насколько серьезные инструменты у вас там установлены?



Станислав Короткий: Самый крупный 14-дюймовый MEADE, это Шмидт – Кассегрен телескоп.



Александр Сергеев: Это оптическая система так называется.



Станислав Короткий: Диаметр 356 миллиметров. Считается даже для западных стран крупным телескопом.



Александр Сергеев: Для любителей. Я так представляю, что непрофильные университетские обсерватории не на астрономическом факультете - это уже нормальный инструмент.



Станислав Короткий: Да, у нас достаточно большая активность в общении с российскими образовательными учреждениями высшими. Мы помогли сделать выбор для Петрозаводского госуниверситета. К нам очень часто обращаются люди достаточно опытные как раз с вопросами о том, как техника работает, что порекомендуете. То есть по сути мы работаем консультационным центром.



Александр Сергеев: А научной работой вы занимаетесь?



Станислав Короткий: Да, конечно. Это все-таки вложено в название нашего научного центра «Ка-Дар», мы проводим наблюдения как астрофизических объектов, так и околоземных – астероидов, космических мусор, который распределен по орбите вокруг нашей планеты Земля.



Александр Сергеев: Наблюдения за спутниками – в чем суть этой задачи? Ведь, наверное, космическое ведомство и наше, и американское в полный рост занимаются этими наблюдениями.



Станислав Короткий: Не все, что на ближнем космосе находится, достаточно хорошо изучено. Многие космические аппараты выходят из строя и представляют достаточно большую угрозу для окружающих спутников. Если есть информация о том, что в какой-то точке орбиты находится неуправляемый спутник, то заблаговременно известно, что нельзя ничего выводить. Даже бывали случаи, что спутники взрывались.



Александр Сергеев: Это же огромное количество обломков, которые потом могут повредить другие аппараты.



Станислав Короткий: Было такое мнение, что кто-то может подлететь, схватить наш спутник и узнать секретную информацию. Поэтому как раз в 80 годах запускались спутники с возможностью самоликвидации. Ну и последствия этого мы сейчас разгребаем.



Александр Сергеев: А чисто астрофизические работы?



Станислав Короткий: Мы стали одними из первых, кто увидел вспышку новой звезды по сути дела в процессе ее развития. Нам очень повезло. Совершенно случайно, как раз школьники у нас наблюдали одну яркую туманность и в поле зрения рядом с этой туманностью оказалась звезда, которая вспыхнула при наблюдении. Это карликовая Новая, которая, возможно, вспыхивает в среднем раз в 30 лет.



Александр Сергеев: Как вы определяете цели и задачи обсерватории, она для чего создавалась?



Станислав Короткий: Я считаю, как сотрудник, что основное у нас публичность, заявленная в названии, значит мы должны общаться с публикой, неким образом просвещать ее.



Александр Сергеев: Часто обращаются любители, которым нужна ваша помощь?



Станислав Короткий: В основном это школьники, как ни странно, потому что они активны, молоды, юны, внутри сети интернет быстрее разбираются и более доверчивы. Взрослые идут на контакт как-то с опаской.



Александр Сергеев: Сколько времени работает обсерватория?



Станислав Короткий: С 8 июня 2004 года – это день прохождения Венеры по диску Солнца, как раз первые наблюдения, которые были реализованы, первый свет, как называется. Именно к этой дате стремились поставить телескоп, слава богу, успели. И первое, что увидели – это Солнце и Венера, проходящая по его диску.



Александр Сергеев: Вообще, если вы приглашаете людей, то, наверное, одного инструмента мало?



Станислав Короткий: Да, конечно, у нас несколько инструментов. Основной – это крупный 14-дюймовый MEADE, работает с ПЗС - матрицей, в том числе у нас есть 200 миллиметров MEADE. По сути дела в него вложена база данных порядка десяти тысяч объектов, он на любой из этих объектов может навестись после определенной установки. Так же есть еще несколько телескопов-рефракторов.



Александр Сергеев: В телескоп современный уже редко смотрят глазом, как правило, используется аппаратура цифровая. Что у вас там установлено в качестве светоприемного оборудования?



Станислав Короткий: Приехала как раз недавно на новый год новая матрица, она имеет размер 16 мегапикселей - это самая большая ПЗС-матрица астрономического характера на территории СССР за исключением одной-единственной, которая стоит в Таджикистане.



Александр Сергеев: То есть у вас оборудование по классу даже лучше, чем у профессиональных астрономов в России?



Станислав Короткий: Скажем так, мы не отстаем.



Александр Сергеев: Когда к вам приезжают поснимать, понаблюдать, на целую ночь приходится приезжать к вам.



Станислав Короткий: Такое не исключено, что если у человека нет возможности, он может заночевать, у нас все обустроено для этого.



Александр Сергеев: Как обеспечивается безопасность?



Станислав Короткий: У нас вся обсерватория расположена на территории частного участка земли, который просто охраняется, по сути дела садоводчество.



Александр Сергеев: Есть неопытные пользователи, которые могут что-то испортить.



Станислав Короткий: Неопытность работы мы восполняем тем, что сотрудники всегда присутствуют на наблюдениях.



Александр Сергеев: У вас четыре человека и каждую ночь кто-то из вас должен дежурить, если погода есть.



Станислав Короткий: В принципе - да.



Александр Сергеев: Я видел у вас на сайте журнал, который вы начали издавать.



Станислав Короткий: Он называется «Ка-Дар Инфо», астрономический вестник. Он рассчитан на любителей астрономии, чтобы они даже между собой сообщались. Потому что, к сожалению, та информатизация, которая наблюдается в Москве, в Питере и других крупных городах, для регионов почти недоступна. Тот интернет, который практически у нас бесплатно, там за очень дорогие деньги идет.



Александр Сергеев: То есть это в первую очередь ориентировано на регионы?



Станислав Короткий: Не только. Потому что, как ни странно, большое количество любителей астрономии проживают, естественно, в крупных городах, им просто приятно подержать печатное издание.



Александр Сергеев: Сейчас на рынке у нас нет ни одного научно-популярного издания, касающегося космоса. Был «Звездочет», он два года назад закрылся после десяти лет выхода.



Станислав Короткий: У нас есть один-единственный журнал, да и тот является украинским, то есть «Пространство. Время. Вселенная», является неким аналогом «Звездочета», но, к сожалению, пока еще не того уровня. Потому что «Звездочет» шел не один год к тому уровню, который мы видели в последние годы его работы. Не знаю, как мы будем в дальнейшем развиваться, но, надеюсь, что будет в данной среде возможность и для более высокого уровня издания.



Александр Сергеев: Вы лично являетесь научным работники обсерватории «Ка-Дар». Вы по специальности астроном?



Станислав Короткий: Как ни странно, нет. Я уже более десяти лет увлекаюсь астрономией, еще будучи школьником увлекся этой наукой, занимался в кружке, был победителем олимпиад астрономических, но не сложилось поступить в МГУ на астрономическое отделение, пришлось пойти в педагогический институт на физфак. На третьем курсе мне предложили работу в обсерватории, и не только в одной обсерватории, я сейчас работаю на трех работах астрономической тематики. Пришлось просто делать выбор: либо сейчас идти работать в науку, либо оставаться студентом. Я выбрал пока то, что есть – работу.



Александр Сергеев: Мы как-то привыкли, что обсерватории делятся на то, что сделали профессионалы для исследований и то, что сделали любители для развлечений. Ваша обсерватория в эту классификацию не вписывается.



Станислав Короткий: То есть это любительский уровень, потому что у нас нет в контингенте ни одного профессионального астронома, но при этом мы уже стремимся к получению реального научного результата. Потому что все-таки для нас, опытных любителей астрономии, уже интересно получать не просто красивые картинки, интерес на них долго не продержится, а именно реальное знание о космосе, что-то новое, то, к чему всегда стремился человек.



Александр Сергеев: А кто-то из специалистов курирует вашу работу?



Станислав Короткий: С нами сотрудничает достаточно большой спектр профессиональных астрономов московских, для них это достаточно большая помощь. У них у самих не так много телескопов, оснащенных ПЗС-матрицами современными, поэтому частенько они приезжают к нам и проводят собственные наблюдательные программы. Так же мы сотрудничаем, у нас официальный договор с Пулковской обсерваторией, она нас оснащает программным обеспечением, и мы восполняем отдачей информации, делаем наблюдения по их программам. Как раз мы недавно издали две работы по наблюдениям спутников Урана.



Александр Сергеев: Вы рассказывали про сотрудничество с обсерваторией в Боливии.



Станислав Короткий: История очень интересная, уникальная сложилась, что после развала Советского Союза многие обсерватории, которые курировались в то время Советским Союзом, практически остались на бобах. Никакого финансирования, поддержки со стороны нашего государства не осуществлялось в течение 15 лет. И одна из немногих обсерваторий, которая смогла выжить, как раз оказалась в Южном полушарии – это боливийская обсерватория. И мы осенью прошлого года приехали туда восстанавливать отношения, в том числе развивать научную деятельность в Южном полушарии. Это единственная обсерватория, которая на данный момент предоставила российским наблюдателям время постоянное для наблюдения в Южном полушарии. Это идет на взаимном обмене. Мы в данной ситуации им предоставили матрицу, которая была куплена на общие деньги, в том числе и обсерватории «Ка-Дар», Пулковской обсерватории, институт Келдыша и «Вымпел» организации.



Александр Сергеев: То есть обсерватория «Ка-Дар» сотрудничает с профессиональными научными центрами, в том числе и вскладчину оборудование приобретает, как строилась наука в 18 – в начале 19 века, когда граница между профессионалом и любителем была очень условной.



Станислав Короткий: По сути дела я сейчас и вижу наше время повторением того самого периода, когда технологии начали именно цифровые дешеветь очень резко и, по сути дела, любители начинают подбираться к уровню профессионала. Различие только заключается в том, являешься ты дипломированным специалистом, который умеет ставить научные задачи, или ты не являешься им. А уже технология и техника практически одна и та же, вне зависимости, любительская или профессиональная обсерватория. Есть примеры современные, когда непрофессионалы становились достаточно опытными наблюдателями за счет того, что именно были их интересы. То есть они жили этим. Я знаю непосредственно наблюдателей на двухметровых телескопах, 600 миллиметров, на Кавказе, там работает наблюдатель Максим Андреев, по образованию географ. Еще Тимур Крючков, опытный наблюдатель, первый на территории России кто открыл астероид, он вообще не имеет высшего образования. Примеры такие достаточно распространены.



Александр Сергеев: Какие у вас планы в обсерватории?



Станислав Короткий: Рассчитываем к лету поставить новый телескоп диаметром 600 миллиметров - это будет один из самых крупных любительских телескопов в России. На него как раз рассчитана новая матрица. И в дальнейшем подключение к сети интернет и возможность работы дистанционно с этим инструментом.



Александр Сергеев: То есть не надо будет присутствовать в обсерватории?



Станислав Короткий: Так точно. Независимо от того, живете вы в Омске, Новосибирске, Владивостоке, Ханты-Мансийске, вы будете постоянно иметь возможность заказать наблюдательное время и получить результат.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG