Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума о разграничении полномочий с Татарстаном


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин : Госдума России рассматривает сегодня проект нового договора о разграничении полномочий с Татарстаном. Помимо непосредственной важности этого документа, эксперты отмечают, что он может послужить моделью для перестраивания правовых отношений с другими регионами, например, с Чечней. В Думе находится наш корреспондент Данила Гальперович. Сейчас он по телефону в прямом эфире.


Данила, здравствуйте! Что нового в документе? Как его встретили депутаты?



Данила Гальперович : Здравствуйте! Можно уже сказать, что уже по сравнению с тем договором, который у Татарстана был с Москвой более 10 лет назад, в документе, который сейчас рассматривает Государственная Дума, в 10 раз меньше текста. И уже это одно говорит о том, что тех предметов, которые перечисляет договор, гораздо меньше. В договоре 90-х годов было прописано буквально все - от того, кто заведует административными границами, транзитом энергоносителей, электросетями и так далее до самых мелочей, например, государственной документации. Здесь про все эти вещи говорится совсем мало. Здесь - я имею в виду в том договоре, который сейчас обсуждает Государственная Дума.


Но даже этот небольшой достаточно текст на трех страницах вызывает очень серьезные споры. Надо сказать, что отчасти жаль, что думские дебаты не транслируются в прямом эфире, потому что, пожалуй, столько прямой критики российской власти со стороны оппозиции уже очень давно не было с трибуны Государственной Думы. Практически все фракции, кроме "Единой России", а именно: коммунисты, ЛДПР, фракция "Родина" и "Родина - Народная воля", которая состоит еще из нескольких депутатских блоков, все говорят о том, что, по их мнению, это бомба под федеративное устройство России. Один за другим депутаты выходят на трибуны и говорят о том, что все, что нужно Москве и Казани для того, чтобы разграничить полномочия, прописано в Конституции. Все, что там не прописано, можно сделать федеральным законом. Отдельный договор, который дает Москва Казани, фактически является прецедентом после того, как договорная практика уже была практически забыта.


Можно говорить также о том, что некоторые республики вполне могут последовать за Татарстаном в своей просьбе - заключить с Москвой договор. Так или иначе, уже депутаты Башкортостана упоминали о такой возможности в зале заседаний во время обсуждения.


Голосование еще не состоялось. Скорее всего, договор все-таки будет поддержан, но у депутатов до сих пор возникает масса вопросов. В частности, например, когда Владимир Путин и Минтимер Шаймиев выкроили время для того, чтобы парафировать, а точнее подписать, этот договор? Поскольку это событие, а именно подписание договора Путиным и Шаймиевым никак не афишировалось в масс-медиа, существует масса предположений. В частности, Алексей Митрофанов из ЛДПР предположил, что этот договор и его парафирование было просто подарком Минтимеру Шаймиеву от Владимира Путина на 70-летие.



Кирилл Кобрин : Спасибо, Данила. Можно подумать, что депутаты не привыкли к тому, что власти действуют секретно в последние несколько лет.


Перед рассмотрением нового договора с Татарстаном Данила Гальперович побеседовал с вице-спикером Госдумы, как говорят эксперты, одним из главных лоббистов интересов Татарстана в законодательном органе Российской Федерации Олегом Морозовым.



Данила Гальперович : Зачем Казани и Москве новый договор?



Олег Морозов : Я думаю, что смысл этого договора состоит в том, что есть нормы законодательства, которые до конца не урегулировали часть вопросов, которые есть во взаимоотношениях между федеральным центром и Татарстаном. Они требуют, соответственно, регулирования дополнительным соглашением. В частности, скажем, вопрос нефтедобычи в Татарстане и условия этой нефтедобычи, вопросы владения высшим должностным лицом двух государственных языков Татарстана, что, как известно, Татарстан отказался делать в своем законодательстве, что, на мой взгляд, правильно, но прописал это право, как добровольное право человека заявить о том, что он знает два государственных языка в договоре. Это право Татарстана заниматься финансированием татар, проживающих вне Татарстана, имеются в виду газеты, журналы, учебники, подготовка кадров, то есть работа с этническими татарами, живущими вне Татарстана, что также не урегулировано никаким действующим законодательством, но прописано в договоре. Это уточняющий документ в той части, которая не регулируется действующим законодательством.



Данила Гальперович : Этот договор шире, чем предыдущий, тот, который был у Татарстана и федерального центра?



Олег Морозов : Это совершенно разные документы. Предыдущий договор имел совершенно другую природу. Тогда в законодательстве вообще не были распределены совместные полномочия, и не было другого способа их распределить, кроме как принять договор. Это был объемный документ, касавшийся практически всех сфер взаимоотношений между субъектом Федерации и федеральным центром. А в данном случае речь идет о группе частных вопросов.



Данила Гальперович : Если предположить, что это будет не единственный договор центра и регионов, как вы думаете, какие еще республики могут такой договор с Москвой заключить? Будет ли, вообще, что-то такое?



Олег Морозов : Я не прогнозирую большого числа договоров. Знаю, что вроде бы собираются выступить с такой инициативой в Башкортостане, хотя официальных сведений у меня на этот счет нет. Но уверенно могу сказать, что большого наплыва договорных отношений не будет. Это счет на единицы пойдет.



Данила Гальперович : А Чечня?



Олег Морозов : Я думаю - да. Но, по крайней мере, пока мне неизвестно, что такие инициативы есть.



Данила Гальперович : Есть масса критиков, которые говорят, что возобновление договорной практики, так или иначе, даже в этом единичном случае как бы показывает регионам, что они могут давить на центр. Что вы можете ответить?



Олег Морозов : Абсолютно необоснованное заявление, потому что надо просто прочитать договор, чтобы понять, что он, с точки зрения его правового смысла, ровно такой же, как, например, Закон "Об особой зоне в Магадане". Никто же не говорит о том, что федеральное законодательство, принимая соответствующий Закон "Об особых условиях экономической деятельности в Магадане", стимулирует Магадан к каким-то сепаратистским действиям. Или Калининград. Тоже самое применительно и к Татарстану. Это некие особые условия функционирования субъекта Российской Федерации в составе Российской Федерации.



Данила Гальперович : Договор появился в Думе, но никто не знает подписали ли его Владимир Путин и Минтимер Шаймиев. Какие у вас сведения?



Олег Морозов : 100-процентные сведения, что он парафирован и Путиным, и Шаймиевым, то есть подписи стоят.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG