Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владислав Сурков заметил много общего между Владимиром Путиным и Франклином Рузвельтом


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Кирилл Кобрин : Выступая в четверг на конференции "Уроки "нового курса" для современной России и всего мира" заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков заявил, что между президентом Владимиром Путиным и 32-м президентом США Франклином Делано Рузвельтом есть много общего. Что породило к жизни такую сложную аналогию и насколько она исторически, да и содержательно корректна? Об этом рассказывает мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий : Главный редактор сайта "Кремль.орг", молодой аналитик Павел Данилин, которому доверено переводить Суркова с языка ангельского на человеческий, рассказал о том, что заставляет околокремлевских политологов настаивать на проводимой параллели.



Павел Данилин : На самом деле, Владислав Юрьевич Сурков не делал прямого сравнения Путина с Рузвельтом. Это было косвенная аллюзия. На самом деле, насколько я понимаю, в первую очередь рассматривалась именно ситуация, в которой находилась Америка после кризиса 1929 года и Россия в 90-х годах. То есть наличие фактора Великой депрессии и в России, и в США, безусловно, не может подвергаться никакому сомнению. По сути дела, внутреннее состояние, в первую очередь, опять же моральное, на что и указывал Владислав Юрьевич Сурков, то есть падение качества сознания, рост ощущения безнадежности, рост неуверенности присутствовали и в русской ситуации, и в американской ситуации. И в экономической сфере также.


После победы в Первой мировой войне олигархический капитал в США взял всю власть в свои руки. Это был непреложный факт. И этот олигархический капитал не считался с интересами рядовых американцев. То есть фактически мы наблюдаем такую же примерно ситуацию, как была у нас после 1996 года. И Франклину Делано Рузвельту пришлось принимать серьезные ограничительные меры, направленные на социальную поддержку рядовых граждан Америки с тем, чтобы снизить противоречия. В этой связи, безусловно, мы можем проследить некоторую аналогию с действиями Владимира Путина, который точно также ограничил олигархов.



Андрей Бабицкий : Руководитель аналитической службы "Российский общественно-политический центр" Святослав Каспэ отрицает саму возможность корректно сравнивать Франклина Рузвельта и Владимира Путина. По его мнению, подобные аналогии не более чем прикладные политические спекуляции.



Святослав Каспэ : Сам образ мыслей, который предусматривает обоснование каких-либо политических планов и конструкций через поиск зарубежных прецедентов, довольно любопытен. Надо признать, что прецеденты, действительно, всегда можно подобрать. Можно, скажем, отменяя губернаторские выборы, сослаться на Францию; отстаивая благотворность полутора партийной системы и ее совместимость с демократией, можно сослаться на Японию и так далее. А тут две проблемы. Во-первых, любой подобной комбинации и аналогии всегда можно противопоставить прямо обратную и не менее убедительную. Демократический мир предельно разнообразен. Подобная аргументация - это всегда обоюдоострое оружие. Во-вторых, вроде как мы все уже согласны с тем, что нужно не столько подгонять российскую демократию под тот или иной заимствованный образец, сколько укоренять ее в российской почве, и формировать органично ее модель, также как это, кстати, сделали Италия, Германия и кто угодно. И вот в решении вопроса о максимальных сроках ротации верховной власти, который вполне законен сам по себе, я бы предпочел обсуждать современную российскую ситуацию as is , а не жонглировать весьма сомнительными аналогиями.



Андрей Бабицкий : Единственная задача искусственного, по мнению Святослава Каспэ, сравнения двух фигур - найти дополнительную возможность обоснования необходимости третьего срока для Владимира Путина.



Святослав Каспэ : Да, Рузвельту, действительно, досталась Америка, находившаяся в глубоком кризисе, но причина и природа самого этого кризиса не имели ничего общего с причинами и природой нашего. А если же обращать внимание только на главный сюжет, ради которого эта параллель проводится (на вопрос о третьем сроке), то тут несравнимость становится еще более очевидной. 22-я поправка к Конституции США, которая установила запрет на занятие должности президента более двух сроков подряд, была ратифицирована только в феврале 1951 года, то есть, вообще, спустя шесть лет после кончины Рузвельта. В России, как мы понимаем, ситуация иная - действует прямой конституционный запрет. Нет никаких оснований полагать, что, если бы он существовал в США в 1940 году, когда решался вопрос о третьем сроке Рузвельта, что Рузвельт пошел бы на его нарушение. Тем более что, в общем, подобный вопрос решался бы не им, а всем американским политическим организмом.



Андрей Бабицкий : Автор цикла лекций о Рузвельте философ Александр Пятигорский считает, что реорганизация власти, которую осуществил американский президент, была этически мотивирована. Ситуация в нынешней России не может быть описана в этих категориях.



Александр Пятигорский : Если такую параллель проводил господин Сурков, то он политической истории не знает Соединенных Штатов, а России не знает вообще. Речь может идти только о том (я сейчас говорю о Франклине Делано Рузвельте), что он решил, исходя из классических американских просвещенческих установок, изменить ситуацию сверху политически, путем полной реорганизации властных структур, реорганизации, которая с самого начала носила и этический характер.



Андрей Бабицкий : В чем главное различие между условиями деятельности двух президентов? Александр Пятигорский полагает, что американской власти было с кем вести диалог, у российской - собеседник отсутствует.



Александр Пятигорский : Рузвельт никогда не реорганизовывал института президентской власти. Он реорганизовал систему взаимоотношений политической власти с американским обществом, уже сформированным, относительно стойким и уже с очень четко обозначившимися общественными, а не экономическими и не политическими традициями. Обществом, которого в России нет. Путин этого не может делать - нет общества. Здесь нечего реорганизовывать. Вы знаете, это тоже самое, что холостяку придумать способ реорганизации своих личных отношений с женой, которой у него нет. Вот это то, чего не понимают идиоты, которые проводят это сравнение.



Андрей Бабицкий : Интеллектуализм администрации президента принимает с каждым годом все более прихотливые и специфические формы. Люди знающие утверждают, что за этим процессом стоит Владислав Сурков, человек культурный (хотя бы в силу своего образования), много читающий и поэт.



XS
SM
MD
LG