Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему самарские подростки нападают на иностранцев? Кто поможет солдатам, искалеченным на афганской войне? Кому выгодно разорение малого бизнеса в Сочи? Жители Воронежа против строительства каменных джунглей. Челябинск: Почему погиб курсант института штурманов Никита Самитов? Псков: Как найти работу? Подмосковье: Что делать, если вас выгнали из купленной вами квартиры? Волгоград: Где они, льготные лекарства? Вятка: Библиотекарям отступать некуда


В эфире Самара, Сергей Хазов:



В начале февраля в Самаре был оглашен приговор банде подростков-бийц. В составе организованной группы были одиннадцать несовершеннолетних и их девятнадцатилетний главарь Петр Капитонов. Состоящая из подростков преступная группировка была признана виновной в четырех убийствах и трех разбойных нападениях, совершенных с особой жестокостью. Даже сотрудников прокуратуры поразил рассказ 15-летнего участника банды о том, как он вместе с другими подростками ради интереса попробовал человеческое мясо - отрезал кусок от тела очередной жертвы и приготовил шашлык на костре. Подростки убивали лиц без определенного места жительства, или если им просто не нравился прохожий своей внешностью или цветом кожи.


Самарский областной суд приговорил главаря банды Петра Капитонова к 18 годам заключения в колонии строгого режима. Одиннадцать несовершеннолетних преступников получили от 6,5 до 10 лет лишения свободы. Доказать, что подростки выбирали своих жертв, в том числе и по национальному признаку, судье не удалось. Однако существование в Самаре банд или, как говорят милиционеры, группировок из подростков, не скрывающих свои экстремистско-националисткие настроения, уже давно не секрет ни для правоохранителей, ни для простых самарцев.


Ольга Тобольская вынуждена была просить соседку провожать свою внучку-пятиклассницу в школу после того, как на нее напали с антисемитскими оскорблениями несколько подростков-ровесников.



Ольга Тобольская : И она будет водить и встречать, потому что у нас пройти по улице спокойно нельзя. Все может быть. Там вообще ходить было нельзя в прошлом году. Откуда не возьмись выскакивал мужчина, железной дубинкой бил и увозили на «скорой».



Сергей Хазов : Карина Далаян вместе с подружкой на себе испытала агрессию со стороны молодых националистов. Возвращаясь со стадиона после очередного матча любимой команды «Крылья Советов», девушка и ее подруга были избиты подростками. «Их было десять человек. Некоторые держали в руках ножи и бейсбольные биты, парни выкрикивали оскорбления в адрес армян», - поделилась Карина Далаян, которой чудом удалось спастись от агрессивных хулиганов, благодаря проезжавшей мимо машине с футбольными фанатами.



Карина Далаян : Вообще, конечно, это есть в повседневной жизни. Можно это заметить. Очень жалко, что в России это проявляется. Особенно к иностранным студентам. Страшно становится жить, вплоть доходит до насилия. Неприятно. Хочется, конечно, верить в то, что будет лучше.



Сергей Хазов : Продолжает студент Паати Цуладзе.



Паати Цуладзе : Да, сталкивался, конечно. Но сталкивался неоднократно, с полной уверенностью могу сказать. Наверное, не боязнь, а, скорее всего, зависть какая-то к иностранному, что хочется жить, как людям. Как говорится, хочется жить как лучше, а получается, как всегда.



Сергей Хазов : «Рост агрессивности и национализма среди молодежи, направленного в основном, к людям с темным цветом кожи, и на жителей Кавказа, вызывает возмущение самарских правозащитников», - говорит Людмила Кузьмина.



Людмила Кузьмина : Издание газет, которые распространяются в Самаре, ни для кого не секрет. До недавнего времени у нас и «Волжская заря», издание не подпольное совсем, тоже использовало эту риторику. Какое у меня может быть отношение, как у нормального человека?! Мы многонациональная страна, и достаточно форм досуга. Нет информации, нет деятельности по организации молодежи, как раз по воспитанию толерантности.



Сергей Хазов : «Чтобы избежать появления национализма среди молодежи, нужно с детства воспитывать в ребенке толерантность», - считает Виктор Сидоров.



Виктор Сидоров : Люди почему ненавидят друг друга или кого-то других? Это, прежде всего, наверное, скорее всего зависть. Допустим, кто-то имеет крутую тачку, дачу или еще что-то. Человеку завидно, он начинает по всякому проявлять антипатию, да и не только антипатию, а даже и агрессию.



Сергей Хазов : Правозащитник Людмила Кузьмина говорит, что самарские власти не замечают рост национализма среди молодежи.



Людмила Кузьмина : Какие права человека для государства? У государства, я вижу, одно – это права чиновника. Трудно ждать от каждого гражданина, что он пришел домой, сидит и осознает все это. Информации этой на государственных каналах нет, как раз о необходимости терпимости и толерантности. Многое зависит от власти. Власть берет на себя лидерские функции в нашей стране, и нет ни одного высказывания о необходимости терпимости, и необходимости толерантности. Нет ни одного высказывания в выступлении губернатора о необходимости в обществе толерантности. У нас нет политики по воспитанию толерантности в обществе, нет широкомасштабных программ.



Сергей Хазов : Самарский поэт Олег Васильев на одной из правозащитных конференций дал свой рецепт развития дружелюбия и толерантности в современном многонациональном обществе.



Олег Васильев : Ответ на это очень простой. Мой друг Семен Заславский, живущий в Днепропетровске, написал когда-то всего четыре строки:


«И раскрывается цветок


В глубинах нежной Евразии.


И не страдая косоглазием,


Глядит на Запад и Восток».


Я общаюсь с теми людьми, которые глядят на Запад и на Восток одинаково, невзирая на национальную принадлежность.



В эфире Ставропольский край, Лада Леденева:



15 февраля ставропольские ветераны-афганцы отметят памятную дату: 18-летие со дня завершения вывода так называемого «ограниченного контингента советских войск» из Афганистана. За годы войны в Афганистане погибли 119 ставропольцев, свыше 200 получили увечья и инвалидность. Всего "за рекой", как говорят ветераны, воинский долг выполняли около 5 тысяч жителей Ставропольского края.


Как же живут сегодня ставропольские ветераны-афганцы? Как оказалось, отвечать на этот вопрос они не любят. Это и понятно: 800 из них до сих пор стоят в очереди на внеочередное жилье, и последние 6-7 лет она не движется. В 2005 федеральный закон отменил все положенные им прежде льготы, дав взамен лишь тысячу рублей.



Николай Борисенко : Государственные мужи наши, наверное, решили, что надо разделить: участники Великой Отечественной войны - это одна категория, а ветераны боевых действий на территории других государств – это другая. И вот вышел Закон «О ветеранах». Там сделали эти две статьи и статью, где ветераны боевых действий на территории других государств, забыли внести пункта «оплата в размере 50 процентов за коммунальные услуги».



Лада Леденева : Рассказал заместитель председателя Ставропольского совета союза ветеранов войны в Афганистане Николай Борисенко.


Если раньше власти Ставрополя субсидировали 50-процентную оплату жилья всей семье ветерана-афганца, то теперь скидкой пользуется только он сам.



Сергей Остриков : У нас городская администрация была - раньше 50 процентов «афганцы» оплачивали. А теперь сейчас только один «афганец» за себя платит 50 процентов. Раньше вся семья его оплачивала (это город нам так сделал), а сейчас только один «афганец» сам за себя оплачивает.



Лада Леденева : Рассказал ветеран войны в Афганистане, инвалид первой группы Сергей Остриков.


По статистике, за годы войны в Афганистане погибли 14, были ранены 30 тысяч советских солдат. В результате, они получили лишь обидные слова, часто звучащие в чиновничьих кабинетах.



Александр Чернов : Когда мы приехали из Афганистана, нам говорили – а мы вас туда не посылали! Нет, мы взяли оружие и поехали сами воевать. У нас самому молодому 39 лет «афганцу» в городе! А есть уже и больше 70.



Лада Леденева : Рассказал ветеран боевых действий в Афганистане, председатель пятигорского фонда реабилитации ветеранов локальных войн Александр Чернов.


18 лет назад мало кто из его сослуживцев задумывался о политической подоплеке событий. Все они просто выполняли приказ. Те, кто остался в живых, сегодня не могут добиться права на достойную жизнь.



Сергей Остриков : Я вот как-то подавал в суд на Министерство обороны за утраченное здоровье. Я бы сейчас, если бы не было инвалидной II группы, я бы сейчас где-то, может быть, работал, получал хорошую зарплату. А я сейчас получаю с гулькин нос этой зарплаты и пенсия у меня тоже 3 тысячи. Как можно существовать? Подавал иск на Министерство обороны. Он, в общем, там где-то в Москве и потерялся.



Лада Леденева : Сегодня матери воинов-афганцев, утратившие кормильца, получают от государства 650 рублей в месяц. Тогда, как в Чечне только за утраченное жилье платят до 300 тысяч рублей. Продолжает Сергей Остриков:



Сергей Остриков : Вот у нас есть два инвалида I группы. Слава Климов – у него орден Красного Знамени. Мы с ним в этом году отдыхали в санатории. Я говорю: «Слава, героям Советского Союза по 30 тысяч будут выплачивать. Давай, очки снимешь, я тебя сфотографирую, как у тебя глазных яблок нет. Как и Пашку, у которого руки нет и тоже слепой. Я вас сфотографирую, и на стол Путину отправим. Пусть он посмотрит на это дело. Нужно вам по 30 тысяч выплачивать или вам 3 тысячи в месяц хватит?»



Лада Леденева : О старых боевых ранениях воины-афганцы говорить тоже не любят: гораздо сильнее болят их новые обиды. Рассказывают, как три года назад более 200 из них поддержали на выборах пятигорского мэра, который, придя к власти, забыл о своих обещаниях и даже поздравить ветеранов с 15-й годовщиной вывода войск из Афганистана отказался.



Александр Чернов : Ему некогда тогда было. Он сказал, что это за дата, что это праздник? Мы нужны были, когда к власти он шел. А когда пришел к власти, сел в кресло и забыл про нас.



Лада Леденева : Рассказал Александр Чернов.


Три года назад одно из обществ с ограниченной ответственностью по заявке Союза ветеранов Афганистана, Комитета по делам воинов-интернационалистов к 15-летней дате вывода войск выпустило памятную медаль. Оказалось, что эти медали платные, и в Ставропольском крае их хватило не всем. В Пятигорске награды не получил ни один из 300 офицеров и солдат, воевавших в Афганистане. Чтобы выкупить их, нужны 75 тысяч рублей. И сегодня общественные организации хлопочут, разыскивая спонсоров.



Ветеран : Государство ни одной медали не выпустило. Государству эти защитники не нужны. Это отработанный материал.



Лада Леденева : 15 февраля ставропольские ветераны-афганцы вновь соберутся вместе. Вместе сходят на кладбище, помянуть боевых товарищей, в храмах поставят свечу, вместе выпьют армейские «сто грамм». Воевать все вместе они отправятся вряд ли:



Ветеран : Честно говоря, наверное, нет.



Лада Леденева : Говорят одни.



Ветеран : Где-то процентов 80 пошли бы, защищая Родину, а не государственную власть, Родину – свои семьи, родных и близких! И в то же время, чтобы не попали туда эти молодые пацаны.



Лада Леденева : Отвечают другие.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Около 15 тысяч сочинцев могут стать безработными. Так считают представители малого бизнеса, работающие в помещениях, принадлежащих муниципалитету. Ставки арендной платы с февраля выросли в разы.



Анатолий Маслов : 72 квадратных метра в прошлом году была 310 рублей. В этом году, по расчётам, произведенным в Комитете муниципального имущества, произошло повышение цены на 1516 рублей с копейками за один квадратный метр в год. Такую сумму на аренду – это нужно искать либо куда переходить, либо закрывать. Значит, 14 человек лишатся работы.



Геннадий Шляхов : Анатолий Маслов возглавляет частное предприятие бытового обслуживания «АСА». Его сотрудники обстирывают больницы и санатории, ремонтируют мебель, бытовые электроприборы.



Анатолий Маслов : Мы убедились, что только для предприятий бытового обслуживания это является убийственным. Потому что многие парикмахеры сапожники, швейные цеха – они работают только на Сочи, только на отдыхающих, только на санатории. Только на нас – людей, которые проживают в Сочи, то есть, это социально-значимая сфера. Здесь отсутствуют представители игровой сферы, банков.



Геннадий Шляхов : Изменение ставок арендной платы в первую очередь коснулось представителей малого бизнеса. Тех, кто занимается бытовым обслуживанием населения. Игорь Авджян открыл ателье по пошиву и ремонту одежды десять лет назад. Арендовал помещение в жилом доме. Привёл его в порядок. Купил оборудование. Нанял людей. Сегодня в его ателье работает десять человек.



Игорь Авджян : На сегодняшний день, если будет такая аренда, не только я и моё предприятие, но все разорятся, домой придут к своим детям и скажут: извините, у нас нет денег, чтобы прокормить вас и обучить. Просто закроемся.



Геннадий Шляхов : Плата за аренду муниципальных помещений в Сочи поднималась и раньше. Раз в год на 20, максимум на 30 процентов. С февраля 2007 года она выросла в разы.



Георгий Валедов : Средний подъём составляет 380 процентов, то есть в 3,8 раза. Естественно, есть кто-то, у кого в 8-9 раз подъём произошёл. Естественно, возникают вопросы, потому что рост резкий.



Геннадий Шляхов : Георгий Валедов, начальник управления налоговой политики администрации Сочи, объясняет, что рост арендной платы вызван двумя причинами. Первая – это дефицит городского бюджета, который необходимо ликвидировать. Вторая – разница в цене между стоимостью аренды у собственников помещений и в домах муниципальной принадлежности. У частников она гораздо выше. Значит, с точки зрения исполнительной власти, рынок сам подсказывает - необходимо выравнивать сложившуюся диспропорцию. В этих целях и было принято постановление главы города Сочи о повышении с февраля 2007 года ставок арендной платы в муниципальных помещениях. Говорит Георгий Валедов, начальник Управления налоговой политики администрации Сочи.



Георгий Валедов : Примерно около 30-40 аренда была. Стала - 200-300 рублей. То есть, это та ставка, которая ниже рыночной. Естественно, возникают вопросы. Потому что рост резкий. Но опять же, по сравнению с теми ставками, которые существуют на рынке, это от 500-800 и даже до 1000 рублей - разбежка все равно осталась.



Геннадий Шляхов : Действительно, всё так. Залы игровых автоматов или казино могут арендовать помещения по самой высокой ставке, как и крупные торговые организации. А вот для тех, кто ремонтирует бытовую технику, стирает, гладит, шьёт увеличение даже в два, не то, что в три раза арендной платы - разорительно.


Более пятидесяти руководителей зарегистрированных в Сочи предприятий, обществ с ограниченной ответственностью, индивидуальных частных предпринимателей, узнав об изменениях ставок арендной платы, направились в администрацию города. Говорит Игорь Авджян, владелец ателье по ремонту и пошиву одежды.



Игорь Авджян : Отстаивая свои интересы, мы сегодня рассчитываем, чтобы наша работа не прекращалась, именно та защита, о которой сегодня много говорится о предпринимательской деятельности. Мы хотим, чтобы нас защищали, а не убивали, как сегодня то, что происходит.



Геннадий Шляхов : Объясняя позицию исполнительной власти, начальник Управления налоговой политики администрации города Сочи Георгий Валедов приводил экономические аргументы.



Георгий Валедов : Рост по аренде на этот год немаленький. Но, основная мотивация в том, что та разница, которая была и накапливалась с каждым годом, составляла не в разы, а десятки раз с платой арендной, которая существует на рынке аренды помещений. Сегодняшние ставки, которые утверждены, они в любом случае ниже, чем ставки арендные на рынке помещений. В любом случае понятно, что рост большой, но хочется отметить, что так же, как и ваш бизнес, параллельно с вами существует, и работает годами такие же предприниматели, которые точно также арендуют помещения по рыночным ставкам, и работают они нормально, не убыточно, не закрываются.



Геннадий Шляхов : Доводы чиновника не казались предпринимателям убедительными. У них были свои, не менее весомые аргументы. Вот что, например, сказал Евгений Шмигирилов, президент Союза производителей Сочи.



Евгений Шмигирилов : Ситуация будет каждый год повторяться одна и та же, потому что у нас нет главного – с чего идут страны, включая Китай. Там каждое предприятие оценивается отдельно, согласно его социальной значимости, согласно его местоположению и прочее и прочее. И некоторые, вообще, налоги не даются. Потому что оно нужное. А у нас что получается – всем коэффициент один! Вот половина 90 процентов умерли. Процентов 10 потихоньку вылезут. Но, 90 закроются.



Геннадий Шляхов : Похоже, этот аргумент возымел действие. По крайней мере, после первой встречи представителей малого бизнеса и чиновниками городской администрации Сочи договорились обсудить вопрос повышения ставок арендной платы ещё раз с цифрами в руках. Когда и чем закончится диалог, предприниматели судить не берутся. В то же время постановление главы Сочи об увеличении ставок арендной платы в муниципальных помещениях уже вступило в силу. И с февраля у представителей малого бизнеса есть только два выхода – платить по-новому или закрывать свой бизнес.



В эфире Воронеж, Михаил Жеребятьев:



Когда в городах на местах детских или спортивных площадок, деревьев, скамеек или просто газонов возводятся здания, это официально называется «уплотнительным строительством». Сегодня оно превратилось в серьезную проблему для многих российских городов, переживающих строительный бум. Воронеж – не исключение. Едва ли не ежедневно в разных его районах вспыхивают конфликты между жителями и застройщиками жилых домов, офисных зданий, спортивных объектов, супермаркетов, павильонов, заправок, стоянок и даже церквей.


Нынешний главный архитектор Воронежа Анатолий Бородецкий зарекомендовал себя активным сторонником уплотнительного строительства. На практике любой подрядчик воспринимает уже первые согласования, как добро на ведение строительства, ставит забор и нанимает охрану. По мере роста стен, подходят все необходимые документы. А стихийно возникающие группы сопротивления граждан отступают.


Российское градостроительное законодательство не увязывает сроки выдачи разрешительных документов с последовательностью этапов строительства. Главное, чтобы на момент сдачи объекта, все необходимые документы были в наличии. Недавно мэр Воронежа Борис Скрынников признал, что в городе нет ни одной стройки с полным пакетом документов для ведения работ от начала и до конца. Впрочем, без согласования с жителями окрестных домов формально строить ничего нельзя. Об этом из случаев получения застройщиком таких согласований рассказывает жительница Нина Бабкина.



Нина Бабкина : Милиция ко мне позвонила. Я открыла. «Вы против или не против, возражаю или не возражаю против стройки?» Я говорю: «Конечно, возражаю!» А он, который образовали пикет, Олег, смотрю, прибегает ко мне. Нина Николаевна, да что же это вы такое сказали, что якобы вы не возражаете. Как?! Я сказала, что я категорически возражаю, а они подставили не возражаю.



Михаил Жеребятьев : Суды по искам горожан о незаконном строительстве редкость. Да и они длятся годами. Люди понимают, что если не удастся остановить строительство на раннем этапе, никто уже не станет сносить построенное. Иногда сопротивление может продолжаться довольно долго, как это случилось в Юго-Западном районе Воронежа. Иск горожан о признании незаконности строительства жилого дома по проспекту Патриотов, 38а находится в суде более полутора лет. Слово координатору группы противников строительства Олегу Лебедеву.



Олег Лебедев : Мы просили дать Генплан и выписку из Генплана, по которому строился наш район, по которому видно, сколько придворой территории отведено этому дому, сколько придворой территории отведено другому дому. А потом посмотреть, какая площадь, в обще-то, остается под возможную застройку. Нам в начале Бородецкий писал, что таких документов не существует. Затем дает ответ, что такие документы есть, но при этом дает ответ на совсем другой вопрос. Ситуация непонятная. Но, возможно, есть в архиве документ, но почему сейчас дом еще сборный объект, находится в стадии разработки, а документов нет.



Михаил Жеребятьев : В августе 2006 года жильцы окружающих стройплощадку жилых домов уведомили мэрию о начале бессрочного пикета. Они организовали круглосуточное дежурство у въезда на стройплощадку, поставили палатку и временную сторожку, вырыли рвы. Строительная фирма, в свою очередь, направила в суд иск о незаконности акции протеста. Итоги разбирательства выдавшего предписание пикетчикам освободить дорогу для проезда техники комментирует представитель жителей в суде Ольга Гнездилова.



Ольга Гнездилова : В суде, на мой взгляд, не доказали строители то, что то место, где проводится пикет, действительно, является дорогой. Потому что там нет ни разметок на местности, ни каких-либо ограничений, бордюров, дорожных знаков. Сейчас они с ГИБДД это согласовали, и на основании этого было предписано перенести палатку с этой временной дороги.



Михаил Жеребятьев : Незадолго до Нового года, когда никого из дежуривших не оказалось на месте, неизвестные подожгли сторожку, где обогревались пикетчики, убрали палатку и засыпали рвы. За забор смогли проехать машины с кирпичом. При этом в законную силу решение суда еще не вступило. В настоящее время в органах юстиции находятся документы о регистрации городской и общественной организации по противодействию незаконному строительству. В городе существует два десятка подобных групп. Перед самой записью этого материала для эфира, мне позвонил координатор пикетчиков на проспекте Патриотов Олег Лебедев и сообщил, что люди, дежурившие у ворот стройки три месяца, отдохнули за праздники, набрались сил и готовы вновь активно демонстрировать свое неприятие к градостроительной политике властей.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Самоубийство курсанта Челябинского военного авиационного института штурманов (сокращенно Чвакуш) Никиты Самитова вот уже вторую неделю обсуждается в Челябинске и в Иркутске. Именно из Иркутской области юноша приехал на Южный Урал учиться профессии штурмана. А спустя полгода после начала учебы, его нашли в петле. Рассказывает Валентина Самитова, мать Никиты.



Валентина Самитова : Сегодня я переживаю очень большую трагедию. Это горе, которое я не желаю никому пережить даже злейшему врагу. Я потеряла самое дорогое, что у меня есть в жизни – это сына. Потеряла глупо, потеряла нелепо. Никита с детства мечтал о карьере военного. Вообще, он мечтал о Рязанском десантном училище.



Александр Валиев : Однако старшая сестра Никиты, уехавшая после окончания мединститута в Челябинск, предложила брату приехать к ней в гости, и заодно приглядеться к Чвакушу - так и случилось.



Валентина Самитова : На Новый год сын поехал к ней. Сводили его в это летное училище. Он мечтал о небе. Оно ему очень понравилось. С каким восторгом он приехал и рассказывал: «Мама, там такой спортзал! Мама, там такие здания!» Да и вообще все. Он 10-11 класс только и говорил о Челябинском институте штурманов. Мое желание было, чтобы он учился где-нибудь поближе здесь, в Иркутской области. Я ему как-то предложила, давай тогда, раз мечтаешь о летном училище, в иркутское, а он мне тогда ответил: «Я не хочу самолетам хвосты крутить. Я хочу летать». Я ему предлагала школу милиции, предлагали и другие учебные заведения города Иркутска, где он бы поступил без всяких проблем. Но он захотел именно туда.



Александр Валиев : Сейчас, когда руководство института штурманов пытается найти объяснение самоубийству своего курсанта, выдвигается версия, не выдерживающая, по мнению родственников, никакой критики: а именно - Никита покончил с собой, так как не хотел учиться в Чвакуше, но родители, якобы, и думать ему запрещали об уходе из института. На деле все было с точностью до наоборот.



Валентина Самитова : Он готовился для поступления в это училище. Сам обратился в наш военкомат. Сам полностью собрал все документы. Как мы радовались все, когда он поступил, когда он прошел мандатную комиссию. Когда я 2-3 сентября была на присяге, какой он был гордый, какой он был счастливый!



Александр Валиев : Когда началась учеба, Никита созванивался с родителями каждую неделю. Говорили недолго, но ясно было, что сын доволен и спокоен. Валентина Валентиновна и ее муж не волновались за ребенка, так как рядом с ним была старшая сестра, а командир роты Тюменцев еще на родительском собрании уверил всех, что в случае каких-либо проблем с курсантами, он тут же выходит на связь с семьей. Звонков от командиров не было, а значит, и не было поводов для беспокойства. А потом Никита приехал домой на Новогодние праздники.



Валентина Самитова : Приехал домой, приехал счастливый. Много рассказывал о своих командирах, кстати, рассказывал очень хорошо и интересно о своем замполите, что такой он интересный. Так вот все хорошо. И Тюменцев. Хорошо, что я попал в роту Тюменцева.



Александр Валиев : Из дома Никита уехал пораньше. В принципе, можно было побыть с родными еще пару дней, но он решил, что лучше приехать в институт загодя. Добравшись до места, позвонил. Все по-прежнему было хорошо. Но несколько дней спустя его настроение вдруг резко изменилось. Валентина Валентиновна позвонила дочери и зятю с просьбой разобраться. Через некоторое время Мария перезвонила матери, чтобы сообщить довольно неприятную новость.



Валентина Самитова : Через два дня мне звонит дочь и говорит: «Мама, ты только спокойно все это воспринимай. Никита встрял». Как встрял?! Куда встрял?! «Понимаешь, там те, которые старше возрастом, его первый раз вроде как прессанули. Он не поддался. Второй раз. На третий пошел покупать водку». Подробностей я до сих пор не выяснила с этой водкой. Его задержал патруль.



Александр Валиев : Администрация учинила курсанту допрос - чья водка? Парень попытался взять вину на себя. Не получилось. С тех пор для курсанта Самитова, по всей видимости, и начался кошмар. Мать не могла дозвониться до него несколько дней, а потом впервые за все время учебы сына, решила побеспокоить его командира. Тот ей сказал, что с успеваемостью и дисциплиной у Никиты все в порядке, но ему нужно быть посильнее, и порекомендовал матери поддержать сына. Валентина Валентиновна и сама поняла, что с Никитой действительно какая-то беда, когда он все-таки позвонил ей на следующий день.



Валентина Самитова : Я ему звоню, он, правда, сразу ответил. Привет, привет. Я говорю: «Как дела?» Он говорит: «Мама, плохо». Я ему: «Что случилось?» Я слышу, он весь в телефоне хлюпает. «Да, мама, у нас полроты болеет». Я говорю: «Сына, что такое, что плохо? Ты можешь мне объяснить? Ты мне что-то не договариваешь, ты не говоришь мне правды». А он знаете, что мне отвечает? «А я тебе ее никогда не скажу, ты никогда ее не узнаешь. Мама, я здесь больше не могу находиться». Я говорю: «Никита, но все же бывает. Давай, я позвоню Тюменцеву, я сейчас подниму все училище». Он: «Мама, только, пожалуйста, никому не звони. Я тебя умоляю». Это были его слова. Я говорю: «Хорошо, Никита. Пойми, все же в жизни будет хорошо». Вы знаете, он мне отвечает: «Если я доживу». И через два часа мне сообщают об этой трагедии.



Александр Валиев : Никиту нашли в туалете институтской столовой. Спасти его, несмотря на все попытки, не удалось. Командир роты Тюменцев дал матери слово офицера, что ее сына и пальцем никто не тронул, о том же говорят и результаты местной экспертизы. Однако когда гроб привезли в Иркутск, родственники увидели другую картину.



Валентина Самитова : Когда сняли одежду, на теле следы от ожогов, от тушения сигарет. С правой стороны на предплечье на левой руке снаружи три следа – два свежих. На спине гематома с правой стороны, чем-то таким широким предметом типа биты или еще чего-то. На левом ухе ожог. Губы разбиты, нос, на лбу.



Александр Валиев : Администрация института, следователь, прокурор недоумевают, откуда взялись ссадины и ожоги. В Челябинске, по их словам, тело Никиты было чистым. Командир роты Тюменцев выдвинул версию, что следы на теле - результат грубого обращения в морге.



Валентина Самитова : Я говорю, что эксперты в морге бьют и окурки о них тушат. Это что произошло?! Я считаю, что прямая вина командиров. Я им доверила 16-летнего ребенка. Я его отправила учиться, а не служить. И если мне пытаются командир училища, начальник сказать, что это служба с учебой, то он служил Родине-матери, а она сегодня о него тушила окурки и загнала в петлю. У меня просто нет других слов.



Александр Валиев : Мать Никиты 30 лет отработала в милиции. Она собирается приехать в Челябинск, чтобы на месте разобраться, что произошло в Чвакуше, и как из ее жизнерадостного, стойкого и самостоятельного сына сделали самоубийцу. Надо сказать, что это не первый случай суицида в данном учебном заведении. В августе 2003 года повесился курсант пятого курса Михаил Пузырев, доведенный до отчаяния денежными поборами со стороны троих своих сослуживцев. Позднее одному из них суд дал пять лет лишения свободы, другому - 3,5 года. Оба приговора условные. В апреле 2006 года, спасаясь от избиений младшего сержанта, еще один курсант выскочил из окна третьего этажа казармы. К счастью, прыжок оказался удачным, и курсант не пострадал. А осенью прошлого года в военном гарнизонном суде за издевательство над подчиненными был наказан офицер одного из обслуживающих подразделений училища. За избиение рядового капитана по статье о превышении должностных полномочий приговорили к четырем годам лишения свободы условно, с отсрочкой приговора на три года.



В эфире Псков, Анна Липина:



Алексей Захаров : Работал в дорожном, работа трудная, получал всего лишь 3 тысячи, маленький ребенок, как бы маловато для семьи.



Анна Липина : Алексею Захарову 26 лет, по профессии он водитель. Найти работу дома с таким доходом, чтобы можно было прокормить семью, не получается. Решил поехать на заработки в Москву. Устроился на стройку, получал баснословные по его представлениям деньги - 20-25 тысяч в месяц, но по семейным обстоятельствам пришлось вернуться. И снова Алексей стал безработным. Идти на 3 тысячи в месяц после московской зарплаты Алексей не хочет, перебивается случайными заработками.


Уровень безработицы в Псковской области один из самых высоких на Северо-Западе России. По официальным данным, почти 12 тысяч безработных, по неофициальным - больше 20. Зарплата одна из самых низких среди регионов Северо-Запада. В Псковском центре занятости населения безлюдно не бывает, сюда стекается фактически вся информация о вакантных местах. Парадоксально, но вакансий больше, чем безработных, говорит специалист центра Наталья Иванова.



Наталья Иванова : Если смотреть структуру вакантных мест, то 68 процентов вакансий - это для мужчин, в то время как на учете в службе занятости где-то около 70 процентов состав безработных - это женщины. Поэтому наблюдается несоответствие спроса и предложения.



Анна Липина : По словам Натальи Ивановой, портрет безработного Псковской области – это женщина 35-40 лет со средним или средне-специальным образованием и одним - двумя несовершеннолетними детьми. Одна из таких безработных Татьяна Меркуленко. Она недавно переехала в Псков из Мурманска. Ее специальность – продавец - одна из самых востребованных на рынке труда. И все же устроиться на работу пока не может.



Татьяна Меркуленко : Здесь, во Пскове очень низкая зарплата, во-вторых, на некоторых предприятиях нет социальных гарантий никаких, ну и в третьих - это конечно, возраст.



Анна Липина : Низкооплачиваемых вакансий в центре занятости 80 процентов. А большая часть безработных - выпускники вузов, у них ориентация не на занятость, а на престиж. Елена получила диплом о высшем образовании, теперь ищет работу.



Елена : Я бухгалтер, ищу работу бухгалтера, но, к сожалению, везде с опытом требуются. У меня опыта нет. Так что, что делать - не знаю.



Анна Липина : Сотрудники Центра занятости населения предлагают молодым специалистам для начала попробовать себя, может быть, не совсем по своей специальности.



Сотрудник Центра занятости населения : Статус может человек повысить, но надо с чего-то начать, сделать первый шаг - продавец-консультант, заведующая секцией, а затем вполне возможно и заведующий магазином.



Анна Липина : Однако псковская молодежь предпочитает уезжать в соседний Петербург. Сергей Васильев по образованию медбрат. В Псковском центре занятости населения - частый посетитель.



Сергей Васильев : Я не работал больше года. Для меня любая работа считается подходящей, а в данном случае даже я не имею право отказаться даже если тысяча рублей в месяц, конечно, мне такое не подходит. Трудно это дело - найти работу.



Анна Липина : Между тем, многие стараются найти работу самостоятельно, без услуг государственной службы занятости. Газетные полосы пестрят объявлениями о вакансиях. Механик или программист для мужчин, официант или кондитер для женщин. Дальше идут бетонщики и жестянщики, воспитатели и швеи. Решением проблемам трудоустройства занимаются и коммерческие организации. Работники требуются, а работать некому, говорит сотрудник Псковского кадрового агентства Наталья Алексеева.



Наталья Алексеева : Часть населения, можно сказать, не конкурентоспособна на рынке труда, понимаете. Мы ее практически даже не можем работодателю предложить, потому что данная категория граждан она не готова к тем требованиям и условиям труда, которые предъявляет работодатель.



Анна Липина : По официальным данным в поисках работы в минувшем году в органы псковской службы занятости населения обратилось 28,5 тысяч псковичей. С этого года региональные службы занятости вошли в структуру органов местной власти. Федеральный центр с себя эти полномочия сложил.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Юрий Тормасов : Включаешь телевизор, и тебе там с умными рожами начинают объяснять, что у нас правовая система, у нас то, у нас се. В стране права не существует. Мы на своем примере можем доказать.



Вера Володина : Обманутый участник строительства Юрий Тормасов, в судебном процессе уже три года, но до слушаний по существу Пушкинский районный суд все еще не дошел. Сам он существо объясняет так:



Юрий Тормасов : Человек заплатил деньги. Подтверждающий документ есть, договор есть. Никто не отрицает, что я эти деньги заплатил. Дом-то уже был построен. Передали с полным нарушением всего законодательства – отняли у одного производителя работы и отдали другому. И тот, который взял, «Карамос», на себя обязательства два подъезда покрасить надо было, за это он запросил двойную стоимость дома.



Вера Володина : Все это происходило, когда дольщики уже фактически вселились в дом. Основная масса доплатила, а восемь человек отказались, ссылаясь на условия договора. Их выселили. Директор «Карамос» Владимир Полупан уже обвинен в самоуправстве. Пушкинский суд признал, что тот принудил дольщиков к заключению новых инвестконтрактов, в отличие от серьезно потратившихся соинвесторов, Полупан теряет 80 тысяч рублей штрафа, а три года наказания условно. Квартиры тех, кто был выселен, находятся под арестом, но они уже проданы, Ирина Осипович рассказала, что директор «Карамоса» заваливает суды встречными исками.



Ирина Осипович : Мы никак не можем понять, что вообще мы такое сделали. Не нарушили ни одного закона. На нас подает преступник в суд. Это полный абсурд получается! Продана моя квартира. Я писала в прокуратуру.



Вера Володина : Сторонами написано так много, что переписку Ирина и Юрий измеряют килограммами - под двадцать, но реально вес у бумаг пустой, хотя истцы подсказывают прокуратуре массу новых нарушений закона. Юрий Тормасов:



Юрий Тормасов : Мы за прокуратуру занимаемся следственным делом. Разбираемся за прокуратуру, даем им материалы, а они потом по этому делу проигрывают в судах дела. Много поддельных документов. Везде присутствуют подделки, когда один и тот же документ… Например, у нас есть разрешение на строительство, оно вообще использовалось многократно под разными номерами, под разными датами. Исправления вообще не скрывалось. За счет этого людей сумели из квартир выселить. Явное присутствие административной «крыши» у этого дела.



Вера Володина : Юрий Тормасов так расшифровывает свои обвинения в связанности властей с застройщиком.



Юрий Тормасов : По их же собственной справке, которую «Карамос» везде сейчас сует во все суды, дом построен за 29 миллионов, а зафиксирована сдача дома за 72 миллиона. Утверждают ему приемосдаточный акт по завышенной цене и помогают практически выстроить ему позицию в арбитражном суде. В чистом виде афера. Почему, например, я не пошел на сделку с ними? Просто мои принципы мне не позволяли это сделать, да, в общем, это явно выигрышное дело, если бы работала нормально судебная система и, как говорится, административный ресурс.



Вера Володина : Сегодня в Подмосковье, вроде бы при контроле властей, готовится и уже происходит передача объектов новым застройщикам, в двойных продажах могут пострадать тысячи граждан, опасается Ирина Осипович.



Ирина Осипович : Будут ли действовать те условия, на которых старая администрация или министерство давало эти участки? Все может обернуться таким ужасом, в который попали мы.



Вера Володина : Юрий Тормасов утверждает, что регистрация прав собственности в их доме идет не по закону, ведь еще действует инвестконтракт между партнерами.



Юрий Тормасов : Инвестиционный контракт не завершен. По закону, они сначала должны определить свои доли, разделиться, и каждый со своими дольщиками решать эту проблему. К нашим заявлениям в Верховный суд, в Регистрационную палату по Московской области, в прокуратуру, в Пушкинскую городскую администрацию везде приложены были решения арбитражных судов, говорящие о том, что никаких прав у «Карамоса» на этот дом нет. Все равно ведется регистрация. Все проплачено, все схвачено и все дружно поделили наши денежки.



Вера Володина : Получается, что правовой путь - это потеря квартиры и здоровья, а большинству здравый российский смысл нашептал - дай застройщику, а то будет хуже.



Ирина Осипович : Мы пошли в правовое поле. Мы хотели доказать свои права. Это обросло таким комом снежным! Если 143 объекта области не было построено и вскрыто только благодаря движению обманутых участников долевого строительства, простых людей, а все эти чиновники сидят на своих местах, так они и будут дальше поступать. Что это – закон? Что делает сейчас Громов? Он все сейчас отсылает куда? В суды.



Вера Володина : А в суде на заявления о подлогах и нарушениях закона отвечают так, например, вспоминает Ирина Осипович.



Ирина Осипович : Руководитель Пушкинского суда сказала, что если мы по каждому поводу говорили прокуратуре, то мы бы их завалили. Она говорит – это у вас судьба такая. Вот, наверное, точно также думает и президент, что у нас судьба такая. Потому что не отсылал к унтер-офицерской вдове, которая себя не высечет, то есть Миноблстроя. Может себя высечь унтер-офицерская вдова?



Вера Володина : В казенных учреждениях Ответ знают, может, и не по начитанности, просто классики всё подметили на много лет вперед.



В эфире Волгоград, Оксана Загребнева:



Пенсионерка : С одиннадцатого месяца мы не получали лекарства. Дали один препарат, а другой не дали. А в декабре вообще не выписывали рецепты, потому что говорили, что нет.



Оксана Загребнева : Такие телефонные звонки в приемной уполномоченного по правам человека Волгоградской области раздаются постоянно. Как выяснилось к концу прошлого года, у Территориального фонда ОМС был перерасход средств на сумму 1 миллиард рублей, и закупать медикаменты было просто не на что. Это связано с тем, что почти 70 процентов федеральных льготников в 2006 году отказались от соцпакета и предпочли деньги. Местные чиновники решили проблему нехватки средств просто. Рассказывает терапевт одной из городских поликлиник Волгограда:



Врач-терапевт : Сейчас у нас есть ограничения – это, во-первых, сумма 374 рубля 44 копейки на пациента в месяц. Не больше 10 лекарственных препаратов в месяц. Все это относительно. По показаниям, если это пациенту нужно, тяжелое заболевание, выписывается и больше, просто собирается врачебная комиссия, и решают этот вопрос. Есть такая группа людей, которым, допустим, не нужно столько лекарственных препаратов. Рассчитано на то, что мы их сейчас ограничим, будем выписывать только необходимые жизненно важные. К сожалению, такая ситуация.



Оксана Загребнева : На двери каждого терапевта даже опубликован приказ волгоградского областного Комитета по здравоохранению и ТФОМС об ограничении суммы и количества препаратов. Но исполнительный директор ТФОМС Сергей Карпенко настаивает, что ограничений по сумме нет.



Сергей Карпенко : Ограничений нет. Работает по страховому принципу, то есть тот, кто не болеет, не берет эти деньги, а тот, кто более, берет больше. На сегодняшний день средняя цена рецепта около 600 рублей. Поскольку почти 70 процентов людей забрали деньги, то вот этой суммы оперативной для того, чтобы всех обеспечить тысячами рублей, ее, естественно, не хватает.



Оксана Загребнева : А существует ли такое негласное распоряжение врачам - не выписать больше определенного количества?



Сергей Карпенко : Есть гласное – больше четырех рецептов на одного человека – только с разрешения врачебной комиссии. Во-вторых, учитывая то, что финансовых средств сами же льготники оставили себе практически в три раза меньше, чем могли бы, естественно, есть ограничения и по количеству лекарственных препаратов. Единственный выход – всем оставаться в системе, не забирать деньги.



Оксана Загребнева : Получается, в бедах тех, кто выбрал соцпакет, виноваты те, кто от него отказался. С этой позицией категорически не согласен Уполномоченный по правам человека Волгоградской области Михаил Таранцов.



Михаил Таранцов : Не было ни слова ни о каких принципах о солидарной ответственности друг за друга о льготниках, когда закон принимался. Наши руководители пытаются это сделать ключевым звеном всей этой ситуации, что виноваты сами льготники. Потому что значительная часть от них отказалась от соцпакета. Отсюда же идет предложение о том, что надо запретить право выбора. Есть у тебя нужда – бери лекарства, нет нужны – до свидания, никаких денег в том числе ты не получишь. Не может никто под сомнение ставить вопрос о том, чтобы отобрать у людей права выбора – или льготы, или деньги. Это стратегическая установка вообще всей идеи монетизации льгот, с которой правительство, президент обращались к людям в 2004. Должны быть выделены дополнительные средства на то, чтобы эта программа работала.



Оксана Загребнева : Пока решаются вечные вопросы - кто виноват, и что делать? - волгоградка Мария Сергеевна, которая в этом году вновь выбрала соцпакет, свои выводы уже сделала.



Мария Сергеевна : Пожалела, конечно, что оставила соцпакет. Лекарства теперь врач выписывает только по одному заболеванию по основному. Эта бедная врач считает рубли, подбирает лекарства так, чтобы уложиться в данную сумму. Лучше бы, если бы я взяла деньгами. Тогда бы уже врач, действительно, лечила меня и свободно выписывала то, что мне необходимо.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Людмила Зыкова : Я так думаю, что это был еще и первый случай в истории, когда библиотекари озвучили свои мысли. Это произвело очень большое впечатление.



Екатерина Лушникова : Первый в российской истории бунт библиотекарей произошел в губернском центре. Причиной протеста стало намерение областной власти передать здание филиала научной библиотеки имени Герцена вятскому Законодательному собранию. Продолжает библиотекарь Людмила Зыкова.



Людмила Зыкова : А еще жестче я скажу, не знаю, накликаю на себя беду, это мы выбираем таких людей, которые получали заочное образование, которые редко ходили в библиотеку. Не могут люди, которые ходили в библиотеку, не могут так относиться к библиотеке – ах, мы увидели здание, всё, а вы пошли вон! Какая в вас нужда?! Они ведь так и говорят, что теперь у всех Интернет, у всех компьютеры, зачем библиотека?



Екатерина Лушникова : Поэтому научной библиотеке предложили покинуть особняк в центре города и переехать поближе к городской окраине в помещение ПТУ номер 29. Но библиотекари категорически отказались это сделать. Рассказывает заведующая отделом абонемента Наталья Мухлынина.



Наталья Мухлынина : ПТУ номер 29 – это значит здание, постройки 60-х годов. Там три этажа занимает училище, один этаж – общежитие. Здание абсолютно нам не подходит. Во-первых, оно расположено в промышленной зоне, хоть это и считается центром, но там фактически нет жилых домов. Самая главная проблема в том, что это далеко от читателей, это далеко от основного здания. А мы не можем существовать отдельно от главного здания библиотеки.



Екатерина Лушникова : Однако вятские парламентарии считают, что ничего страшного с библиотекой произойти не может, никто на ее благополучие не покушается. Просто у законодателей появилась интересная идея. Идею озвучивает руководитель информационного отдела Законодательного собрания Наталья Шутова.



Наталья Шутова : Появилась идея, она витает в облаках, что депутаты должны иметь свое помещение, а не жить на половицах правительства. Появилась идея. Естественно стали – а куда можно переехать? Нашли, с точки зрения правительства, очень удачное помещение. Но библиотекарям оно не понравилось. Разговор закончен. Все! Никто, никого ломать, никого насильно депутаты выселять не собираются. Тем более что никакие деньги в бюджете не заложены. Это просто идея. Это просто мысль изучения и возможностей в поиске какой-то определенной территории. Не более того. Поэтому какие могут быть волнения. Разговор, казалось бы, уже закончен.



Екатерина Лушникова : Н о сотрудники библиотеки Герцена продолжают волноваться. Говорит Светлана Перетягина.



Светлана Перетягина : Мы поняли, что это временное решение. Мы не прекращаем свою борьбу. Даже библиотекари могут оказать сопротивление. Мы хотим, чтобы эта проблема вышла на российский федеральный уровень, потому что она слишком типична для России. Мы написали письмо президенту Путину.



Екатерина Лушникова : Письмо Путину цитирует руководитель клуба «Зеленая лампа» Ирина Крохова.



Ирина Крохова : «Наша библиотека – одна из старейших в России. Основана еще Герценым. Она в 2007 году отмечает 170-летний юбилей. А в юбилейный для библиотеки год областное Законодательное собрание Кировской области преподнесло «Герценке» подарок. В конце 2006 года нам стало известно, что народные избранники при поддержке Департамента госсобственности Кировской области выступили с требованием передать здание библиотеки в их распоряжение. Интересы 40 чиновников областного масштаба оказались выше интересов 12 тысяч читателей библиотеки. К сожалению, культура не может постоять сама за себя. Ей нечего противопоставить цинизму и произволу чиновников».



Екатерина Лушникова : Сколько подписей под этим документом?



Ирина Крохова : Много! Очень много. Не сосчитать сколько подписей. Сотрудников 75, а читателей – несколько сотен читателей. Все они подписываются.



Екатерина Лушникова : Здравствуйте! Вы читатель этой библиотеки?



Татьяна Александровна : О чем тут можно говорить! Выселять на задворки библиотеку?! Это дикость. Значит, это неинтеллигентные люди, значит, некультурные, необразованные.



Ирина : Это очень плохо. Для нас, студентов, это очень плохо. Студенты итак бедный народ, и еще в сторону куда-то вглубь отправят. Они не думают о молодежи, о культуре нашего города.



Екатерина Лушникова : В эти трудные для вятской культуры времена сотрудники библиотеки имени Герцена часто вспоминают слова академика Лихачева. Читает Ирина Крохова:



Ирина Крохова : « Библиотеки важнее всего в культуре. Может не быть университетов, институтов, научных учреждений, но если библиотеки есть, если они не горят, не заливаются водой, имеют помещение, оснащенной современной техникой, возглавляется не случайными людьми, а профессионалами - культура не погибнет в такой стране».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG