Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседы в домашних тапочках


Юлия Сафонова, , член редакционного совета портала Грамота.Ру

Юлия Сафонова, , член редакционного совета портала Грамота.Ру

Такая разновидность устного народного творчества, как семейный фольклор, не исчерпывается одной домашней речью. Даже в самых интеллигентных семьях, где стараются соблюдать нормы литературного языка, даже самые болтливые их члены нередко ограничиваются какие-то обрывками предложений. Близкие люди привыкают понимать друг друга, что называется, с полуслова и полувзгляда, так что эти умолчания и некоторая небрежность в выборе слов не мешают коммуникации.


Непринужденная домашняя речь, ее строй, подчеркивает Юлия Сафонова, член редакционного совета портала Грамота.Ру, разительно отличается от той, которой люди пользуются в более официальных ситуациях, что, впрочем, совсем не умаляет ее значения: «Сегодня исследователи выделяют достаточно много интересных жанров домашней речи. Скажем, это интимно-дружеская беседа, застольная, когда-то была салонная, есть семейные диалоги, семейные полилоги, есть домашние телефонные разговоры и есть даже статьи, которые посвящены общению с домашними животными — с кошками, с собаками. Потому что хозяева, как правило, разговаривают со своими домашними животными», — утверждает Юлия Сафонова.


— Получается, что все эти жанры, так или иначе, вертятся вокруг общения.
— Да. Особенность этого общения состоит в том, что все мы дома находимся без маски. Мы такие, какие мы есть — естественные, не притворяемся. Наша речь позволяет проследить, какие ритуалы сохранились в российских семьях. Несмотря на то, что они подвижны, об этом говорят все, все-таки что-то сохраняется. Мне кажется, что домашняя речь важна для нас, и не только как для исследователей, а важна по-человечески, потому что все мы вышли из детства. Все, что мы слышали в детстве, так или иначе, формирует нас, и в какую-то трудную минуту, даже помогает. Не случайно, кажется, Лотман говорил, что быт окружает нас повседневно. Мы начинаем думать о нем и замечать, когда этого быта вдруг не становится, нет этого быта. Почему-то изменились наши условия. Поэтому, конечно, социокультурное значение домашнего общения очень велико и, конечно, педагогическое — тоже.
Семья очень важна для воспитания, в том числе для языкового. Это то, что формирует языковую личность. Кстати, в любой семье есть особые правила, в любой, даже, может быть, в самой неблагополучной, определенным образом здороваются, определенным образом принято отходить ко сну и говорить какие-то самые простые слова. Есть, конечно, и такие особенности домашней речи, которой свойственны также разговорной речи. Это обратный порядок слов, недосказывание, потому что есть жесты, перебивание тем. Скажем, в диалогах обычных, если послушать, как общаются старшие с младшими (бабушка с внуком), то, как правило, бабушка поучает, а внук или слушается, или оправдывается. Особенно интересно слушать диалоги старшего и молодого поколения о музыке — вот твои орут, а мои — поют, да твои-то и петь-то не умеют.
Так что, именно домашняя речь — это феномен повседневной речи. И дома может быть все самое светлое и сокровенное проявляется в речи, обращенной к своей семье. Кстати, очень много, может быть, не так прямо о домашней речи, а немножко в другом, культурологическом аспекте написано у Юрия Михайловича Лотмана, когда он изучал быт XVIII , XIX веков. Сейчас это не такие строгие ритуалы, как раньше. Хотя, я думаю, что во многих семьях и эти ритуалы остались. Во многих крестьянских семьях никогда младший при старшем не имеет права, например, начинать есть и, соответственно, говорить первым.


— И все-таки, такие традиции крестьянского мира сохранились в основном только в удаленных от крупных поселений деревнях. Зато всего лишь в течение нескольких последних десятилетий сформировался и широко распространился жанр домашнего телефонного разговора. Каковы его особенности?
— Все этикетные формулы общего телефонного разговора разрушены. В общем телефонном разговоре ты должен представиться, сообщить задачу своего звонка, если ты звонишь неизвестному человеку, или напомнить, почему ты звонишь, если вы договорились, рассказать и подвести итог.


— И постараться не злоупотреблять временем собеседника.
— Да. А в домашней речи телефон — это как напоминание из одной комнаты в другую — Ваня, ты вынес мусор? Ты выучил уроки? И все. Это, по сути, совершенно домашний разговор при помощи телефона. Никаких этикетных формул не соблюдается, то есть сразу с места в карьер. Это такой же разговор, как если бы мы сидели друг напротив друга, родители были бы дома, семья собралась бы, и разговор бы велся из одной комнаты в другую или, может быть, все вместе разговаривали бы.
Еще один аспект. Все, кто занимается домашней речью, отмечают, что в застолье тоже особые разговоры. Это все-таки не глобальное обсуждение темы. Какие бы разные мнения не были по какому-либо вопросу, все-таки главное — понять человека и раскрыть его, даже если вы не пришли к одному мнению.
Кроме того, надо еще сказать, что есть ведь разговоры, когда участвует вся семья — отец, мать, дети. К сожалению, сейчас мало свободного времени у всех, даже у полных семей. Вряд ли можно идеально себе представить, что все собираются и долго разговаривают. Но это тоже особый тип разговора. Недосказки, какая-то недоговоренность, которая понятна только членам семьи.
Еще очень важный для семейного общения момент — есть запрещенные темы.


— Да, и причем в каждой семье они разные.
— Абсолютно. Это не обязательно связано, скажем, здесь никогда не говорят о неприличном о чем-то. Есть внутренние закрытые семейные темы. Нельзя упоминать какого-то члена семьи, нельзя говорить в присутствии кого-то об этом, потому что это ему напомнит такое-то. Это тоже очень важно — табуированные темы. Человек, который приходит в гости, и случается (это описано в художественной литературе), когда человек, не зная, его не предупредили, попадает в неловкую ситуацию. Потому что не перечислишь же все темы, на которые наложен запрет. Он же не специально наложен. Тебе могут сказать, что ты лучше о политике тут не разговаривай, тебя не поймут — это одно. Но какие-то темы, даже слова, никогда не употребляются по многим и многим причинам.
Наверное, еще надо сказать, что это тоже часть домашней речи — переписка между близкими, хотя это несколько иной жанр. Сейчас уже переписываются в меньшей степени, во-первых, потому что есть электронная почта, во-вторых, потому что есть телефон, но все-таки все, кто занимался эпистолярным жанром, особенно, перепиской между друзьями либо членами семьи, подчеркивают, что это тоже своеобразное продолжение домашней речи. Там всегда интересны и способы обращения, как обращаются — официально или неофициально, способы перехода с "ты" на "вы" и, конечно, подписи. Скажем, как подписывался Маяковский — "твой Щен", да как он только не подписывался! Это всегда изложение на письме устной домашней речи. Человек, читая это письмо, должен был вспомнить и должен знать, это только для него, это зашифрованные не только события, а даже слова.
Может быть, вы помните, давным-давно, в советские времена была книга, которая называлась "Говорят погибшие герои". Книга эта содержала письма из застенков концлагерей и от тех, кого угнали на работы в Германию. Я много раз ее в детстве читала. Во многих случаях те, кого угоняли в Германию, молодые люди, договаривались, как они будут родителям сообщать, в каких условиях они там живут. И там употреблялись всегда вот эти домашние словечки, о которых мы сейчас говорим. И тогда тому, кто проверял это письмо, было непонятно, но только тому, кто его получал, только потому, что это было домашнее речевое общение, было понятно, что там происходит.


— На самом деле.
— Да, это код, определенный код. Кстати, ведь из наших, сталинских лагерей точно так же — очень часто писали.


XS
SM
MD
LG