Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юлия Беломлинская поет «Песни бедной девушки»


Книга «Песни бедной девушки», примерно, на треть повторяет содержание одноименного компакт-диска, который выходил несколько лет назад

Книга «Песни бедной девушки», примерно, на треть повторяет содержание одноименного компакт-диска, который выходил несколько лет назад

Издательство «Запасный выход» выпустило книгу песен, точнее, книгу текстов, положенных на музыку, которые были чрезвычайно популярны в 1980-90-е годы у богемы обеих столиц и крупных городов Советского Союза, а затем — в русском Нью-Йорке и русском Париже, а сейчас вернулись вместе с их автором Юлией Беломлинской в Петербург. Поэт, музыкант, художница, филолог-фольклорист, писатель, подруга жизни легендарного Алексея Хвостенко создала современный городской жестокий женский романс, стилизуя русскую тюремную балладу и еврейские колыбельные и свадебные мотивы, романтику американского блюза и открытый пафос советских песен времен Великой Отечественной войны, Александра Галича и Булата Окуджаву.


Книга «Песни бедной девушки» примерно на треть повторяет содержание одноименного компакт-диска, который выходил несколько лет назад.


Обычно Юлия Беломлинская, ныне не только художник, но и едкий колумнист нескольких питерских изданий, выступает с музыкантами, и в этом составе они называют себя «Джульетта и ду́хи», но на презентации книги в клубе «На Брестской» Юлия говорила и пела одна: «Это — моноспектакль про спившуюся актрису и двух музыкантов. Я вам спою а-капе́лла (a capella) несколько песен из своей коллекции. Сначала я начинала с изучения фольклора деревенского, а потом постепенно перешла на фольклор городской, то есть на стыке города и деревни рождались эти так называемые городские баллады.


Вот, например, песня, которая есть абсолютно у всех народов земли. В ирландском варианте мать в конце говорит: «Я знаю только одно: he was a honest man ». А вот сейчас вы услышите ее в русском варианте. Это довольно редкий текст», — говорит Юлия Беломлинская.


В понедельник мать-старушка
К воротам тюрьмы пришла.
Своему родному сыну
Передачу принесла.
Передайте передачу,
Ведь в народе говорят,
Что по тюрьмам заключенных
Сильно голодом морят.
Надзиратель удивился,
Не подумавши, сказал:
«Твой сыночек заключенный
На расстрел вчера попал.
Расстреляли матка, сына
У кирпичной у стены.
Как там приговор читали,
Знают звездочки одни».
«Я купила передачу
На последние гроши.
Передайте заключенным
На помин его души...»


«Пошла я раз в лес по малинку,
Малинки я там не нашла.
Нашла я там крест и могилку,
Могилка травой заросла.
Упала пред ней я не колени
И горько я плакать начала.
Ой, мама, ты спишь и не знаешь,
Как дочка горюет твоя.
Ой, кто ж мне волосики расчешет?
Ой, кто ж мне косу заплетет?
Ой, кто ж меня, молоденьку девчонку,
С тюрьмы на поруки возьмет?»
Тут голос из могилки раздался:
«Не плачь ты, родное дитя.
Возьмут тебя люди да чужие,
И будешь ты жить как своя».


Юлия Беломлинская : — А теперь я спою текст не редкий, а более известный, но бесконечно любимый фольклористами.


Позабыт, позаброшен
С молодых юных лет,
Я остался сиротою,
Счастья доли мне нет.
Привели, посадили,
А я думал — шутя.
А на завтра объявили:
«Расстреляем тебя».
Вот нашел я, нашел я
Уголочек родной
В исправительном доме
За кирпичною стеной.
Вот умру я, умру я,
Похоронят меня.
И никто ж не узнает,
Где могилка моя.


Юлия Беломлинская : — Не хочется кончать на такой ноте, и поэтому я спою песню Геннадия Шпаликова. История этой песни замечательна тем, что она прозвучала в 1946 году в кинофильме «Рабочий поселок» и написана Геннадием Шпаликовым. Все были настолько уверены, что это народная песня, что эту песню вставили в кинофильм «Баллада о солдате» в виде народной. Вот этот одноногий герой Урбанского выходит и с гармошкой ее поет. Это очень сложная мелодия, исполняя ее, нужно быть немножко вокалистом, а я, безусловно, не вокалист. Но я вам ее спою, и если у меня сорвется голос, то вы меня простите, ладно? Потому что не очень хочется, чтобы вы ее услышали, она моя любимая песня. Русские фольклористы, люди, занятые фольклором, — это и есть настоящие патриоты. У нас есть какие-то патриоты, которые фашисты на самом деле, и они почему-то полюбили слово «патриоты». А на самом деле патриоты — это мы, которые все это поднимают, эти сундуки ворошат.


Спой ты мне про войну,
Про солдатскую жену.
Я товарищей погибших,
Как сумею, помяну.
Тебя, Сергей, за рощей схоронили,
Фанерную поставили звезду.
Мой старший брат погиб на Украине
В сорок первом, сорок-горестном году.
А мой старший брат погиб на Украине
В сорок первом, сорок-горестном году.
Спой ты мне про войну,
Да про тех, кто был в плену,
Я товарищей погибших,
Как сумею, помяну.
Всех без вести, всех без вести пропавших,
А сколько их пропало в ту войну...
Всех ребят, ребят, Россию не продавших,
Как сумею, как сумею, помяну.
Спой ты мне про войну,
Про солдатскую страну.
Много стран на белом свете,
Я ручаюсь за одну.
Она меня с младенчества растила,
На горький хлеб, на горькие хлеба.
Ты одна, одна на всех, моя Россия
И надежда, и опора, и судьба.
Ты одна, одна на всех, моя Россия
И надежда, и опора, и судьба.


XS
SM
MD
LG