Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Северная Корея пошла на уступки на переговорах по своей ядерной программе


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Гостев.



Андрей Шароградский : На многосторонних переговорах по ядерной программе КНДР в Пекине сегодня объявлено о достижении важной договоренности. В обмен на экономическую помощь Пхеньян согласился заморозить атомный реактор вблизи города Йонбен и опечатать ряд других своих ядерных объектов. Тему продолжит мой коллега Александр Гостев.



Александр Гостев : Северная Корея в течение 60 дней останавливает реактор в городе Йонбен и допускает инспекторов МАГАТЭ на все интересующие их объекты. В качестве первоначальной компенсации Пхеньян получит 50 тысяч тонн мазута. В дальнейшем, по мере выполнения других пунктов соглашения, в КНДР будут поставлены еще 950 тысяч тонн топлива, а также продовольствие. Кроме того, Пхеньян обязуется в дальнейшем информировать всех участников нынешних переговоров о других своих ядерных программах, которые могут быть прекращены, в том числе связанных с производством плутония. Об этом говорится в совместном заявлении, принятом сегодня в Пекине по итогам шестисторонних переговоров при участии двух корейских государств, Китая, США, России и Японии. Говорит представитель Китая на встрече Ву Давей.



Ву Давей : Для достижения конечной цели соглашения о полном ядерном разоружении Северной Кореи, Пхеньян должен остановить атомный реактор в Йонбене и допустить на ядерные объекты международных инспекторов. В обмен в КНДР будут поставлены около 100 тысяч тонн мазута и гуманитарной помощи. Первая партия составит 50 тысяч тонн топлива. Дальнейших график и форма поставок будут обсуждаться рабочими группами.



Александр Гостев : Как подчеркнул глава американской делегации на переговорах Кристофер Хилл, предварительное соглашение вполне отвечает интересам Вашингтона.



Кристофер Хилл : Мы одобрили предварительное соглашение. Как я уже говорил вам вчера, Китай прекрасно выполнил работу.



Александр Гостев : В документе говорится, что КНДР должна начать налаживать отношения с США и Японией. Вашингтон сообщил о готовности установить с Пхеньяном дипломатические отношения, и исключить Северную Корею из списка государств спонсоров международного терроризма. По мнению Андрея Иванова, журналиста газеты "Коммерсант", специалиста по международным проблемам, сегодняшний результат - прямое следствие изменений, в том числе внутриполитической ситуации в Соединенных Штатах



Андрей Иванов: После победы в Конгрессе демократов республиканская администрация Джорджа Буша оказалась в довольно сложном положении. Демократы критикуют по многим параметрам, по многим позициям администрацию, в том числе по внешней политике. И вот сейчас, за год до выборов, республиканцам просто необходимо показать, что хоть где-то, хоть в чем-то во внешней политике они оказались успешными. Для американцев, конечно, это означает шаг назад. Причем довольно значительные уступки. Если мы говорим о том, что они согласились увеличить поставки нефти с 500 тысяч тонн до миллиона в год, это очень серьезная, в общем-то, помощь режиму, которая обеспечивает ему возможность сохранить себя.



Александр Гостев : Главное, что следует отметить - договоренность с КНДР достигнута фактически только на словах. В окончательном виде документ еще должен быть подписан всеми шестью участниками переговоров. В прошлом Пхеньян уже несколько раз в самый последний момент отказывался ставить подпись под схожими соглашениями к недоумению и возмущению остальных участников переговоров. Летом прошлого года Северная Корея впервые провела испытания баллистической ракеты, хотя и неуспешные, а в октябре - первые испытания ядерного оружия, что фактически поставило шестисторонние переговоры на грань полного краха.


Валентин Моисеев, бывший заместитель директора Первого департамента Азии МИДа России, специалист по Корейскому полуострову, считает, что ни о каком значительном успехе на переговорах Северной Кореи пока речь не идет. Пхеньян, по его мнению, продолжает игру с западными странами, то соглашаясь с их предложениями, то отвергая их, используя свою ядерную программу, как средство простого шантажа для получения топлива и продовольствия.



Валентин Моисеев : Что касается прорыва, то, видимо, о прорыве говорить рано. Прорыв этот заключается, на мой взгляд, в том, что, в принципе, удалось договориться о чем-то. Долгое время эти переговоры вообще шли безрезультатно. Это, в принципе, повторение пройденного, но только на новом уровне. В начале 90-х годов было соглашение о том, что корейцы будут получать 500 тонн мазута и прекратят свою ядерную деятельность. Теперь они получают 1 миллион тонн. И уж совсем не прорыв - это отказ корейцев от демонтажа реактора в Йонбене, а лишь отказ от его использования на какое-то время.


Потребности корейцев в нефти где-то около 3-4 миллионов тонн. 1 миллион тонн мазута - это уже хорошо, часть из которого, конечно, может быть использована для получения электроэнергии. Корейцы находятся в крайне тяжелом положении. Практически последние 15 лет экономика не развивается, тем более она не может развиваться без энергоресурсов. Это как средство выживания для северокорейцев это соглашение. Только так можно это рассматривать.



Александр Гостев : Как считает международный обозреватель Радио Свобода Ирина Лагунина, успех на переговорах с КНДР в Пекине, если можно говорить об успехе, в первую очередь заслуга Китая.



Ирина Лагунина : Это помощь экономическая, которая сейчас предложена в нынешнем соглашении, включает не только мазут. Она включает еще и продовольствие, что очень важный момент для Северной Кореи. Дело в том, что сейчас шестая часть всего продовольствия, потребляемого в стране, - это гуманитарная помощь, которая оказывается Северной Корее. После того, как в июле прошлого года Северная Корея провела испытания ракеты, эта международная гуманитарная помощь была заморожена. Северная Корея оказалась, действительно, в очень сложном экономическом положении. А то, что энергетика Северной Кореи разрушается, и единственный поставщик серьезный - это Китай, на втором месте Россия, на третьем Иран - это известно как бы с 50-х годов. Дело в том, что до разъединения Северной и Южной Корей, Северная часть снабжала энергией весь Корейский полуостров. Сейчас страна полностью зависит от поставок с китайской стороны. То, что это соглашение все-таки было предложено и вроде как принято, показывает, что, конечно, было серьезное давление на Северную Корею со стороны Китая.


Для Китая, в первую очередь, важно, чтобы нынешний режим в Северной Корее сохранился. Потому что крушение этого режима вызовет естественный поток беженцев, особенно в Манчжурию, вызовет отток, в том числе совершенно непредсказуемых военных и рассредоточение военных запасов корейских по региону, чего Китай очень боится. Для Китая ядерная программа Кореи была даже вторичной угрозой по сравнению с угрозой падения режима. Конечно, если в данном случае Китай надавил на Северную Корею для того, чтобы Северная Корея заморозила ядерную программу, то это было сделано в первую очередь для того, чтобы сохранить этот режим, а не разрушить его.



Александр Гостев : Следующий раунд шестисторонних переговоров по ядерной программе КНДР должен пройти в Пекине 19 марта.



XS
SM
MD
LG