Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Результаты ближневосточного визита Владимира Путина


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мают участие корреспондент Радио Свобода Ровшан Гусейнов, обозреватель газеты "Время Новостей" Елена Супонина и журналист Федор Лукьянов.



Андрей Шарый : Владимир Путин завершает во вторник переговорами с главой палестинской автономии Махмудом Аббасом визит по странам Ближнего Востока, в ходе которого президент России посетил Саудовскую Аравию, Катар и Иорданию. Хотя Путина принимают с восточной пышностью, эксперты сходятся во мнении, что Москва не может рассчитывать на возвращение своего влияния в регионе в советских масштабах и что наиболее перспективным направлением развития сотрудничества является экономика. Заметных прорывов визит не принес: подписан договор о продаже Иордании партии российских вертолетов Ка-226 и серия рамочных соглашений о развитии связей с Саудовской Аравией. От короля Саудовской Аравии Путин получил орден имени короля Абдель Азиза в виде цепи из звеньев золота трех цветов. Обозреватели обратили внимание, что на переговорах в Катаре ни словом не упомянули об убийстве там несколько лет назад российскими агентами одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. Из близких к переговорам источников известно, что это молчание могло быть одним из условий визита Путина в Катар. О том, как видят результаты поездки сопровождающие Владимира Путина российские журналисты, я беседовал с обозревателем газеты "Время Новостей" Еленой Супониной.



Елена Супонина : Мне кажется, что российская делегация очень довольна этой поездкой и, прежде всего, тем, что ощущается стремление самих арабских стран развивать с Россией и политические, и экономические отношения. А ведь это страны, которые традиционно ориентированы на Запад - США. Особенно это касается королевства Саудовской Аравии. Это серьезный пересмотр своей внешней политики, стремление ее разнообразить за счет решения с Россией.



Андрей Шарый : Понятно ли на какую роль рассчитывает сейчас Россия в регионе?



Елена Супонина : Арабы, похоже, ностальгируют по временам Советского Союза, когда можно было играть на противоречиях между Вашингтоном и Москвой. Конечно, я сомневаюсь, что Россия может вернуть себе ту роль, которая была во времена СССР. Тем более, я не думаю, что Москва захочет входить в жесткий клинч и противостояние с американцами. Но отстаивать свои экономические интересы уже твердо намерена. Показатель этого - это те переговоры, которые прошли в Эр-Рияде, насчет закупок российских средств противовоздушной обороны.



Андрей Шарый : Власти Катара, насколько известно, не упоминали об убийстве несколько лет назад на территории этой страны одного из лидеров чеченского сопротивления Зелимхана Яндарбиева российскими секретными агентами, которые затем были переданы по настоянию Владимира Путина в Москву. Известно, по каким причинам они не затрагивали этот вопрос?



Елена Супонина : Мне кажется, что катарцы решили окончательно перевернуть эту страницу. Я сама была удивлена, когда задала такой же вопрос о Яндарбиеве. Кстати, я с ним встречалась несколько раз накануне его убийства. Знаю, что отношение к нему у катарцев было очень хорошее. Все это старательно арабы стараются забыть, вычеркнуть из своего сердца тот осадок, который остался, поскольку Зелимхан был гостем, другом друзей. У арабов гостей обижать не принято. Это старые аравийские законы. Эмир Катара был очень обижен, но как прагматик он понимает, что с Россией надо развивать отношения.



Андрей Шарый : В программе встреч Владимира Путина и его переговоры с лидерами Палестинской автономии удастся ли России, может ли теоретически сыграть какую-то заметную роль в урегулировании между Израилем и палестинцами?



Елена Супонина : Встреча с главой палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом у Путина перед самым отъездом в аэропорту. Президенты рассчитывают на роль России в ближневосточном квартете, куда входят еще ООН, Евросоюз и США. Однако, к сожалению, арабы испытывают все большее и большее разочарование по поводу работы этого квартета. Москва повторяет все ту же старую идею о необходимости проведения международной конференции по Ближнему Востоку. В арабском мире у такой идеи появляется все больше и больше сторонников. Но мне пока кажется, что осуществить этот план вряд ли удастся, потому что ни США, ни европейцы, ни тем более израильтяне, которые должны участвовать в этой конференции, пока к ней не готовы.



Андрей Шарый : С понятным вниманием за поездкой Владимира Путина по странам Ближнего Востока следят в соседнем Израиле, сообщает корреспондент Радио Свобода Ровшан Гусейнов.



Ровшан Гусейнов : Премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт заявил, что беседовал с Владимиром Путиным по телефону и «рад был узнать, что Россия остается верна принципам «четверки" по ближневосточному урегулированию». Москва потребовала прекратить израильскую блокаду палестинских территорий» и предложила созвать заседание «квартета» по этому вопросу. «Квартет» в который входят США, ЕС, Россия и ООН, требует в первую очередь продолжения мирного процесса с участием палестинского правительства, которое, в свою очередь, должно признавать Израиль и все мирные соглашения с ним, а также отвергнуть террор.


Вместе с тем Россия, усиленно лоббирует интересы радикальной исламской группировки ХАМАС, стоящей у власти в Палестинской автономии, которая все три условия квартета отвергает. По словам политолога Зеэва Ханина Россия, пытается в последнее время возродить былое влияние на международной арене, в том числе на Ближнем Востоке.



Зеэв Ханин : В этом смысле Россия все последние годы последовательно проводит линию на признание тех организаций, которые в США, и в части европейских стран и, конечно, в Израиле считаются террористическими, и выражаются в той линии, которую в Кремле занимают по отношению к палестинскому правительству и к ХАМАС. ХАМАСовское правительство вне зависимости оттого, что оно не принимает ультимативные требования международного сообщества о прекращении террора, разоружение и признание Израиля, тем не менее, ХАМАС, с точки зрения Кремля, следует признать легитимной властью в Палестинской автономии, но одновременно предпринимать усилия для его нормализации. Попытка, например, израильской дипломатии и американской дипломатии объяснить российскому руководству, что признание ХАМАСа будет означать поощрение террора, а отнюдь не нормализацию этой организации, пока в Москве не встречает понимания. Во всяком случае, та поездка, о которой мы говорим, неоднократно использовала возможность высказаться в том плане, что прием делегации ХАМАСа в Кремле не был ошибкой, требования России легетимизировать ХАМАСовское правительство остаются в силе и вот соглашение, которое было заключено между ФАТХом и ХАМАСом. Путин неоднократно заявлял в ходе этой поездки о том, что проблема, с его точки зрения закрыта, остались некоторые шероховатости, но это вполне такое уже умеренное правительство. И Запад может уже восстановить полный объем отношений с этим палестинским новым руководством.



Ровшан Гусейнов : ХАМАС, несмотря на соглашение, подписанное в Мекке, уже заявил, что и новое правительство не признает Израиль.



Андрей Шарый : В прямом эфире программы "Время Свободы" московский политолог и журналист Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике".


Федор, заметная активизация российской внешней политики, заявления российских лидеров по внешнеполитическим вопросам в последние недели - это все ведет к усилению позиции Москвы на международной арене, по вашему мнению?



Федор Лукьянов : В принципе, ведет. Потому что, по крайней мере, присутствие России явно увеличилось, и география этого присутствия увеличивается на глазах, расширяется. Но о том, какое это присутствие, что за реакцию оно вызывает, конечно, много разных толкований. Во всяком случае, речь президента Путина в Мюнхене, которая по содержанию не отличалась ничем, в общем, от заявлений, которые он делал не то, что в последнее время, а даже, если ее сравнить со знаменитой речью Путина в 2001 году в немецком бундестаге, которую считали просто прорывом в отношениях с Западом, если ее вспомнить сейчас, там он говорил ровно о том же, только другими словами и совершенно в другой стилистике. Вот это любопытно, что содержание не изменилось, но изменилась форма и абсолютно изменилось диаметрально противоположно восприятие.



Андрей Шарый : Федор, значит, вы не относитесь к числу тех политических экспертов, которые считают, что в своем политическом развитии Владимир Путин за минувшие годы прошел полный круг? Начал он фактически свою внешнюю политику в первые годы, скажем так, с заявления о поддержке Джорджа Буша после теракта 11 сентября, а теперь фактически открытая конфронтация.



Федор Лукьянов : Во-первых, я бы не преувеличивал пока степень конфронтации. Мне кажется, что для открытой конфронтации нет условий, поскольку зависимость России от внешних обстоятельств как экономических, так и политических крайне высока. Это совершенно не та ситуация, которая была в "холодную войну", хотя сейчас очень многие ее поминают. Во-вторых, я бы не сказал, что Путин изменился по своим взглядам. Путин изначально придерживался какого-то своеобразного прагматизма. Он, собственно, и сохраняет такую же позицию. Просто он ведет себя так, как человек, который глубоко разочарован результатами этого. Когда он в 2001 году обо всем этом говорил, он рассчитывал, что он будет услышан Западом, и за этим последуют какие-то прорывы как в отношениях с США, так и в отношениях с Евросоюзом. За эти годы оказалось, что все гораздо сложнее. И вместо того, чтобы глубоко проанализировать причины, Россия сейчас, на мой взгляд, впадает в некоторую такую историческую меланхолию - все плохо, ничего не получается. Именно этим вызвана тональность выступления Путина, хотя по содержанию, еще раз скажу, оно мало отличается от того, что он говорил пять лет назад.




XS
SM
MD
LG