Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Туркмении приведен к присяге новый президент


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Виктор Нехезин.



Михаил Саленков: Сегодня утром в Туркмении приведен к присяге новый президент. Как и ожидалось, им стал Гурбангулы Бердымухаммедов, временно исполнявший обязанности главы государства. В правительстве Сапармурата Ниязова Бердымухаммедов был министром здравоохранения, он возглавил страну через несколько часов после смерти Туркменбаши. Выступая утром перед членами Народного совета (высшего органа власти в стране) новый президент торжественно пообещал продолжить курс Сапармурата Ниязова. Туркмения так же будет выполнять все взятые на обязательства, в том числе по поставкам энергоносителей в Европу и Россию, никаких изменений здесь не произойдет.


О новом президенте Туркмении и его первых заявлениях мой коллега Виктор Нехезин побеседовал с экспертом по Средней Азии Аркадием Дубновым.



Виктор Нехезин: Сегодня объявлены итоги, состоялась инаугурация. Поэтому первый вопрос: кто такой Гурбангулы Бердымухаммедов? Можете описать в нескольких словах?



Аркадий Дубнов: Боюсь, что знаю немногим больше, чем остальные наблюдатели и эксперты. Во-первых, это человек достойный во многих отношениях, иначе бы он не стал "верным соратником Туркменбаши великого", как его официально уже начинают величать. А во-вторых, человек, наверное, следящий за своим здоровьем, как и любой образованный врач, господин Бердымухаммедов - кандидат медицинских наук, защищавший диссертацию в Москве, дантист, который, как утверждают, даже был допущен к лечению зубов самого туркменского вождя. Я думаю, что он, кроме того, и искусный царедворец, поскольку, наверное, может считаться почти, не рекордсменом, но одним из самых долговременных старожилов в ближайшем окружении Ниязова, поскольку с 2001 года он работал вице-премьером. Правда, утверждают, что это связано с тем, что входил в любимчиках у Ниязова. Но известно и другое, что, так же как и остальные в окружении, он подвергался, в общем, и всяческим унижениям вождя, в том числе и физическим. Я это говорю к тому, что он действительно человек достойный, и судя по его обещаниям, он понимает, как трудно жить в этой стране, после 15-летнего сумасбродного периода правления. И те меры, которые он обещает предпринять, мне кажется, говорят о том, что он вполне вменяемый, зрелый и, может быть, даже современный политик, работающий в азиатских условиях.



Виктор Нехезин: А вы не могли бы чуть подробнее рассказать, что именно обещает Бердымухаммедов?



Аркадий Дубнов: Он снова повторил самую сногсшибательную для меня новость. Он обещает каждому туркмену доступ к Интернету. Я думаю, что все остальное меркнет по сравнению с этим, например, увеличение обязательного образования среднего с 9 до 10 лет, возвращение уроков физкультуры, возможное разрешение балетных и оперных спектаклей, неприемлемых для туркменского менталитета, как говорил Ниязов. Почему я говорю про Интернет? Потому что допустить людей к Интернету - значит, дать им свободу, свободу информации. А если дать им свободу - в туркменских условиях это, значит, абсолютно полностью подготовить режим к его самоустранению. Потому что мы вспоминаем гласность, которая была объявлена советским руководством во главе с Горбачевым в конце 80-х, и несмотря на нежелание Горбачева, именно эта гласность, допуск к информации, с открытию "черных пятен" привели к падению коммунистического режима. И я думаю, что если он пойдет так последовательно, то он станет тем самым лидером, который, что называется, пришел для того, чтобы уйти вместе с этим режимом. Хотя я с трудом представляю себе в Туркмении в ближайшие 10-15 лет такого рода события.



Виктор Нехезин: Вся процедура президентских выборов известна, и международные наблюдатели об этом говорили, и вы тоже об этом писали. Как вы считаете, есть ли основания думать, что режим Ниязова будет сменен режимом Бердымухаммедова? Вы частично уже начали на этот вопрос отвечать, и тем не менее.



Аркадий Дубнов: Естественно, я согласен, все, что можно сказать о тех, кто станет преемниками, конечно, это будет режим. В конце концов, и у нас в России нынешним режим называют путинским режимом, и с этим трудно спорить, а уж наверняка то, что происходит сегодня в России, является отдаленной и только желаемой перспективой для туркменского режима. Дело не в терминах. Я думаю, что дело в сути. Конечно, нельзя назвать даже близким к демократическим стандартам проведение выборов в Туркмении. Смешно было смотреть на процедуру инаугурации, мне она, честно говоря, напомнила объявление смертного приговора и тут же приведение его в действие. То есть объявили его президентом - и тут же инаугурировали, то есть нечего было даже и рассчитывать остальным кандидатам. Дело в том, что ситуация в Туркмении такова, что хуже быть не может. Все, что он будет делать или собирается делать, это в любом случае шаги по подготовке оттепели в этом режиме.


XS
SM
MD
LG