Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный: «Возможный преемник Путина начинает с вранья на английском языке»


Ничего более пресного, чем «суверенная демократия», кремлёвская пропаганда не выдумала за последние 90 лет: компот из антиамериканизма, демократии, великодержавия и прав человека. Чтобы сварить этот компот, много ума не потребовалось – только постмодернистская смышлёность, но сразу возник вопрос: кто его будет потреблять? Во всяком случае, Дмитрий Медведев отвернулся. Причём, сделал это, как показалось, с продуманным вызовом: не в Москве, а в Давосе, и не на русском языке, а на главном из басурманских: «Мы строим демократию, которая не нуждается ни в каких дополнительных определениях».


…Тут же, правда, соврамши: «Считаю, что в России существует реальная демократия».Ничто так быстро не усваивается политической молодёжью всех времён и народов, как навык казённого пустословия. Только этим, видимо, можно объяснить, что возможный преемник Путина начинает с вранья на английском языке.


Борьба двух основных кремлёвских группировок становится всё более открытой. В своё время Медведев позволил себе многих озадачившее заявление, что раскол российской элиты чреват распадом России. После Давоса можно было подумать, что он имел в виду всего-навсего (!) раскол в Кремле. Она не нова, мысль о том, что если Урал, Сибирь, Поволжье и другие российские земли увидят, что Кремлю, занятому внутренней дракой, не до них, они могут отложиться. Благо, той же Свердловской областью управляет не какой-нибудь исполком, а областное правительство, и должности в нём: не завотделами, а министры, и конституция Уральской республики не только давно написана – за неё оттянуты срока.


Выступление Медведева в Давосе выглядело как атака на ту из кремлёвских группировок, которая не просто изобрела «суверенную демократию», а вставила её в катехизис «Единой России» (партии власти) и понесла в народ. Понятно, что в этом случае «суверенная демократия» интересовала Медведева так же мало, как и «демократия без дополнительных определений». В своё время Сталин начал нападать на бредни Троцкого не потому, что считал их опасными для страны, а потому что опасностью для него был сам Троцкий и троцкисты (потом – Бухарин и бухаринцы). Любому из кандидатов в президенты России желательно покончить с кремлёвскими распрями ещё до выборов. Заниматься этим можно и после инаугурации, но тогда придётся действовать так, как Путин в случае с НТВ и Ходорковским, а зверствовать никому, скорее всего, не хочется.


Оставалось посмотреть, что будут делать телеканалы, газеты и ведущие пропагандисты. Если бы они кинулись отрекаться от «суверенной», это означало бы, что победу одержал Медведев, если нет – следовало бы ожидать новых атак и контратак.


Не последовало пока ни того, ни другого, ни третьего.


На нескольких московских газетных кухнях, между тем, дым стоит коромыслом. Шутка ли: не успела Россия как следует разродиться долгожданной национальной идеей, как её втоптали в давосский снег! «Что имеем, не храним». – «Не в этом дело. Парень не хочет всходить на трон с чужой идеей. Маракует, надо полагать, над своей».


XS
SM
MD
LG