Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На инаугурацию Гурбангулы Бердымухаммедова прибыли лидеры Грузии и Украины. Можно ли объяснить это лишь тем, что Туркмения является крупнейшим экспортером газа?


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Киеве Владимир Ивахненко и в Тбилиси Георгий Кобаладзе и эксперт Московского института политического и военного анализа Сергей Маркедонов .



Кирилл Кобрин: На инаугурации нового президента Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов а, победившего на президентских выборах в минувшее воскресенье, присутствовали лидеры Грузии и Украины - Михаил Саакашвили и Виктор Ющенко. Выборы в Туркмении все международные организации объявили недемократическими. Между тем, поздравить нового туркменского президента приехали лидеры недавних демократических революций. В чем дело? Можно ли объяснить это лишь тем, что Туркмения является крупнейшим экспортером газа? Попробуем ответить на этот вопрос. Начнем с Украины. У микрофона наш корреспондент в Киеве Владимир Ивахненко.



Владимир Ивахненко: После встречи в Ашхабаде с новым туркменским лидером украинский президент Виктор Ющенко заявил о желании возобновить сотрудничество двух страны, как в военно-технической, так и в экономической сферах. Украинские компании готовы реанимировать проекты по строительству мостов и железной дороги в Туркмении. В ответ украинские власти рассчитывают на возобновление прямых поставок туркменского газа. Ежегодно Украина импортирует более 50 миллиардов кубометров голубого топлива. С нынешнего года практически весь импортный газ поставляется только из Туркмении через российский Газпром. Говорит эксперт по энергетическим вопросам киевского центра имени Разумкова Владимир Сапрыкин…



Владимир Сапрыкин: Понятно желание Украины получить прямые контракты с Туркменистаном, как это было раньше. Но, с другой стороны, все-таки на сегодня существует ряд подписанных документов, как Туркменистана с Россией, так и Украины с Газпромом, "Росукрэнерго" и так далее. Мне кажется, Украине достаточно трудно будет вклиниться, имею в виду получение прямых контрактов с Туркменистаном.



Владимир Ивахненко: Украина сейчас покупает туркменский газ по 130 долларов за тысячу кубометров, но существует большая вероятность, что эта цена будет расти. Нынешняя схема поставок газа на Украину выгодна Москве, поскольку не только Туркмения, но Россия может диктовать свои условия Киеву. Украинские власти заинтересованы в строительстве альтернативных российскому маршрутов поставок туркменского газа.



Владимир Сапрыкин: Еще в конце прошлого года Европейский Союз начал инициировать строительсто Транскаспийского проекта, то есть фактически подключения Туркменистана к проекту. В принципе начальная идея - это поставки азербайджанского и иранского газа через Турцию в Европу с конечной точкой в Австрии. То есть тактически возможно построить отвод на Украину, но Транскаспийский проект - достаточно сложный проект и политически, и экономически, технически.



Владимир Ивахненко: В ближайшее время ожидается официальный визит туркменского президента на Украину. В ходе предстоящих переговоров будут детально обсуждены перспективы поставок туркменского газа. Но в любом случае, убеждены эксперты, как минимум еще в течение двух-трех лет у Туркмении не появится альтернатив российским трубопроводным системам.



Кирилл Кобрин: Теперь о мотивах грузинского лидера Михаила Саакашвили, который приехал тоже на инаугурацию нового туркменского президента. Рассказывает Георгий Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: Президент на этот раз не брал с собой журналистов. В грузинской прессе было всего несколько публикаций на тему переговоров в Ашхабаде. Однако эксперты утверждают, что на самом деле Михаил Саакашвили вёл очень важные переговоры с президентом Бердымухаммедовым и даже зондировал возможное участие Грузии в осуществлении проекта так называемого Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря через Азербайджан и Грузию в Турцию и Европу. Грузинского лидера в первую очередь, конечно, волнует энергетическая безопасность собственной страны. Ведь после повышения цен на газ Газпромом Тбилиси провёл переговоры о покупке газа по более щадящей цене у Турции и Азербайджана с месторождения Шах-Дениз в Каспийском море. Но эти переговоры были успешными лишь частично, и Грузии всё-таки пришлось покупать львиную долю газа, необходимого стране, у Газпрома.


Известный эксперт по энергетическим вопросам Георгий Хухашвили относится к перспективе участия Грузии в проекте Транскаспийского газопровода с некоторой долей скептицизма.



Георгий Хухашвили: Туркменбаши был властным правителем, и, в принципе, он хорошо понимал интересы своего государства. Такие решения при нём были бы приняты проще. Бердымухаммедов пока, как фигура, играющая на этом поле энергетических войн, где идет жесткая борьба, - фигура неизвестная, не устоявшаяся, так что, я думаю, он пока не способен принимать такие стратегические решения. Уже создана новая геополитическая ось с участием Азербайджана, Грузии и Турции, и, если эта ось будет перекинута за Каспий, то есть в Центральную Азию, это, конечно же, усилит роль Грузии в новом энергетическом мировом порядке, и это повысит наши акции на мировом политическом рынке, скажем так.



Кирилл Кобрин: Саакашвили и Ющенко считаются приверженцами западной либеральной политической модели, и в друзья к центральноазиатским авторитарным лидерам их заставляет записываться политический, да и как мы слышали, экономический прагматизм. О прагматизме и морали в политике мой коллега Андрей Шарый побеседовал с экспертом Московского института политического и военного анализа Сергеем Маркедоновым.



Сергей Маркедонов: Внешняя политика не строится на основе каких-то идеологических зачастую аргументов. Зачастую это просто прагматизм. Могу назвать вам хрестоматийные примеры. Как получилось, что демократический премьер-министр Великобритании Черчилль или президент Рузвельт сотрудничали с диктатором Сталиным? Можно сейчас задавать вопрос, как американцы, допустим, сотрудничали с диктатором Первезом Мушаррафом. Я думаю, элементы прагматизма и то, что мы называем real politik , достаточно играют серьезную роль. Можно даже посмотреть на позицию ЕС по отношению к выборам. Скажем, позиция ЕС по отношению к выборам в непризнанных республиках гораздо жестче, чем по отношению к Туркмении, хотя мотивация такая интересная: мы не были на этих выборах, мы ничего не скажем. На выборах в Приднестровье или Абхазии европейских наблюдателей тоже нет, однако же они говорят сразу, что выборы плохие, недемократичные. Я бы не стал все-таки говорить о том, что Саакашвили и Ющенко - это такие лидеры демократии. Уж насчет Саакашвили есть много вопросов, в том числе внутри Грузии, насчет его демократичности. Что касается Ющенко, здесь другая ситуация. И вообще, внутриполитическая ситуация в Грузии и на Украине принципиально отличается по многим пунктам. Поэтому их появление вызвано просто прагматическими соображениями. Время, наверное, строительства коммунистических интернационалов прошло, и прагматизм просто берет верх.



Андрей Шарый: Есть все-таки кое-что, что объединяет этих лидеров, это их проблемы в отношениях с Москвой и рассуждения о морали и демократичности в политике.



Сергей Маркедонов: Да, я не понимаю такой критерий, как жесткое отношение к Москве, как критерий демократичности. Понимаете, жесткое отношение к Москве в свое время демонстрировал Гейдар Алиев, однако его в демократы как-то никто не записывал. Ну и так далее, и тому подобное. Вот эти клише, которые мы с вами проговорили, их надо исключать. Тот же самый режим Туркменбаши не был уж таким пророссийским. Что, там есть российские военные базы, допустим, как в Армении? Нет. Что, можно говорить о том, что Туркменбаши защищал, скажем, российских граждан? Другой вопрос, что российская элита их продала за газ, но это другой вопрос, опять-таки. Говорить о том, что Туркменбаши пророссийский, и якобы антироссийский Ющенко и Саакашвили едут якобы к пророссийскому Туркменбаши-2 - это большой вопрос. Давайте посмотрим внимательно на выборы, которые прошли в Туркмении. Все-таки не 99% получил Бердымухаммедов, все-таки какая-то реальная конкуренция была. И давайте смотреть на процессы в динамике. По сравнению с Туркменбаши сделан шаг вперед. Я думаю, что туркменская элита при Бердымухаммедове буде, скорее всего, идти по такому пути, может быть, хрущевскому, то есть обеспечение такого habeus corpus - акт для правящей номенклатуры. Мы же видели, что Туркменбаши сам по себе достаточно прагматичный человек. Когда надо было, он занимал и проамериканскую позицию. Когда надо было, признал режим талибов. Хотя режим Туркменбаши был светский. Это светский режим, основанный на культе личности. Но тем не менее с режимом талибов сложились хорошие отношения. Я думаю, что политику Туркменистана будет во внешнем векторе отличать жесткий прагматизм, а что касается внутренней политики, то она будет гораздо более демократичной, чем ситуация была при Ниязове.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG