Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Февраль 1917-го: взгляд с расстояния в 90 лет; Нужно ли перерабатывать все добываемое сырье в самой России? «Отличительной чертой характера всех террористов является трусость», - говорит легендарный испанский следователь Бальтасар Гарсон; Герой эстонского демократического движения Март Никлус




Февраль 1917-го: взгляд с расстояния в 90 лет.


Ирина Лагунина: 90 лет назад в Петрограде началось брожение, связанное с нехваткой черного хлеба в булочных. Никто – ни власти, ни недовольные горожане, ни политики, ни революционеры – никто не ожидал, что через несколько недель дело закончится отречением императора и объявлением России республикой. Сегодня в нашей программе очередной материал Владимира Тольца, посвященный юбилею Февральской революции 1917 года. – Его беседа с известным историком Юрием Афанасьевым.



Владимир Тольц: Когда в начале недели мы беседовали с профессором Юрием Николаевичем Афанасьевым, я посетовал на общественное равнодушие к памяти о Феврале 17-го и сказал в частности: ну, кто про него сейчас, в этот юбилей вспомнит? Разве что мятежная Валерия Новодворская – революционерка в душе, являющаяся при этом идеологической контрреволюционеркой? Сказал и как в воду глядел: в первом номере возродившегося «Нового времени» появилась статья Новодворской на эту тему. А на сайте newtimes.ru в режиме онлайн-конференции она ответила на вопросы читателей этой публикации. Рассуждая о параллелях между Февралем 17 и нашим временем и об исторической «разнице во времени» Валерия Ильинична сказала, в частности:



Валерия Новодорская: … параллелей много, так же как и меридианов. Кремль вообще в этих параллелях запутался, как в веревочках, и свалился. Потому что они ждут откуда-то «оранжевую революцию», которая у нас сейчас по определению невозможна. И на самом деле, обжегшись на «украинском молоке», на чужом абсолютно, дуют на свою холодную воду, которая даже не стоит на электроплитке. Параллели такие – было три мероприятия, которые очень сильно походили на февраль-октябрь, а это ведь такой тандем, это идет блоком. Буквально в первые же месяцы после Февраля стали наблюдаться вполне октябрьские события: уничтожение офицеров ни за что ни про что, передел явочным порядком без всякого законодательства помещичьей земли, сожжение неизвестно зачем Рахманиновской усадьбы, выбрасывание из окна его рояля. Это вам ничего не напоминает?


Французская революция, Февраль – в мировой истории почти нет прецедентов, когда бы все это благополучно кончалось для страны, идущей на такой вариант.


Я, откровенно говоря, очень боюсь прецедента, потому что, когда вижу прекрасные личики сторонников льгот, которые палками бьют по иномаркам, хотя иномарки в истории со льготами совершенно не причем. Мне как-то не приходит в голову, что они собираются совершать во имя демократии «оранжевую революцию». А вот взять вилы и идти на Рублевское шоссе… И есть те, кто поведет.


Вы спросите у Анпилова, например, куда он собирается. Туда он и собирается.


Единственное – очень низкий градус пассионарности, нет этой бывшей когда-то в России вечной готовности к стачкам, к баррикадам. Все-таки очень сильно проредили «пассионариев» Сталин, Ленин, революции, гражданские войны. С одной стороны, это плохо, а с другой – спасительно, как в любой палке о двух концах.



Владимир Тольц: Так считает Валерия Новодворская. Похвастав тем, что предсказание мое сбылось, обращусь к записи разговора с профессором Юрием Афанасьевым. В начале беседы я отметил, что Февральской революции в памяти народа о прошлом с одной стороны, очень «повезло».


В исторической литературе Февраль 17-го неплохо описан, расписан, я бы сказал. – Взять хоть «Красное колесо» Александра Исаевича Солженицына… Про публикации документов, мемуаров, исследований уж не говорю – немногие другие события русской истории могут обилием публикаций и их подробностью могут «поспорить» с Февралем. Но при этом он расписан, как-то по-русски, с выпячиванием извечного русского «кто виноват?» и «что (было) делать?» «Кто виноват?» - это раньше – о причинах февральских событий, сейчас – о том, что Февраль завершился Октябрем. Это в литературе.


А в жизни… Многие ли вспоминают сейчас Февральскую революцию? Многие ли прочли упомянутое уже «Красное колесо» или хотя бы главы из него, посвященные Февралю? А ведь это, как ни крути, литературный памятник революции… Кстати, в одной из статей я натолкнулся на такое наблюдение: в России нет ни одного памятника деятелям Февраля 17-го. Да и событию этому вообще. (Это я уже от себя добавляю – поправьте, если не так). Ну, да Бог с ними, с памятниками: одни ставят, другие сносят, глядишь, Церетели еще что-то отольет – все-таки повод… Но вот повседневность, будни и праздники: 7 ноября сколько лет был казенным красным днем, при всех его переименованиях. Да и сейчас на «октябрьские» несмотря ни на что выпивают! А в годовщины Февральской революции ни в советское время (ну, это понятно), ни в постсоветское – ни выпивки, ни закуски. И насколько знаю, ни Горбачеву, ни Ельцину, ни либералам, которые были при нем у руля, ни - тем более – «несравненному Владимиру Владимировичу» Путину (а уж, казалось, за кого только он тосты не поднимал – и за Сталина, и за Андропова) помянуть рюмашкой своих питерских земляков Февраля 17-го и в голову не пришло.


Слушайте, может все это действительно «быльем поросло» и неактуально больше ни для кого больше в России? …



Юрий Афанасьев: Во-первых, я согласен с такой констатацией. Действительно, каких-то ни пышных юбилеев, ни аналитических раздумий в честь годовщины той или иной, ничего этого, как правило, нет. Но и на то есть свои причины, в каждом отдельном, правда, случае. Например, при советской власти не очень чествовали эту революцию и юбилей ее по той причине, как мне кажется, что она все-таки она шла по разряду второсортных событий, поскольку на первом месте всегда была Октябрьская революция. Но в связи с этим у меня, в последнее время особенно, совсем другие раздумья относительно правомерности вообще 17 год делить на две революции – февральскую и октябрьскую. Я считаю, что это разделение, если вдуматься в смысл происходившего тогда, самого разделение творение последующее историков, может быть политиков тоже, не более того. Никак я не могу на самом деле какие-то логические разрывы установить в самом 17-м году. То, что она в феврале началась, а другая в октябре – это еще не основание для того, чтобы какой-то единый процесс подразделить на два события. То, что назвали одну буржуазной, а другую социалистической, то это тоже не основание. Поскольку, мне кажется, как та буржуазной не была, так и эта социалистической не была. И самое главное, лучшее ли это определение того, что было в 17 году, с помощью слова «революция» – это тоже большой вопрос. Вроде бы действительно горы книг, тысячи и тысячи авторов и за рубежом, и у нас, особенно у нас, и действительно публикации документов, мемуаров, воспоминаний, известно все не просто по датам, а почти что по часам, все события и февраля, и октября, и в то же время возникают вот такие большие вопросы.


Кстати говоря, Александр Исаевич Солженицын, который много написал про Февральскую революцию, как-то по поводу происходящего в Москве в 89-м году, эти массовые манифестации, митинги, употребил такое почти ругательство. Он сказал: вот они – балаганные одежды февраля. Когда я услышал это определение, я даже несколько обиделся, потому что, как известно, я в это время на улицах Москвы был не только участником этих событий, но в каком-то отношении, по крайней мере, многие так считают, что я был их организатором, а то и вдохновителем. И мне было, конечно, глядя на происходящее, несколько обидно за такое уничижительное называние – балаганные одежды февраля. Потом, подумав еще раз и над тем, что происходило в феврале и произошло, и что происходило в конце 80-х – начале 90-х на улицах Москвы, я бы не обиделся на то выражение, я просто поискал бы более точное определение и происходившему тогда, и происходившему в конце 80-х – начале 90-х годов.



Нужно ли перерабатывать все добываемое сырье в самой России?



Ирина Лагунина: Переориентация российского экспорта с сырья на продукцию глубокой переработки, доля которой в национальной экономике должна многократно увеличиться – об этом шел разговор на недавней встрече президента Владимира Путина с руководителями крупнейших российских компаний. Но имеет ли смысл всё добываемое в стране природное сырье непременно здесь же и перерабатывать? Об этом – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: ... В 2006 году Россия экспортировала ~ 48% всей добытой в стране сырой нефти. При этом объем экспорта оказался на 2,5% меньше, чем в 2005 году, хотя общее производство нефти в стране возросло. Чем объяснить такое снижение – тем, что меньше удалось продать за рубежом или, скорее, ростом внутреннего спроса? Наш первый собеседник в Москве – руководитель аналитического управления инвестиционной компании «Антанта-Капитал» Георгий Иванин:



Георгий Иванин: Показатели России по экспорту нефти в последние два-три года, они определяются одним, на мой взгляд, ключевым фактором - это налоговой нагрузкой на нефтяные компании. Снижение экспорта в 2006-м году было вызвано исключительно данными факторами. А именно: увеличением ставок на экспорт нефти за рубеж, экспортная пошлина превратила экспорт просто нефти менее выгодным, чем экспорт нефтепродуктов. Нефтяным компаниям было выгоднее больше поставлять на внутренний рынок.



Сергей Сенинский: Нефтепереработка внутри страны - каково соотношение трех главных её составляющих – автомобильного топлива, мазута для электростанций и нефтехимии? Аналитик компании FIM Securities Дмитрий Царегородцев:



Дмитрий Царегордцев: Нефтепродукты достаточно стабильны по структуре выпуска. В России основной объем выпуска нефтепродуктов, безусловно, приходится на бензин и дизельное топливо, суммарно они занимают больше двух третей всего объема выпуска, я бы даже сказал, ближе к 75%. На отрасль нефтехимии приходится небольшой объем - порядка одной десятой. Соответственно, такое же количество используется в электроэнергетике.



Сергей Сенинский: Одно из предложений, прозвучавших в ходе встречи российских бизнесменов с президентом - перерабатывать внутри страны всю добываемую нефть. Но чтобы перерабатывать даже нынешние объемы добычи, нужны не только новые НПЗ, но и соответствующий спрос на нефтепродукты и внутри страны, и за рубежом. Сегодня и структура, и объем предложения на этом рынке в самой России вполне соответствует спросу на нем. А что касается экспорта – российскую сырую нефть в той же Европе, конечно, ждут. А вот ждут ли в сопоставимых объемах российский бензин? Ведь там и своих НПЗ хватает, и они загружены не всегда полностью...



Георгий Иванин: Здесь ситуация тоже неоднозначная, скорее сложная для наших нефтяных компаний, поскольку качество нашего бензина намного ниже, чем за рубежом. Соответственно, наши возможности по экспорту продуктов бензиновых так же ограничены. Поэтому если нефтяным компаниям становится невыгодно экспортировать просто нефть и становится выгоднее экспортировать бензин, тем не менее, рынок экспорта бензина для них ограничен, и они в итоге большую часть бензина и нефтепродуктов поставляют на внутренний рынок.



Дмитрий Царегородцев: Мне кажется, что России вообще не стоит двигаться на этом пути, скажем так, маршрутом средневековья. То есть не нужно пытаться концентрировать все производства на своей территории. Современный мир управляет производством посредством отношений капитала, а не географическим размещением производств. Безусловно, не надо всю нефть перерабатывать на территории России, достаточно того, чтобы она перерабатывалась за рубежом на предприятиях, принадлежащих российским компаниям. И этого будет довольно для того, чтобы и финансовый, и социальный эффект для нашей страны был достаточно сильным. Мы же не хотим, чтобы наши граждане в будущем все больше и больше работали на НПЗ, наверное, хотелось бы, чтобы они были юристами, врачами, исследователями. Соответственно, необходимости размещать НПЗ на территории страны, кроме как из соображений военной безопасности, я не вижу.



Сергей Сенинский: Российская экономика – одна из наиболее энергозатратных среди крупных экономик мира. Этот показатель в России вдвое выше среднемирового, в 3 раза выше, чем в Западной Европе, в 2,5 раза выше, чем в США, в 2 раза выше, чем в Китае. Очевидная задача – снижение энергозатратности, то есть общего потребления энергоносителей для выпуска единицы продукции.


С другой стороны, весьма быстро растущая экономика будет требовать их все больше. Чисто теоретически, какой из факторов «перетянет» другой в обозримом будущем - неизбежное энергосбережение или неизбежное энергопотребление?



Георгий Иванин: Российскую экономику ждут две абсолютно объективных тенденции. Первая – большинство предприятий будут вынуждены повышать свою энергоэффективность. Это будет в первую очередь вызвано ростом внутренних цен на газ, особенно в химической, нефтехимической промышленности. Если мы не будем улучшать энергоэффективность, то становимся неконкурентоспособными. С другой стороны, объемы выпускаемой продукции точно так же будут наращиваться. Поэтому скорее всего в какой-то долгосрочной перспективе эти два эффекта будут друг друга нивелировать.



Сергей Сенинский: То есть баланс этих факторов окажется нулевым?



Георгий Иванин: В итоге мы выйдем на какой-то уровень, близкий уровню потребления, который мы наблюдаем сейчас.



Сергей Сенинский: На долю нефти и газа приходится примерно 2/3 всего российского экспорта. По объемам, следующая за ними экспортная статья – черные и цветные металлы. Каково сегодня соотношение внутреннего потребления и экспорта в общем объема производства стали? Аналитик «МДМ-Банка» Андрей Литвин:



Андрей Литвин: Производство стали в России составляет порядка 60 миллионов тонн, и распределение между экспортом и внутренним рынком примерно пятьдесят на пятьдесят. Это соотношение меняется несущественно в сторону роста поставок на внутренний рынок за счет того, что спрос на внутреннем рынке растет.



Сергей Сенинский: И в США, и в Европе ограничения на импорт стали из других регионов мира почти всегда распространялись на относительно простой и дешевый сортамент. Когда речь идет о более сложной продукции (например, японском прокате для кузовов производимых в США автомобилей) ни о каких ограничениях и речи не идет: такая продукция, как правило, и делается «под заказ», то есть с заранее определенными покупателем свойствами, и торговых барьеров на её пути не бывает...


Что представляет собой в целом сортамент выпуска российских металлургических комбинатов?



Андрей Литвин: Здесь многое зависит от профиля самих комбинатов, которые занимаются экспортом. Если мы говорим про такие компании, как «Евраз», Новолипецкий комбинат, основная доля экспорта – это продукция низшего передела, то есть так называемые полуфабрикаты или слябы, которые в дальнейшем перерабатываются в продукцию более высокого передела. Если говорить про такие комбинаты, как Магнитогорский комбинат и «Северсталь», то это продукты чуть более высокой степени передела, горячекатаный лист, например. Но в целом можно говорить о том, что сортамент экспорта скорее смещен в сторону более низкого передела, чем более высокого. Во-первых, все-таки страны-импортеры стараются защитить своих производителей, и по многим позициям экспорт нашей продукции квотирован со стороны стран-покупателей. С другой стороны, есть некоторые моменты, связанные именно с технической стороной производства стали в России. Сталь определенного сортамента уступает своим аналогам на Западе.



Сергей Сенинский: В цветной металлургии России доля внутреннего потребления, минимум, вдвое меньше, чем в черной металлургии, говорит аналитик инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Сергей Донской:



Сергей Донской: Примерно, я думаю, не более четверти всего выпуска цветных металлов в России потребляется внутри. Связано это с тем, что во многих отраслях Россия сильно отстает. И производство, допустим, нержавеющей стали, где применяется около 60% всего никеля в мире, Россия в последние годы явно сторнировала и пока ситуация не сильно исправляется. Также спрос алюминия со стороны аэрокосмической промышленности в России упал по сравнению с ситуацией, которая была в Советском Союзе. И пока Россия остается в основном экспортером полупродуктов, доля продуктов с высокой добавленной стоимостью невелика.



Сергей Сенинский: Образуемая ныне компания «Российский алюминий» станет крупнейшим в мире производителем так называемого «первичного алюминия». Это – некий полуфабрикат, предназначенный для дальнейшей переработки уже другими компаниями? И как в целом представить сортамент российской цветной металлургии, а значит – и её экспорта?



Сергей Донской: Сортамент, безусловно, в основном продукты невысокой степени переработки – это алюминиевые чушки, рафинированная медь или никель. Это, безусловно, некий полупродукт, который потом используется в производстве других изделий, будь то нержавеющая сталь или алюминиевые сплавы.



Сергей Сенинский: Доминирование именно такой продукции – следствие проявления неких экономических факторов или просто технологического отставания?



Сергей Донской: Я думаю, что в соответствии с рыночными реалиями российские компании фокусировались на развитии тех своих сторон, которые они считали сильными. А сильной стороной российских алюминиевых производителей является именно производство первичного алюминия, которое в России низкозатратно в силу в первую очередь недорогой электроэнергии. Что касается продукции более высокого передела, здесь требуются большие инвестиции в технологию, это бизнес в гораздо большей степени ориентирован на конкретного клиента, в этот сегмент сложнее зайти. Это, возможно, в какой-то момент будет следующей ступенью развития, но это явно пока не было приоритетом.



Сергей Сенинский: В целом и по черной, и по цветной металлургии мира - конкурентная борьба тем меньше, чем больше в выпускаемой продукции именно добавленной стоимости? То есть чем она сложнее...



Сергей Донской: Я бы, возможно, пока вообще не стал говорить про конкуренцию на рынке алюминия и вообще в металлургии, поскольку сейчас эта отрасль явно на подъеме и за каким-то исключением в целом спрос пока превышает предложение. Поэтому какой-то конкуренции между производителями, наверное, нет. В дальнейшем, когда ситуация на рынке изменится и, возможно, возникнет угроза перепроизводства, тогда каждая компания будет стараться выживать за счет того, в чем она сильна, за счет низких издержек или за счет высокой добавленной стоимости. Я думаю, что и та, и другая модель, она имеет право на существование.



Сергей Сенинский: С 2000 по 2005 год доля сырья и продукции низкой степени переработки в общей структуре российского экспорта, как заявил на встрече с бизнесменами президент России, увеличилась с 80% до 85%...



«Отличительной чертой характера всех террористов является трусость», - говорит легендарный испанский следователь Бальтасар Гарсон.



Ирина Лагунина: В четверг в испанской столице начался суд над организаторами терактов в мадридских электричках 11 марта 2004 года. 29 человек предстали пере правосудием. По статьям обвинения общий тюремный срок, которого добивается прокурор, - 40 тысяч лет за решеткой. А первым о том, что это не бакси, а исламские террористы, сразу после взрывов заявил легендарный испанский следователь Бальтасар Гарсон. О знаменитом испанском юристе рассказывает наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий : «Я хотел бы оставить своим детям мир не в столь ужасном состоянии. Пусть он будет хоть чуточку лучше», - заявил Бальтасар Гарсон в одном из своих немногих интервью для прессы. Отвечая на вопрос о том, чего бы ему хотелось от жизни, начальник Пятого следственного отдела Национальной судебной палаты Испании сказал также, что ему «хочется меньше работать». Однако знающие его люди полагают, что здесь Гарсон не совсем откровенен. Они считают, что этот 52-летний юрист находит счастье именно в работе, причем в работе круглосуточной, практически без отдыха.


И еще. Гарсон любит повторять, что его «героем» является легендарный итальянский судья Джованни Фальконе, с которого он всю жизнь пытается брать пример. Почему? Вот как он сам это объясняет:



Бальтасар Гарсон: Я думаю, что судья Джованни Фальконе, который до самой смерти боролся с мафией в Сицилии, является примером для всех тех из нас, кто считает, что сотрудник юридических органов - это не просто чиновник. Фальконе показал нам, что мы должны активно вторгаться в жизнь, чтобы бороться лицом к лицу со злом. Этого требует от нас общество. За слишком активную позицию Фальконе критиковали его же коллеги, но он не отказался от выбранного пути и до конца выполнил свой долг перед обществом. Фальконе для меня – пример для подражания. Я буду рад, если смогу сделать хотя бы часть того, что сделал он.



Виктор Черецкий: Нынешняя должность Бальтасара Гарсона соответствует российской должности следователя по особо важным делам. Известность в Испании Гарсон получил еще в конце восьмидесятых годов. А в начале девяностых уже вел самые громкие дела. В частности, он принял участие в 1992 году в наиболее масштабной за последние 40 лет операции против вооруженных баскских сепаратистов, в ходе которой террористическая группировка ЭТА была практически обезглавлена. Тогда же он занимался галисийскими наркоторговцами, которые к тому же оказались связанными с коррумпированными чиновниками, то есть речь шла о подлинной мафии. Вот что рассказывает об этом сам следователь Гарсон:



Бальтасар Гарсон: Борьба с наркоторговлей стала одним из главных направлений моей работы в начале 90-ых годов. Думаю, что в этой борьбе мы действительно не жалели сил. Таковым было требование нашего общества, особенно в Галисии, которую банды наркодельцов превратили в свою вотчину. Благодаря усилиям всех правоохранительных органов, нам удалось справиться с основными кланами наркоторговцев и их покровителями в местной администрации. Уровень борьбы с торговцами наркотиками никогда нельзя снижать.



Виктор Черецкий: В 1993 году Гарсон впервые попробовал себя в политике. Он баллотировался в испанский парламент по спискам правящей в то время Социалистической рабочей партии. Партия на тех выборах вновь одержала победу: Гарсон сделался депутатом парламента и получил должность - в ранге замминистра - уполномоченного правительства по реализации Национального плана борьбы с наркотиками. Однако через год он отказался от этой должности и от депутатского мандата. Причина – несогласие с премьер-министром тех лет Фелипе Гонсалесом в вопросе борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Гарсон был разочарован попытками премьера скрыть от общественности случаи коррупции. Он вернулся в суд на должность следователя и начал вести беспощадную борьбу против коррумпированных чиновников.


Тогда же Гарсону поручили дело о так называемых Антитеррористических группах Освобождения или сокращенно ГАЛ. Группы были тайно сформированы Министерством внутренних дел Испании для уничтожения баскских сепаратистов без суда и следствия. Переодетые в гражданское полицейские и жандармы, а также наемники-иностранцы, проникали на территорию соседней Франции, где скрывались баскские активисты, похищали людей, пытали и убивали. Так было уничтожено более трех десятков человек.


К делу об «Антитеррористических группах» оказались причастны министры правительства социалистов – Баррьонуэво и Коркуэра. Связан с ГАЛ был и госсекретарь по вопросам безопасности Рафаэль Вера. Оказалось руководство министерства внутренних дел не только финансировало незаконные вооруженные формирования, но и не забывало о себе. Так, Рафаэль Вера приобрел за счет средств, похищенных из так называемых «скрытых фондов» министерства, поместье площадью в 700 гектаров.


Подобная «борьба» с терроризмом, естественно, была немыслима в условиях демократического государства. По сути дела, создание и деятельность ГАЛ означали собой государственный терроризм, что противоречит самой сути правового государства. Закон есть закон. И следователю пришлось отправлять за решетку товарищей по социалистической партии. Вот что говорит об этом сам Бальтасар Гарсон:



Бальтасар Гарсон: Работа по делу ГАЛ была трудной, пожалуй, самой трудной за всю мою судебную практику. У меня было много и других непростых историй, связанных и с исламским терроризмом, и с экономическими преступлениями, но ГАЛ был все же самым сложным делом, учитывая его резонанс и обстоятельства тогдашней политической жизни. Это было главным делом в моей карьере.



Виктор Черецкий: Гарсон считает, что «раскрутить» историю с ГАЛ удалось лишь благодаря независимости следствия, хотя имели место попытки чиновников повлиять на ход этого дела.



Бальтасар Гарсон: Если следователь подвергается давлению извне и не разоблачает это давление, значит, он совершает должностное преступление. Следователь обязан заявить о факте давления, даже если он не уступает своих позиций. Подобное положение является нормой, иначе нам не справиться со всевозможными слухами. К сожалению, на деле нам приходится бороться, как с самим давлением, так и со слухами о предполагаемом давлении. Это необходимо делать для защиты чистоты наших юридических органов.



Виктор Черецкий: У судебного следователя в Испании огромная власть, возможность возбуждать уголовные дела, определять судьбы людей. У Бальтасара Гарсона часто спрашивают, не пугает ли его власть над людьми?



Бальтасар Гарсон: Действительно, у испанских следователей – большая власть. И ответственность тоже. Если следователь начинает злоупотреблять властью, которой наделила его Конституция и соответствующие законы, то он должен немедленно покинуть свой пост. Повторяю, в нашей профессии – главное ответственность в выполнении профессиональных функций. Ведь от нашей работы зависит судьба многих людей и подсудимых, которым грозит потеря свободы, и их жертв, которые рассчитывают на справедливость. Ошибки здесь не допускаются.



Виктор Черецкий : Мировая известность к Гарсону пришла в 98-ом году, когда он выдвинул против бывшего чилийского диктатора Пиночета обвинение в геноциде, терроризме и пытках. Поводом для открытия дела на Пиночета послужила гибель в Чили в годы диктатуры граждан Испании и заявления, поданные в испанский суд чилийскими гражданами, жертвами пиночетовской диктатуры.


Когда Гарсон подписал постановление на его арест, престарелый генерал находился на лечении в Великобритании. Английская юстиция вынуждена была задержать его и начать длительную процедуру экстрадиции в Испанию. В конце концов Пиночета не выдали, ссылаясь на плохое здоровье и преклонный возраст бывшего диктатора. Однако Гарсон не был расстроен неудачей. Почему?



Бальтасар Гарсон: Я думаю, что в целом история с Пиночетом явилась не поражением, а победой правосудия. Конечно, жаль, что бывшего диктатора так и не удалось осудить: ни в Испании, ни в Чили. Жаль, что ему не был вынесен приговор. Правда, в данном случае, учитывая возраст Пиночета, наказание было не столь принципиальным делом. Важен был сам факт приговора. К сожалению, он умер, так и не ответив за жертвы своего режима.



Виктор Черецкий: Действия Гарсона против Пиночета имели огромный международный резонанс. Говорят, что с тех пор диктаторам, и бывшим и настоящим, испанский следователь стал являться в ночных кошмарах, преследуя их за кровавые злодеяния. Сон в руку оказался, к примеру, бывшим членам аргентинской военной хунты, против которых Гарсон также выдвинул обвинение в связи с «исчезновением» в Аргентине испанских граждан. Испанское правительство приняло решение требовать их выдачи для суда в Мадриде.


В последнее десятилетие следователь занимается и международным терроризмом. В результате проведенного им расследования, за минувшие три года удалось арестовать и осудить более сотни экстремистов, связанных с сетью Бин Ладена.


После трагических событий в Мадриде 11 марта 2004 года, когда в результате теракта в столичных электричках погибли около двухсот человек, следователь Гарсон первым стал разрабатывать версию международного терроризма, в то время как его коллеги обвинили в содеянном баскских сепаратистов. Позиция Гарсона требовала определенного гражданского мужества, ведь на баскской версии весьма энергично настаивало тогдашнее испанское правительство. Вот что говорит об этом сам Бальтасар Гарсон:



Бальтасар Гарсон: К террористическим актам в Мадриде 11 марта баски не имели никакого отношения. На следственные органы в то время был оказан нажим с целью манипуляции общественным мнением и расследования заведомо ложной, но политически более выгодной властям версии. Так называемая «теория заговора», навязанная сверху, с первого же дня не выдерживала никакой критики. Время и следствие все расставило на свои места.



Виктор Черецкий: Своей неутомимой деятельностью следователь Гарсон снискал ненависть исламских радикалов. Дело дошло до того, что они решили его уничтожить, взорвав Национальную судебную палату с помощью начиненного взрывчаткой автомобиля. Террористы уже собрали деньги и договорились о покупке динамита. Однако Гарсон опередил их и отправил за решетку.


Ну а можно ли, по мнению следователя, вообще победить терроризм, в том числе международный?



Бальтасар Гарсон: Да, разумеется, я думаю, что с терроризмом можно покончить. У меня нет магического дара, чтобы определить, как и когда это произойдет, но предпринимаемые в мире шаги по борьбе с терроризмом рано или поздно приведут к победе над этим злом. У терроризма нет и никогда не было никакого оправдания. В мире, который неуклонно стремиться к демократии, терроризму нет места.



Виктор Черецкий: Понятно, что терроризм не исчезнет сам по себе. Что нужно для победы над ним?



Бальтасар Гарсон: Твердые демократические позиции, эффективность государственных органов, координация всех силовых структур и международное сотрудничество с государствами, которые являются флагманами борьбы с терроризмом – вот обязательные условия для успешной борьбы с общим врагом всех демократических стран. Это не значит, что мы должны отказываться и от попытки на каком-то этапе мирно решить проблему терроризма.



Виктор Черецкий: В настоящее время Гарсон является одним из ведущих специалистов в Европе по исламскому экстремизму. Бин Ладеном и его ближайшими помощниками он занимается еще с середины 90-ых годов. Следователя неоднократно приглашали в Соединенные Штаты для чтения лекций о международном терроризме. Один из вопросов, на который ему часто приходится отвечать как знатоку проблемы, касается облика террористов:



Бальтасар Гарсон: Я думаю, что отличительной чертой характера всех террористов является трусость. Это касается даже тех, кто убивает, похищает и пытает. Трусость делает их бесчувственными, что приводит к полной деградации человеческой личности. Я неоднократно встречался с подобным явлением. Поэтому ни один террорист не может взглянуть в глаза своим жертвам. Да и вообще, террористы, как правило, прячут глаза. Убийство из-за угла – это удел трусов.



Виктор Черецкий: Ну а испытывает ли когда-нибудь страх сам знаменитый испанский следователь?



Бальтасар Гарсон: Я солгу, если скажу, что никогда, никого и ничего не боялся. Но, правда и то, что при принятии важных решений я обычно не испытываю страха, потому что всегда стараюсь поступать в соответствии с законом, что придает мне уверенность и спокойствие. Это не исключает того, что я могу принимать рискованные решения. Кроме того, я не имею права пасовать перед лицом угроз, запугивания, заговоров и так далее. Ведь те, от кого могут исходить эти угрозы, представляют опасность не только для меня лично, но и для других граждан.



Виктор Черецкий: Был ли в практике испанского следователя какой-нибудь случай, в котором он и закон оказались бессильными перед правонарушителем?



Бальтасар Гарсон: Я всегда вспоминаю один случай из моей практики, когда я работал в провинции Альмерия. Я до сих пор о нем помню, хотя он произошел еще в начале 80-ых годов. Однажды ко мне был доставлен молодой человек по обвинению в изнасиловании. На допросе он держался спокойно, полностью признал свою вину, но, подписывая протокол допроса, порвал документ, заявив, что никакого следствия вести не надо, поскольку за свой подлый поступок он уже сам себя приговорил к смерти. Я подумал, что это бравада, но все же приказал держать арестованного под усиленным контролем. Выйдя из моего кабинета, он оттолкнул конвоира и выбросился из окна третьего этажа. Смерть наступила мгновенно.



Виктор Черецкий: Несколько лет назад Бальтасару Гарсону довелось заниматься делом бывшего российского медиа-магната Владимира Гусинского. Дело Гусинского попало к Гарсону случайно. Он просто дежурил в суде, когда туда доставили арестованного, по просьбе России, олигарха. По словам доверенного лица Гусинского испанского адвоката Доминго Пласаса, Гарсон отнесся с пониманием к россиянину и особо не докучал допросами.



Герой эстонского демократического движения Март Никлус.



Ирина Лагунина: Президент Эстонии Томас Хендрик Ильвес сегодня подписал указ об исключении из списка награждаемых 24-го февраля государственным наградами – в данном случае орденом «Белой звезды» - имя судьи Юри Паапа. На прошлой неделе борец за свободу Март Никлус направил президенту Эстонии открытое письмо, в котором просил сообщить, кто представил Юри Паапа к награждению орденом „Белой звезды“ четвёртого класса. В свое время Паап, будучи народным судьей Эстонской ССР, подписал постановление об аресте Никлуса. В своем письме Никлус напомнил президенту Ильвесу слова, сказанные Ильвесом же год назад в адрес своего предшественника Арнольда Рюйтеля. Ильвес сказал тогда, что "эстонское государство, награждая орденами красных деятелей, тем самым превозносит многолетнюю карьеру в КПСС". С Мартом Никлусом беседует Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Сегодня у меня очень редкий собеседник - эстонец Март Никлус. Это имя в Эстонии известно каждому, он вместе с Эрном Тарта и Эриком Удомом был ранним провозвестником эстонского национально-демократического движения. Это движение в Эстонии стало заметным явлением лишь с начала 80 годов. К тому времени Марк Никлус уже провел более восьми лет в советских политических лагерях именно за независимую демократическую Эстонию. До начала 80 годов таких людей в Эстонии было малая горсточка. Никлус, Тарта и Удом вызывали восхищение своих соотечественников, но долгое время оставались аутсайдерами. Однако, поздно начавшись, эстонское национально-демократическое движение очень быстро стало массовым. К концу 80 годов требование признания незаконным присоединение Эстонии к Советскому Союзу, которое произошло на основании тайного сговора Сталина и Гитлера, оформленное так называемым пактом Молотова-Риббентропа, это требование стало поистине всенародным.


Сейчас Эстония является независимом государством - в этом огромная личная заслуга Марта Никлуса. Встретившись с ним, я не могла не попытаться узнать, как он оценивает перемены, произошедшие на его родине.



Март Никлус: Я эстонец, бывший обитатель ГУЛАГа. По образованию я биолог-зоолог, окончил тартуский университет по этой специальности. Но по специальности никогда в жизни не работал, поскольку сразу после окончания университета меня арестовали.



Людмила Алексеева: Сколько лет вы провели в ГУЛАГе?



Март Никлус: В общей сложности более 16. Четыре раз был арестован и вышел из ГУЛАГа последний раз в 1984 году.



Людмила Алексеева: Скажите, что изменилось в Эстонии с тех пор, как она вышла из состава Советского Союза и стала самостоятельным государством?



Март Никлус: По внешнему виду очень много изменилось. Очень много строится, в городе Таллинне появилось много небоскребов. Политически до последнего времени у нас власть оставалась в руках бывших строителей коммунизма. Лишь в прошлом году мы получили такого президента Эстонской республики, который не имеет красного прошлого. До сих пор у нас находился пор власти старый воспитанник компартии, и многие министры и другие государственные деятели имеют красное прошлое.



Людмила Алексеева: И это чувствуется?



Март Никлус: Чувствуется все время. Потому что воспитанники компартии остались теми, кем были. Они, конечно, о коммунизме ничего не говорят уже, о советской власти ничего не говорят, об антисоветской деятельности, как будто не было вообще. Говорят лишь о восстановлении независимости. Остались при власти по-прежнему воспитанники компартии, политические хамелеоны, которые раньше хвалили советскую власть, а сейчас в церкви ходят, патриотические речи читают нам и нашим сине-бело-черным флагом машут.



Людмила Алексеева: А вы считаете, что нужна не только независимость, но и избавление от советского режима? Ваши лагерные сроки вы получили именно за сопротивление советскому режиму, советизации. И вы считаете, что избавление от советского режима до сих пор не произошло?



Март Никлус: Слава богу, в прошлом году мы получили другого президента, который раньше работал в редакции эстонских передач радиостанции Свободная Европа и который совершенно по-другому настроен, и первые шаги перемены власти уже можно заметить.



Людмила Алексеева: В чем они, эти перемены?



Март Никлус: Они выражаются так, что у нас очень тесные контакты с другими государствами. Недавно Эстонию посетила королева Англии Елизавета Вторая, президент Буш и многие другие, не говоря уже о президентах других балтийских стран, стран Балтии.



Людмила Алексеева: В России многие считают, что если в советское время эстонцы обижались на русификацию, то сейчас в Эстонии очень обижают русских. Что вы по этому поводу скажете?



Март Никлус: Никто русских в Эстонии не ущемляет. Если им не понравятся наши порядки, наши эстонский язык, который является государственным языком, любой русский может покинуть нашу страну, возвратиться в Россию, где, как мы предполагаем, никто прав человека не нарушает. Они почему-то не хотят. В чем здесь причина?



Людмила Алексеева: Чем вы это объясняете?



Март Никлус: Я объясняю тем, что уровень жизни и прав человека у нас куда больше, чем в России. У нас есть русские школы, русская печать, русские передачи по телевидению, русское общество есть и русский язык преподается в эстонских школах наряду с другими иностранными языками. Я удивляюсь только тому, когда к нам придут американские миссионеры, мормоны и другие из Англии, Америки, Германии преподаватели университетов и так далее, они усваивают быстро эстонский язык. А те русские, которые родились в Эстонии, десять слов не знают. В чем здесь причина? Это неуважение просто к нашему государственному языку. И только обвиняют, что мы шовинисты, что мы русофобы, что у нас в Эстонии нацизм есть и так далее. Что это такое? Малый народ, мы владеем несколькими языками, а некоторые русские, даже образованные, грамотные люди кроме русского языка никакого другого не знают.



Людмила Алексеева: Давайте поговорим о нынешнем политическом устройстве Эстонии. У вас есть парламент. Что он собой представляет?



Март Никлус: У нас будут выборы нового парламента в марте месяце. До сих пор у нас были различные фракции и примерно половина членов парламента тоже были воспитанниками в былые времена компартии.



Людмила Алексеева: А чем вы объясняете, что их выбирали в парламент?



Март Никлус: Политической несознательностью населения, отсутствием высокой политической культуры. Люди еще в старых привычках находятся. Кандидаты на выборы в представительные органы, в парламент выбираются по прическам. Кого лицо по телевидению чаще показывают, кто приятнее улыбается, машет руками и так далее - этого обязательно надо. Поэтому выбирают в парламент часто актеров, спортсменов. Представьте себе, дважды у нас были министры юстиции, которые юридического образования не имеют. Даже высшего образования не имели. У нас был министр сельского хозяйства, который не имел сельскохозяйственного образования, какой-то историк. У нас министром обороны был бывший парторг общества писателей.



Людмила Алексеева: Как вы относитесь к тому факту, что Эстония вместе с Латвией и Литвой стала членом Европейского союза?



Март Никлус: Есть положительные стороны, свободно можно путешествовать, визы не требуется. А с другой стороны, подорожание жизни, все стало дороже. А у нас бедных людей все-таки много.



Людмила Алексеева: То есть вы относитесь к этому неоднозначно?



Март Никлус: Есть сторонники, есть противники. Некоторые говорят, что с того времени, как мы вступили в Европейский союз, ничего лучше не стало. Вот, пожалуйста, всеобщая забастовка медработников, работников транспорта и учителей, которой в истории Эстонии никогда раньше не было. Зарплата мизерная, не ходит нога в ногу с повышением цен. И люди думают, что это в связи с тем, что мы вступили туда. У нас цены европейские, а зарплата никак не догонит уровень. Поэтому есть несогласие и люди очень недовольны.



Людмила Алексеева: Вы нечастый гость в передачах на Россию. Что хотели бы сказать от себя нашим радиослушателям?



Март Никлус: Я имею среди русских от былых времен очень много приятелей, соратников, единомышленников. Думаю, что надо возобновить контакты с ними в Москве или в Пермской области, где я кода-то сидел. Желаю вам успехов!



Людмила Алексеева: Как вы могли убедиться, Марк Никлус и сейчас бунтует, несмотря на преклонный возраст и тяжкие жизненные испытания. В его характере по-прежнему сочетается сочувствие к людям и требовательность к власть имущим, безотносительно к их национальности. У этого человека поразительная чувствительность на справедливость и несправедливость, на правду и ложь. Посвятив всю свою жизнь без остатка своей родине, своему народу, он ни в каком качестве не вошел во власть, когда Эстония обрела самостоятельность, он по-прежнему критичен по отношению к существующей системе в стремлении к ее совершенствованию. Вот таков Марк Никулс, национальный герой Эстонии.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG