Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бунт в дагестанской милиции: «они могут меня уничтожить, но я не боюсь»


«В наших рядах очень много предателей сейчас появилось, восемь сотрудников ОМОНа уже выявлены, уже находятся в розыске, соучастники этих террористов, бандитов»

«В наших рядах очень много предателей сейчас появилось, восемь сотрудников ОМОНа уже выявлены, уже находятся в розыске, соучастники этих террористов, бандитов»

Конфликт между рядовыми сотрудниками правоохранительных органов Махачкалы и руководством министерства внутренних дел Дагестана перешел в открытое противостояние. Милиционеры второго полка патрульно-постовой службы вышли в четверг на утренний развод с транспарантами. Они требуют покончить с коррупцией, добиваются отставки руководства МВД Дагестана. Приказы прибывшего в полк заместителя министра внутренних дел республики милиционеры попросту игнорировали. Когда страсти накалились, произошла потасовка. Журналисты стали говорить о мятеже в дагестанской милиции. Сами же участники акции предпочитают называть произошедшее бунтом.


Подробности происходящего в интервью Радио Свобода рассказал заместитель командира второго полка патрульно-постовой службы милиции УВД Махачкалы Абдурашид Бибулатов:


- Мятежа никакого не было. Единственное, такой небольшой бунт. Инцидент произошел из-за того, что руководство министерства в лице заместителя своими нетактичными, противозаконными действиями спровоцировало вот этот бунт сотрудников милиции личного состава второго полка, где в строю стояли более 250 человек.


- В чем этот бунт выражался?


- Фактически в республике имеется профсоюз правоохранительных органов. Мы создали инициативную группу. Вот, помните, в Каспийске случай был, прямой телемарафон с президентом?


- Это тот случай, когда вы пытались задать вопрос президенту?


- Да, я хотел задать вопрос президенту. К сожалению, мои же коллеги, по указанию министра, не пустили меня к площадке, где проходил телемарафон. В отношении меня была применена физическая сила. Я обращался во все инстанции. Соответственно, я правды не мог добиться.


- Вы послали Путину SMS сообщение: «Уважаемый Владимир Владимирович! Когда вы избавите милицию, народ Дагестана от Пиночета в лице министра внутренних дел Дагестана? Неужели вам не докладывают, как он окончательно разваливает систему органов внутренних дел в Дагестане?» Это ваши слова были?


- Все правильно, это были мои слова.


- В итоге вам не дали задать вопрос президенту, и, более того, в отношении вас была проведена служебная проверка, и вас предупредили о неполном служебном соответствии?


- О неполном служебном соответствии предупредили.


- Но конфликт этот не затух, он продолжается и вылился в этот бунт в полку?


- После ущемления моих конституционных прав тогда, 25 октября, ко мне многие сотрудники обращались. Обратился председатель профсоюза. Предложили создать первичную, так сказать, ячейку профсоюзную у себя в полку. И вот более 140 сотрудников вступили в республиканский профсоюз правоохранительных органов. Мы планировали проведение митинга на площади. Профсоюз наш работал подпольно. Произошла в определенной степени, видимо, утечка информации. Со всех сторон на инициативную группу, в первую очередь на председателя профсоюза, нашего ветерана, начали оказывать морально-психологическое давление, приглашали в разные кабинеты руководителей республиканского уровня, в том числе меня пригласили в кабинет начальника УВД. Министр пригласил меня, другого полковника, Лабазанова, тоже на ковер вызывали, чтобы мы отказались от этого профсоюза и от проведения митинга.


- Против чего выступают ваши сотрудники, сотрудники милиции? Какие требования вы выдвигаете - политические, экономические, социальные?


- Неправильная кадровая политика у нас в Дагестане. Каждая должность продается, каждое звание продается, постоянно личный состав находится на усиленном варианте [несения службы], переработка часов. Если по трудовому законодательству предусмотрена 40-часовая рабочая неделя, а наши сотрудники 100-120 часов работают в неделю. Из-за этих нагрузок сотрудники доведены до предела. Некоторые не выдерживают, самоубийством оканчивают... Недавно подполковник себя убил, взорвал членов семьи, четверо погибли. Недавно прапорщик, работник ГАИ, застрелил жену, сам застрелился. Буквально сегодня случай: в Ногайском райотделе застрелился опять-таки работник милиции. Многие боятся, не могут так решительно слово в слово сказать. Тут же и насчет обеспечения жильем, насчет выплаты различных денежных компенсаций, материальной помощи, квартирные, проездные, детские пособия - всесторонние ущемления идут работников милиции. Получается, милиционер Дагестана абсолютно бесправен.


- Вы выражаете свое личное мнение или все-таки так думают многие ваши сотрудники?


- Это мнение 80-90% личного состава милиции Дагестана. И народа Дагестана. Потеряно доверие к милиции. 80% граждан нас ненавидят благодаря этому руководству. Вы представляете, что это такое?


- У меня есть официальная реакция вашего руководства. Заместитель министра внутренних дел Дагестана, начальник штаба МВД Магомет Газимагомедов опроверг сообщение о якобы произошедшем в четверг бунте во втором полку патрульно-постовой службы в Махачкале. «Никакого стихийного бунта во 2-м полку патрульно-постовой службы в Махачкале не было», - сказал замминистра.


- Он наглым образом врет. Бунт состоялся у нас, по дагестанским каналам уже передача прошла.


- Можно ли говорить, что сейчас противостояние милиционеров Махачкалы и руководства МВД республики достигло своего пика?


- Даже критического состояния достигло.


- Во что это может вылиться?


- Этот инцидент - бунт, где милиционеры вынуждены были категорически игнорировать заместителя министра. Милиционеры, сержанты, представьте себе, полковника игнорируют. Руководство попыталось не допустить прессу, телевидение к тому, что происходило. Соответственно, работники милиции защитили эту прессу и дали им возможность снять то, что происходило. А эти заместители министра поднялись на второй этаж, попрятались в кабинетах и через окна смотрели, дальше что происходило.


- Но, может, это можно списать на горячий кавказский характер? Ведь в других российских регионах милиционеры тоже не очень хорошо живут, те же проблемы с деньгами. Или все-таки у вас это все в очень таких масштабах сильных?


- В Дагестане, коротко сказать, в милицейской системе происходит беспредел до невозможности.


- Вы считаете, что с уходом министра внутренних дел, его окружения ситуация разрядится?


- Если министр уйдет, его команда уйдет, их места займут достойные руководители, категорически, на 380% отношение работников милиции может измениться к службе в лучшую сторону, и ситуация тоже улучшится.


- Хочу вам признаться, что не знаю другого такого сотрудника милиции, который бы вот так открыто выступал против руководства, против министра внутренних дел. Вы не боитесь, что вас все-таки уволят или каким-то образом вы будете вынуждены отказаться от дальнейшей борьбы?


- Я абсолютно не боюсь. Единственное, они могут меня уничтожить физически. Об этом личный состав беспокоится и предлагает мне обеспечить своими же силами охрану по месту жительства и сопровождение во время работы. Я категорически отказался от этого.


- Сложно говорить в такой ситуации о какой-то криминогенной обстановке в Дагестане, если милиция занимается выяснением отношений со своим начальством. Кто же борется с преступностью ?


- В том-то и дело, только показухой занимаются. Реально с преступностью это руководство не борется. В наших рядах очень много предателей сейчас появилось, восемь сотрудников ОМОНа уже выявлены, предателей, уже находятся в розыске, соучастники этих террористов, бандитов. Это благодаря чему они могут попасть в наши ряды? Благодаря тому, что у них достаточно финансов, они покупают этих же руководителей, и потому им легче устраиваться в милицию.


XS
SM
MD
LG