Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возвышение Сергея Иванова и Рамзана Кадырова



Владимир Кара-Мурза: Сегодня приступил к работе обновленный кабинет министров, где пост первого вице-премьера занял отставной министр обороны Сергей Иванов, а кресло заместителя министра юстиции разжалованный президент Чечни Алу Алханов. Об их преемниках на стратегических постах беседуем со Станиславом Тереховым, председателем Союза офицеров России. Как офицерство восприняло перемены в руководстве оборонного ведомства?



Станислав Терехов: Оценивает оно, только с точки зрения я могу говорить Союза офицеров, съезд которого состоится завтра на Комсомольском проспекте 13. Мы оцениваем однозначно: если министр обороны, который имел прямое отношение к силовым структурам, стал гражданским лицом, имею в виду Иванова, передал, я считаю, а не ему передали, инициативу совершенно лицу, которое не имело никакого отношения к военным проблемам, к армии. Он 62 года рождения, 43 года. Срочную службу прослужил, где-то какие-то курсы гражданские закончил, занимался коммерцией, закончил юридический факультет и вдруг стал министром обороны, я как офицер лично свою позицию выражаю – это, наверное, или издевательство или просто-напросто непонимание, мягко говоря, ситуации, которая может быть воспринята этим назначением всем офицерским корпусом страны. Плохое решение, неправильное решение, вредное решение и исключительно провоцирующее на то, кто его готовил, чтобы добиться других целей.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», удивлен произошедшими кадровыми переменами.



Александр Проханов: Состоялось два экстравагантных назначения. Рамзан Кадыров вытеснил из политики президента Алу Алханова. Я полагаю, что это назначение - результат назревших и раздиравших исполнительную власть Чечни внутренних противоречий персональных и тейповых, клановых. Эта конфликтная ситуация во взрывоопасной Чечне продолжаться больше не могла и централизация чеченской власти в руках Кадырова стабилизировала этот конфликт. И в этом смысле это деяние выгодное сегодняшней все еще неустойчивой России. Что касается странной экстравагантной перемены в правительстве России, то трудно высказаться определенно. Вдвойне нелогичным является назначение на должность министра обороны человека, не связанного с военной деятельностью, в период, когда Путин мюнхенского своего выступления пообещал американцам ассиметричный военный ответ. Нельзя же всерьез предполагать, что назначение Сердюкова на пост министра обороны и есть тот самый ассиметричный и абсолютно алогичный неадекватный ответ.



Владимир Кара-Мурза: А как можно оценить итоги предыдущего министра, ставшего первым вице-премьером, Сергея Иванова?



Станислав Терехов: Сергей Борисович Иванов взял на себя роль первого гражданского министра обороны, впервые за последние века российской истории. Видно, он на что-то рассчитывал, реформы и прочее. Реформ не было, были определенные движения, были возможности финансовые, увеличение бюджета военного – это было, но не было самого главного, за что бы офицеры его подняли, поддержали - это их социальная защита. Офицеры – люди, которые идут в армию не для зарабатывания денег, а для защиты родины, для того, чтобы страна в их лице чувствовала себя защищенной. А если под общую монетизацию и офицеры лишались всех и вся льгот, они лишались элементарных надбавок и то, что заслужили своей службой, я не говорю о Чечне, Афганистане, они всегда были ущемлены своей службой. И вдруг они приравнялись к тем, кто может спокойно мести двор, ходить на службу от звонка до звонка. Здесь получилось, что он сдал офицеров, их семьи. Хотя я не могу сказать, что он совсем был таким, что его можно со всех сторон. Он дитя этого режима, он порождение того, что мы получили после ельцинского режима. Если не изменится после этой ситуации что-то в стране, то ничего не изменится. Правильное было принято решение с точки зрения прагматизма, Иванов должен был уйти и он ушел.



Владимир Кара-Мурза: У Виктора Баранца, полковника запаса, военного обозревателя «Комсомольской правды», бывшего пресс-секретаря министра обороны, много вопросов к новому министру.



Виктор Баранец: Если бы была возможность, я бы спросил у Сердюкова: Анатолий Эдуардович, когда с вами беседовали о назначении на этот пост, вы подумали, что за вашей спиной почти полторы тысячи генералов, десятки тысяч офицеров, можно сказать, сотни. Вы подумали, что они думают о том, кто ими будет руководить? Я не хочу хвастаться, я 33 года прослужил в армии, у нас есть люди, которые по сорок лет прослужили в армии. И я вам скажу, что есть генералы, у которых есть боевой опыт. И я уверен, что они честно сказали бы: Владимир Владимирович, не потяну. Если начал уже так называемые реформы Иванов, то на его место должен придти человек, который стоял за его спиной. У нас приходит мебельщик.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, что совершенно неслучайно у нас появилась такая система, что назначение на руководящих посты непрофессионалов. Мне кажется, здесь преследуется такая цель, во-первых, хорошо иметь управляемых людей на таких постах, чтобы было рыльце в пушку и человек некомпетентен. К вашему гостю у меня вопрос: хотелось бы, чтобы он прокомментировал состояние нашей российской армии сейчас.



Станислав Терехов: Собственно говоря, что комментировать? Что изменилось в течение десяти лет? Армия, в которой была объявлена реформа, она стала профессиональной? Не стала. Стала контрактной? Тоже не стала. Все наполовину. Была настоящая профессиональная армия, когда офицеры кадровые составляли ее костяк. Идеал - советская армия, которая победила в Великой отечественной войне. Второе: сегодня кто победил в Чечне? Победил не русский офицер, победили те, кто ведут эту политику передачи силовых структур Кадырову Рамзану. Алханов, президент настоящий, вдруг подал в отставку. Сын Кадырова заявляет, что все взял свои руки. Но это детали. По-настоящему армия тогда сильна, когда ею руководит профессиональный военачальник высшего ранга. Есть ли у нас такой сегодня? Сегодня назначили Сердюкова, налогового инспектора, бывшего бизнесмена. Что он сделает - ответьте сами это вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Чеченский политолог Руслан Мартагов, бывший консультант фонда «Антитеррор», считает, что поддержка Рамзана Кадырова - путь к новой чеченской войне.



Руслан Мартагов: Одно время мы вооружали и финансировали Дудаева, мы получили первую чеченскую войну. Потом опять мы вооружали и финансировали Масхадова, мы получили вторую чеченскую войну. Сегодня мы вооружаем и финансируем того же Кадырова и это при том, что кроме денег никакой привязки к государству нет. Как только закончатся деньги или рука Путина уйдет с плеча Кадырова и переместится на другое место, все, те, кто сегодня у власти, у них ничего другого не остается, потому что отсутствие власти - это для них подобно смерти. Их просто поставили в такое условие, что они волей или неволей рано или поздно, но должны будут выступить против, как бы они этого ни хотели.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Сначала реплика, а потом вопрос. Сначала, видя Иванова сегодня и видя его репортажи по телевидению, человек очень старался. Старался и перестарался. Сегодня, когда совещание в обновленной форме, я посмотрел на Иванова и мне показалось, что он сидит не в своей тарелке. Вопрос к Терехову: три пункта, были бы вы сейчас министром обороны России, что бы вы сейчас сделали?



Станислав Терехов: Вы меня высоко вознесли, спасибо за это. С Ивановым сравняли. Я никогда не занимал никаких должностей высоких, не был депутатам. Отвечу, что бы я сделал. Во-первых, поставил бы на всеобщую воинскую обязанность. Каждый молодой человек в стране должен пройти воинскую службу. Контрактники они были и есть прапорщики. Профессионалы в армии только офицеры. И третье – престиж армии моральный и политический. Офицер, кадровый военный – это цвет общества. Девушки всегда были за молодыми курсантами, женщины всегда благотворили офицерский корпус во все времена. А страна поднимала свой престиж рождением и прежде всего национальной, сейчас нет этой идеи, державностью. Великой страной тогда можно быть, когда у нее сильные два друга – армия и флот. Сейчас этого нет. Сейчас игры идут, политические интриги и будущие президентские и думские выборы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Только началось назначение и уже везде поднялся шум. Я в связи с этим хочу вспомнить аналогичную историю, когда министром обороны назначали Дмитрия Федоровича Устинова. То же самое была заваруха, генералы протестовали, он был гражданское лицо. И даже Брежнев ездил в генералитет, успокаивал, уговаривал и внедрял его. Это первое. И все-таки Дмитрий Федорович справился. Если взять Сердюкова, Путин сказал, что Генштаб будет руководить армией, а этот будет хозяйство вести, финансирование.



Станислав Терехов: Я вам отвечу, что Устинов всегда был военным человеком. Он вначале руководил военно-промышленным комплексом и знал войну лично, он же был участником всех событий 41-45 года. Поэтому Устинова не надо трогать – это был человек чисто армейской ряды и из нее вышел. А что касается сегодняшнего дня, то это интриги. Вы правильно сказали, вывели на орбиту спутник, который упадет, я уверен, что Сердюков – это временная фигура, завтра сдадут. Завтра - это будет через месяц, через два, через три, как решат. Решили проверить, кстати, нас с вами, дорогие радиослушатели, как мы воспримем это назначение. И собственно, как мы воспримем, что в армии будет происходить дальше. Одно дело, речи произносить, а другое дело - назначать руководителей, которые должны руководить или заниматься своим делом в своих сферах, где они профессионалы. Нет этого, значит нет человека на этом месте. Плевок нам всем в душу.



Владимир Кара-Мурза: На прошлой неделе мы обсуждали доклад ныне отставленного министра Сергея Иванова в думе. Какое впечатление он на вас произвел?



Станислав Терехов: Собственно, я в думе не был, когда он говорил, я не думский депутат. Но я встречался с депутатами, слышал их мнение, и Илюхина, и других товарищей. Самое удручающее. Видно, он знал, что покидает этот пост, готовился к другим своим свершениям и ему было, собственно говоря, наплевать, что о нем думают депутат. На его месте я бы тоже так думал, мягко говоря, если бы знал тех депутатов, которые его слушают. Пора менять депутатский корпус, пора менять всю систему назначения, переназначения. Если не хотят общество слушать, значит они, собственно говоря, все решили за нас. И назначения - это плевки нам в лицо. Если мы вытрем рукой своей, значит мы достойны того. Если мы скажем свое мнение, надеюсь, мое мнение будет услышано, значит мы скажем - хватит нами манипулировать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тульской области от Евгения Александровича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я офицер запаса и я расцениваю назначение Сердюкова министром обороны как издевательство и насмешку над здравым смыслом. И кстати, я считаю, что это не первое назначение дилетанта на такую высокую должность. До этого уже было назначение Зурабова на должность министра здравоохранения, хотя он очень далек от медицины. Вопрос к Станиславу Терехову: не считаете ли вы, что этим назначением Путин воплощает мечту Ленина о том, чтобы кухарка управляла государством?



Станислав Терехов: Елки-палки! Кухарка - это да, но когда налоговик управляет армией - это вообще выше, чем кухарка даже. Я извиняюсь, что я пошутил. Я с вами полностью согласен, общий принцип как раз воплощается сегодня, его нельзя допустить. Мы с вами вместе должны выразить общую позицию. Завтра состоится съезд Союза офицеров, он выразит ее четко и ясно – хватит издеваться над армией, хватит издеваться над обществом, хватит вообще над офицерами издеваться, я говорю с точки зрения Союза офицеров. Если вы что-то хотите решить, то вы должны прежде всего опираться на общественное мнение в стране, я имею в виду назначение, на офицерскую общественность, которую вы понизили до нуля. И в конце концов, если вы так издеваетесь, мы должны выразить свое мнение активным образом. Если вы поддерживаете это, давайте по всей стране провозгласим этот тезис, что мы имеем свое мнение, мы хотим жить в своей стране, хотим хозяевами быть в своей стране и мы хотим, чтобы наша армия защищала нас, а не налоговики и не бизнесмены, которые без году неделя, в 43 года, не имея к армии никакого отношения, ей руководили.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. У нас уже было время, когда армией подряд командовали гражданские лица – это адвокат Керенский и партийный публицист Троцкий. Не означают ли эти последние назначения, что президент Путин так же доверяет офицерскому корпусу, как революционная демократия доверяла офицерскому корпусу бывшей императорской армии?



Станислав Терехов: С вами не согласен. Керенский и Троцкий были публичные политические лидеры и ораторы, они были ставленниками тех сил, кто их поставил на эти посты и выполняли как рупоры их волю. А кто сейчас выполняет волю тех сил? Если это Сердюков, я ему не завидую. Анатолий Эдуардович, уходи в отставку и быстро, иначе тебя сомнут, сожрут и уничтожат, политически, конечно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая Андреевича.



Слушатель: Добрый вечер. Я имел десятки лет отношение к военной службе и хотел бы вот что сказать. Конечно, такое назначение министра обороны кажется абсурдом. Но я далек от мысли, что президент здесь проявил незрелость. Смысл в этом надо какой-то искать. И как версия можно предположить: его речь в Мюнхене, очень правильная, которая способна была и, наверное, вызовет определенную реакцию Запада.



Владимир Кара-Мурза: Вы усмотрели контраст в такой агрессивной манере речи в Мюнхене и такой беззубой кадровой перемене?



Станислав Терехов: Это, наверное, усмотрел любой ребенок, который в политике хоть что-то понимает. Так сказал сильно, достойно в Мюнхене, лично я поддерживаю то, что сказал Путин в Мюнхене, при всех других несоответствиях и несогласиях, и вдруг такие кадровые совершенно глупые, я считаю, вредные перестановки и изменения. Видно, министр обороны США Гейтс новый оказался более влиятельным, чем Иванов. Иванова подвинули туда, чтобы он не делал того, что он хотел и пытался сделать для этого. Я уже дал оценку достаточно негативную. Но при всем, что он сделал и не сделал, это было большее, чем другие министры обороны. Он шесть лет держался на этой должности, шесть лет тянул этот воз, тяжелый воз. Армия - это очень сложная машина, и она не дает ничего, если нет войны, или выигрываешь или проигрываешь. А в мирное время только одни негативы. Я сам служил в армии почти два с половиной десятка лет. Иванов взял на себя эту ношу, надеясь, что она ему принесет, скорее всего не надеялся на это, но взял на себя, здесь ему плюс. Но когда он понял, что в преддверии президентских выборов это будет только минус, он ушел. И здесь, самое главное, надо был соизмерить свои возможности со своими силами.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Андрей Савельев, член фракции «Родина», опасается роста сепаратизма в стране.



Андрей Савельев: Передача власти Рамзану Кадырову в преддверии катастрофы государственности, она планируется нынешней властью через возбуждение сепаратизма. Закрепление договора с Татарстаном и переход к договорной федерации уже начался. Следующей на очереди будет Башкирия, а Кадыров, безусловно, встанет в эту же очередь сепаратистов, также будет подписывать договор с Путиным. Я думаю, это способ ликвидации нынешней государственности с тем, чтобы выборы 2008 года, выборы нового президента ровным счетом ничего не значили, чтобы власть осталась в руках тех, у кого она находится сегодня. Это разыгрывание той же карты, которая была в свое время разыграна большевиками для разрушения государственности, и та же карта, которая была разыграна Ельциным, когда он боролся Горбачевым. Необходимо было уничтожить Советский Союз для того, чтобы быть полновластным и единовластным властителем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер всем в студии. У меня вопрос гостю Владимира: у писателя-фантаста Александра Беляева есть произведение «Продавец воздуха». Вот в России продано все, не додумались, как нам воздух продавать, а вы ратуете за всеобщий призыв. У меня вопрос: а кого собственно защищать должна такая армия?



Станислав Терехов: Что нужно ответить, кого должна защищать армия? Армия всегда и всюду защищала собственную родину, собственный народ. А если армия деградирует и ее ставят в положение ниже гражданского общества, я считаю, что армия должна быть выше гражданского общества, потому что она его защищает, а не общество армию, значит надо на армию все и вся, что имеет страна сегодня. Ваш эмоциональный вопрос я до конца не понял, но вас уверяю, что если продолжится политика только нагнетания, в бюджет денег вроде бы много, а мы знаем, что с прошлым годом было, что с нынешним годом - это 2,5-2,7% валового национального продукта. Нормальная армия должна существовать тогда, когда в нее вкладывают 3,5 - это гораздо больше в миллиардах. Нет сейчас заботы об армии по-настоящему.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Я человек далекий от армии и, конечно, смешно человека абсолютно чуждого армии назначать на такой пост. У меня два маленьких вопроса: отразится ли это на реформах будущих по призыву в армию? И современное мнение офицеров, наверное, вы с ним встречались, о новом значении?



Станислав Терехов: Насчет последнего, я уже ответил на этот вопрос. Сердюков Анатолий Эдуардович, 62 года рождения, занимался всю свою практически сознательную жизнь коммерцией - мебель и прочее. Потом был назначен зам начальника налоговой инспекции, последние три года руководил ей. Все, что он имеет за 43 года своей жизни. Что он может сделать армии? Ответьте сами на этот вопрос. Комментировать не буду, я уже отвечал на это. На первый вопрос отвечаю: плевок в лицо офицерскому корпусу. Ничего не будет здорового, ничего не будет нормального, если назначают по каким-то схемам многоходовым. В шахматы играете, значит поймете. Хотя бы на два хода, на три хода надо предвидеть. Мое мнение, что его снимут через несколько месяцев и поставят другого. А это пешка в многоходовой политической игре.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Муслима.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу поздравить Терехова с наступающим праздником. Вы посмотрите, в Ираке кто воюет – все нации и национальности. Нравственность, умеющая ходить только на религиозных костылях, начинает хромать, когда лишается их. А мы развалили советскую армию родную.



Станислав Терехов: 23 февраля выходим все не под знаменами партии, а под знаменами советских офицеров, русских офицеров. И для того, чтобы обозначить свою позицию, уже дали повод те, кто произвели переназначение в высших эшелонах вооруженных сил. И выразим свою позицию общую, а не только по радио.



Владимир Кара-Мурза: Журналист Владислав Шурыгин, заместитель редактора газеты «Завтра», разочарован в прежнем министре Сергее Иванове.



Владислав Шурыгин: От Иванова ждали очень многого, все знали, что к руководству Министерства обороны пришел один из любимцев президента, с его именем многие связывали очень большие надежды, особенно после того, как достаточно долго он занимал кресло председателя совета безопасности и, конечно, с ним связывались надежды на возрождение армии. Шесть лет, которые прошли, за которые, собственно говоря, не изменилось ничего, кроме очередной кадровой войны. Кто-то за него проголосует, кому при нем были вручены звания, награды, кто при нем достиг каких-то высот. А для большинства Иванов будет чиновником, среди которых придется выбирать. Другое дело, если другие чиновники будут еще более серыми, еще более блеклыми, то, конечно, в этом случае многие военные проголосуют за Иванова. Но не потому, что он был хорошим министром обороны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Евгении Витальевны.



Слушательница: Добрый вечер. Я, конечно, не помню того времени до 17 года, но помню еще было такое понятие «офицерская честь» при советской власти. Армия же не первична, как можно быть понятие офицерская честь, когда армией управляет вор. Это не мое утверждение, это Медведев сказал, что вдруг обнаружилось, что у нас воры. И что в такой ситуации может армия, что может Иванов, что может кто-то другой? Или вы хотите военный переворот сделать? Но мне кажется, у вас и для этого сил нет.



Станислав Терехов: Конечно, нет, вы правы. И военный переворот грозит кровью и несчастьями для страны. Вы осознали эту позицию, дай бог, чтобы ее осознали другие. Мы сегодня ведем диалог в прямом эфире Радио Свобода, чтобы вы поняли: никаких переворотов не надо, надо только понять людям, военным, вам, гражданским, женщинам, мужчинам, что нами манипулируют, из нас делают пешки в крупной политической игре. Если вы это понимаете – значит вы достойные люди, если не понимаете – ваш грех, несите его на себе до конца.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.



Слушатель: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, Станислав. Вчера Алкснис передал, такую вещь сообщил, что сказали, что знамена меняют, на которых мы присягали служению родине. Это какой-то кошмар. Я постоянно был связан с военно-промышленным комплексом и хорошо знаю эту структуру, очень хорошо. И от маршала Гречко и до маршала Язова больше министров для нашей армии не видел.



Владимир Кара-Мурза: Рассказал вчера депутат Виктор Алкснис о том, что он задал вопрос министру Иванову на думском правительственном часе о том, что будут ли заменены знамена якобы обветшавшие на новые триколоры.



Станислав Терехов: Иванов, конечно, сделал крупнейшую политическую ошибку, уходя на новый виток высший и дав согласие, без его согласия президент не подписал бы такой указ, естественно, он совершил крупнейшую ошибку. Сейчас все ветераны, все офицеры, которые прослужили десятки лет в советской армии, все те, кто считают эти знамена победными, они такие были и остаются. Заменить на какие-то непонятные квадраты, я в курсе этих событий. Он уже оставил нехороший последний след, будучи министрам обороны. Мне непонятно чисто психологически, как он согласился на это. Наше мнение такое: на съезде Союза офицеров завтра будет принято обращение ко всем ветеранам, ко всем военнослужащим, ко всем тем, кто связан с армией именно под знаменами. Какая разница, красные они были еще во времена Куликова поля. И здесь менять, значит соглашаться с той линией, с тем давлением, которое оказывают на нас внешние политические противники. Мюнхенская речь путина – это одно, а действия – это другое. Категорически против смены знамен – сразу заявляю, Союз офицеров категорически против смены знамен нашей армии. Это исторически столетняя история нашей армии и так походя, всуе, втихаря принять указ – это просто очередное издевательство над нашим армейским военным самосознанием. Вот наше мнение я выражаю от имени Союза офицеров, которое будет принято завтра на съезде Союза офицеров.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Андрей Головатюк, член думского комитета по обороне, полковник запаса, считает Иванова идеальным будущим президентом.



Андрей Головатюк: Если Сергей Борисович будет баллотироваться в президенты, я думаю, что армия будет за него. За то время, пока он был министром обороны, он завоевал определенный авторитет у всего личного состава, особенно у офицеров. Стала стабильно выплачиваться денежное довольствие, наметился прогресс в обеспечении жильем, наметился прогресс в поставке вооружений, военной техники в воинские части. В принципе облик его сложился положительный.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра Васильевича.



Слушатель: Добрый вечер. Я хотел обратить внимание, что для того, чтобы расстреливать школу в Беслане использовали танки армии. Но тогда командовали этими танками эфэсбешники. В данном случае назначение новое предусматривает командование армией также против народа. Слава богу, что среди генералов не нашлось таких, как новый назначенец, для исполнения этих целей.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, на безрыбье назначили нового министра, поскольку генералы отказались служить?



Станислав Терехов: Я уже ответил на этот вопрос. Уточняю, что Сердюков Анатолий Эдуардович – это временная фигура буквально месячного срока, буквально через короткое время он будет заменен другим лицом. А сейчас надо было или возбудить общественное мнение, прежде всего армейское или там быдла находятся. Вы же не быдло, в конце концов, чтобы воспринимать такой плевок. Президент, если он самостоятельно мыслил, ввели в заблуждение, если несамостоятельно, просто подставили. И получается, что верховный главнокомандующий следует каким-то таким комбинациям шахматным, в которых он не способен по определению мыслить. Нельзя было чисто психологически это делать. Нельзя было это делать политически, потому что наша политика после его мюнхенской речи воспринята была положительно. И тут же, видать, окрик. Откуда он? Ясно, откуда. Приструни себя, поумерь пыл. Кадровые перестановки после этого не вписываются ни в какие комбинации, ни шахматные, ни другие политические. Я лично даю оценку только одну: наша страна управляется не внутри Кремля, извне наверняка и даются указания оттуда, тоже наверняка. Не может быть сегодня сказана «а», а завтра против «а». Плюс с минусом нельзя совместить, значит что-то должно разойтись. Для меня это только одно, я не верю во всякие небылицы и чудо, все управляемое. Управляемая демократия, управляемые процессы в регионах. Все ставится под одну стратегию управления. Но кто-то над этим общим управлением еще более управляет. Я считаю, что эти перестановки как раз начало этого управляемого процесса. Не хотелось бы, чтобы оказались в конце этого процесса в этом году, когда будут выборы в Госдуму и мы окажется при результатах, которые заранее запланированы. Когда те партии, которые оппозиционные были, уже все давно сметены и останутся единицы. Лично я поддерживаю партию Бабурина, моя позиция такая.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса, один к вам, Владимир, другой к господину Терехову. Господину Терехову такой вопрос: когда назначили Бакатина возглавлять КГБ, то многие люди профессионалы просто ушли оттуда, уволились. Не ожидаете ли такого увольнения среди военных профессиональных. Владимир, к вам такой вопрос: не считаете ли вы, эти перестановки не говорят о том, что кризис внутренней политики Путина, он уже обозначился полностью, потому что Иванова выводят из-под удара, потому что в армии не прекращаются смертные случаи, постоянно каждый день идут сообщения оттуда, Зурабов с пенсионной реформой, и с политикой экономической не все в порядке.



Владимир Кара-Мурза: Мы каждый день ведем нашу передачу и кризисные явления обсуждаем. Действительно, было несколько передач, посвященных неблагоприятным явлениям в армии. Если из Иванова делать преемника, то конечно, пытаются дистанцировать его от этих явлений. Относительно увольнений грядущих из-за непопулярных министров вопрос к Станиславу Терехову.



Станислав Терехов: Я сказал, что Иванов выведен именно из-под удара. Шесть лет быть на должности, я его оцениваю неоднозначно. Одно дело Грачев был министром обороны – это полный предатель и негодяй, в прямом эфире выражаю свою точку зрения, давал приказ, который все и вся сделал, чтобы армия была развалена на самом начальном этапе, когда она еще была сильна. Другое дело давать оценки министрам обороны после Грачева - это Кобец и прочие деятели. Были марионетками, Ельцин их выбрасывал одним росчерком пера и никто не дергался. Сегодня Иванов росчерком пера как бы был выброшен, на самом деле он не выброшен, он пошел вверх. Я не уверен, что завтра не появится другой указ, когда все правительство пойдет в отставку вместе с Ивановым и появится неожиданная фигура, как Фрадков появился когда-то, когда сняли Касьянова и вдруг неизвестно откуда появился неизвестный никому Фрадков.


Непредсказуемая политика – это самое опасное для нашего общества. Непредсказуемые решения кадровые – самые опасные и противоречащие всему здравому смыслу. И вот здесь назначение министром обороны Сердюкова, получается, что, оказывается, может быть и такое. Ни Иванов, ни Медведев, ни Фрадков, а появится какой-то новый преемник и его должны принять, потому что его примет в лице президента Путина, а через него сделают другие лица. Потому что Путин появился также неизвестным никому лицом в российской политике и вдруг стал президентом. И этот президент правит уже два срока и вдруг он ни с того, ни с сего стал небожителем. Принимает решения, которые противоречат здравому смыслу. А кто тогда, я задаю вопрос восьмилетней почти давности, есть Путин, откуда он появился? И откуда вдруг появится другой преемник или не преемник, ставленник или кандидат, наплевать на определение. Важно от кого, с какими силами он вдруг собрался и появился и родился вдруг.


Я радиослушателям задаю этот вопрос уже в философском смысле слова. То, что мы обсуждали, это было конкретно. А сейчас подождите год ровно, в марте появится тот человек, которого вы не знаете, но вы его примете, потому что вы принимаете всех, кого готовы вам навязать. Значит вы того заслуживаете. Слава богу, вам. Но я не соглашусь никогда с тем, откуда эти люди появляются, что они проводят и что они делают. На нефтедолларах нельзя страну воссоздать. Только воссоздать на национальном самосознании, на понимании процессов, которые происходят в обществе. При всех противоречиях, несогласиях, которые мы ведем на этой радиостанции, я не согласен со многими позициями, здесь высказывающимися, со мной не согласны многие, но мы ведем дискуссию прямую. Но если вы принимаете тех, кого вам навязывают и соглашаетесь, значит вы, извините, быдла.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Виктор Алкснис, полковник запаса, считает, что будущая избирательная победа Сергея Иванова обеспечена.



Виктор Алкснис: Если будет дана команду сверху голосовать за Сергея Борисовича, то солдаты проголосуют за него. Потому что, к сожалению, солдаты голосуют так, как им скажут. По тем настроениям, которые сегодня в армии присутствуют, поддержку в армии он вряд ли найдет. К сожалению, за эти годы Сергей Борисович не сумел создать ощущение для армейских людей, что он свой человек и поэтому, мне кажется, что армия за него не проголосует. Хотя армия ведь особый организм, там будут голосовать в основном солдаты, их больше, чем офицеров.



Станислав Терехов: С Виктором Имантовичем я полностью согласен. Он офицер, полковник, достаточно опытный и в военных, и в политических вопросах. Поэтому проголосуют за того, за кого прикажут, я уже об этом говорил. Но вопрос стоит в другом русле: если среди офицерского корпуса есть люди, которые мыслят несколько по-другому и доведут эту мысль в любой форме через одну, другую радиостанцию или средства массовой информации, что пора мыслить своими категориями и критериями оценки нынешней конкретной ситуации, а не то, что было десять, двадцать и тем более более годов, тогда мы можем придти к консолидации сил. И я к этому хотел бы свести свою главную мысль - народно-патриотических сил, которые бы выразили мнение того большинства, мнение которого не учитывается. Это, я считаю, весной должно произойти.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что человек, ранее звонивший, он хотел сказать о том, что армия не кадровая не будет защищать олигархов, а нищим защита не нужна. Но у меня к вам вопрос: когда вы говорите, что новый министр обороны пешка, не намекаете вы на то, что создаются парниковые условия для вступления во власть преемника Путина?



Станислав Терехов: Возьмите пример Соединенных Штатов: недавно был назначен министром обороны Гейтс, Рамсфельд был уволен, хотя был патриот и агрессивный патриот Соединенных Штатов. Почему они это сделали? Потому что тот себя дискредитировал в Ираке, тот себя дискредитировал внутренними какими-то негативными моментами, деньги где-то брал, коммерцией занимался. Гейтс - это профессиональный политик, который армией, национальной безопасностью занимается всю свою профессиональную жизнь. Если его поставил конгресс, сенат утвердили его, значит он будет заниматься только национальными проблемами Америки, ему наплевать на интересы России, Западной Европы, тем более выставил Россию вместе с другими странами как своих потенциальных противников. Я считаю, это достойный министр обороны Америки, профессионал для Америки. Почему нам таких не растить, нам таких не назначать? Сравнивайте себя с Америкой не в долларах, которые вы миллиардами перекачиваете в национальные банки Запада, а сравнивайте себя кадрами, которые выращивает Запад для своей собственной страны, наплевать на интересы других стран. Здесь на ваш вопрос я отвечу, что уже и говорил: проходная фигура Сердюкова - недостойный шаг президента и тех политиков, которые ему навязали это мнение. И он совершил глубочайшую ошибку. А если он ее исправит в ближайшее время, значит это был ход тактический и, вы поверьте мне, что этот тактический ход мы будем наблюдать в политике в течение ближайшего года, год выборов в Государственную думу и год выборов президента России. Все изменится если не кардинально, то существенно, поверьте мне.



Владимир Кара-Мурза: Судя по всему, не будет маленькой победоносной войны в Чечне, судя по назначению Рамзана Кадырова.



Станислав Терехов: Если сказать откровенно, Кадыров – это преступник, негодяй и мерзавец, которого надо уничтожать так же, как его отец говорил - надо русских уничтожать. Потом сдал все это дело, предала своих бывших хозяев и все уничтожил, а потом они его уничтожили. Кадыров будет уничтожен своими же соплеменниками. Поверьте мне, это произойдет очень скоро.



Владимир Кара-Мурза: Те же слова говорила Анна Политковская. Как вы считаете, возродится ли российская армия в нынешних условиях?



Станислав Терехов: Иванов сделал самое главное, за что ему можно сказать спасибо - он выбил на армию большие деньги, то, что раньше не делал ни Грачев, ни другие военные министры. Поэтому хотел бы сказать, что дух армии возрождается не на деньгах, но, тем не менее, дух армии возрождается на национальном самосознании. Я думаю, это как раз происходит объективно.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG