Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли применять детектор лжи при приеме не работу


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Марк Крутов: Можно ли применять детектор лжи при приеме не работу? Этот вопрос сегодня широко обсуждается чиновниками, юристами и правозащитниками. В России нет закона, регулирующего правомерность использования так называемого полиграфа, между тем, в Москве и других крупных российских регионах многие государственные и коммерческие структуры – это ни для кого не секрет – для обеспечения своей безопасности при подборе персонала уже давно используют новейшие психологические методы тестирования и детектор лжи. Правовой аспект этой проблемы вынесен на Комиссию по кадровым вопросам Московской городской Думы, которая пройдет сегодня. Обсуждать его приглашены правозащитники, юристы и депутаты.



Ольга Вахоничева: Тестирование на детекторе лжи проходят сейчас не только те, кто устраивается на работу в силовые структуры. Полиграф постепенно из спецслужб перекочевал в сферу трудовых взаимоотношений. Сегодня в России при приеме на работу его используют практически все банки, многие страховые компании, крупные финансово-промышленные группы, некоторые издательские дома. Причем проверку соискателей на ту или иную должность проводят часто и руководители заурядных гражданских фирм и компаний. Насколько юридически правомерен подобный экзамен? В России правового регулирования этого вопроса нет, говорит директор Института прав человека Валентин Гефтер.



Валентин Гефтер: Что касается международных норм, то тоже, пожалуй, нет таких директивных положений по поводу какого-то рода договоров, конвенций и так далее. В принципе, дух отношения к этому устройству есть, в частности, в Европе. Недаром устройство считается американским, и в Европе к нему относятся более критически. Есть несколько решений Европейского суда о том, что, если исходить из принципа презумпции добросовестности, который у нас в праве не сильно присутствует, то он должен распространяться и на эту ситуация устройства на работу. И тогда вообще использование методов, которые подвергают сомнению те данные, которые человек о себе изложил в рекомендациях, в анкетах, в принципе, должны рассматриваться вне этого принципа. Мы как бы подвергаем сомнению правдивость человека и той информации о себе, которую он принес. Другое дело, что если вы не доверяете человеку, то можете назначить испытательный срок, попросить дополнительные рекомендации. Но заранее подразумевать, что только какая-то машина это будет определять, это неверно.



Ольга Вахоничева: Депутат Московской городской Думы Евгений Бунимович категорически против применения в гражданских организациях детектора лжи при приеме на работу.



Евгений Бунимович: Для меня это какой-то нонсенс. Я вижу, что мои выпускники идут на это с неприязнью, но они хотят денег, карьеры, роста, и они готовы миром, своей внутренней безопасностью пожертвовать во имя вот таких вот внешних карьерно-финансовых вопросов.



Ольга Вахоничева: На сегодняшний день не определен и перечень вопросов, которые можно или категорически запрещено задавать претенденту на должность. Правомерность применения полиграфа, определение границ между свободой личности и экономической безопасностью корпораций – эту проблему, пока на региональном, столичном уровне, намерены обсудить депутаты городской Думы.



Евгений Бунимович: Где именно, в каких областях это можно делать, а где, в каких областях это недопустимо – это первое. И второе, каковы границы того все-таки, что этот детектор лжи на самом деле проверяет? Это вопрос содержательный, то есть законодательную границу этого все равно необходимы. Потому что люди, наше молодое поколение, причем успешная его часть, будущий средний класс, если хотите, наша надежда и опора – вот как раз им приходится через это проходить. Это задевает, это неприятно. Я считаю, что мы должны в этом смысле превентивно определить эти вопросы. Надо сказать, что и правоохранительные органы тоже заинтересованы в том, чтобы было четко сказано, где можно, а где нельзя.



Ольга Вахоничева: В Москве полиграф впервые был официально применен в 1991 году по инициативе Генеральной прокуратуры СССР при расследовании дела об убийстве священнослужителя, отца Александра Меня. Вину за совершенное преступление взял на себя некий Геннадий Бобков. Однако после проверки Бобкова на полиграфе выяснилось, что тот просто оговорил себя под давлением следствия. Принцип работы детектора примерно таков: к пальцам рук и телу испытуемого крепятся датчики, они фиксируют частоту пульса, изменение дыхания и давления, все перечисленные параметры в совокупности дают информацию, из которой следует, правду говорит человек или нет. Машину, к слову сказать, обмануть, оказывается, можно. Для этого существует ряд способов, рекомендуемый умельцами: опрыскать ладони дезодорантом, сводить глаза к носу, думать о чем-то отвлеченном, читать про себя, к примеру, любой детский стишок. Эту информацию подтверждают и охранные предприятия, где по просьбе дирекции проходят испытание кандидаты. По словам представителя фирмы «Легис», в 20 процентах проверяемые обыгрывают полиграф. Да и сама машина может ошибаться. Детектор не абсолютный индикатор лживости, что доказывает практика.



Валентин Гефтер: Если его использование будет приводить к такого рода ошибкам, сбоям и на основании этого будет решаться вопрос, связанный с трудоустройством человек, то вдвойне не надо его использовать. Я не знаю, как устраиваются на работу во внешнюю разведку, это их проблема, и я думаю, что они ее решают своими методами, хотя это тоже должны правовым образом регулировать. Но когда человек устраивается он в магазин или в какую-то фирму еще, ему должно хватать нормальных, этичных, моральных способов его «просвечивания». Если этого не хватает, ну, тогда вы устройте какой-то закрытый набор, скажите, что «мы необычное учреждение, у нас особые условия», - может быть, тогда и люди будут заранее, по крайней мере, знать. Многие просто приходят и не знают, и вынуждены соглашаться на это просто от неожиданности. Потому что они чувствуют, что их не возьмут, если они откажутся, а не потому, что они вруны.



Ольга Вахоничева: Теоретически проверка на детекторе – дело добровольное. Фактически, если вы отказываетесь ее проходить, чаще всего итог один: вас просто не возьмут на работу.


XS
SM
MD
LG