Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек дня - поэт, эссеист, литератор Лев Рубинштейн



Андрей Шарый: Человек дня Радио Свобода 19 февраля - московский поэт и эссеист Лев Рубинштейн, который отмечает сегодня свое 60-летие.


Лев Рубинштейн - один из самых известных современных российских литераторов, поэт-концептуалист, создатель жанра "поэзия на карточках". Получил филологическое образование, много лет работал в библиотеке, затем - обозреватель журналов "Итоги" и "Еженедельного журнала", колумнист Интернет-сайтов "Стангазета.нет" и "Грани.ру". Первая книга стихов - "Маленькая ночная серенада. Мама мыла раму. Появление героя" вышла в 1992 году. Среди других книг - "Все дальше и больше", "Вопросы литературы", "Погоня за шляпой".


О человеке дня Радио Свобода говорит поэт Тимур Кибиров.



Тимур Кибиров: Ему удалось то, что, казалось, уже в конце прошлого столетия немыслимым - ему удалость стать действительно новатором, то есть изобрести принципиально новую, при этом вполне убедительную, я бы сказал, блистательную методу построения поэтического текста. Мне кажется, выше этого звания, такого настоящего новатора в литературе практически ничего не существует, поэтому Льву Семеновичу есть, чем гордиться.


Наверное, если бы я был менее горячий поклонник его поэтических текстов, я бы, наверное, относился с большим восторгом к его эссеистике. А так я с удовольствием эту читаю, но все-таки для меня словосочетание "Лев Семенович Рубинштейн" связано в первую очередь с его поэтическими текстами. В последнюю очередь такого рода тексты можно назвать обнаженным нервом эпохи, это все-таки, скорее, авторы типа Высоцкого достойны таких наименований. Что на самом деле, кроме всего прочего... В итоге, что делает поэт? Почему одни поэты считаются великими? Великими считаются и входят в историю поэзии, которые что-то изменяют в самом строе поэзии. То, что всякий вменяемый автор после знакомства с классическими текстами Льва Рубинштейна вынужден что-то менять и как-то иначе строить свои тексты, для меня совершенно является аксиомой, как в свое время после Пастернака нельзя было продолжать делать вид, что его не было. Даже те люди, которые совершенно отрицали Пастернака, они вынуждены были как-то видоизменяться под действием его поэзии. В некотором смысле это относится и ко Льву Семеновичу Рубинштейну, это я могу просто на своем скромном примере подтвердить, потому что для меня знакомство с его текстами было чрезвычайно важным.


XS
SM
MD
LG