Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нужны ли уроки полового воспитания в российских школах


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Кирилл Кобрин : Некоторые общественные организации обвиняют петербургский центр репродуктивного здоровья молодежи "Ювента" в "растлении молодежи". "Собор православной интеллигенции" и "Всероссийское родительское собрание" недовольны тем, что в школах проводятся уроки полового воспитания, утверждая, что под их прикрытием наносится вред здоровью и нравственности школьников. С главным врачом городского консультативно-диагностического центра для детей "Ювента" Павлом Кротиным беседует Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Во многих школах родители победили - полового воспитания нет. А вот незапланированные беременности у девочек случаются. Неужели вас снова обвиняют в растлении молодежи?



Павел Кротин : Главное обвинение, что на американские деньги капиталистов мы проводим вот эту всю работу. Могу совершенно официально заявить. К сожалению, никаких денег капиталистов мы не получаем многие годы. Вот эти общественные организации, которые пишут письма в прокуратуру и во все остальные инстанции, существуют тоже, сами понимаете, на хорошие фонды реакционных структур, которые, я бы сказал, вообще против любого прогресса. У нас они вообще против всего выступают. То есть надо принципиально изолировать молодежь от этой жизни, чтобы не было никаких средств массовой информации. Потому что то, что мы видим на экранах телевизоров, ни в какое сравнение с тем, что мы им говорим, даже близко идти не может.


Но самое главное, что не может быть обвинением в адрес молодежных консультаций только потому, что к нам приходят подростки, как правило, старше 15 лет. По российским законам они имеют полное право принять ответственное решение за все, что с ними происходит сами. Приходят они по своей собственной инициативе, приходят с какими-то вопросами или проблемами, которые мы обязаны их проинформировать. Делаем это мы, поверьте, высококвалифицированно. Мы никакой от себя информации, принципиально развращающей, не несем и нести не можем, но и не ответить на их вопросы, мы тоже не имеем право. Так поставлена работа в нашем центре, так поставлена работа во всех молодежных консультациях.


Все претензии, которые были предъявлены к консультации Невского района, они абсолютно не стоят выеденного яйца, потому что я сам участвовал в написании ответа в прокуратуру. Все подростки, которые там были, все старше 15-летнего возраста. По нашим сегодняшним требованиям, даже рекомендациям нашего центра мы их никого не осматриваем. Дело в том, что если мы какую-то девочку оставим для выяснения ситуации хотя бы на 5 минут больше, чем всех остальных, она сразу станет объектом очень пристального внимания к себе сверстников - а что это ее оставили? Чтобы этого не было, мы просто говорим: "Девочка, у тебя наверняка есть проблемы. Приходи ко мне в любое удобное для тебя время".


Конечно, можно все запретить. Но эффективность запретов во всем мире по всем поводам абсолютно уже известна. Мы за то, чтобы им разъяснить. Поэтому никогда в наших беседах не отсутствует нравственный компонент. Даже темы наши по абортам называются "Моральные и медицинские аспекты аборта". Естественно, мы должны говорить о том, чтобы максимально уменьшить риск нежелательных сексуальных последствий сексуальных отношений подростков. Запретить мы их не можем.


Во всем мире тенденция такова, что 16 лет - это средний возраст сегодня начала сексуальных отношений. Петербург наш в этом плане ничем не отличается ни от Швеции, ни от Финляндии. Мы опрашивали школьниц 10-11 классов - это лучшие наши школьницы. 52 процента уже имеют сексуальный опыт. Наверное, не будет преждевременным рассказать им, чем чреват этот опыт. Ведь цифры-то сегодня у нас в городе ужасающие и в России тоже! У женщин с 15 до 19 лет прерывание беременности у 50 с лишним процентов не первая, а повторная! Мы, например, многое делаем для того, чтобы абортов не делали наши дети. Мы можем хвастаться тем, что мы в два раза снизили количество абортов в Петербурге у юных женщин. Да, они предпочитают контрацепцию. Они не могут, к сожалению, все предпочитать воздержание. Существуют официальные данные ВОЗовских конференций - в тех регионах, где проводилось половое воспитание, начало сексуальных отношений ровно на год позже, нежели чем там, где оно не проводилось.



Татьяна Вольтская : У нас любят говорить, что Европа - это Европа, а мы, мол, Византия. У нас особый путь и не надо рассказывать подросткам в школе о презервативах.



Павел Кротин : К счастью, подростки наши уже далекое не Византия. Они очень отличаются от нашего поколения. Учитывая все-таки и то, что с ними проводится такая работа, им все объяснено, и то, что они слышат даже по телевизору в подростковых сериалах, что без презерватива как бы надо не уважать себя и, вообще, предохраняться нужно, чтобы думать о своем здоровье, они все-таки презервативы используют намного чаще, чем взрослые. Это именно привело к тому, что у нас, например, в городе сегодня количество сифилиса уменьшилось, думаю, минимум раз в 10, а то и больше, чем было в 1997 году. В 1997 году, например, мы четко констатировали, что у нас не было дня без подросткового сифилиса, чтобы мы не выявили новый случай. А сегодня у нас за весь год меньше 30 случаев.


Конечно, мы очень отличаемся от современной Европы, той же Скандинавии. Общество воспринимает нормально ситуацию. Они считают, что у них с 15 лет можно детям вступать в сексуальные отношения. У нас просто нет культуры отношения к здоровью. В этом плане мы, на самом деле, Византия еще, точно совершенно.



Татьяна Вольтская : Спасибо.




XS
SM
MD
LG