Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обсуждение плана Ахтисаари зашло в тупик


Какое бы решение ни принял Совбез ООН о статусе Косова, иностранные войска останутся на его земле еще долго

Какое бы решение ни принял Совбез ООН о статусе Косова, иностранные войска останутся на его земле еще долго

В Вене под эгидой ОБСЕ сегодня открылся заключительный раунд консультаций между представителями Сербии и края Косова о статусе последнего. Сведший их за столом переговоров специальный представитель генерального секретаря ООН по Косово Мартти Ахтисаари заявил, что переговоры зашли в тупик. Специалист по балканской истории и политике Андрей Шарый считает не слишком утешительными перспективы урегулирования застарелого межэтнического конфликта:


- По крайней мере, сейчас добиться согласия сторон (так считаю не один только я, а большинство комментаторов) представляется крайне сложным еще и потому, что сербское и албанское Косово - это два мира, которые между собой соприкасаются так мало, как это только возможно.


- Впервые я попал в этот край в конце 1990-х. Главное, чисто человеческое впечатление - то, насколько разделено существование двух народов, которые несколько веков так или иначе там жили вместе. Это отдельные кафе, отдельные магазины, отдельные организации. Очень сильно было присутствие сербской полиции. Албанцы занимались в основном частным бизнесом, а все государственные предприятия были сербскими. Люди по возможности старались построить свой мир на национальной основе, это касалось и сербов, и албанцев. Даже среди представителей интеллигенции этого общения фактически не было, хотя в разговорах и те и другие (а у меня был довольно широкий круг общения, и сейчас я кое с кем продолжаю общаться) не высказывали никаких националистических идей. Было такое ощущение, что они готовы были бы жить вместе. Однако конкретная политическая ситуация не создавала почвы для общения.


- Не думаю, что ситуация с той поры сильно изменилась. Как сейчас говорят мои знакомые из Косова, надеяться на то, что стена взаимного недоверия в течение ближайшего обозримого будущего будет преодолена - не только с политической, но и с чисто человеческой точки зрения - к сожалению, не приходится.


Эксперт напоминает, каким образом оба народа оказались рядом на территории, принадлежность которой является очень важной составной частью риторики сербских националистов:


- Сербы и албанцы жили там веками. Вообще, Балканы - это зона смешанного расселения. И те, и другие были в течение пяти веков под властью турецкой империи. Там было средневековое сербское государство, от которого остались одни руины и развалины, монастыри. Сербское государство потом заметно сместилось к северу. Процесс албанской национальной эмансипации не только в Косове, но и на других албанских территориях начался во второй половине XIX века с подписанием так называемой Призренской лиги (в косовском городе Призрен), в которой была провозглашена идея национальной унификации. Это совпало с национально-освободительными процессами конца XIX -начала ХХ века. Но по итогам балканской войны 1913 года Косово было присоединено к Сербии, фактически впервые в современной истории.


- С той поры и до самого последнего времени Косово находилось под сербской полицейской властью. Часть населения никогда с этим не мирилась. И хотя говорят о том, что, скажем, 50-е-60-е годы были в этом районе временем относительного спокойствия, даже тогда титовская армия отлавливала косовских партизан так же, как «лесных братьев» советские войска выкуривали в Прибалтике. Поэтому у обеих национальных групп есть достаточно оснований для того, чтобы заявлять свои исторические права на этот регион.


- У всех серьезных историков не вызывает никакого сомнения, что исторически Косово принадлежит и сербам, и албанцам. Вопрос просто в том, как организовать жизнь, чтобы не ущемлялись права ни тех, ни других. Конечно, в десятилетия правления [ Слободана ] Милошевича, по мере того, как ослабевало югославское государство, репрессии полицейской машины становились все сильнее. Это вызывало отпор. Албанцы при Милошевиче организовали свое параллельное государство - были подпольные университеты, налоги, которые неофициально взимались, и которые добровольно платили все албанцы. Огромная албанская диаспора за границей не только покупала оружие для албанских партизанских отрядов, они перечисляли большие деньги и на реализацию неофициальных образовательных и культурных проектов. Сербские власти о них знали, и вынуждены были с этим мириться, поскольку понимали, что национальному процессу нужно дать какой-то выход, чтобы не взорвался этот котел.


- А потом события покатились так, что никто фактически ими не управлял. Это касается и военной акции НАТО на территории Югославии. С юридической точки зрения были все причины для того, чтобы такую операцию начать. Но результат оказался таким, что на протяжении почти десятилетия миротворческая миссия ООН там не может добиться восстановления статуса-кво.


XS
SM
MD
LG