Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Искажение реальности в угоду преемникам


Елена Рыковцева: «Несмотря на то, что до выборов президента остается больше года, средства массовой информации уже начали искажать реальность в угоду потенциальным преемникам». С этих слов начинается описание совместного проекта интернет-издания «Лента.ру» и аналитической компании «Медиалогия». Смысл этого проекта состоит в том, что «Лента.Ру», с помощью аналитиков «Медиалогии» в течение всего предвыборного года будет ежемесячно отслеживать и сообщать своей аудитории, как меняется информационное пространство России, точнее сказать, как меняется расклад медиасил, в пользу какого из кандидатов в президенты. Данные, опубликованные в первом же отчете, уже показали «искажение реальности». В чем оно состоит – сейчас и будем разбираться с нашими гостями. Кстати сказать, это исследование называется «Телевидение для Медведева». Я бы добавила: пока для Медведева, на данный момент.


Сегодня с нами главный редактор интернет-издания «Лента.Ру» Галина Тимченко и заместитель генерального директора исследовательской компании «Медиалогия» Екатерина Солнцева.


И мы задаем вопрос нашим слушателям: существует ли прямая связь между цифрами упоминаемости кандидатов и результатами голосования? Способна ли высокая частота появлений кандидата в прессе и на экране оказать давление на ваш личный выбор в его пользу?


Екатерина, какую прессу вы исследовали? Какую прессу вы предпочли исследовать для этой работы?




Екатерина Солнцева

Екатерина Солнцева: Дело в том, что мы не столько исследовательская компания, сколько компания, занимающаяся разработкой технологий для исследований. В частности, «Медиалогия» - это технология, которая позволяет исследовать огромные объемы информации в режиме реального времени. В принципе, любую текстовую информацию, не обязательно информацию СМИ, но в данном случае мы говорим об анализе именно той текстовой информации, которую мы получаем все, как слушатели, из соответствующих СМИ. В принципе, мы анализируем достаточно широкий поток, это порядка 3 тысяч СМИ. Но для каждого конкретного исследования из вот этого огромного объема, который мы можем представить к обработке, и эти данные также можно быстро получить, нужно выбирать те СМИ, которые именно в отношении данного исследования будут максимально репрезентативны. И здесь могут быть разные точки зрения. Может быть точка зрения такая, что в отношении преемников нужно анализировать весь информационный фон по России, и чем больше, тем лучше. Только, конечно, нужно делать ссылку на то, что эти СМИ должны быть достаточно читаемыми, они должны иметь аудиторию.



Елена Рыковцева: Безусловно, конечно.



Екатерина Солнцева: Можно оценивать по-другому. Можно выбрать некоторое ограниченное количество СМИ, которые можно назвать максимально репрезентативными, и ограничить исследования именно этим спектром. В рамках этого нашего совместного проекта с «Лентой» мы пошли по второму пути, и специалисты уже «Ленты», надо сказать, сами отобрали тот перечень источников, которые они хотели бы видеть в анализе. Это порядка двух десятков источников.



Елена Рыковцева: Тогда мы прервем разговор с вами и обратимся к Галине. Галина, по какому принципу вы их отобрали, эти двадцать средств массовой информации, которые будут давать картину предпочтений прессы?




Галина Тимченко

Галина Тимченко: Вы знаете, этот принцип невозможно простой. Если мы имеем дело с российскими избирателями, то, следовательно, мы имеем дело с федеральными кнопками телевидения.



Елена Рыковцева: Во-первых.



Галина Тимченко: Во-первых, безусловно. Во-вторых, с большими, крупными газетами - с тиражами. Естественно, пусть не обижаются не многотиражные издания. В-третьих, конечно же, радиостанции. И, в-четвертых, еженедельники. Конечно, тиражи еженедельников не так важны, но еженедельники для нас показательны, потому что политический еженедельник – у него своя очень четкая аудитория. Поэтому точно так же мы постарались взять весь спектр возможных влиятельных СМИ. То есть немножечко наша позиция может казаться уязвимой. Потому что, что такое степень влияния, насколько они влиятельны – на эту тему можно поспорить.



Елена Рыковцева: Ну, это есть ваша авторская позиция, как вы себе это представляете.



Галина Тимченко: Да, это наша авторская позиция, как мы себе это представляем: федеральные кнопки и несколько общедоступных кнопок телевизионных, самые тиражные СМИ, и, естественно, самые влиятельные радиостанции.



Елена Рыковцева: И есть одна маленькая оговорка у вас тут, очень любопытная, по которой хотелось бы получить ваш комментарий: «Однако же есть несколько изданий, которые не могут похвастаться ни авторитетом у истеблишмента, ни большой аудиторией, тем не менее, они включены в исследование, поскольку, по нашему мнению, проводят очень интересную редакционную политику». Что это такое?



Галина Тимченко: Вы знаете, давайте, мы вот когда перейдем уже к конкретным цифрам, тогда я расскажу о наших наблюдениях. Это тоже довольно интересно.



Елена Рыковцева: Да, интересно. Тогда мы снова возвращаемся к разговору с Екатериной Солнцевой. Пожалуйста, расскажите нам про принципы исследований. Я обратила внимание на то, что вы отдельно считаете, даете данные по тому, что вы считаете «конфликтными сообщениями» и отдельно – «индексом информационного благоприятствования». Что это такое?



Екатерина Солнцева: Ну вот, я начну, отступив на шаг в сторону. Когда мы говорим о том, как представлена средствами массовой информации та или иная фигура, прежде всего, конечно, приходит на ум – как много о ней говорят. Это, безусловно, важно. Но, кроме того, еще очень важно, как именно говорят. И тут возникает вопрос: а если количество упоминаний можно просто взять и посчитать, это просто для измерения, то как именно говорят – это понятие достаточно сложное. Нужно придумать некоторые параметры, которые были бы, с одной стороны, измеряемыми, а с другой стороны, адекватно свидетельствовали о том, действительно, насколько хорошо и насколько благоприятно СМИ воздействуют на репутацию фигурантов, персоны, компании, любого объекта, вообще говоря.


И в качестве таких вот параметров мы выбрали целый набор, который, с одной стороны, интересен изучением каждого из параметров, как то, например, роль сообщений. Вас могут упомянуть через запятую среди присутствующих, например, на заседании у министра, а может быть вся статья посвящена вам как главному фигуранту – согласитесь, это разные вещи. Более того, эта статья может быть размещена на десятой странице третьеразрядного информационного источника (ну, тут мы уже говорили о влиятельности, еще к ней вернемся, и это действительно очень важно) или, например, на первом канале телевидения, или на первой полосе основных наших, центральных газет – тоже разные вещи. Очень существенно, когда объект дает какую-то свою прямую речь, когда не просто говорится об объекте, а есть прямая речь или пересказ прямой речи, например, когда корреспондент пересказывает. Это тоже некоторое дополнительное влияние к объекту и персоне.


Кроме этого, есть та самая конфликтность, которую вы упомянули. Дело в том, что любое сообщение, содержащее внутри конфликт, как правило, этот конфликт выносится в заголовок, в анонс телевидения, в анонс перед новостями телевидения, и это сообщение…



Елена Рыковцева: Не обязательно конфликт как конфликт, это может быть некая ситуация.



Екатерина Солнцева: Конечно, это не означает, что поссорились два человека между собой.



Елена Рыковцева: Имеется в виду история, есть некая история.



Екатерина Солнцева: Да, есть некоторая история, есть некое столкновение интересов. И это всегда интересно и вызывает дополнительное внимание. Так индекс информационного благоприятствования – это некоторый интегральный индекс, который учитывает все вот эти вот параметры, все включает в себя. Поэтому, с одной стороны, можно изучать каждый параметр в отдельности и смотреть, собственно говоря, как же именно, например, один фигурант выступает чаще с прямой речью, другой больше ездит по регионам и больше обращает внимание на такую-то тематику – как это в целом отражается. И вот мы попытались как раз совместно, это не только делали аналитики нашей компании, мы привлекали еще математиков, политологов, журналистов, и вместе мы разрабатывали вот этот индекс информационного благоприятствования, который показывает, насколько хорош, благоприятен фон. Да, извините, я забыла чуть ли не главное. Кроме всего прочего, нужно же еще оценивать, а вас там похвалили или поругали. И это совсем отдельная и достаточно сложная история, особенно в русской языке. «Ай да Пушкин, ай да сукин сын…» - похвалили или поругали? Поэтому тут все очень сильно зависит от точки зрения.



Елена Рыковцева: Вот поэтому вы все это отдельно и считаете: столько-то было в конфликтной ситуации у одного, у другого упоминаний, благоприятствовал ли ему этот самый информационный индекс или нет. Это все отдельно считается.



Екатерина Солнцева: Совершенно верно, да, мы считаем индекс в целом, а дальше можно уточнить по каждому из параметров и посмотреть, а насколько действительно каждый из параметров повлиял на этот индекс информационного благоприятствования, и сделать вывод о том, насколько СМИ благоволят к данному персонажу в данный момент.



Елена Рыковцева: Галина, давайте теперь перейдем к тому, что было опубликовано в вашем издании «Лента.Ру», а это – конкретные результаты исследований. Итак, кому сейчас больше всего, в больших объемах симпатизируют в прессе?



Галина Тимченко: Если говорить в целом, то, конечно, абсолютным фаворитом является господин Медведев.



Елена Рыковцева: Будете добавлять слово «пока»?



Галина Тимченко: Буду добавлять слово «пока», во-первых, потому что это первое, но не последнее исследование. Мы договорились с «Медиалогией», что мы будем публиковать эти данные раз в месяц. Нам кажется, что шаг в месяц – это оптимальный шаг. Кроме всего прочего, мы помним, что существует некий новостной фон, что господин Иванов перестал быть министром обороны и был уравнен с Медведевым в должностях и, возможно, во влиятельности, и посмотрим, как на это среагируют российские СМИ.



Елена Рыковцева: А что сейчас? Вот что вы зафиксировали, какую картину?



Галина Тимченко: Картина на самом деле интересная. Потому что Екатерина сейчас говорила о том, каким образом измеряется, по каким параметрам проводится исследование, но для меня (извините, я немножко поспорю здесь с вашей темой), для меня лично как для журналиста, интересно не то, насколько повлияет частота упоминаний в СМИ на выбор того или иного человека, как мне интересно, что вообще происходит с полем информационным и с полем СМИ. Потому что, кроме того, о чем говорила Катя, есть еще такая интересная вещь, как упоминание в конфликтных новостях не по поводу.



Екатерина Солнцева: Да, совершенно верно.



Галина Тимченко: У нас есть конфликтная новость, и у нас эта конфликтная новость косвенно связана, предположим, с национальными проектами. И мнение господина Медведева по одному из национальных проектов, по-хорошему, не является новостью, это его обычная работа, это его рутинное отправление, - между тем, это становится новостью на большинстве федеральных каналов. Мне интересно, как журналисту, именно это, кроме всего прочего. То есть сейчас, в данную минуту, мы рассматривали не только степень влиятельности и возможные последствия, как это повлияет на выбор избирателей, а то, каким образом и в связи с чем подаются эти персоны.



Елена Рыковцева: Ну, вот расскажите, расскажите по цифрам. Вот эти двое. Я понимаю, по вашему тексту, что мы рассматриваем пока двоих.



Галина Тимченко: У нас получилась по цифрам очень интересная ситуация. И Первый канал, и «Вести», как федеральные кнопки, отдают предпочтение господину Медведеву. Причем если на Первом канале это предпочтение примерно в два раза – чаще упоминался Медведев по сравнению с Ивановым, то на Втором отрыв Медведева еще больше. Единственный канал, который проявил некоторую другую позицию, который как-то по-другому выступил, это был ТВ-Центр. Но, говоря откровенно, я не могу назвать ТВ-Центр при всем уважении достаточно влиятельным каналом с большой аудиторией.



Елена Рыковцева: Ага! Значит, он сориентирован куда-то в другое крыло Кремля…



Галина Тимченко: Тем не менее, среди наших читателей очень большой процент москвичей, и именно поэтому мы еще взяли ТВ-Центр, потому что мы немножко на московскую аудиторию ориентированы. Итак, ТВ-Центр немножко выделился в этот раз. Что касается газет, здесь, конечно, тоже целиком и полностью властвовал Медведев. Причем выяснилась интересная вещь, что, например, издания, принадлежащие холдингу «Газпром-Медиа», упоминают Медведева гораздо чаще, чем издания, например, не принадлежащие холдингу «Газпром-Медиа». На этом фоне тем самым лучом является «Эхо Москвы», которое демонстрирует совершенно другую позицию.



Елена Рыковцева: Самое известное издание «Газпром-Медиа» – это газета «Известия».



Галина Тимченко: С газетой «Известия» получилась совершенно смешная ситуация, потому что в газете «Известия» Медведев представлен был не только почти в три раза чаще, но и, как мы сказали, в три раза ярче.



Елена Рыковцева: В три раза лучше.



Галина Тимченко: В три раза лучше, то есть индекс того самого информационного благоприятствования у него был в три раза больше, чем у Иванова. Что же касается еженедельников, в общем, я не думаю, что сейчас имеет смысл это обсуждать подолгу, потому что все-таки у еженедельников очень специфическая аудитория, и она несравнима с аудиторией федеральных каналов.



Елена Рыковцева: Я правильно понимаю, что если про газету «Коммерсант» вы пишете, что это пока что объективно, то журнал «Коммерсант-Власть» уже свои пристрастия показал?



Галина Тимченко: Видите ли, я не могу говорить о том, что журнал «Коммерсант-Власть» показал свои пристрастия, ровно потому, что журнал «Коммерсант-Власть», в общем-то, точно так же, как мы, ориентируется на новостное поле. Как и интернет-издания новостные, так и журнал «Коммерсант-Власть» ориентируется на новостное поле. И нужно смотреть, если журнал «Коммерсант-Власть» по делу вспоминал Медведева – ну, что делать, мы, в конце концов, все немножечко дворники: выпал снег – мы его убираем, не выпал снег – значит, отдыхаем, стоя с метлой.



Елена Рыковцева: Значит, тут вы верите, что все по делу. Я просто тогда вас процитирую: «Неожиданно сильно репутацию Медведева улучшил еженедельник «Власть», входящий в ИД «Коммерсант». Если у Медведева индекс информационного благоприятствования составил 30 единиц, то у Иванова – всего 7». Вот тут вы доверяете коллегам и считаете, что раз было за что похвалить и поблагоприятствовать ему, значит, поблагоприятствовали.



Галина Тимченко: Вы знаете, еще хочу внести одно уточнение. Индекс информационного благоприятствования – это ведь не всегда похвала. Это может быть отсутствие жесткой критики – и так это можно рассматривать. И кроме всего прочего, издательский дом «Коммерсант» известен своей особой подачей текстов: им совершенно не свойственна никакая оценочная часть. Более того, вот такие стандарты были введены в начале 90-х «Коммерсантом», и именно поэтому мне не кажется, что еженедельники в этом смысле показательны, особенно еженедельники, принадлежащие издательскому дому «Коммерсант».



Елена Рыковцева: Я неслучайно на этом слегка зациклилась, потому что когда пришел новый собственник в газету, имеющий связь со структурами «Газпрома», первое, что сказали люди, близкие к людям, работающим в «Коммерсанте»: «Ну, все, купили «под Медведева». Поэтому я и интересуюсь, как там Медведев представлен в «Коммерсанте», сбылись ли эти прогнозы или пока еще нет.



Галина Тимченко: Мне кажется, что рано говорить. А потом я когда-то, несколько лет назад писала статью о том, как продали «Коммерсант» в очередной раз, и даже помню, что написала, что, видимо, Владимир Яковлев заложил очень большой запас прочности. Потому что «Коммерсанту» уже 17-ый год предрекают изменение редакционной политики, развал, обслуживание чьих-то интересов, но корабль пока плывет. И, в общем, не может не радовать это.



Елена Рыковцева: Я прочитаю, что нам уже написали слушатели.


«Частое появление Медведева и Иванова на экране ТВ лично на меня, как избирателя, не влияет. Я вообще отказывают участвовать в выборах, которые являются профанацией. Нам говорят – белое или красное», - возмущается слушатель Смарчевский.


«До 90-х годов ни разу не голосовала, затем – Ельцин, «Яблоко». Путин – нет. У меня есть три потенциальных кандидата: один за решеткой, второй пока в США, третий пока в России. Вдруг мне предложат выбор между Зурабовым и Кадыровым – вот тогда подумаю», - пишет Ирина Волкова.


«Видимо, в угоду наследнику удивляет предвыборная пассивность прессы к анализам явно дилетантских национальных проектов, и особенно связанных с так называемым материнским капиталом. Неужели не ясно, что им воспользуется в основном дно общества, которое интенсивно начнет производить проблемных для страны детей? - пишет наш слушатель Гуляев.


Тут есть важная одна мысль, это чистая правда, что скорее популяризируются эти проекты в прессе, чем критикуются, чем серьезно анализируются. Я вижу пока только, пиар этих проектов. Может быть, это люди делают по-доброму в газетах и от души, но пока только пиар, критики я большой не вижу.



Екатерина Солнцева: Да, есть такая картина.



Елена Рыковцева: Есть, да, что эти проекты – априори хорошо, а что там в них заложено… И как вы считаете, Галина, можно уже сейчас зафиксировать, что состоялась эта рекогносцировка сил на этом пространстве: вот эти – за Медведева, эти… А хотя, действительно, по Иванову еще не определилась пресса!



Галина Тимченко: По Иванову пока не определились. Но, во всяком случае, фигура на шахматной доске уже расставлены, и это абсолютно точно. Собственно, мы и начали этот проект ровно потому, что, вы знаете, складывается такое ощущение, что вот эта, если можно так называть, грозовая туча, она надвигается. То есть все больше и больше – я, как новостник, это вижу – стало появляться на телевидении, с моей точки зрения, совершенно неоправданных сюжетов, связанных с господином Медведевым, в частности.



Елена Рыковцева: Уже просто смешно, сидишь и хохочешь тихо.



Галина Тимченко: И мне захотелось увидеть цифры, а так ли это, совпадает ли мое ощущение с тем, что на самом деле есть. И выяснилось, что совпадает.



Елена Рыковцева: И каков ваш прогноз - кто будет за Иванова? Что это может быть за канал, что за газета? Или специально под него что-то сделают, создадут?



Галина Тимченко: А вы знаете, мне не кажется, что на самом деле это так уж важно нам – понять, кто будет за кого.



Елена Рыковцева: Ну, интересно.



Галина Тимченко: Интересно – может быть, но не так важно это понять. Гораздо важнее, на самом деле, отсмотреть тенденцию. Вот посмотрите, сейчас Путин повысил Иванова до первого вице-премьера. Вот посмотрим через месяц, как среагируют каналы, как среагируют кнопки, как среагируют газеты, как среагируют еженедельники. Если они среагируют таким образом, что Иванов будет появляться чаще, - это означает, что по-прежнему все взгляды устремлены на то самое кресло, которое занимает сейчас Владимир Владимирович Путин.



Елена Рыковцева: Если они уравняются, вы имеете в виду?



Галина Тимченко: Конечно.



Елена Рыковцева: Может ли это означать, что пресса получит некий сигнал – «а ну-ка, уравнивайте-ка их уже в шансах, давайте»?



Галина Тимченко: Это зависит от прессы. Понимаете, в чем дело…



Елена Рыковцева: Нет, получить сигнал – это не зависит от прессы. Получить сигнал – это зависит от того, кто его отправляет.



Галина Тимченко: Но его можно не принять.



Елена Рыковцева: Можно не принять, да, но при этом получить.



Галина Тимченко: Мне интересно, примет ли пресса этот сигнал. А сигнал уже прозвучал.



Елена Рыковцева: Вот это, мне кажется, как раз и покажут ваши следующие цифры, был ли такой сигнал и восприняла ли его пресса. Вы согласны?



Екатерина Солнцева: Я, во-первых, соглашусь с Галиной, что сигнал, действительно, уже прозвучал.



Елена Рыковцева: А как вы это почувствовали?



Екатерина Солнцева: Само это назначение можно считать в какой-то степени таким сигналом. И дальше действительно очень интересно, как пресса на это среагирует. Действительно, очень интересно посмотреть раскладку сил между теми СМИ, которые аффилированы одними и другим структурами, и вот с этой точки зрения, конечно, результаты следующего исследования будут показательными.



Елена Рыковцева: Ну, может такое случиться, что одни будут четко за Медведева, другие четко за Иванова, а третьи получат тот сигнал, что «а вы за того и за другого поровну».



Екатерина Солнцева: Это вряд ли. Все-таки, слава богу, наши средства массовой информации стараются держать некоторый баланс. То есть тут, конечно, сейчас мы можем далеко пойти и начать уже обсуждать свободу слова, и тут уже станет совсем тяжело, но, тем не менее, некоторый баланс, по крайней мере, формальный баланс сил все-таки наблюдается. Потому что если вернуться к вашему самому первому вопросу про частоту упоминаемости и влияние на выбор и Галин ответ по поводу того, что, собственно говоря, не столь важно, какова частота, а важно, каково информационное поле…



Елена Рыковцева: Это не столь важно для Галины, а для избирателей может быть важно, конечно.



Екатерина Солнцева: Нет, вы знаете, я тоже с этим соглашусь. Потому что если мы посмотрим просто на частоту в этом же исследовании, то она будет показывать полный паритет.



Елена Рыковцева: Нет, ну какой же у вас паритет?!



Екатерина Солнцева: Посмотрите цифры, например, по телевидению, общее количество там…



Елена Рыковцева: Цифры я посмотрела, у вас называется «Телевидение для Медведева» все это исследование.



Галина Тимченко: Это у нас называется.



Екатерина Солнцева: Ровно потому, что, проводя исследования, обращалось внимание не только на количественные показатели, а на показатели качественные, на показатели, связанные с влиятельностью СМИ.



Елена Рыковцева: Но они явно в пользу Медведева, поэтому и пишется – «Телевидение для Медведева».



Екатерина Солнцева: В отличие от количественных показателей, которые зачастую в пользу Иванова.



Елена Рыковцева: Ну, ясно, тот же скандал в армии любой, - это упоминаемость.



Екатерина Солнцева: Конечно!



Елена Рыковцева: Мы поэтому сразу с вами и разделили эти вещи, чтобы потом не путаться.



Екатерина Солнцева: Конечно, да.



Елена Рыковцева: Поэтому вы говорите, что благоприятный фон для Медведева - это совершенно очевидно. Пока что.



Галина Тимченко: С другой стороны, мне кажется, что одну очень большую ошибку совершают СМИ, недооценивая читателей. Те слушатели, те читатели, которые еще застали советскую власть, прекрасно помнят бесконечное упоминание всем известных фамилий во всех средствах массовой информации. На самом деле существует некий такой «порог перекорма» читателя и зрителя, когда он начинает так воспринимать фамилию, постоянно звучащую в эфире, что ставит просто блок на эту фамилию. Во-первых. Во-вторых, точно так же читатель, слушатель и зритель прекрасно видит, что если господин Медведев, приехав в свиноводческое какое-то хозяйство, стоит с несчастными этими свиноводами и что-то им говорит, то абсурдность этой вот ситуации, когда первой новостью на федеральном канале идет посещение Медведевым свиноводческой фермы, ну, не может не настраивать читателя абсолютно критически к этому.



Елена Рыковцева: Притом что никакого приплода рекордного не случилось на этой ферме.



Галина Тимченко: Да даже если и случился рекордный этот вот приплод, но господин Медведев все-таки, наверное, как-то не большой специалист в свиноводстве, я думаю, судя по его образованию.



Екатерина Солнцева: Но это только по отношению к определенной аудитории – то, что вы говорите. Потому что все-таки, если брать в целом Россию, я думаю, есть достаточно существенная категория людей, которая воспримет это достаточно благосклонно. Ну, как, второе лицо, первый вице-премьер приехал к простым людям!



Елена Рыковцева: На это и рассчитывают каналы.



Екатерина Солнцева: И это многие люди воспринимают хорошо.



Елена Рыковцева: Ну, вот давайте Виктора Николаевича из Томска и спросим. Виктор Николаевич, здравствуйте.



Слушатель: А вот вы зря персонализируете все эти способы воздействия. Дело в том, что, мне кажется, отрабатывается новая схема электронного воздействия на умы. И причем она отрабатывается на первых попавшихся фигурах, а потом можно будет за неделю, за две скинуть при таком способе обработке такую мощную информацию – и человек наш, привыкший клевать на рекламу, просто клюнет на нее, как последний лох, который на фантики Россию поменял.



Елена Рыковцева: И что же, Виктор Николаевич, за две недели эта реклама сработает и перебьет всю ту рекламу, которая год впаривалась?!



Слушатель: Вы знаете, нашу партию «Справедливая Россия» видите, как выкатывают сейчас. Хотя, в принципе, у нас раскол сумасшедший идет в рядах. Но вот так вот обрабатывают, потому что наш народ все-таки туповат.



Елена Рыковцева: Спасибо, Виктор Николаевич. Я вот, кстати говоря, хотела спросить, Галина, видите ли вы некую силу воздействия цифр, которые вы публикуете, на человека? Он открывает ваше издание «Лента.Ру», читает очередной отчет и думает: ага, вот этого уж очень сильно пиарят, они хотят меня как-то зомбировать – и, может быть, какой-то эффект отторжения сработает. Какое-то воздействие может быть?



Галина Тимченко: Понимаете, я не ставлю перед собой таких задач.



Елена Рыковцева: Я понимаю, но может быть эффект, тем не менее?



Галина Тимченко: Эффект может быть. Я говорю, что существует некий порог, за которым читатели уже начинают… Новостники это знают очень хорошо, это называется – эффект выхолащивания темы. Он уже перекормлен.



Елена Рыковцева: Но ведь явно же когда-то перекормили Путиным, а прекрасно весь это перекорм сработал. Да и сейчас это продолжается. У вас в исследовании написано: какими бы ни были равными Медведев и Иванов, сколько бы им ни уделялось времени, но Путин все равно впереди планеты всей. Его очень много, и он все равно безумно популярен. То есть ну никак не влияет количество упоминаний Путина на отношение к нему людей.



Галина Тимченко: Все-таки личность мы тоже должны учитывать. Потому что пока господин Медведев, к моему сожалению, никак себя не проявил.



Елена Рыковцева: А, то есть вы хотите сказать, что одними можно перекормить – и ничего, а другими… Зависит от человека.



Галина Тимченко: И другими можно перекормить, но зависит еще, кроме всего прочего, и от способов подачи. Потому что, например, вчерашние или позавчерашние итоговые программы «Вестей», когда прекрасный, красивый, очень ему идет, в красной куртке господин Путин был на склоне гор в Красной Поляне и говорил о том, какие здесь красоты – да, я с ним согласна, очень красиво. Вопрос: какое это имеет отношение к новостям и к будущей Олимпиаде?



Елена Рыковцева: Екатерина, скажите, пожалуйста, я правильно понимаю, что на основании малых цифр упоминаемости уже сейчас можно делать вывод, что вот этот вот чиновник кандидатом не будет? Много говорят о Дмитрии Козаке и Владимире Якунине как о возможных кандидатах, но вы своими цифрами и выводами лишили их всяческих надежд. Вот у вас прямо так и говорится, что это уж вряд ли - сильно их мало.



Екатерина Солнцева: Ну, сейчас сильно мало, ситуация может поменяться достаточно быстро. Как мы помним, в прошлый раз она поменялась в течение буквально одного дня, когда менялся президент России в последний раз.



Елена Рыковцева: Медведев и Иванов говорят: «Мы устали, мы уходим» - тут и начинается!



Екатерина Солнцева: Всякое развитие событий можно предположить, и конечно, мы будем за этим следить. И я как раз совсем не исключаю появления новых фигур в поле преемников и в поле нашего совместного проекта. Безусловно, они тоже появятся.



Галина Тимченко: Или хотя бы тех, кого СМИ сочтут преемниками.



Елена Рыковцева: Но связь тут есть: мало упоминается – пока не преемник, много упоминается – возможно, что так, что кандидат. Правильно?



Екатерина Солнцева: Надо сказать, что мы вообще говорим о тех, кого СМИ называют преемниками. Путин же преемниками их не называет, сами они себя преемниками не называют, именно СМИ назвали. Ну, понятно, что и СМИ назвали не просто так.



Елена Рыковцева: Никто, конечно, уже не хочет вспоминать, что это Путин произнес первым это слово, а потом от него отказался. Но все просто прекрасно понимают, что имеется в виду. Это люди, против которых он бы не возражал. А поскольку большинство населения не возражает против того, чего хочет Путин, то это и есть реальные преемники. Конечно, мы понимаем, в чем теперь этот термин. Эдуард из Санкт-Петербурга, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, все-таки особенно в последнее время манипулирование сознанием становится более важным, чем то, что человек пытается осознать сам. Какое-то время где-то на рубеже 1997-98 годов произошла очень массовая усталость от того, что навязывается средствами массовой информации, и там был момент, когда весьма возможно было, даже невзирая на то, что говорят центральные телеканалы, люди бы голосовали за того человека, который на самом деле представлял бы их интересы. К сожалению, сегодня – я сам слежу очень четко за тем, что и как осознают люди в текущей жизни, – опять становится превалирующим фактором: как скажут, так и будет.



Елена Рыковцева: Вот-вот… Александр Васильевич из Ленинградской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. То, что на сегодняшний момент выдвинуты два эти человека – это говорит только о том, что сегодняшняя политика, вернее, политика сегодняшней власти просто терпит полный крах. Представьте, что сегодня упадут цены на нефть. Все вот эти национальные проекты, которые задуманы, они моментально просто прекратят свое существование. Вы говорите про путешествия господина Медведева…



Елена Рыковцева: К диким гусям.



Слушатель: … в Псковскую область. Смотрите, он приехал посмотреть на всю Псковскую область одного… ну, то не фермер даже, потому что у него одна свинья всего опоросившаяся, и все. Значит, развалился колхоз благодаря тому, что сегодняшняя власть сделала, то есть колхоз, который был, просто прекратил существование. И из-за этого появился один так называемый фермер, который взрастил на сегодняшний день одну свинью. То, что сделал, например, министр обороны бывший наш, Иванов, смотрите, опять же говорят: мы на 6 миллиардов долларов продали вооружения. Для кого мы работаем? Мы работаем полностью на весь мир, вооружаем остальной мир. Сейчас вроде бы что-то делаем для себя, но опять же упадет нефть – что мы получим от этого? Берем жилищную программу – цены растут так, что никто их не догонит эти цены, то есть невозможно решить эту проблему. То есть нужно одно: пока не начнем мы нормально думать… Я уже и Путину предлагал относительно той же жилищной проблемы…



Елена Рыковцева: Александр Васильевич, не увлекайтесь, не увлекайтесь, пожалуйста.



Слушатель: Ни один из них не решит никакой проблемы!



Елена Рыковцева: Александр Васильевич, я начинаю подозревать, что у вас в Ленинградской области и в Санкт-Петербурге не ввели вот эту лимитную систему за телефон, которую тут в Москве ввели. Правда?



Слушатель: Получилось так, что в Гатчине есть, а в районе увеличили чуть-чуть цену, то ли они проверяют…



Елена Рыковцева: Ах, у вас же выборы в марте! Хотя и здесь тоже…



Слушатель: Нет-нет, в Гатчине-то ввели, а в районе нет.



Елена Рыковцева: Понятно. Спасибо, Александр Васильевич, вам за эту информацию, важную для нас. И мы слушаем Евгения Борисовича из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что связь с упоминаемостью существует. И это показывают результаты опроса, когда повысились шансы Медведева по всем опросам несколько больше, чем у Иванова.



Елена Рыковцева: А с чего бы, казалось бы, да.



Слушатель: Что касается меня, то, конечно, это на меня воздействие не оказывает, я выбираю по собственному разумению. И хотел вопрос задать вам следующий. Вы говорите о преемниках, но вот, скажем, последняя воскресная передача Соловьева была посвящена вопросу о третьем сроке Путина. И Третьяков сказал, что «мы создаем комитет, чтобы попросить его остаться на третий срок». И, главное, сама позиция Соловьева была в том, что, да, действительно, так и нужно.



Елена Рыковцева: Ну, Евгений Борисович, комитеты они будут создавать, конечно, в больших количествах, и уже создают по всей стране, сколько его уже просили - Чечня, законодательные собрания…



Слушатель: Это немножко другое. Сама позиция Владимира Соловьева показывает, что какие-то изменения произошли.



Елена Рыковцева: Слушайте, а вы не слишком большое значение придаете позиции Соловьева?



Слушатель: Очень большое, потому что он как флюгер, он действует не сам по себе. Отражается ли это в печатных изданиях, прослеживается ли что-то?



Елена Рыковцева: Спасибо, Евгений Борисович. Пожалуйста, тут слово, конечно, Галине.



Галина Тимченко: Вы знаете, я весьма скептически отношусь к страшным предсказаниям о третьем сроке Путина, ровно потому, что для того, чтобы пойти на третий срок, нужно изменить слишком много в законодательстве, в том числе в Конституции. А как бы мы ни относились к нашему президенту, у него есть одно, в общем, замечательное качество: он обычно держит свое слово.



Елена Рыковцева: А мне кажется, что, Екатерине стоит проанализировать частоту упоминаемости слов «третий срок». Если она увеличится в прессе – значит, тут что-то не так.



Галина Тимченко: Мне кажется, что все-таки у нас, во-первых, слишком мало времени осталось до выборов, и для того, чтобы подготовить все изменения во все законы, у нас нет этого времени. У нас просто нет времени. И во-вторых, я думаю, что этого не произойдет, мне кажется, что это из области «теории заговоров». И скорее всего, уважаемый слушатель немножко спутал позицию Соловьева с некой провокационностью и желанием обострить тему и как бы заострить дискуссию. Очень часто Владимир Соловьев занимает такую позицию только для того, чтобы дискуссия пошла поживее.



Елена Рыковцева: ««Лента.Ру» - достаточно достоверный и надежный источник информации. Искажение реальности в пользу Медведева приводит к выбору Иванова. До выборов остается больше года, но выводы кое-кому надо делать сегодня», - советует слушатель Добрый.


«Медведев и Иванов не будут президентами, они плохо знают В.Путина. Это загадка», - пишет Валерия.


«Уважаемые эксперты, а не слабо ли вам проделать анализ такие претендентов на пост президента, как Лимонов, Болдырев, Медведев?» - пишет Виктор. Какой Медведев? Так с Медведевым уже проделали анализ. Лимонов и Болдырев…


Примерно понятно, что имеет в виду Виктор, - анализ шансов кандидатов от оппозиции. И в связи с этим у меня есть вопрос к моим гостям сегодняшним. Как вы расцениваете эффективность черного пиара? Вот цифры упоминаемости он действительно повышает. Сразу пример из вчерашней «Комсомольской правды». Таких примеров масса, но я беру один, просто он свежий, он очень похож на произведения из этой серии , когда интервью с реальным человеком берет журналист с совершенно не реальной фамилией. Его зовут «Олег Царев», он никогда не подписывал материалы ни в «Комсомолке», ни в других изданиях. И называется все это - «Движение Касьянова тихо пошло ко дну» с подзаголовком «Обидно, если за демократическими идеями скрывается сепаратистская сущность». И таких публикаций и телесюжетов про Касьянова уже было много, и еще будет много. Вот их эффективность, таких явно негативных материалов? Пожалуйста, что скажет нам аналитик?



Екатерина Солнцева: Вы знаете, аудитория неоднородна, поэтому на всех подействует по-разному. И не зря это появляется ровно в тех изданиях, где как раз ожидается реакция аудитории на такие вот… даже я не знаю, как это назвать правильным образом… тексты, вбросы. Неслучайно же это не на «Ленте.Ру» появилось. Поэтому, конечно, реакция на это есть у определенной части населения, и ровно на это рассчитывают те люди, которые это пишут. Если вообще говорить, сейчас только дозвонившийся человек (к сожалению, забыла, как его зовут) употребил замечательное выражение: «Я буду ориентироваться по собственному разумению». Ведь, правда, он не имел возможности лично пообщаться с кандидатами на пост президента. Это личное разумение, оно на чем основано? Ну, конечно, в какой-то степени на фактах, но факты-то тоже можно по-разному подать. И вот как раз здесь то, как подают факты средства массовой информации, какой-то замечательный факт можно подать – вы сами прекрасно понимаете – со смешной стороны, со стороны, с которой этот факт будет вовсе не такой хороший.



Елена Рыковцева: С криминальной стороны.



Екатерина Солнцева: И с криминальной стороны, да, задать какие-то вопросы. Мы сами прекрасно знаем, я думаю, что и слушатели с нами согласятся, что негативная информация распространяется гораздо более интенсивно, чем позитивная.



Елена Рыковцева: И действует?



Екатерина Солнцева: Ну, действует – это на кого как. На тех людей, которые, например, относятся к той категории, которые ставят блок, как Галина говорила, на слишком часто упоминающуюся фамилию просто потому, что хватит, извините за выражение, «мне мозги промывать, зомбировать меня», - на них вряд ли это подействует. Но не весь наш электорат состоит из такой аудитории.



Елена Рыковцева: А ваше мнение, Галина? Я неслучайно про Касьянова сказала в ряду с Лимоновым и Болдыревым - их постигнет та же участь: если они будут участвовать, то, скорее всего, получат заказные материалы, черные пиаровские материалы, критические сюжеты на телевидении. Как на людей это будет действовать?



Галина Тимченко: Вы знаете, в общем, что греха таить, мы с вами прекрасно знаем, что как бы на людей это ни подействовало, ни у Лимонова, ни у Касьянова, ни у Болдырева шансов нет. В общем, перечисленные люди далеко не глупые, и они прекрасно понимают, что для них участие в выборах – это просто некая акция, возможность заявить о себе чуть громче, чем обычно.



Елена Рыковцева: И не более того.



Галина Тимченко: Не более того.



Елена Рыковцева: Никаких шансов. Зря заказчики таких публикаций деньги тратят. Зачем они тратят?..



Галина Тимченко: Ну, бюджет надо осваивать.



Елена Рыковцева: Да, это правда. Владимир Александрович из Москвы, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Мне хотелось бы отметить, что на мое отношение к действующим политикам влияет не только частота их появления в прямом эфире, но и следующий фактор. Ведь в цивилизованных государствах правительство является слугой народа. И означает ли используемая приставка к фамилиям Иванов и Медведев, приставка «господин», не означает ли это очередную попытку ввергнуть страну в пучину позорящих высокое звание человека отношений господства и подчинения, характерных для дикой эксплуататорской этики ушедших исторических эпох? Вот что меня тревожит.



Галина Тимченко: Боюсь, что упрек направлен в мою сторону. Простите, если вам так показалось, но мне казалось, что слово «товарищ» по отношению к господину Медведеву неприемлемо для меня.



Елена Рыковцева: Анатолий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Вы знаете, господа журналисты, вас ведь поставили в безвыходное положение. Вы вынуждены упоминать то, что упоминать не хотите. Дана ситуация, когда вы, лично вы всеми способами, хотите вы этого или нет, пропагандируете преемника. А как будет при этом его фамилия…



Елена Рыковцева: Секундочку, я просто уточню, что вот, скажем, мы можем вообще на Радио Свобода «пропагандировать» все, что угодно, потому что у нас аудитория очень небольшая. А вот когда Дмитрия Медведева без информационного повода показывают по первому каналу, это все-таки уже настоящая пропаганда, потому что аудитория гигантская, несравнимая. Продолжайте, пожалуйста.



Слушатель: Я говорю не о вас лично и не о Радио Свобода, а вообще обо всем виртуальном мире. Ведь, говоря о Медведеве или еще о ком-то, говорят о Путине, больше ни о чем. О том, что Путин будет и останется, больше ни о чем. Вот ведь главная фишка. Всего вам доброго.



Елена Рыковцева: Да, все правильно, Анатолий, все правильно.



Галина Тимченко: Вы знаете, не соглашусь со слушателем.



Елена Рыковцева: Почему?



Галина Тимченко: Ровно потому, что никто в безвыходное положение средства массовой информации не ставил. Конечно, нужно помнить, что у всякого средства массовой информации есть собственник, но нужно помнить, что все-таки редакционную политику определяет главный редактор и редакция. Поэтому если в редакционную политику издания входит, не знаю, некая направленность на то, что «мы будем говорить обо всех хорошо, мы будем упоминать…» - бога ради. Если у издания есть четкая редакционная политика о том, что оно четко понимает, что такое новости или что оно делает на этом поле, тогда никто его ничего не может заставить сделать



Елена Рыковцева: Очень любопытный материал вчера написал Александр Будберг - «Президентский гамбит». Он говорит о том, что и Иванов, и Медведев – это, конечно, заложники абсолютно ситуации, их вынудили между собой конкурировать. Он считает, что их поставили в равные условия, и теперь они будут начинать заново бороться за «любовь электората», то есть за расположение Владимира Путина они будут бороться на этой финишной прямой. И вот кто победит в этом расположении, тот и станет президентом. А структура, - пишет Будберг, - вся уже выстраивается так, что она перейдет в наследство вот этому так называемому преемнику, и он продолжит, действительно, тот курс и будет выполнять те обязательства, которые перешли ему от эпохи Путина.



Галина Тимченко: Я не думаю, что это плохо.



Елена Рыковцева: Ну, смотря какие обязательства.



Галина Тимченко: Да.



Елена Рыковцева: «Передо мной не стоит вопрос, за кого голосовать, - пишет наша замечательная Раиса Николаевна из Москвы, - а стоит вопрос – за что, за капитализм или за социализм? Другого не дано». Ну, вот опять же вопрос – дадут ли на равных конкурировать кандидату, который будет агитировать за социализм, я имею в виду Зюганова, его шансы. Ой, слушайте, а он там упоминается хоть где-то? Он, по-моему, совсем пропал, да? У вас в обзоре его нет?



Галина Тимченко: В обзоре его нет, и, в общем, наш материал-то был посвящен степени упоминаемости в новостных материалах в основном. Но ведь есть еще и ток-шоу, есть еще и документальные фильмы, есть публицистические программы, и там Зюганов время от времени появлялся. Мы просто не ставили своей задачей все поле телевизионное охватить.



Екатерина Солнцева: По поводу Зюганова я хочу сказать, что мы сейчас просто ставили себе другую задачу. Если ставить задачу, например, исследовать информационное поле лидеров партий, то там, конечно же, Зюганов будет присутствовать, и в новостном поле тоже. Просто здесь другая тема.



Елена Рыковцева: Интересно пишет Светлана: «Прямая связь есть. Влияет не столько положительный пиар королевичей Иванова и Медведева, сколько отсутствие в информационном поле остальных кандидатов. На мой выбор не влияет».


«Частота показа тех или иных политических деятелей по ТВ влияет на их выбор со стороны в основном не думающих людей, не способных анализировать и размышлять», - считает Юрий Николаевич.


И на этом мы завершаем программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG