Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Художники Пьер и Жиль показали москвичам шедевры китча


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Дмитрий Волчек : В Московском Манеже в рамках второй международной Бьеннале современного искусства и фестиваля Московского Дома фотографии «Мода и стиль в фотографии» открылась ретроспектива французских художников Пьера и Жиля. Работающий вместе тридцать лет гомосексуальный артистический дуэт – последователи поп-арта, одни из главных создателей моды на арт-кич в мире, - накануне приезда в Москву удостоились персональных выставок в Лондоне и в парижском музее Орсэ. Рассказывает Елена Фанайлова.



Елена Фанайлова : Фотограф Пьер и художник Жиль любят католическую и буддийскую религии, но в варианте народного лубка и открытки, поп-звезд с неоднозначной репутацией в странном антураже (Нина Хаген будет Богиней Кали с ожерельем из черепов, а Мадонна – парящим японским божеством), также они любят молодых мужчин в военной и морской форме, детей – порочных ангелочков, историю искусств рассматривают через призму маньеризма и гомосексуальной эстетики, а против войны в Ираке, арабо-израильского конфликта и лагерей смерти протестуют картинками в духе Караваджо или русского анекдота «сижу в окопе, губы крашу». Они десятилетиями работали в глянцевых изданиях и модном бизнесе, но издеваются над гламуром. Если бы Пьер и Жиль работали в России последнего пятилетия, их непременно обвинили бы в оскорблении общественной нравственности, чувств верующих, высших военных чинов и многом другом. Но во Франции ничего подобного не происходило даже тридцать лет назад, в начале их карьеры



Пьер и Жиль : Нет, никогда у нас не было проблем ни с какими общественными организациями, а люди верующие и даже католические священники нас благодарили. Сейчас во Франции будет выходить альбом с нашими работами на религиозные темы. У нас таких проблем не существует, тем более что мы, используя те или иные религиозные или культурные сюжеты, не извращаем их. Публика, например, в Италии или Германии воспринимает нас совершенно нормально. Другое дело, когда выставки проходит в музеях Америки, например, или Китая, более консервативных стран, там цензура при отборе картин присутствует.


Существуют артисты, которые, чтобы привлечь к себе внимание, хотят шокировать зрителя. Но это не наш случай. Мы не придерживаемся табу, но и не эксплуатируем шок ради шока. Конечно, наши работы не только воспевают красоту, они отражают проблемы современности, поэтому есть такие работы, как об иракской войне. Это делается, чтобы привлечь внимание людей к этой проблеме и выразить свою позицию. Мы и улыбаемся, и печалимся одновременно.



Елена Фанайлова : Пьер и Жиль представляют в Москве восемьдесят работ из государственных музеев и частных собраний Франции, и некоторое цензурирование выставки с учетом местной специфики все-таки было сделано, как сказали французские кураторы. Самые откровенные работы повесили подальше от входа в зал. Открывается экспозиция автопортретами художников - они снимали и раскрашивали свои изображения каждый год. Один из главных автопортретов – медбратья-клоуны с алым сердечком и шприцами в руках - страшные и смешные. Как сказали авторы, это про любовь и смерть, в частности, про СПИД. Говорит директор Московского Дома фотографии Ольга Свиблова.



Ольга Свиблова : Ну, во-первых, я обожаю клоунов. Поэтому не случайно вынесли их на пригласительный билет, потому что фигура клоуна, на мой взгляд, - это самое трагическое, и самое высокое вообще, что может быть в культуре. Это такая фигура замечательная. Она нужная. Вспомним Бахтина и карнавальную стихию, но вот клоун – это фигура, без которой не может быть общества. Потому что только клоуну позволено говорить что-то на той доли открытости, на которой нельзя высказаться, и наверное, никогда нельзя было во все времена, в эпоху Юлия Цезаря тоже нельзя было, не будем делать иллюзий.


С другой стороны, я обожаю последнюю их работу. У них есть ужасно смешная и очень трогательная работа - это футбол, где и Зидан, и двое других лидеров мирового футбола. Потому что футбол стал главным мифом ХХ I века. И они одеты, стоят при параде, и в то же время эти культовые персонажи без штанов, и это ужасно трогательно, а их гольфы и гетры образуют цвета национальных флагов. В данном случае, для меня это допустимая доля шутки. Но это так изящно сделано и так красиво, и так помпезно, как мы воспринимаем футбол, и так трогательно, нежно и весело.



Елена Фанайлова : Пьер и Жиль, одни из самых популярных художников последних десятилетий – гении эстетического компромисса. Они никогда не остаются на поверхности масскульта и не доходят до экзистенциального ужаса. Продолжает директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова.



Ольга Свиблова : Я люблю Пьера и Жиля за изящество и за то, что как в песне: «Пускай капризен успех, он выбирает из тех, кто может первым посмеяться над собой». Взять ту часть эстетики, которая неубиваема – кич и страсть к прекрасному; вера, надежда, любовь – и открытки. Кич, который все равно пропитывает все эпохи. Люди, которые его покупают, они же покупают, потому что они, правда, хотят красивое, или мы относимся к ним уже совсем концептуально иронически.


Вот Пьер и Жиль, используя эстетику кича, умудряются и смеяться, и быть серьезными, и идеально стильными. Неслучайно оба начинали в моде, рекламе. Они, кстати, и встретились на показе моды Кензо. Вот это удивительное изящество и умение из кича сделать кич как у Борхеса (говорят, что бывают копии, которые лучше оригинала), удержаться на этом с идеальным стилистическим вкусом, чего бы они туда не ставили, какие бы пластиковые цветы, какие бы гирлянды, умение не ерничать, не давать циническую реакцию, а давать нежное понимание того, что даже в мире «звезд», где они горят очень ярко, есть тепло, есть красивое, которое становится красивостью, а на каком-то новом этапе становится стилем. Я думаю, что никто лучше них не показал, зачем людям нужно селебритиз. Мы можем сколько угодно критиковать этот феномен, но, вспоминая, что если звезды зажигаются, то они кому-то нужны, если селебритиз феномен, как феномен есть, значит обществу это нужно.


Сами Пьер и Жиль селебритиз, и они сами играют наряду со своими героями, наряду и с Ниной Хаген, и с Мадонной, и с Майклом Джексоном. Они каждый раз относятся к этому с той теплотой человеческой и юмором, который вот этот в человечестве радикал всегда у них присутствует, и одновременно рефлексивное, умное, и высокое интеллектуальное понимание того, что же такое стиль. Не случайно они нас двадцать лет будоражат и интересуют.



Елена Фанайлова : Говорила Ольга Свиблова, директор Московского дома фотографии.


XS
SM
MD
LG