Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В украинском футболе допинга не обнаружено. Кажется...


Новый и красивый Дом футбола в Киеве в течение некоторого времени жил весьма напряженной жизнью

Новый и красивый Дом футбола в Киеве в течение некоторого времени жил весьма напряженной жизнью

На протяжении двух недель в украинских футбольных кругах только тем и занимались, что судачили о том, как развивается допинговый скандал, инициированный Профессиональной футбольной лигой. Впрочем, «пожар» угас так же неожиданно, как и возник. Каждому подозрительному факту вроде бы найдено вполне логичное разъяснение… Хотя история учит, что дыма без огня не бывает.

Так что же произошло в Украине, где, казалось бы, перед руководителями спорта номер один, объединенными благородной целью – «заманить» в страну Евро-2012, - не может стоять иной задачи, кроме консолидации усилий? В кои веки появился такой шанс!


Донецкий «Металлург», известный как «борец за чистоту рядов», обнародовал в Интернете переписку между Федерацией футбола (ФФУ), Профессиональной футбольной лигой (ПФЛ) и клубами о том, что в 2006 году, по данным контрольных обследований, в клубах высшей лиги выявлено 16 позитивных допинг-проб. В связи с этим Спортивно-медицинскому комитету ФФУ предписано до начала второго круга чемпионата провести в клубах высшей лиги контрольные допинг-пробы.


Далее в руководящем письме указывались «суммы прописью», которые необходимо потратить на оплату услуг выезжающих на места бригад офицеров допинг-службы ФФУ. Стоимость работы одного допинг-офицера составляет 250 гривен (около 50 долларов США). Стоимость одной допинг-пробы – 847 гривен. Если учесть, что в каждой команде необходимо будет протестировать не менее 20-25 футболистов, к тому же – дважды в год, то в итоге набегает немаленькая сумма…


В ПФЛ, получив указание из ФФУ и обеспокоившись случившимся, заподозрили федерацию в сокрытии нарушений и, конечно же, заинтересовались тем фактом, что оплата стоимости проб и контейнеров должна осуществляться через никому неизвестное «Научно-производственное предприятие». Президент Лиги Равиль Сафиуллин настоял на созыве внеочередного исполкома ФФУ, а до раскрытия всех обстоятельств потребовал отозвать руководящие указания.

К чести Федерации, моментально была создана рабочая группа, занявшаяся расследованием, а через трое суток – созван внеочередной исполком, на котором президент ПФЛ предполагал получить ответ всего лишь на три вопроса. Почему о выявлении 16-ти позитивных проб было сообщено так поздно? Почему к нарушителям антидопинговых правил не были применены санкции в соответствии с Дисциплинарными правилами ФФУ? И наконец: имеет ли право Спортивно-медицинский комитет Федерации принимать решение о проведении контрольных проб офицерами допинг-службы ФФУ, вопреки требованиям Закона Украины «Об антидопинговом контроле в спорте», Всемирного антидопингового кодекса и решению Конгресса ФФУ о передаче всех полномочий по контролю Национальному антидопинговому центру?


Как и ожидалось, объемистый труд, который представил исполкому первый вице-президент ФФУ Сергей Стороженко, вмещал достаточно доказательств легитимности действий федерации. Рабочей группе, в состав которой входили исключительно работники ФФУ, удалось разобраться в претензиях ПФЛ и убедить всех, что так называемый «допинговый скандал» на «криминал» никак не тянет. В результате расследования оказалось, что виной всему – методическая ошибка, допущенная руководителем Спортивно-медицинского комитета федерации при составлении руководящего письма, разосланного в футбольные клубы. Ни о каких «допинг-пробах» речи, конечно же, быть не может: бригады допинг-офицеров как проводили, так и будут проводить лишь «научные исследования», своего рода профилактику…


Оно и понятно – без профилактики никак нельзя: с одной стороны, не каждый клуб в состоянии обзавестись грамотным врачом, который умеет не только зеленкой и хлорэтилом орудовать и кое-как вправлять травмированные конечности, но и отлично разбирается в фармакологии и диетологии. Кто-то ведь должен отвечать за то, что футболисты пригоршнями глотают неизвестного происхождения пищевые добавки и просроченные фальсифицированные лекарства.


Так как на президента ПФЛ многие положения доклада впечатления не произвели, потребовались разъяснения принимавшего участие в работе исполкома министра спорта Украины Виктора Коржа. Являясь вице-президентом Олимпийского комитета страны и одновременно возглавляя Медицинский комитет этой организации, он в течение часа провел с футбольными чиновниками «антидопинговый семинар», окончательно расставив все точки над «i».


Всем стало понятно, что на данный момент украинские лаборатории не могут быть аккредитованы Всемирным антидопинговым агентством, как российская, получившая добро на проведение анализов. Для этого, кроме всего прочего, необходимо оснастить Национальный антидопинговый центр модернизированным оборудованием, – иначе проблемы могут возникнуть снова.

Выходит, что не так уж неправа ПФЛ, обнаружившая нестыковки в работе некоторых комитетов федерации? Наверное, все-таки стоит украинским футбольным структурам впредь перестать играть в испорченный телефон, затевая ссоры из-за недоразумений, возникающих зачастую по вине рядовых «стрелочников». А может быть, во избежание недоразумений, стоит разместить кабинет президента ФФУ, по крайней мере, на одном этаже с руководителем ПФЛ? В противном случае коллеги будут продолжать писать друг другу плохо вычитанные письма, в каждом из которых может быть заложен очередной скандал.


XS
SM
MD
LG