Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предвыборный скандал в Петербурге: появился фальшивый номер газеты "Петербургский дневник"


Виктор Резунков: В Санкт-Петербурге разразился грандиозный скандал. В городе появилась газета «Петербургский дневник». Название такое же, как и у газеты, которая издается в Смольном и является рупором городской администрации. Однако больше ничего общего нет. На страницах фальшивого «Петербургского дневника» приведены многочисленные нелицеприятные факты о деятельности спикера Законодательного собрания Вадима Тюльпанова, других депутатов из фракции «Единая Россия», а также, и это вызвало наибольшее потрясение в политических кругах Санкт-Петербурга, многочисленные факты из жизни сына губернатора Сергея Матвиенко. На общем вялотекущем фоне сонной предвыборной кампании эффект от этой появившейся газеты можно сравнить с недавним взрывом в «Макдональдсе» на Невском проспекте. И все последние дни и журналисты, и политики задаются одним вопросом: кому это было надо? Между тем, правоохранительные органы уже проводят обыски и допросы и возбуждают уголовное дело «О клевете». Резонанс нешуточный. Об этом мы и поговорим сегодня.


В Петербургской студии Радио Свобода в гостях главный редактор интернет-портала Агентства политических новостей «Северо-Запад» Андрей Дмитриев и политолог, историк Валерий Островский.


Прежде чем начнем беседу, немного проясним, о чем же будет идти речь. Разумеется, из соображений политкорректности не буду приводить выдержки из статей, помещенных в фальшивой газете «Петербургский дневник», тем более что против издателей этой газеты возбуждено уголовное дело по факту клеветы. Но привести выдержку из совсем другой газеты, которая комментирует публикации в фальшивом «Петербургском дневнике», я имею полное право. Итак, выдержка из публикации в интернет-газете «Век» за 19 февраля: «Первый громкий предвыборный скандал, который случился недавно в Санкт-Петербурге, чем-то напоминает сюжеты известных произведений Гоголя «Нос» и «Петербург» Андрея Белого. Мистика, слухи, таинственные люди, которые то появляются, то исчезают, вещи, гуляющие сами по себе. Словом, Петербург своеобразен даже в своих политических скандалах. Итак, о самом происшествии. В одной из популярных городских газет под названием «Петербургский дневник», которая, по некоторым данным, является рупором губернатора Матвиенко, были опубликованы статьи о подноготной губернатора, ее сына, спикера Законодательного собрания и других членах партии «Единая Россия». В Смольном тут же заявили, что издание – фальшивка. Дело в том, что официальный «Дневник» выходит только в цветном варианте и имеет тираж порядка 250 тысяч экземпляров против миллиона, который указан в выходных данных изъятой газеты. Настоящий «Петербургский дневник» распространяется в районных администрациях, метро и крупных магазинах. Тем не менее, газета фальшивый «Петербургский дневник» наделала немало шума не только в городе, но и за его пределами. Несмотря на то что много экземпляров газеты было быстро изъято из обращения, те из них, которые все-таки попали в руки читающей публики, были сохранены и теперь при помощи современных методов тиражирования распространяются в городе. В частности, многочисленные интернет-издания активно обсуждают опубликованные материалы и приводят фотографические копии скандального выпуска. Больше всех в газете досталось сыну губернатору Матвиенко. Главная статья здесь озаглавлена так «Сын губернатора Матвиенко – наркоман и уголовник С. Матвиенко». Далее приводятся многочисленные нелицеприятные факты из прошлой и нынешней жизни Сергея Владимировича, проливающие свет на его юность и отрочество. В частности, там приводятся данные о том, что сын Матвиенко якобы купил в свое время для себя целых два диплома по специальности «Международная экономика» и «Финансово-кредитный менеджмент». Правда, как следует из статьи, ни то, ни другое ему не пригодилось, поскольку на работе он появлялся в среднем раз в неделю, да и то не больше, чем на полдня. Все остальное время занимала выпивка, веселые девочки, ночные пьянки, да шикарные тачки и наркотики. Но это, как говорится, были только цветочки. Ягодки были впереди. По данным автора статьи, маме пришлось немало потрудиться, чтобы отмазывать сына от правоохранительных органов по разным криминальным поводам.


Есть в издании статья под названием «Грязные закрома «Единой России», в которой приводятся данные о якобы финансировании «Единой России» через какой-то фонд, которым заправляют уголовники. А также в другой статье о якобы уголовном прошлом некоторых действующих членов партии власти – питерского отделения «Единой России». Судя по откликам на статью, для многих петербуржцев изложенные в ней события не явились новостью, хотя добавили красок в широко обсуждаемую деятельность нынешнего губернатора Санкт-Петербурга и партии власти».


Такова реакция на появление в Санкт-Петербурге фальшивой газеты «Петербургский дневник» интернет-газеты «Век».


Валерий Петрович, вы в своей последней публикации в настоящей газете «Петербургский дневник» назвали фальшивый «Петербургский дневник» наследниками Геббельса и «крысами подполья». Почему?



Валерий Островский: Безусловно, потому что в годы Великой Отечественной войны по замыслу доктора Йозефа Геббельса над позициями советских бойцов – наших дедов, наших отцов – разбрасывалась фальшивая газета «Красная звезда» с пронацистским, прогитлеровским, прогеббельсовским содержанием. Я утверждаю, что те, кто придумал издание фальшивого «Петербургского дневника» с так называемыми нелицеприятными фактами, которые я вообще обсуждать не хочу. И это даже назвать нельзя, потому что обсуждать то, что там написано, это все равно, что лизать блевотину, на мой взгляд. Но вот такого рода фальшивые издания – это есть чистая геббельсовщина, которая свидетельствует о нравственном, моральном уровне их авторов. Я являюсь действительно постоянным автором настоящей газеты «Петербургский дневник» и был одним из тех, кто стоял у ее истоков. Я должен сказать, что за полтора года, что выходит эта газета, чуть больше полутора лет, мне не было ни из Смольного, ниоткуда ни одного звонка. Я честно пишу о том, что думаю о положении в стране и о положении в городе. Эта газета достаточно критична по отношению ко многим сторонам нашей жизни. Другое дело – стиль изложения. Я никогда и мои коллеги пишущие не практиковали такое хамство и подлог.


Тут есть еще одно. Я с колоссальным уважением отношусь к тем, кого называют диссидентами первого призыва. Вот эти люди в тех, советских условиях, когда давление было несравненным по сравнению с нынешним, когда действительно за каждое неосторожно сказанное слово можно было отправиться в пермские и мордовские лагеря, эти люди не стеснялись выходить под своим именем и говорить то, что они думают. Те, кто сегодня печатает фальшивые газеты, пользуясь названиями настоящих газет, и распространяет всякую гадость, я как историк профессиональный могу сказать, что ни одного факта, который есть в фальшивой газете, не находит своего ни прямого, ни косвенного подтверждения. Это есть чистая геббельсовщина, я называю авторов прямо «наследниками Геббельса» и неонацистами.



Виктор Резунков: Андрей, вы тоже считаете это геббельсовским листком?




Андрей Дмитриев

Андрей Дмитриев: Видите, в последнее время у нас модно со стороны власти и со стороны тех политологов, журналистов, которые власти лояльны, обвинять критиков ее, обвинять оппозиционные организации в фашизме. Мы постоянно слышим такие обвинения. С моей точки зрения, настоящая «геббельсовщина», настоящие наследники его в плане: чем больше лжи, чем она наглее, тем лучше – это Первый канал, это Российское телевидение, это вот эти все официозные СМИ, которые каждый день выливают на наш народ ушаты лжи, ушаты этой пропаганды, подают в необходимых дозах Путина, подают его потенциальных преемников, врут о том, что у нас в стране все хорошо, нет никаких проблем, врут о том, что у нас демократическое свободное государство, хотя очевидно, что свобода растоптана. Вот настоящие наследники Геббельса. И по размаху этой пропагандистской машины, я думаю, что путинские времена, возможно, и превзошли бы времена Третьего рейха.


Что касается упомянутого «Петербургского дневника», то мы еще будем обсуждать, кому это было выгодно, кто его сделал, сложно сказать. Нет однозначной версии сейчас, но я могу сказать, что я прочитал газету в Интернете, и вопреки тому, что здесь было сказано, Виктор говорит о политкорректности, но я никогда не был поклонником этого термина, поэтому я ее прочитал, и на самом деле не вижу там ничего такого особенно страшного. Ну, что там сказано? Что партия «Единая Россия», например, воровала законопроекты у депутата Натальи Евдокимовой из фракции «Яблоко». Это действительно так. Наталья Евдокимова вносит социальный законопроект о повышении пенсий и детских пособий…



Виктор Резунков: Она сама это неоднократно говорила.



Андрей Дмитриев: Законопроект отклоняется, а партия «Единая Россия» потом вносит его под своим именем. Что это, не так что ли? Это факт. Или статья про строительство «газоскреба», что вот это вот небоскреб «Газпрома», который собираются строить на Охте, который изуродует центр города, благодаря которому Петербург, наверняка, исключат из ЮНЕСКО, этот проект, лоббируемый «Единой России», и еще и должен оплачиваться из городского бюджета. Или что сын губернатора Матвиенко купил себе остров в Эстонии в то время, как там сносят памятники советским солдатам, в то время, как собираются переносить памятник из центра Таллина, и у нас общественность протестует, и ветераны возмущены. Оказывается, семья Матвиенко подпитывает режим, который делает это. То есть существуют факты, часть из них приведена в этой газете, может, часть – ложные факты, часть – истинные. Но вот то, что я читал, это вполне согласуется с моими представлениями о партии «Единая Россия». Я думаю, что многие петербуржцы это разделяют. Я видел в Интернете оживленную дискуссию, когда люди говорят: «А в чем собственно проблема? Почему столько шума? Ведь это в значительной части правда». И дело в том, что нет возможности обсуждать это в легальных СМИ. Мы можем сидеть, обсуждать это на Радио Свобода, а на «Пятом канале» нам не дадут выйти и сказать про тот же «газоскреб», про тот же остров в Эстонии, и на других СМИ.



Валерий Островский: Позвольте вмешаться. История с приобретением острова группой лиц, в состав которой входит господин Матвиенко-младший, впервые появилась в легальной газете «Деловой Петербург», и она там обсуждалась. И никого не посадили, никто из журналистов «Делового Петербурга», уважаемой петербургской газеты, не пострадал за это. Скажем, дискуссия вокруг строительства «Газпром-сити» идет в легальной прессе, открыто, очень много разных мнений, в том числе и супротивных мнений, в питерской прессе, московской прессе. Никто за это не пострадал. О том, что законопроект госпожи Евдокимовой был внесен некоторыми деятелями «Единой России», было написано в легальной питерской прессе. Люди писали под своими именами. Здесь же чистая «геббельсовщина», поскольку берутся из легальной прессы те факты, которые вы перечислили, и под чужими именами печатается фальшивая газета под фальшивыми подписями, с фальшивыми указаниями типографии, с фальшивыми указаниями главного редактора, ночью распространяется. Значит, остаток – то, что так оживленно обсуждается, это ложь. И вот смысл «геббельсовщины» в том и состоит, чтобы взять кусочек правды из легальной прессы, из легальной печати и разбавить все вот этой блевотиной, которую люди должны пережевывать. Я не случайно употребляю этот термин. Мне позвонила одна пожилая петербурженка, которая первоначально не поняла, она говорила: «Неужели это ваша газета?» Я говорю: «Да нет, что вы?» Она говорит: «У меня такое ощущение, будто кого-то стошнило в мой почтовый ящик». Вот извините, Андрей, мне кажется, что нужно разделять очень четко одно от другого: легальность, в рамках которой можно все, что угодно писать, запретных тем нет, но просто люди, которые сознательно создали такой конгломерат ингредиентов, они знают, что взяв кусочек легальности, можно впарить в нестойкие умы, черт знает что. Вот эта «геббельсовщина».



Виктор Резунков: Хорошо, вы же имеете право сказать то, что вы думаете. Николай из Смоленской области пишет: «Слава газетным партизанам, и позор газетным проституткам обоего пола».


Андрей, я знаю, что в Агентстве политических новостей «Северо-Запад» был проведен обыск, и вас вызывали на допрос именно в связи с появлением вот этого фальшивого «Петербургского дневника». Несколько слов буквально расскажите о том, что с вами было?



Андрей Дмитриев: Произошло следующее: после того, как появился в городе этот самый «Петербургский дневник», нам начали поступать сигналы участникам редакции о том, что вроде бы руководство партии «Единая Россия» заподозрило нас в причастности к этому, в связи с чем возможны различные формы воздействия как законные, так и незаконные, грубо говоря, дать по голове в подворотне и так далее. В итоге с утра в прошлую пятницу, это было 16 февраля, в пол седьмого утра ко мне домой вломились люди из УБОПа из 10-го отдела антикоррупционного, и как бы меня они не задерживали, но настоятельно рекомендовали проехать с ними. Мы проехали наш офис Агентство политических новостей «Северо-Запад», он функционирует порядка трех месяцев, это филиал московского Агентства политических новостей, основанного известным политологом Станиславом Белковским, который имеет еще ряд региональных филиалов, вот существует и северо-западный. И там был произведен обыск. Мне предъявили бумагу, из которой следует, что заведено уголовное дело по статье «Клевета» в отношении Сергея Матвиенко и Вадима Тюльпанова по факту выхода газеты «Петербургский дневник». И подозревает следствие, что на жестких дисках наших компьютеров могут находиться материалы, связанные с этой газетой. Был произведен очень тщательный обыск, досмотр помещения. Изъяли не только жесткий диск, но и они перерыли все газеты, просмотрели все книги, даже ведро с мусором исследовали тщательно в поисках «Петербургского дневника». Люди были явно разочарованы тем, что не было там пачек газеты и верстки на компьютере ее. Но изъяли что смогли, изъяли помимо жесткого диска еще несколько плакатов «Нет Матвиенко! Нет газоскребу!», которые использовались на пикетах против «Газпром-сити». Изъяли диск с фотографиями митинга ОГФ и НБП, который проходил 31 января, и еще ряд внутренних документов. Работа редакции оказалась парализованной несколько дней, после чего еще следователь следственного отдела Адмиралтейского РОВД Алексей Мозуль в течение нескольких часов меня допрашивал, интересовался, как функционирует сайт, что там публикуется, и интересовался причастностью нашей к выходу «Петербургского дневника», на что я ему абсолютно честно сказал, что никакой причастности не существует. Просто в этой газете были использованы ряд информации с нашего сайта. У нас была серия публикаций о партии «Единая Россия», о коррупции в ее руководстве в Санкт-Петербурге, о механизме принятия решений. И вот они были использованы в этом «Петербургском дневнике».



Виктор Резунков: Вас за клевету не привлекли за публикацию?



Андрей Дмитриев: Нет, я прохожу как свидетель по данному делу. Что касается подоплеки всего этого, опять же мы еще будем обсуждать, кому это было выгодно, и кто мог выпустить эту газету, но пока я могу сказать, как это используется факт выхода этой газеты. Факт используется партией власти и Смольным для того, чтобы закрутить гайки. Вообще, в Питере очень напряженная ситуация перед выборами: столкновение «Единой» и «Справедливой России», борьба приобретает все более и более жесткие формы. И сейчас эта газеты использована Смольным, «Единой России» для того, чтобы начать закручивать гайки.


Помимо того, что я являюсь редактором вот этого сайта, я еще и являюсь лидером петербургского отделения Национал-Большевистской партии и вхожу в оргкомитет по проведению «Марша несогласных» 3 марта. И мы уверены, что это давление, которое осуществляется на нас, связано с этим фактом. То есть тут выстраивается некая цепочка. Вчера еще двух членов НБП, которые разбросали листовки в зале Законодательного собрания 22 ноября, им продлили срок содержания под стражей еще на месяц. Они за листовки уже три месяца в «Крестах». Я думаю, что это средство тоже давления на нас: вот, ребята, у вас уже люди сидят, к вам пришлют с обыском, еще вас вызовем на допросы, то есть вы находитесь в подвешенном состоянии с вашим маршем. Никуда не ходите, никуда не вылезайте, сидите тихо – вот что нам хочет сказать «Единая Россия». Я им скажу одно: не дождутся.



Виктор Резунков: Ваша позиция мне ясна. Александр пишет: «Почему вы называете фальшивку только «геббельсовщиной»? В такой же степени это чистая «сталинщина» с сотнями различных прав и с таким же враньем, которое Геббельсу и не снилось».



Валерий Островский: Не возражаю против этой поправки, совсем не возражаю.



Виктор Резунков: У нас звонки. Андрей Иванов из Челябинской области, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу высказаться по поводу вашей дискуссии по поводу средств массовой информации в России. Вот сегодня выпуски новостей просматривал. Там на первых полосах идет Воронеж, какие-то аварии. Понятно, что никакой свободы реально в нашей стране нет. И вот единственное, что слава Богу, я могу вашу радиостанцию слушать, уже 20 лет ее слушаю. Не могу согласиться, когда гость, защищая власти питерские, говорил, что это какие-то фальшивки. Меня не очень интересует достоверность этой информации. Я могу сказать одно, что если возникает сравнение с этими газетами «Красная звезда» и с фашистским оккупационным режимом, то нам нужно задуматься, а что же у нас сейчас в стране? Почему у нас нет реальной свободы средств массовой информации, чтобы действительно необходимости в такого рода акциях не возникало?



Виктор Резунков: Хороший вопрос.



Валерий Островский: Мы, я думаю, еще вернемся к этому вопросу. У меня только возражения вызывает одна ваша фраза: «Меня не очень интересует достоверность информации».



Виктор Резунков: Может быть, он не так выразился. Я могу перефразировать. Вы поняли вопрос? Вы можете на него ответить?



Валерий Островский: Если коротко, да, я сам не удовлетворен состоянием средств массовой информации в нашей стране. Давайте вместе делать так, чтобы они улучшались. Но делать это нужно только на абсолютно легальной основе. Вот я, Островский Валерий Петрович, говорю: да, мне не нравится то, что происходит во многих средствах массовой информации. Я могу перечислить дальше то, что мне не нравится. Мне не нравится то, что действительно слишком мало дают слова в эфире представителям других партий: коммунистам, «Справедливой России», всем легальным партиям, у нас 27, по-моему, зарегистрировано легальных партий. Они действительно все должны получить в той или иной мере слово. И не раз в году, а чаще. Я с этим согласен.



Андрей Дмитриев: Не забывайте, что эти легальные партии зарегистрированы по репрессивному законодательству, которое существует сейчас в России. Существует еще множество общественных сил, которые не зарегистрированы как политические партии, которые тоже хотели бы получить свободный доступ к СМИ.



Виктор Резунков: Олег из Питера, пожалуйста.



Слушатель: Валерий Петрович, я бы с удовольствием купил эту газету. Не можете мне сообщить, где ее можно купить и за сколько? Почему мы должны вам верить на слово? Если вы так этой газетой недовольны, значит она достаточно интересная и сообщает очень важные и нужные для нас сведения. И поэтому я предлагаю вам просто провести читку этой газеты в прямом эфире, потому что другого способа ознакомиться с ее содержанием ни у кого из наших слушателей нет. Тем более, у тех, которые живут очень далеко от Петербурга.



Валерий Островский: Олег, не могу оценить ваш юмор, потому что не считаю его тонким, скажу откровенно. Что касается вашего предложения организовать вслух читку для вас персонально, то я еще раз повторю, что я не большой любитель лизать блевотину. Никогда в жизни этого не делал и делать не буду.



Виктор Резунков: Может быть, как раз в настоящей газете «Петербургский дневник» опубликовать какую-то акцию с опровержениями?



Валерий Островский: Я уже написал то, что думал, этого достаточно. Слишком много чести для тех мерзавцев, которые это сделали.



Виктор Резунков: Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу сразу же возразить одному из ваших гостей. Он говорил хорошо очень про геббельсовские методы, но сам к ним начал прибегать. И такие пассажи по поводу бронзового памятника, который в Таллине. Я просто хотел сказать: под Санкт-Петербургом закатаны под асфальт множество кладбищей и братских захоронений военных, вот под «Чайна-тауном», в нескольких стах метрах от дворца Путина, под новой взлетно-посадочной полосой «Пулково». Буквально в нескольких стах метров от того дома, откуда я звоню, тоже находится такое же захоронение, даже там валяются бетонные остатки монумента. Его просто-напросто перевернули, там все раскопали, сейчас там помойка. И вы знаете, все-таки надо относиться более толерантно. Количество людей, пытающихся сейчас удрать из России в Эстонии, громадное. Вы обратитесь в консульство, они вам расскажут.



Андрей Дмитриев: Я, собственно, не вижу никакого противоречия между тем, что я говорил, и что слушатель говорит. Конечно, Россия сегодня – это не привлекательное диктаторское государство с плохим имиджем в мире, которое и для своих граждан ничего хорошего тоже не делает. Поэтому тут все понятно. Но это не значит, что можно сносить памятники нашим солдатам в Эстонии.



Валерий Островский: Да, конечно, ничего хорошего государство не делает. В городе Санкт-Петербурге с 2000 по 2007 году средняя заработная плата выросла в четыре раза. Диктаторское государство гнобит людей. Андрей, вы – политик, вы уже признались в этом. Поэтому вы говорите политическими лозунгами. Давайте опираться строго на факты.



Виктор Резунков: Давайте вернемся все-таки к нашей теме. Кто может быть заказчиком издания этой газеты?



Валерий Островский: Я как раз, так получилось, сегодня выступаю оппонентом господина Дмитриева, он сказал, что очень острая напряженная кампания избирательная в городе. Я как раз вижу абсолютно вегетарианскую, унылую кампанию. Иногда какие-то всплески не напоминают никакой остроты. Поэтому, честно говоря, из тех, кажется, семи партий после восстановлению СЕПР, которые будут участвовать в выборах, я абсолютно не вижу, кому это выгодно. Я не вижу, чтобы это было выгодно снятому «Яблоку», тем более там люди интеллигентные и достойно этот удар судьбы переносят. Я попутно, пользуясь случаем, хочу выразить им свое уважение. Грешить на «Справедливую Россию» нет никаких оснований. Сергей Михайлович Миронов, выступая по НТВ в программе «Воскресный вечер» у Соловьева, хотя его об этом не спрашивали, сказал, что в Питере появились «черные» газеты, что мы к ним не имеем никакого отношения. Грешить на «Единую Россию», что она таким образом устроила какое-то обострение, совершенно бессмысленно по той простой причине, что явка в результате обычно «грязных технологий» на выборы снижается. А как раз «Единой России» как партии снижение явки абсолютно не выгодно. И предполагать, что они, как писал в свое время Хемингуэй, «собрались левой пяткой лягать себя в мошонку», это было бы слишком оптимистично, я не думаю. Поэтому мне представляется, что это не политическая акция. Скорее всего, эта акция имеет бизнес-заказ, очевидно, из каких-то крупных бизнес-структур, которым наступили на пятки, и не только в Санкт-Петербурге, а, может быть, и в Москве. Мы знаем, какие уголовные дела сейчас идут по Совету Федерации и так далее. Вот какие-то из этих бизнес-структур вполне воспользоваться могли предвыборной кампанией в Санкт-Петербурге для того, чтобы устроить вот всю эту катавасию. Я бы там поискал все-таки.



Виктор Резунков: Лариса Дмитриевна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу сказать Валерию Петровичу, что я несколько лет, до 2000 года, до прихода нашего гаранта, не слушала «Свободу», мне хватало информации. Теперь, после 2000 года плотно сижу на «Свободе». Вопрос такой: как ему не стыдно? Дайте ему интервью с мэром Архангельска, молодого мужчину забивают. Дайте ему Первый, Второй, Третий, Четвертый каналы, чтобы я послушала, может быть, он невменяем, может быть, он сумасшедший, что хочет стать президентом? Я не говорю уже о том, чтобы защитить Светлану Бахмину, мать своих детей. Вот такие мелкие вопросы.



Виктор Резунков: Я все-таки продолжу задавать тот вопрос, кто может быть заказчиком издания?



Андрей Дмитриев: Мне сложно судить о том, кто может быть. Существуют разные версии. Я вижу, как это используется. А используется это партией «Единая Россия» и властью с целью закрутить гайки и с целью еще больше ужесточить политический климат в городе, чему свидетельство – обыск в нашей редакции.



Виктор Резунков: Хорошо, давайте я приведу примеры о том, какие варианты рассматривают журналисты петербургские. Интернет-газета «Фонтанка.Ру» предполагает два основных варианта. Первый вариант – это руководителя Агентства политических новостей Станислава Белковского, который пишет, что «скорее всего, фигура заказчика является «Единая Россия», тем самым «Единая Россия» сделала холостой выстрел в самих себя», и Белковский строит свои предположения, исходя из того, как стремительно развиваются события, и бессмысленности самого проекта. «Одна из целей – поссорить губернатора со всеми политическими силами. Хотя губернатор изначально была лояльна «Единой России», у нее наметились некоторые контакты и с мироновской «Справедливой Россией», отмечает Белковский. Во-вторых, закрыть рот тем, кто наезжает на лидера петербургских «единороссов» Вадима Тюльпанова».


Валерий Петрович, что вы думаете об этой версии?



Валерий Островский: Бред сивой кобылы.



Виктор Резунков: Почему?



Валерий Островский: Понимаете, мне представляется, что искать какие-то контакты… Вот мне бы очень хотелось спросить господина Белковского, он что, присутствовал при контактах госпожи с господином Мироновым, и какие это были контакты? Я просто очень давно, наверное, не был в Смольном, а Белковский туда чаще ходит, но я привык верить фактам, а не мнениям. В данном случае, скажем так, это мнение Белковского, которое мне не представляется убедительным.



Виктор Резунков: Вот мнение Эмилии: «Зря защищаете газету «Петербургский дневник». Дыма не бывает без огня. То, что людям запрещено выступать на митингах и так далее – факт. И губернатор сама виновата, что идет такая молва».


Я хотел бы привести еще один вариант, который уже приводит «Фонтанка.Ру»: «По другой, более правдоподобной версии, подделку изготовили сотрудники одной скандальной питерской газеты, близкой к получившему пожизненный срок Юрию Шутову». Эта газета всем нам известна, это «Новый Петербург», я не боюсь скрывать этого. «Заметим, что сотрудники этого издания недавно стали активными участниками партии «Народная воля». Вполне возможно, что злоумышленники преследовали сугубо коммерческую цель – сделать газету, а затем предложить выкупить тираж тем, кто не заинтересован в его распространении. По нашим данным, ряду кандидатов от «Единой России» поступали такие предложения. Кое-кто с ними даже согласился».



Андрей Дмитриев: Здесь я могу прокомментировать, поскольку долгое время работал корреспондентом «Нового Петербурга» и хорошо знаю редакцию. Чушь собачья! Никакого отношения к выпуску чернухи она не имеет, итак достаточно затравлена, то есть постоянно редактора таскают на какие-то судебные процессы то Людмила Нарусова небезызвестная, то еще кто-то. Их пикетирует движение «Наши», постоянно тоже происходит давление на них как на раздражающее независимое СМИ. И то, что такие версии всплывают, видимо, подводит опять же к тому, чтобы оправдывать силовые акции.



Виктор Резунков: Да, тем более возглавляющий список партии «Народная воля» Анна Маркова, которая у нас выступала в эфире позавчера, категорически отрицает какую-либо причастность партии «Народная воля» к участию в издании этой газеты. Давайте послушаем Артура из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хотел бы все-таки немножко поговорить о содержании истинной газеты «Петербургский дневник». Поскольку приходится мне ее читать достаточно часто. Эту газету все-таки, наверное, можно назвать пропагандистским листком или чем-то вроде того, поскольку там практически через страницу присутствует, во-первых, наш губернатор, во-вторых, там очень много говорится о «Газпром-Сити» и о том, как хорошо и как нужно его строить. Там говорилось очень много о том, как правильно было изменено избирательное законодательство, как хорошо, что у нас теперь ограничений по явке нет, как хорошо, что у нас сняли графу «против всех». Но я думаю, что для меня лично главным хитом этой газеты была статья ее главного редактора Владимира Малышева, где он написал о том, какой все-таки нехороший человек Юрий Шевчук, что получил грязные деньги премии «Триумф» из рук Березовского. Я не знаю, если бы он получил деньги из рук Абрамовича, было бы лучше? И это мне напомнило определенные времена. Это мне напомнило Пастернака, Нобелевскую премию. Может быть, не надо сравнивать Шевчука с Пастернаком, но методы очень похожие. И поэтому доверия к этой газете абсолютно никакого после таких публикаций быть не может.



Валерий Островский: Собственно говоря, главный редактор выразил свое мнение. Я выразил ему свое мнение, что я с ним не согласен, с этой авторской колонкой. Вы понимаете, это авторские колонки. Вы упомянули о моем материале об избирательном законодательстве. Да, я действительно считаю и знаю, что нигде в мире в развитых цивилизованных странах нет порога явки, и отмена этого порога явки, наоборот, должна стимулировать рядовых избирателей ходить на выборы. И чем чаще и больше они будут ходить на выборы, тем больше власть будет получать сигналов не только позитивных, но и негативных. А если не ходить на выборы добровольно, тогда и сигналов не будет. Давайте спорить о сущностных вещах. Я выражаю свое мнение. Кстати говоря, сейчас много говорят о том, что вот надо довести пенсии до 40% минимума заработной платы. Вы знаете, кто первый написал в городе об этом? Об этом написал ваш покорный слуга в «Петербургском дневнике» задолго до всех этих политических дебатов и приводил расчеты, это мое личное мнение. Я в этом убежден. Я его придерживаюсь и сегодня, и никто мне не запрещает.



Андрей Дмитриев: Могу ответить насчет выборов, что нигде в мире не существует такого репрессивного законодательства и такой политической практики, которая позволяет снимать с выборов ведущие политические партии, претендующие преодолеть порог, я имею в виду «Яблоко» в данном случае, и позволяет отсекать и не регистрировать значительные политические силы, имеющие влияние в обществе вообще.



Валерий Островский: Согласен с вами. И там же я писал о том, что нынешний избирательный закон имеет свои явные глупости и несообразности. Я об этом говорю откровенно.



Виктор Резунков: Валерий Петрович, это, видимо, к вам Алла Ивановна пишет: «Господа, зачем вы лжете, что средняя зарплата выросла в четыре раза? Это произошло только у госслужащих, а у основной массы понизилась».



Валерий Островский: Средняя заработная плата, согласно статистике, за семь лет выросла в четыре раза. Зайдите на сайт Городского комитета статистики, и там вы это обнаружите со всеми расчетами.



Андрей Дмитриев: Средняя температура по больнице нормальная.



Валерий Островский: Да, я сказал, средняя.



Виктор Резунков: Егоровы пишут: «И без того, что написано в «Петербургском дневнике», имеется в виду фальшивая газета, ясно, что в «Единой России» собралось жулье и ворье, от которого нам живется очень плохо».



Валерий Островский: Возможно. Тогда встает вопрос, почему эта партия, в которой, кстати говоря, я не состою, естественно, получает 35-40-50%? Причем между прочим людей не заставляют голосовать за эту партию.



Виктор Резунков: Действительно.



Валерий Островский: Люди приходят добровольно и голосуют. Так что надо задать себе и этот вопрос, и тот вопрос, чтобы быть объективными.



Андрей Дмитриев: Во-первых, у нас большинство населения на выборы вообще не ходит и считает, что выбора никакого не существует.



Виктор Резунков: Но это тоже позиция не ходить на выборы.



Андрей Дмитриев: Я с ними согласен, у меня такая же позиция, и на эти выборы я идти не собираюсь, поскольку выбора то нет никакого. То есть большинство говорит: «Все, мы не играем в эти игры, до свидания, нам вот это неинтересно, ваша система». А из тех, кто приходит, естественно, 35-40% составляют люди, лояльные власти по определению. Это всегда существует такой электорат. И та самая «геббельсовщина» с Первого канала, с РТР и с прочих государственных СМИ и бесплатных газет, которые лежат в метро, существует, и, безусловно, вот так и набираются из пенсионеров, из солдат, которых пригоняют на избирательные участки и объясняют, за кого голосовать. Вот и набираются 35%.



Валерий Островский: Андрей, ситуация такова, что солдат сейчас загнать на участки невозможно. Потому что начальник части, командир или начальник училища прекрасно знает, что если часть проголосует за «Единую Россию», лидер «Справедливой России» добьется снятия. И наоборот. Как это ни парадоксально, сегодня, в нынешних условиях военные либо не пойдут на выборы, либо дадут возможность рядовым голосовать так, как они хотят. Но я еще раз хочу сказать: те люди, которые выражают протест и говорят: «А я не пойду на выборы», они гнобят сами себя. Вы можете пойти на выборы и испортить все бюллетени, и испорченных бюллетеней будет полно. И это тоже будет протест. Но вы же ленивы от природы, господа протестанты.



Андрей Дмитриев: А какой смысл мне портить бюллетень? Зачем мне это надо? Я просто не пойду на них.



Валерий Островский: Выборы – это сигнал власти. Власть достаточно, извините меня, труслива и если получит такой сигнал, она задумается о многом. Но вы отдаете лояльным власти людям, и партия власти получает большинство.



Андрей Дмитриев: А сигнал власти будет, если на выборы придет 10% или 15% в Питере. Несмотря на то, что порог явки убран, это о многом заставит задуматься.



Валерий Островский: Тоже согласен.



Виктор Резунков: Нам позвонил Магомед из Москвы.



Слушатель: По поводу того, что за «Единую Россию» люди на выборы ходят. Знакомые моих знакомых, и круг знакомых расширяется, и я еще ни одного человека из своего большого круга знакомых не видел, чтобы ходили на выборы. Я думаю, что эти господа просто не понимают, каким они богатым и мощным государством управляют, они еще одного не понимают, что низы – очень умные и образованные люди, и они все знают, что это назначение, а не выборы.



Андрей Дмитриев: Правильно, не надо держать людей за быдло. Нас убеждают, что те, кто не ходит на выборы, - это во многом политически инертные люди, которые не хотят на судьбу своей страны влиять. Это не так. Хотят. Но просто не видят в выборной системе реального выбора. Люди не видят, что они являются гражданами своей страны. В отличие от того, что я видел на Украине во время выборов в Раду, когда люди шли и реально знали, что их голос решает судьбу этого парламента, голосуют они за Тимошенко или за Януковича. Так и получилось, набрал Янукович большинство голосов, вот он и премьер, его партия правит. В России этой связи нет. Мы знаем, что от нас ничего не зависит.



Валерий Островский: А я хочу, чтобы у нас было как в Голландии, где, казалось бы, все проблемы решены, но на последние парламентские выборы пришло более 80% избирателей. Это значит, что люди, население, граждане Голландии понимают свою гражданскую ответственность. Хотя там тоже очень немного партий, и в общем они согласны друг с другом по основным проблемам, но люди идут. И пока мы сами не пойдем на выборы, и не будем говорить, что круг моих знакомых не ходит на выборы, значит, у вас такие знакомые.



Андрей Дмитриев: Нет, надо идти не на выборы, а на улицы, чтобы менять эту политическую систему. Изменить ее можно только массовым уличным протестом. Как мы, собственно, это видели на Украине. И тогда будет у нас Украина, будет Голландия, будет нормальная политическая система. А пока сидят одни чекисты сверху и своими чекистскими методами выстраивают имитацию выборов нам, смысла ходить на них никакого нет. Я солидарен с большинством населения нашей страны, а большинство солидарно со мной.



Валерий Островский: Не будем затрагивать Украину. Я согласен по поводу Украины с обозревателем «Коммерсанта» и Радио Свобода Виталием Портниковым, который назвал это «политическим Гуляй-полем» сегодня.



Виктор Резунков: Давайте вернемся все-таки к нашей газете – фальшивому «Петербургскому дневнику». «Новая газета» в Санкт-Петербурге приводит свою версию появления фальшивой газеты «Петербургский дневник»: «Газета, изданная под респектабельным логотипом «Петербургского дневника», больнее всего ударила именно по оппозиции. В этом мнении сходятся многие оппозиционные политики города». Что вы думаете по этому поводу?



Валерий Островский: Я не знаю. Кто у нас в оппозиции? Сергей Михайлович Миронов объявляет себя оппозицией. Мне трудно представить, чтобы это как-то ударило по Сергею Михайловичу Миронову. По «Яблоку»? Да уже вопрос, к сожалению величайшему, решен.



Виктор Резунков: «Патриоты России» не были в оппозиции?



Валерий Островский: «Патриоты России» - да их не слышно как-то. Они расклеили свои обещания, но активной политической борьбы не ведут. Нет, я не думаю, что это вообще связано именно с политической борьбой. Я все-таки убежден, что это версия мести за ограничения бизнес-интересов.



Виктор Резунков: Александр из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я хотел бы тем, кто празднует праздник пропащей армии пропащей страны, поздравить всех с праздником. У меня вопрос, Валерий Петрович, если он так не любит геббельсовскую пропаганду, сталинскую пропаганду, я так понимаю, что он был диссидентом в те времена и сидел в ГУЛАГе. Хорошо, рассказал бы про ГУЛАГовскую жизнь. А журналисты, по-моему, и должны заниматься тем, что не лизать задницу власти, а должны рыться в этом самом дерьме, как говорил Владимир Владимирович Маяковский, и вытаскивать на свет тех, кто тратит Бог знает какие деньги Бог знает на что, а народ живет в нищете в богатейшей в мире стране.



Валерий Островский: Да нет у нас с вами никаких разногласий. Я с вами абсолютно согласен. Только это делать надо открыто, легально, не скрываясь под чужими именами, чужими логотипами и чужими выходными данными.



Андрей Дмитриев: Тогда рано или поздно к вам придут в редакцию и вынут жесткий диск люди в голубых мундирах.



Валерий Островский: Если вы опираетесь на факты, можете не волноваться.



Андрей Дмитриев: Я и не волнуюсь, я знаю, что будет дальше, представляю себе, как это будет раскручиваться.



Виктор Резунков: «Вопрос, - как написано, - человеку из «Петербургского дневника»: А вы знаете крупный бизнес, не принадлежащий власти?»



Валерий Островский: Знаю.



Виктор Резунков: Какой?



Валерий Островский: Я не хочу называть вслух своих знакомых.



Андрей Дмитриев: Хороших людей под удар ставить.



Виктор Резунков: Я хотел бы еще обратить внимание на еще один факт, который сейчас вызвал достаточно большой резонанс в медиа-пространстве России. Как сообщает сайт «Каспаров.Ру», буквально на днях выведен из строя сайт Национал-Большевистской партии. Причем здесь любопытен такой факт, что атака, по мнению представителя Национал-Большевистской партии, организована Федеральной службой безопасности. И чем это объясняется? Цена такой атаки в сутки составляет 432 тысячи долларов. Естественно, такие затраты по карману далеко не всем. И вот, пожалуйста, комментарий.



Андрей Дмитриев: Тут происходят интересные события в виртуальном пространстве. Мы видим, что в условиях того, что все больше съеживается свобода в легальных СМИ, в печатных, в электронных СМИ, то все больше и больше она остается в Интернете, в «Живом журнале» и на ряде сайтов, где идет действительно живая дискуссия между различными точками зрения, и существует свобода на высказывания. Ну, а чекисты, видимо, с приближением выборов почувствовали, что необходим контроль за этим пространством, которое действительно вовлекает в себя все больше и больше людей и становится все более влиятельным. И начинают в нем уже осваиваться, то есть начинают пытаться наводить свои порядки. Имела последовательность за последние несколько недель несколько атак, бомбардировок нескольких сайтов было осуществлено. Первым был сайт ДПНИ, который забомбили и вывесили на месте его сайт «Единой России», то есть набираете адрес ДПНИ, попадаете на «Единую Россию». Следующим был как раз во время выхода «Петербургского дневника» подвергнуты атаке сайта Агентства политических новостей, все проекты – это АПН, «На злобу», и АПН «Северо-Запад», то есть более суток сайты висели и с трудом удалось эту атаку отбить. Дальше проходит еще неделя, и подвергается атаке сайт НБП, он уже более трех суток висит. Я говорю, что чекисты освоились в виртуальном пространстве, очень важным событием в этом плане является продажа русского сектора «Живого журнала» российским бизнесменам, которая была осуществлена осенью прошлого года. И сразу после этого мы видели: происходит «Русский марш» в Москве, и на день просто спецслужбы отрубают весь сектор «Живого журнала», чтобы люди не имели коммуникации, не могли общаться и договориться о том, куда им придти. Ну, вот такие методы борьбы. Нам нужно вырабатывать соответственно свои контрметоды. Мы будем думать над этим.



Виктор Резунков: Валерий Петрович, подведем итоги программы.



Валерий Островский: Я ничего не понимаю в интернетовских делах, редко там бываю. Что касается итогов, да, у нас много проблем, в том числе и со свободой слова, но решать эти проблемы можно только легальными, открытыми методами, не боясь ничего и не устраивая вот таких грязных провокаций.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG