Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему участника штурма Берлина Ивана Шалая сразу же после победы объявили врагом народа? За что погиб в Чечне сын Надежды Илюшко из Обнинска? Почему солдат Петр Бабин из Челябинска застрелил своих сослуживцев? Самарская область: Разрешат ли бывшим военным приватизировать их квартиры в военном городке? Саратов: Афганская война - взгляд из окопа. Сочи: Кому приглянулось здание реабилитационного центра для детей-инвалидов? Йошкар-Ола: Кукольный театр за колючей проволокой. Ижевск: Хор мальчиков играет в футбол. Тюмень: Есть ли жизнь на пенсии?


В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



Для 82-летнего пятигорчанина Ивана Шалая День защитника Отечества - большой праздник. В годы войны в составе советской армии он дошел до Берлина. Но отмечать этот праздник Иван Иванович не любит. Домой из Германии он возвращался уже под конвоем. Когда его родную деревню оккупировали немцы, уроженцу Могилевской области Белоруссии Ивану Шалаю было 15 лет. Именно тогда, в 1942, он ушел в партизаны.



Иван Шалай : Немцы назначили старосту. Староста переписал всех мужчин. По списку назначал на работу к немцам. И вот партизаны выбрали меня, более надежного, что меня не схватят, что я сообразительный парень. Я ходил на работу в этот немецкий гарнизон. Мне было дано задание так - находиться там, ничего не записывать, все запоминать.



Лада Леденева : Позднее был немецкий плен после облавы в освобожденном партизанами селе, несколько недель в земляной холодной яме, долгий путь в Германию и побег. После освобождения Могилевской области войсками советской армии, он был принят в нее пулеметчиком, дважды был ранен и встретил победу в госпитале под Берлином, а по окончании войны остался служить в Потсдаме в 185-й дивизии советской армии. 31 октября 1946 его неожиданно вызвали в военную комендатуру, где начальник контрразведки объявил врагом народа, а трибунал приговорил к 10 годам лагерей.



Иван Шалай : Он записал с 24 мая по 27 апреля, что я находился в Германии, был ездовым в немецкой армии. А в это время я находился в Белоруссии. Меня по приговору, по статье 58 1а - "Гражданская измена Родине", определили на 10 лет и 3 года поражения в правах с конфискацией всего имущества. В конце было дописано - приговор окончательный обжалованью не подлежит.



Лада Леденева : Так 19-летний Иван Шалай попал на БАМ, в то время - главную комсомольскую стройку страны.



Иван Шалай : У меня номер был 955. Отправили нас на комсомольскую стройку - БАМ. Там не было ни одного комсомольца. Там было столько заключенных, что через каждый 5 километров станция или полустанок, и на каждой этой точке было по 2 тысячи. То есть если растянуть этих людей и поставить на железную дорогу, через 2,5 метра стоял бы человек от Тайшета до Братска.



Лада Леденева : То, что ему пришлось пережить за 10 лет лагерей, узник ГУЛАГА не может вспоминать без слез. На свою судьбу не жалуется: был молодой, с работой справлялся. Душа болит за старых товарищей, многих из которых давно нет в живых.



Иван Шалай : Многие были без ноги или без руки. Один был даже без обоих ног. Его привозили, сажали на стол. Возле стола скамейка была, на столе стояла доска, возле доски крепилась пила, клали ему напильники. Он был пилоправ - все равно работал.



Лада Леденева : Освобожден, а позднее реабилитирован Иван Шалай был по ходатайству командования родного партизанского отряда уже после смерти Сталина. Приехал к родным в Пятигорск. 10 лет добивался положенного по закону жилья.



Раиса Шалай : Сначала нам дали одну комнату - 16 квадратных метров, а потом после этого года через три, наверное, дали вот эту, и то благодаря тому, что он писал. Сейчас он хочет, чтобы ему заплатили за то, что он отсидел ни за что ни про что. Уже три года идет волокита.



Лада Леденева : Рассказала супруга Ивана Шалая Раиса Шалай. В 2003 ее муж обратился в Пятигорский суд. После освобождения из всего конфискованного имущества ему вернули только ордена. Этот суд, как и кассацию в Ставропольском краевом суде, бывший узник ГУЛАГа проиграл. Ему было отказано за истечением срока давности. И это несмотря на то, что раньше судиться с государством он просто не мог - все документы ветерана вплоть до 2003 года хранились засекреченными в архивах КГБ. Как рассказал мне Иван Шалай уже после суда, шансы выиграть процесс у него были, будь у пожилого, больного человека хороший адвокат.



Иван Шалай : Что же они мне предложили? Посмотрели, что тут деньги могут быть хорошие, 50 тысяч дай сейчас им. Я говорю - хорошо, давайте договор заключим. Я вам выплачу эти 50 тысяч в том случае, если с вашей помощью я выиграю процесс. Тогда будет и вам чем заплатить и останется что-то мне. Нет. Прошло две ступени, и чтобы я им заплатил 100 тысяч, а сам бы не имел ничего. А где бы я их мог взять?!



Лада Леденева : По словам ветерана, сторона ответчика представила в суд фальшивую справку о том, что за годы сталинских лагерей он якобы получил больше миллиона рублей. На самом же деле за 9 лет 9 месяцев 25 дней БАМа ему выплатили совершенно иную сумму.



Иван Шалай : 21 рубль 21 копейка - по 18 копеек за месяц. Я сейчас требую в надзорной жалобе - 500 тысяч.



Лада Леденева : Конфискованные при аресте немецкие марки и золотые часы пятигорский суд оценил в 5 тысяч рублей. Ветеран же с учетом деноминации, инфляции и банковских 12 процентов в год считает, что государство задолжало ему около миллиона.



Иван Шалай : Деньги - русские, немецкие, польские. Я же был в Германии после войны, в Потсдаме. Нам там платили и оккупационными марками, немецкие марки я приобретал на рынке. Вот это все до сих пор не возвращено. Получилось за просрочку за 50 лет больше миллиона рублей.



Лада Леденева : Несмотря на установленные законом процессуальные сроки, суд волокитил дело Ивана Шалая три года. Однако бывший солдат сдаваться не собирается. Он самостоятельно составил надзорную жалобу в президиум Ставропольского краевого суда. Уже больше месяца ждет результата, но продолжает верить в победу.



Иван Шалай : Верю, верю, потому что я прав. Я буду идти дальше в Европейский суд.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Надежда Илюшко 12 лет искала в Чечне останки своего сына Валентина Илюшко, но так и не нашла. Похоронку она получила еще в ноябре 1994. Тогда в Грозный была введена танковая колона с целью свержения Дудаева, но почти все танки были сожжены, большинство танкистов погибло.



Надежда Илюшко : Бумага эта похоронка и руки жгла, и сердце рвала.



Алексей Собачкин : Мать солдата-срочника так и не дождалась печального груза-200, и уже в декабре 1994 смогла прорваться в Грозный. Там ее взору предстала ужасная картина.



Надежда Илюшко : Там еще оставались разбитые наши танки с крашенными башнями, чтобы они отличительными были, чтобы наша авиация их сверху не бомбила, очень много трупов лежало бесхозные, вздутые, расчлененные, обезглавленные… Все было в хаосе. Перемещения я делала в промежутках между обстрелами.



Алексей Собачкин : Чтобы вести свое материнское расследование, Надежда Илюшко устроилась на работу в Ханкале. Сначала была военнослужащей, работала завскладом, потом, когда вышли годы, стала там же вольнонаемной, и всё это время искала, искала… Нашла уцелевшего в том бою офицера.



Надежда Илюшко : Прапорщик остался живой. Он слышал через шлемофон Валин голос: "Колонна, колонна, я две семерки (это бортовой номер танка моего сына). Получил удар, разулся (это значит, гусеница слетела). Стою, прикрой, отбиваюсь". Все. Больше никто ничего не слышал.



Алексей Собачкин : Надежда Илюшко удалось узнать все обстоятельства того боя в Грозном и точно установить место гибели сына.



Надежда Илюшко : Я только нашла место подрыва танка. И в этом танке я взяла пыль, грязь, что осталось. В Ростов привезла. Щербаков Владимир Владимирович. Он как раз занимался эксгумационными и криминалистическими анализами. Я его спрашиваю: "Владимир Владимирович, в этой грязи есть трупный пепел?". Он мне сказал, что здесь на 90 процентов там трупность. Значит, люди сожжены живьем в танке.



Алексей Собачкин : На месте гибели сына мать посадила три березки. Еще узнала, что после боя чеченцы захоронили обгоревшие останки танкистов в братской могиле. Но найти могилу Надежде Илюшко не удалось.


Летом прошлого года она вернулась домой, в Обнинск. К тому времени умер муж, и Надежда Илюшко решила в той же ограде поставить памятник сыну, устроив ему символическую могилу. И получила самый настоящий плевок в душу. По закону, государство компенсирует родственникам установку памятников на могилах погибших солдат. И по этому же закону компенсация ей не положена - могила-то символическая! Чтобы получить компенсацию от государства, надо предоставить в областной военкомат кипу документов. Все бумаги у матери солдата есть, кроме одной - справки о месте захоронения. Правда, в одном документе четко написано «место захоронения - город Грозный». Но «государевым людям» этой ссылки мало. Нужно конкретное указание - номер могилы. Если подходить бумажно, чиновники на 100 процентов правы - нет трупа, нет могилы - нет и компенсации за памятник.



Надежда Илюшко : Пришла в военкомат, а они смотрят на меня как на ненормальную. Как это тела нету, а она ставит памятник. Я им: "А что вы мне предлагаете?" Мне ответили: "Дайте место захоронения". Там написано - место захоронения город Грозный. Они мне говорят: "Дайте в Грозном место захоронения, табличка номер". Я говорю: "А кто там занимался русскими солдатами? Они все во рву лежат". "Ну, вы мне дайте место!" "Ну где же я его найду, если я за 12 лет ничего не нашла!" (плачет).



Алексей Собачкин : Вот такой театр абсурда. Государство считает солдата павшим и в то же время отказывается ставить ему памятник за свой счет! Мать солдата сама 12 лет искала его, а множеству силовых государственных органов до этого не было никакого дела. Значит, найти останки сына, погибшего за интересы государства, - это личное дело матери и только? И куда только Надежда Валентиновна не писала в последние месяцы! И отовсюду ответы - компенсация не положена. Бывает, обратные письма написаны по-человечески, сочувственно, бывает - сухо, по казенному, но смысл ответов один - таков закон.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Ровно год назад начался скандал вокруг дела Андрея Сычева, который не утих до сих пор, а нынешней зимой покончил с собой курсант челябинского училища штурманов Никита Самитов, месяц лежал в коме из-за избиения служивший в Нижнем Новгороде житель челябинской области Владимир Шураев, застрелился челябинец Евгений Малахов, служивший в Свердловской области.


А случай с еще одним жителем Челябинска Петром Бабиным стал, пожалуй, самым громким. Солдат, служивший в Астраханской области в ракетных войсках, открыл огонь по сослуживцам. Двое убиты, один ранен, сам Бабин покончил с собой. Казалось бы, все довольно ясно. Но родственники, преподаватели и друзья не верят в то, что тот Петя, которого они знали, мог кого-то убить. И считают, что в этой истории не все просто. Мама Петра, Валентина Бабина, уверяет, что еще накануне ЧП с ее сыном было все в порядке, он строил планы и был вполне спокоен.



Валентина Бабина : Ничего не предвещало, никакой беды. Это удар среди ясного неба. Я даже не знаю, что там могло произойти. Но просто так расстрелять он не мог, не мог! Я не верю в это! Или это какая-то подстава. Могли его. Он мог не сам застрелиться, а могли его застрелить. Все может быть. Или уж до такой степени довели, я не знаю. Он никогда ни о чем не жаловался. Писать мы практически не писали, потому что нам дали телефон в часть. В субботу и воскресенье вечером нам можно было звонить. Я ему звонила по субботам и воскресеньям, разговаривали.



Александр Валиев : Как вспоминают люди, знавшие Петра близко, он всегда был спокойным, уравновешенным и добрым парнем. Рассказывает преподаватель техникума, в котором учился Бабин, Александр Зайко.



Александр Зайко : Он был психологически уравновешенным. Он был всегда спокойный, вежливый. Человека вывести из себя было трудно, то есть никаких конфликтов у него не было. У него было очень много друзей, товарищей. Все сотрудникам техникума он запомнился как очень исполнительный, ответственный молодой человек, у которого было большое желание получить данную специальность. Он был заинтересован в хороших отметках. Поэтому, если что-то не получалось, приходил всегда на консультации, интересовался, досдавал, пересдавал, изучал дополнительную литературу.


Я лично у него преподавал дисциплину "основы права". Он у меня всегда сидел на первой парте. Всегда задавал вопросы, уточняющие. Всегда мог высказать свою точку зрения, и свою точку зрения мог отстоять.



Александр Валиев : Но не только положительные качества Петра заставляют сейчас людей, которые его знали, думать, что ЧП в части разразилось не просто так. Возможно, ему предшествовали издевательства. До того, как Бабина перевели под Астрахань в ракетные войска, он около года служил в Волгоградской области, в ВДВ. Служба там продолжалась ровно до того момента, как он отказался подписать контракт. Возможно, в новой части Петра не приняли. Во всяком случае, на похоронах многие отметили травмы на его лице. Говорит Александр Зайко:



Александр Зайко : Я считаю, что здесь какая-то темная и непонятная история. Потому что вчера при прощании мы практически все обратили внимание, что у человека, допустим, нет зубов, передние выбиты. Заметно, что человек был до этого избит, по всей видимости, потому что синяки под глазами, не все в порядке с шеей, не все в порядке с головой. С кем бы я не говорил, никто не верит, что он был способен на это.



Александр Валиев : Дмитрий Снидко дружил с Петром давно, и во время службы Бабина в армии приятели продолжали общаться. Последний раз они созванивались как раз накануне трагедии.



Дмитрий Снидко : Это произошло 6 числа, а он мне звонил 5 числа вечером. Мы пообщались. Он говорит: "Вот мы сейчас стоим в карауле". Я говорю: "Не обижают?" Он говорит: "Есть немного". То есть в голосе не было ничего такого. Просто в эту ночь слишком все поменялось круто, и так вышло. Я этого человека знаю давно. Это человек очень добрый. Он со всеми находил контакт. Это, конечно, надо было вывести человека очень сильно. Даже, если он это сам сделал, я не знаю, как надо было довести человека! В той части у него было все нормально. Когда его перевели, просто, видать, невзлюбили. Потому что его в ракетную часть перевели, а он как бывший ВДВэшник. Просто начали к нему приставать. Видать, вот так довели.



Александр Валиев : Незадолго до службы в армии Петр ходил на Таганай - так называется красивая гора в Челябинской области и национальный парк вокруг нее. Там с друзьями он спас нескольких девушек, застрявших где-то на вершине, снял их с опасного места. Потом, когда Петр уже был в армии, его родители получили письмо.



Валентина Бабина : Пришло такое письмо громадное! Каждый, кого они спасли, каждый благодарность писал, стихи, что "если бы не вы, мы бы выжили, нас бы не было сейчас в живых".



Александр Валиев : Петр Бабин спас чужие жизни, но смог уберечь свою. А командиры, также не уберегшие своего солдата, прислали родителям сухой и непонятный телеграфный текст: "Ваш сын погиб при служебных обстоятельствах".



В эфире Самара, Сергей Хазов:



В феврале в поселке Рощинский, что в Волжском районе Самарской области, прошло несколько акций протеста. В самом массовом митинге участвовало более одной тысячи человек. Люди потребовали от властей изменить статус поселка Рощинский, который уже восемь лет является закрытым военным городком. Сейчас здесь проживает более десяти тысяч человек. Говорит Ольга Островнова.



Ольга Островнова : О наших жилищных проблемах мы сообщаем во всех высоких инстанциях на протяжении почти двух последних лет. К сожалению, нас не хочет услышать высшее руководство страны, не желают отвечать на запросы депутаты Госдумы, министр обороны и командующий войсками Приволжско-Уральского военного округа. Несколько лет назад статус военного городка номер 110 поселка Рощинский был изменен на закрытый. После чего 1200 семей военнослужащих запаса утратили право на приватизацию своего жилье, а значит и обмена его на квартиру в Самаре, куда многие хотели бы переехать на постоянное место жительства, где, кстати, многие сейчас работают.



Сергей Хазов : По закону, после увольнения в запас военный пенсионер должен приобрести себе другое жилье. Но жители Рощинского не могут поменять свое жилье на квартиры в Самаре, поскольку приватизация квартир в военном городке запрещена. А на денежную выплату, положенную военным пенсионерам по жилищному сертификату Министерства обороны можно купить разве что туалет в коммунальной квартире. «Многие жители Рощинского мечтают об улучшении жилищных условий, о том, что, наконец, получат в собственность свои квартиры», - рассказала Марина Дмитриева.



Марина Дмитриева : Потому что я работаю учителем, хотя пенсионерка. Я только вчера считала, мне нужно еще 30 лет работать, чтобы я смогла купить хотя бы однокомнатную квартиру. Это, конечно, уже невозможно.



Сергей Хазов : Продолжает военный пенсионер Олег Щеглов.



Олег Щеглов : А как же?! Каждому хочется. Недавно мы только что-то приобрели еще.



Сергей Хазов : «Проблема статуса поселка Рощинский должна быть решена в пользу простых людей», - считает председатель фонда «Самара XXI век» Юрий Никишин.



Юрий Никишин : Я знаю ситуацию в Рощинском. То, что они борются - правильно делают. У этой власти пока из пасти не вырвешь, ничего кроме плевка не получишь. Надо заставлять эту власть уважать народ. Этого она никогда не делала, в этом неуважении она погрязает все больше и больше.



Сергей Хазов : Сегодня все жилье и коммунальное хозяйство, а также больницы и детские сады поселка Рощинский принадлежат Министерству обороны России. К муниципальному хозяйству относятся только школы. «Жители Рощинского стали заложниками российского оборонного ведомства», - убежден правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Это легко объяснимо. Армия - это, вообще, как бы территория, где никакие права не действуют - не то что права человека, но и вообще никакие права. Я так думаю, что и уставы их не действуют, на основе которых они обязаны якобы жить. Естественно, что люди хотят из этого беспредела уйти, где они просто заложники этой системы чудовищной, которая построена для того, чтобы одного человека просто использовать в качестве мяса другим человеком. Естественно, они это прекрасно понимают, поскольку они сами через все это прошли. Перед выходом на пенсию хочется пожить по-человечески.



Сергей Хазов : «Жители поселка Рощинский собрали несколько тысяч подписей под обращением к министру обороны и самарскому губернатору с требованием обратить внимание на проблемы бывших военных», - рассказала Ольга Островнова.



Ольга Островнова : От властей-то всего требуется - отменить статус закрытого военного городка и передать служебное жилье в муниципальную собственность с правом его приватизации. Есть и другие варианты, например, внести изменения в действующий закон, запрещающий приватизацию жилья в закрытых военных городках, или изменить статус закрытого военного городка на статус закрытого административно-территориального образования, что предоставит людям право на приватизацию жилья.


У жителей городка есть и другие проблемы социального характера, которые необходимо срочно решать. Отворачиваясь от нужд и проблем государственных людей, власти создают в обществе конфликты с непредсказуемыми последствиями. Дело в том, что 110-м военном городке запасники и действующие кадровики-офицеры и прапорщики проживают в одних и тех же домах. Военнослужащие видят, как по предательски, бесчеловечно поступают с их товарищами и делают, конечно, соответствующие выводы. Нервничают, потому что все чаще задумываются о том, что ждет их самих и их семьи после увольнения в запас.


Мы намерены и дальше отстаивать законными методами свои права и справедливое решение жилищных проблем.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Дмитрий Удалов вспоминает фронтовое прошлое не 23 февраля, а 15 - в годовщину вывода советских войск из Афганистана. Первокурсник физического факультета университета оказался в 1983 году в Афганистане, благодаря реформе образования, прервавшей обучение студентов для срочной службы в армии, а еще, благодаря семье - правильной, советской. Он гордился подвигом дяди, горевшем в танке на улицах Праги в 1968, и хотел стать Героем Советского Союза, поэтому отказался от службы в соседнем городе Энгельсе и выбрал воздушно-десантные войска.


Первое ощущение от Кабула - отсутствие собственной тени. Афганское солнце потом станет причиной гибели друга - трое суток вдвоем в раскаленных горах. Тогда он понял, что цена жизни может быть измерена стаканом воды, а еще, что не хочет быть Героем Советского Союза.



Дмитрий Удалов : Желание стать Героем Советского Союза у меня прекратилось с того момента, как я узнал, что зам по тылу полка, который с нами в боевых операциях не участвовал, а ходил между столовой и складом, имеет два ордена Красной Звезды. Относительно интернационального долга. Месяца 3-4, наверное, понадобилось для того, чтобы немножко разобраться в самой ситуации, и в общении с людьми, с рассказами тех или иных афганцев. Как бы картина мира изменилась.



Ольга Бакуткина : Призывник Дмитрий Удалов весил 72 килограмма. Через полтора месяца службы осталось 48. 40 килограммов - вес снаряжения и боеприпасов, которые нужно было донести до огневой позиции. Оказалось, самое главное в бою - дожить до него.



Дмитрий Удалов : Все с наслаждением и с надеждой ждут этого боя. Потому что бой - это облегчение: патрону расходуются, бегать и прыгать становится легче. Но дойти до этого нужно. Поэтому есть задача - дожить до рассвета. Потому что выйти на определенный рубеж (обычная такая постановка задачи) - это приблизительно за час, за полтора до рассвета.



Ольга Бакуткина : За год службы лишь два-три месяца проходили без боевых операций.



Дмитрий Удалов : Когда утром зимой просыпаешься, то такое ощущение, что ты ослеп, потому что тебя завалило снегом. И только от дыхания остается маленькое такое сообщение с окружающим миром. Мужские отношения становятся трепетными, потому что обогрев возможен только от твоего товарища, который в той же позе спит рядом с тобой под одной плащ-палаткой, переворачивается в течение ночи по одной и той же команде.



Ольга Бакуткина : Когда закончился срок службы, потрясением стало то, что жизнь все это время продолжалась, а люди, даже близкие, были уверены: солдаты в Афганистане строят ирригационные сооружения и сажают деревья.



Дмитрий Удалов : Я вернулся абсолютно счастливым. Я считал, что ничего страшнее или тяжелее со мной не может произойти в жизни вообще, хотя я вернулся диким. Во-первых, я разговаривал на матерном языке. Русский язык практически забыл. Вторая ситуация - это общение с людьми. Почему, собственно, "афганцы" в такую определенную касту замкнулись? Потому что людям невозможно было объяснить, что происходит и как. Они больше верили телевизору и газетам, чем газетам. Даже с родителями, собственно, сложно было объясниться.



Ольга Бакуткина : Учиться пришлось заново и не только литературному русскому. У него были самые лучшие конспекты лекций по всем предметам. К четвертому курсу Дмитрий Удалов стал отличником и понял, что физика - не его призвание. Через два месяца после окончания университета он возглавил райком комсомола.


Начиналась перестройка. 27 молодежных коммерческих предприятий, созданных при райкоме, приносили прибыль, ставшую основой бюджета. От сбора комсомольских взносов решено было отказаться. Когда пришло время сдавать учетные карточки и знамена в архив, в Саратове уже работала товарная биржа, были зарегистрированы брокерские конторы - появилась возможность заняться бизнесом.



Дмитрий Удалов: Это ощущение безграничной свободы, возможности достижения любых целей, задач и результатов. Это мне дало такой огромный толчок жизненный и энергетический, что я опомнился только где-то спустя практически 11-12 лет. Категории, которыми я тогда рассуждал, оставались теми же - делениями на добро и зло, на черное и белое, на ведение бизнеса, как некоей боевой операции. И только меня, можно сказать, отпустило, спустя лет 12, по большому счету отпустило. По многим составляющим, на самом деле, до сих пор...



Ольга Бакуткина: В прошедшие годы уместилось депутатство в районном собрании и областной думе, два с лишним года на посту министра областного правительства и примерно столько же в должности вице-мэра. На вопрос, что лучше, Дмитрий Удалов, ненадолго задумавшись, отвечает:



Дмитрий Удалов : Что лучше? Свобода!



Ольга Бакуткина: Свобода - это собственное дело. Дмитрий Удалов возглавляет совет директоров акционерного общества «Знак хлеба». За годы работы предприятие, находившееся на грани банкротства, выведено в лидеры рынка. У Дмитрия подрастает сын. Он наверняка гордится наградами отца - медалями «За боевые заслуги», «За ратную доблесть», «Медаль Маргелова» и еще - «От благодарного афганского народа».



Дмитрий Удалов : Я так на себя примериваю эту ответственность и, честно говоря, я не понимаю своих родителей, которые тогда могли меня отпустить на все это.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Сочинский Центр реабилитации детей-инвалидов «Виктория» лихорадит. Вот уже третий месяц проверка следует за проверкой - Санэпидемстанция, КРУ, краевая комиссия управления соцзащиты. «Прямо ничего не говорят, - комментирует ситуацию главный врач центра Олег Махов, - но присылают такие циркуляры и устраивают такие проверки, что абсолютно ясно: кому-то «Виктория» встала поперёк горла».



Олег Махов : Последние три месяца стало очень много различных проверок - финансовая, экономическая, проверка КРУ. Понятно, что в нашей работе имеются недостатки. Мы прекрасно понимаем, что проверки нужны. Нам надо подсказывать доброжелательно. Но такое жёсткое и резкое внимание, когда не только наши службы городские, но и краевые приезжают, смотрят и дают замечания к исправлению.



Геннадий Шляхов : Самое последнее предписание пришло из Санэпидемстанции. В кабинете физиотерапии надлежит срочно сделать естественное дневное освещение. Но это вряд ли получится. Дело в том, что 15 лет назад, когда в Сочи был создан Центр реабилитации детей-инвалидов, место для него нашлось в здании бывшего кинотеатра, хотя и в самом центре города. Небольшой кинозал разделили на лечебные кабинеты, окна прорубать не стали. Да и не требовал тогда этого главный физиотерапевт Сочи. Сегодня это упущение следует устранить в недельный срок. Вот как комментирует предписание Санэпидемстанции главный врач Центра Олег Махов.



Олег Махов : Естественное освещение - это окна. Помещение бывшего кинотеатра не приспособлено под все СНИПы. Прорубить окна вряд ли удастся. Я думаю, что не удастся. Денег нет, спонсоры на дороге не валяются. Они считают каждую копейку. Если мы не создаём естественного освещения в виде окон, то, согласно решению суда, в который может подать СЭС, нас временно закрывают. Но мы прекрасно понимаем, что не может быть более постоянной, чем временной.


Сейчас мы упираемся в трудно ликвидируемые по срокам предписания СЭС. Краевая СЭС приехала проверять олимпийские объекты на Красную поляну, но, прежде всего, заехала к нам. Это вызывает определённые подозрения. Значит, у нас очень важный объект по каким-то причинам. Почему он очень важный? Это что, повышенный интерес к Олимпиаде. Да, конечно. Но олимпийские объекты там. К параолимпийскому спорту - не прозвучало. То есть повышенный интерес к центру, к зданию в центре города?! Это вопрос понятен.



Геннадий Шляхов : Родители детей, что лечатся в центре реабилитации, в полной растерянности. «Если нас лишат этого центра, наши дети и мы погибнем», - говорят они.



Мама : Не хочется, чтобы закрывали этот центр, мы без него, как без рук.



Мама : Мы надеемся, что его не закроют. Надеемся, что этого не случится. Нам очень здесь нравится и лечение очень хорошее.



Геннадий Шляхов : Трёхлетняя Аня Парцикян проходит реабилитацию в Центре со дня своего рождения. У девочки церебральный паралич. Каждый день мама привозит её на процедуры.



Мама Ани : Ребёнок у нас не ходил вообще, не вставал, стоять не мог. Даже улыбаться не мог. Теперь мы чуть-чуть ходим. Пытаемся что-то говорить. Получше.



Геннадий Шляхов : Более трёх тысяч детей прошли реабилитацию за время существования Центра «Виктория». Многие из них, благодаря врачам, встали на ноги, научились говорить, улыбаться. Врачи Центра разработали современные методики лечения детей, их реабилитации.


Небольшой коллектив «Виктории» - это врачи, медсёстры, социальные педагоги - за прошедшие годы не менялся. Зато изменилось законодательство. Реабилитационный центр перешёл из сочинского городского в подчинение Краснодарского краевого департамента социальной защиты населения. «Лечить детей, - говорит новое руководство, - не ваша задача. Оставьте это дело поликлиникам и занимайтесь социальной адаптацией инвалидов». Кроме того, Департамент социальной защиты населения Краснодарского края изменил устав Центра реабилитации. Раньше больных детей принимали здесь со дня их рождения. Теперь можно только с трёх лет.


Медицинская статистика свидетельствует, что чем раньше начинается лечение детей-инвалидов, тем больше шансов, что преодолеют они свой недуг. Врачи центра «Виктория» говорят о том же, приводя примеры из своей практики. Но этих аргументов не слышат чиновники. Штатное расписание Центра и зарплаты сокращают. Говорит Олег Махов, главный врач сочинского реабилитационного центра «Виктория».



Олег Махов : На этот год у нас новое штатное расписание. В этом штатном расписании убирается большая часть медицинских работников. Они в этом году не должны присутствовать, то есть специалистов, которые у нас очень хорошо работали, и в которых мы очень нуждаемся (я имею в виду "мы" - это центр, а центра - это дети и их родители), они уходят, их не вернёшь. Новых специалистов по реабилитации не будет. Остаётся самый минимум - это социальная работа, кружковая работа, социальная педагогия. Нужны они?! Нужны! Но мы не едим и не пьем один чай без первого, второго, третьего и четвертого. Это всё должно быть в комплексе, и это всем прекрасно понятно.



Геннадий Шляхов : Сократят штатное расписание - в центре не смогут оказывать ту помощь детям-инвалидам, на которую они могли бы рассчитывать. Это что, прямое следование новому законодательству? Задаётся вопросом главный врач «Виктории». А строгие предписания проверяющих - не иначе как желание соблюсти норму служебных инструкций?! Возможно, соглашается главный врач «Виктории» Олег Махов. Но, тут же оговаривается.



Олег Махов : Мы прекрасно понимаем, что здание важное, находится на правительственной трассе. Мы готовы конструктивному диалогу в плане очень простом - о чем, собственно, был разговор с руководством Департамента. Они предоставляют нам другое помещение, пусть в лесной зоне, с нормальным оборудованием. Мы готовы туда спокойно переехать. Мы готовы к диалогу. Я думаю, что этот вопрос можно очень легко решить, не затрагивая интересов многих сочинцев - детей-инвалидов и их семей.



Геннадий Шляхов : Комментировать события, развернувшиеся вокруг сочинского центра реабилитации детей-инвалидов «Виктория» ни городские, ни краевые чиновники не хотят. Врачи и родители детей-инвалидов живут в ожидании - чем всё закончится. Год назад сочинский центр реабилитации детей-инвалидов «Виктория» уже испытывал подобное давление. Тогда обошлось. Как сложится сейчас, чем закончатся проверки - ни врачи, ни родители детей-инвалидов не знают.



В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:



В Марий Эл в Новотроицкой воспитательной колонии для несовершеннолетних появится свой кукольный театр. Это идея правозащитной организации "Человек и закон", которая уже воплощается. Проект интересен в первую очередь тем, что воспитанники сами станут нести правовые знания своим сверстникам в других детских закрытых учреждениях республики. Состоялось первое занятие, на котором сотрудники правозащитной организации говорили о правах человека. Начали буквально с азов и в форме свободной дискуссии. Тренер Александр Кузнецов предложил определиться с понятием "выбор".



Александр Кузнецов : Теперь вопрос. Спать - это ваш выбор?



Воспитанник : Конечно. Это потребность.



Александр Кузнецов : Когда вы идете гулять? Когда вы идете учиться?



Воспитанник : Это надо.



Александр Кузнецов : Так человек поступает, решает тот или иной вопрос в соответствии в связи с чем - как ему хочется или как его просят?



Воспитанник : Чтобы он в любой ситуации...



Александр Кузнецов : Когда тебя просят поступить вот таким образом, и ты это делаешь. Как ты считаешь, это твой выбор?



Воспитанник : Мой.



Александр Кузнецов : На улице тебя бабушка попросила перевести?...



Воспитанник : Мой.



Александр Кузнецов : А в какой ситуации не твой выбор?



Воспитанник: Приезд сюда.



Александр Кузнецов : Я говорю о выборе и подвожу к этому понятию - власть и человек, о собственном достоинстве. Когда человек выбирает что-то для себя, он это делает с такими пожеланиями там внутри у себя где-то в голове?



Воспитанник : Чтобы было хорошо.



Александр Кузнецов : Кому?



Воспитанник : Ему, кому же еще?!



Елена Рогачева : Глядя на активную работу воспитанников, трудно поверить, что ты не в обычных старших классах, а большая часть ребят попала сюда за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Как выяснилось по ходу разговора, воспитанники думают о другом будущем для себя. Эти встречи интересны не только потому, что они смогут больше узнать о своих правах. Их волнуют и правовые аспекты, с которыми сталкиваются освободившиеся из мест заключения люди


Почему правозащитники не пошли более легким путем, скажем, н t поставили представление силами профессиональных актеров? Пока в перерыве между лекциями в коридоре стоял совершенно обычный школьный шум, на вопрос ответил сопредседатель организации "Человек и закон" Сергей Подузов.



Сергей Подузов : Сейчас необходимо подготовить группу воспитанников, которые бы разбирались в специфике прав человека, чтобы своим языком они бы смогли поставить два-три спектакля. После этого они смогли бы своим же ровесникам донести о том, что происходят нарушения прав человека - как оно происходит, какие механизмы защиты существуют.



Елена Рогачева : По завершении теоретического курса ребятам будет предложено выбрать сценарий для своего спектакля, который должен затрагивать права человека или права ребенка. Но уже сейчас на основе сказок ребята пытаются определить, какие интересы тех или иных героев пострадали. В частности, в сказке "Три поросенка".



Воспитанник : Нарушение прав поросят.



Воспитанник : Съесть их хотят.



Елена Рогачева : С труппой будущего кукольного театра должен заниматься профессионал. Его подыскивает Мария Бочина, сотрудник правозащитной организации.



Мария Бочина : На территории нашего города мы хотим найти этого режиссера, который бы помог ребятам выбрать спектакли, поставить их и, наверное, проконтролировать эту деятельность, то есть приезжать сюда по воскресеньям, и заниматься уже на основе той группы, которая соберется. Куклы первоначально подразумевалось, что будут частично куплены, частично сделаны своими руками. Но это еще в разработке. Если получится найти всех необходимых персонажей, то, конечно, купим.


Администрация колонии, мы им приносили проект, ознакомилась, и сказала, что, да, это возможно. Но уже здесь инициатива ребят идет. Как это все получится? Некая ответственность была возложена на нас, на организацию. Если у нас получится - дерзайте!



Елена Рогачева : Региональная общественная организация "Человек и закон" сотрудничает с администрацией Новотроицкой колонии уже четыре года, совместно успешно реализовано несколько проектов. Пожалуй, далеко не все детские закрытые учреждения могут похвастаться таким постоянным вниманием правозащитников. Но самое главное, что воспитанники колонии откликаются и активно участвуют в проектах. Для них это не только новые знания и навыки, но и общение с людьми с воли.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Звучит Хорал Лютера


Надежда Гладыш : Именно это произведение - Хорал Лютера - из репертуара капеллы мальчиков «Ингур» оказалось самым непосредственным образом связанным с рождением имени этого коллектива. Рассказывает Валерий Митрофанов, многолетний художественный руководитель капеллы, заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии Удмуртской республики.



Валерий Митрофанов : Как про человека говорят - вот он или должен родиться с этим именем, или должен соответствовать имени. "Ингур" - это мелодия с небес. Я же удмуртский язык знаю. Соединил вот эту "мелодию с небес" ("Ингур") и все. У нас "Хорал Лютера" в репертуаре. Я всегда говорил, что надо петь так, как будто не вы поете, а откуда-то сверху эта мелодия спускается, что не вы, а ангелочки там.



Надежда Гладыш : Мы встретились с Валерием Митрофановым на репетиции. Капелла усиленно готовилась к фестивалю «Мужское поющее братство», уже тринадцатому по счету. Этот праздник хорового искусства возник по инициативе Митрофанова вокруг «Ингура», все последующие годы расширяя сферу своего притяжения. Теперь в «Поющем братстве» участвуют также мужские ансамбли, и даже ветераны. Да и в репертуаре «Ингура» много, так сказать, «взрослых», особенно старинных солдатских песен. Вот одна из них.



Звучит песня



Надежда Гладыш : В капелле «Ингур» 28 мальчишек от 10 до 16 лет. Хор существует на базе республиканского интерната для одаренных детей, куда собирают юные дарования со всей Удмуртии. Валерий Митрофанов общается с ними как с коллегами, музыкантами-профессионалами. Но понимает и их тягу к футболу.



Валерий Митрофанов : Очень сложно с хорами мальчиков работать, потому что у них постоянно процесс мутации. Начинаем с одним составом, потом в альты, потом в тенора, потом, называем так в шутку, партии мутантов. Они еще не тенора, не басы, но уже и не дискониэльты. С моими мальчиками, конечно, проблем нет в отношении дисциплины, а в других школах ведь сложно. Они более подвижные, менее дисциплинированные. Им нужно поле деятельности. Мы, например, даже среди хоров мальчиков проводим футбольные турниры. У нас есть осенний турнир. Четыре хора сыграли друг с другом.



Надежда Гладыш : Вопроса о национальности в хоре не возникает, хотя большинство здесь - дети коренной, титульной нации. Мальчики владеют родным удмуртским, но, как мы слышали, поют и на других языках, а также музыку других народов России. Осетинская плясовая.



Звучит осетинская плясовая



Надежда Гладыш : Я попросила Валерия Митрофанова рассказать о географии фестиваля «Поющее мужское братство» и о том, чем отличается его нынешняя программа.



Валерий Митрофанов : Сейчас на фестивалях наших до 30 коллективов уже собираются - это мужские ансамбли, хоры мальчиков, юношей. С седьмого фестиваля стали уже приезжать гости из Казани, Перми, Кирова.



Надежда Гладыш : Самые дальние точки назовите.



Валерий Митрофанов : Челябинск, Демитровград, Чебоксары. Казань у нас постоянно. По количеству участников - до 500.



Надежда Гладыш : Нынешней весной хор мальчиков «Ингур» поедет в Чехию, в город Пардубице, где будет участвовать в международном конкурсе мальчиковых хоров. Возможно, в конкурсную программу войдет и вот этот Марш Преображенского полка.



Звучит Марш Преображенского полка



Надежда Гладыш : Репетиция завершилась в девятом часу вечера. Отпуская мальчишек, Валерий Яковлевич просил ребят об одном, чтобы берегли связки, не простужались накануне ответственного концерта. «Мелодия с небес» должна излиться божественно.



В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:



В доме у пенсионерки Полины Огорелковой часто звучат старые песни о главном и народные частушки.



Полина Огорелкова : Холодильник я купила -


Называется «Ока».


Мяса нет и рыбы нету,


Положу морковь пока.


У-у-у-ух!



Алекс Неймиров : Бывшая учительница живет в Ярковском районе, дети и внуки редко в гости заглядывают. Вот и решила она создать клуб одиноких пенсионеров. «Чтобы было с кем и песни попеть, и проблемы обсудить», - поясняет Полина Огорелкова.



Полина Огорелкова : Пенсия у меня небольшая, около 3000. Вела кружок, копейки получала, так с меня высчитали 2000 из пенсии за то, что я работаю. А получала пенсию всего 319 рублей. Целый год высчитывали. Куда бы я не обращалась, а Васька слушает, да ест.



Алекс Неймиров : Землячка бабы Поли - Наталья Кузьмина - работает почтальоном, до пенсии ей далеко. Впрочем, на государственную помощь в старости многодетная семья Кузьминых не надеется. Решили стать участниками программы "Самообеспечение". На полученные в кредит деньги расширяют своё подсобное хозяйство. Три коровы, свиньи и прочая живность - вот он, капитал, считает Наталья Кузьмина.



Наталья Кузьмина : С зарплаты на пенсию не накопишь. Зарплата в деревне маленькая. Лучше самому стараться делать эти отчисления на накопительную часть. Тогда может быть что-то и получится.



Алекс Неймиров : В свои 67 Всеволод Бессараб по-прежнему любит джаз, свою жену и шахматы. А потому на вопрос о пенсии отвечает как гроссмейстер.



Всеволод Бессараб : И вот, делая ход, надо задумываться, что тебя ожидает в пожилом возрасте. Это очень важно. Он связан с большим планом. Я бы сказал в жизни этот план в том, чтобы обеспечить нормальное, настоящее и будущее для себя и своей семьи.



Алекс Неймиров : Эти слова Всеволод Бессараб подтверждает делом. Несмотря на преклонный возраст, работает менеджером в агентстве недвижимости. А зарплатой распоряжается с выгодой.



Всеволод Бессараб : Надо людям вступать в общества взаимного потребительского кредитования. В Тюмени они есть. Я в рекламных целях не могу говорить, где они находятся, не имею права. Вы должны, конечно, сто раз их проверить. Но я в таком обществе состою вот уже более 4 лет, и наслаждаюсь тем, что получаю там вторую пенсию.



Алекс Неймиров : Еще один способ не стать похожим на церковную мышь для людей творческих - совершить открытие и получить Нобелевскую премию. Или, например, написать "Код да Винчи" и перевернуть весь мир. Так что, тюменский художник Владимир Глухов с оптимизмом смотрит в будущее.



Владимир Глухов : Тициан, например, написал свои лучшие вещи после 80 лет. Ха-ха. Пока работаешь, как живописец, как художник, все будет нормально.



Алекс Неймиров : Картины Глухова есть в частных коллекциях разных странах, но и ему приходится заниматься ремеслом. Тем более что Союз художников с 2000 года перестал интересоваться пенсионным обеспечением своих членов.



Владимир Глухов : К сожалению, мне все меньше и меньше удается писать для себя. Делать то, что я хочу делать. А приходится делать то, что востребовано.



Алекс Неймиров : Тюменская пенсионерка Тамара Саломатова - бывший бухгалтер. Но не в деньгах счастье, говорит.



Тамара Саломатова : Муж пил всю жизнь. Я терпела. Зачем? Зачем я терпела. А сейчас я сделалась счастливая, здоровая. А-то вечно куражился. Я всегда терпела. А зачем?



Алекс Неймиров : Как ветеран труда пенсию получала в 2550. Недавно добавили еще 100 рублей. Золотой рыбки для исполнения желаний нет и не надо. В озере Кристальные родники, где водятся караси и купаются моржи, Тамара Артемьевна нашла свое счастье. Расскзаывает председатель клуба закаливания "Кристалл" Сергей Сидоров:



Сергей Сидоров : Она приходит, сразу зажигает своей энергией, своей улыбкой. Действительно, душа компании. Ее нет, и как-то скучновато становится. Как она появляется, тут все - и туда побежала, и это надо сделать, и чаечку, и баньку затопить. Вот такой человек.



Звучит песня


Алекс Неймиров : Автору этой песни - Полу Маккартни - в прошлом году стукнуло 64. "Буду ли я нужен тебе в 64", - поет легендарный музыкант. Не в этом ли смысл жизни любого пожилого человека, будь то знаменитый битл или простой российский пенсионер?



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG