Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День защитника Отечества: Валентина Мельникова, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России – о современной армии



Владимир Кара-Мурза: Сегодня День защитника отечества. Мы поздравляем с ним всех, кто считает его праздником. О проблемах современной российской армии беседуем с Валентиной Мельниковой, ответственным секретарем Союза Комитетов солдатских матерей России. Как прошел праздничный прием в Кремле по случаю Дня защитника отечества?



Валентина Мельникова: Я была на концерте. Концерт был достаточно длинный, перед ним было выступление президента Путина. Речь была на удивление миролюбивая. Я думаю, что она уже есть где-то. Но сам тон и вообще, как это было мягко произнесено, меня немножко удивило. А так, как всегда, это было очень парадно с выступлениями артистов, часть артистов - мои коллеги по Общественному совету, так что мне тоже было интересно посмотреть, как они способствуют изменению в военной службе. А так нормально. В кулуарах повстречалась с теми, кто когда-то с нами 18 лет назад начинал бороться за профессиональную армию – это наши бывшие друзья-военные Владимир Дудник, бывшие депутаты Верховного совета. Все уже бросили это занятие, одни солдатские матери продолжают бороться за профессиональную российскую армию.



Владимир Кара-Мурза: А как отнеслись в Союзе Комитетов солдатских матерей к переменам в Министерстве обороны? Вы много лет критиковали министра Иванова, правда, он ушел на повышение.



Валентина Мельникова: Вы знаете, опять же за время, пока мы работаем, много министров обороны сменилось. В этой ситуации сейчас с Анатолием Сердюковым не совсем понятна функция, которую на него возложил президент. Если опытный в финансах человек поставлен следить за тем, чтобы огромный военный бюджет не разворовывался - это на самом деле хорошо. Но насколько новый министр обороны сможет совладать с теми халтурщиками-помощниками, которые несколько раз впрямую подставляли Сергея Иванова, я не знаю. Посмотрим. В любом случае человек новой экономической формации- это уже неплохо.



Владимир Кара-Мурза: Вадим Соловьев, ответственный редактор «Независимого военного обозрения», считает, что армейское начальство отгородилось от реальных проблем.



Вадим Соловьев: Сейчас создали Общественный совет при вооруженных силах, вроде бы хорошее мероприятие, олицетворяет гражданский контроль. Но посмотрите, каких людей туда - люди заслуженные, люди, занятые все 24 часа в сутки. Но когда они будут выезжать в воинские части, разбираться с проблемами дедовщины, проблемами коррупции какой-то, с теми проблемами, которые поднимает военная прокуратура, заниматься профилактикой, личными вопросами? Да нет, они не могут это делать. А звучит хорошо – Общественный совет из ведущих людей страны. Они живут в своем информационном мирке руководство Министерства обороны и им там удобно и хорошо. Мы изобретем типа родительских комитетов, мы изобретем типа общественного совета. Но это опять потемкинская деревня и не больше.



Владимир Кара-Мурза: Расскажите чуть-чуть, у нас еще в студии никто не был из членов Общественного совета.



Валентина Мельникова: Я думаю, что полковник Соловьев не прав. Конечно, изначально Общественный совет при Министерстве обороны, его состав и достаточно проблематичные родительские комитеты были задуманы как ширма. Но я хочу сказать, Вадим, другие стали, и в Общественном совете человек 15, люди, которые действительно представляют, что происходит в вооруженных силах, имеют свои соображения достаточно радикальные. И функция Общественного совета не ездить в воинские части, правильно сказано - и военная прокуратура есть, а проанализировать со стороны и что-то предложить и не только предложить, а заставить сделать разумные вещи. Я не думаю, что нам удастся совершить революцию в вооруженных силах какую-то, но я думаю, что мы сможем нормальные предложения внести, и достаточно авторитетные люди смогут сделать так, чтобы эти предложения были услышаны и хотя бы частично реализованы.


Потому что, например, главное управление по воспитательной работе расписало нас по готовым комиссиям, я, естественно, попала в комиссию по повышению безопасности военной службы, дисциплине и правопорядку. И у нас оказались вполне энергичные люди, которые заинтересованы в том, чтобы не быть ширмами. Часть членов нашей комиссии в военном университете провела интересную и совершенно по-новому звучащую небольшую конференцию, называется «Офицеры вооруженных сил и российское гражданское общество». На моей памяти это первая конференция содержательная, в которой участвовали в основном военные. И не было ни истерик, ни крика, ни плача, а была констатация печальной картины, но и были предложения. А мотором были как раз члены нашей комиссии.



Владимир Кара-Мурза: Для политолога Руслана Мартагова, бывшего консультанта фонда «Антитеррор», сегодняшний праздник совпал с днем депортации чеченского народа.



Руслан Мартагов: Мы этот праздник отмечали вместе со всей огромной страной, но одновременно помнили, что 23 февраля в этот день был депортирован наш народ. Путать эти две вещи ни в коем случае нельзя. Просто депортация была по-иезуитски проведена именно в такой день. Скорби есть свое место, а празднику свое место. В принципе вы понимаете, что на Кавказе обстановка очень напряженная. Но как говорит наш славный президент Путин, что там тишь, гладь, да божья благодать. Но мы видим, что не совсем так.



Владимир Кара-Мурза: Какими аспектами контртеррористической операции на Кавказе занимается ваш союз?



Валентина Мельникова: Мы считаем, что это по-прежнему война, война партизанская и по-прежнему там погибают солдаты и офицеры. И есть две проблемы, которые связаны со службой солдат - это несвободное подписание контрактов, по которым солдат Министерства обороны туда отправляют, обманывая, что ты служить будешь всего два года, и что все будет нормально. И вторая проблема – это пропавшие в Чечне солдаты. Это не те, которые погибли или пропали в первую или начало второй - это обычные солдаты, которые служат, потом он исчезает, через какое-то время, иногда через большое время семья получает письмо от командования - ваш сын самовольно оставил часть. Время упущено, никто его не ищет, что там происходит. Вот это самая страшная для нас тема. Потому что если по другим территориям России могут поехать родители с фотографией, поискать, найти по большей части, к счастью, живых, то в Чечню дорога всем заказана, там не пойдешь и не поищешь. Ни прокуратура, ни власти местные чеченские, ни военные власти никогда не ищут. А семья травмирована, потому что ваш сын преступник, он оставил часть, вы его нам выдайте. А парня просто нет. Вот это очень страшно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Здравствуйте. Я поздравляю с праздником защитника отечества. Много говорится о реформе, а концептуальных вещей никто не говорит. Нынешняя армия, в общем-то армия сталинская, она в 42 году сформировалась, а была ведь армия правильная армия – армия командармов, армия комэсков. И вот в той армии Фрунзе, он победил всех. Почему эту сталинскую армию генерасов, которые из солдат делают что попало, почему их не расформируют и не вернут настоящую, ту победоносную армию, армию командармов?



Владимир Кара-Мурза: Всегда армия готовится к прошедшей войне. Довольно наивно готовиться к гражданской войне.



Валентина Мельникова: Очень показательный звонок. Все пытаются вернуть армию назад вместо того, чтобы двигать вперед. Вот это страшно удивляет. И на самом деле иногда мы впадаем в отчаяние, потому что люди не понимают, что у нас другое время, 21 век. Российская армия отстала по своим реформам, можно сказать, навсегда. Поэтому безумная идея, которую высказывали 12 лет назад эксперты - под ядерным зонтиком распустить вооруженные силы и собрать заново, начиная с командного состава, сейчас мне кажется очень актуальна, и я эту идею поддерживаю. Пока есть ядерные силы, пока есть атомные подлодки, пока есть пограничная служба, пока она еще есть, вообще мы можем за два года фактически набрать новых людей. Потому что много молодых офицеров уходит с военной службы, не видя карьерного роста, не желая переживать на своей шкуре и неуважение к себе, и вымогательство со стороны командиров. Но естественно, что мы должны идти вперед и строить новую армию.



Владимир Кара-Мурза: Председатель фонда «Право матери» Вероника Марченко отмечает положительные сдвиги в армии.



Вероника Марченко: Ситуация в армии в последние годы остается стабильно плохой, просто случаи, которые там происходят, становятся боле известны, менее известны. Про Сычева активно пресса, но всем было понятно, что это случай не первый, к сожалению, не последний. Но тем не менее, если говорить о каких-то изменениях, то они связаны не с армией, как с системой, не с отношением государства к этим людям, а скорее с людьми, которые становятся более информированы и более настроены на то, чтобы свои права защищать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер. Поздравляю с праздником. Госпожа Мельникова, вам не кажется, что лечить армию нужно с того, что нужно лечить наше общество. Не может быть в больном обществе здоровая армия, такое быть никак не может. И я полагаю, контракт тут совершенно не поможет. Такова моя точка зрения.



Валентина Мельникова: Нет, мне не кажется. Мне кажется, у нас нормальные люди, у нас нормальный народ, у нас прекрасная молодежь, у нас много талантливых молодых офицеров, которые вполне могут командовать при нормальных условиях российской профессиональной армией. Очень легко говорить, что плохой народ, очень легко ругать молодежь. На самом деле все не так, поверьте мне. Мы каждый день встречаемся с десятками солдат, мальчишек, которые говорят нам: я так хотел служить, зачем меня избивали, зачем меня унижали? Не надо лечить народ, в свободной стране выросло свободное поколение, и они вполне могут создавать нормальные вооруженные силы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Елену.



Слушательница: Добрый вечер. Валентина Дмитриевна, поздравляю вас всех с праздником. Вот у меня такой вопрос к вам: вы слышали, принц Англии молодой Гарри, старший брат служил в армии, и сейчас он едет в Ирак. Конечно, мне жалко, что едет в Ирак. А нельзя ли у нас так завести по одному принцу в каждой воинской части, их же много наберется. Общественной организации завести список, у кого из высокопоставленных есть сыновья.



Валентина Мельникова: Эта точка зрения мне тоже очень странна. Почему надо, чтобы всем было плохо? Надо, чтобы всем было хорошо. А для этого совсем необязательно, чтобы сыновья высокопоставленных чиновников служили в воинских частях. Мы с вами вполне может добиться того, чтобы там была нормальная военная служба, а она будет такой только, если она будет профессиональная. Предыдущий слушатель говорил о контракте, не о контракте мы говорим, а о добровольной профессиональной военной службе, когда люди ее выбирают, когда люди служат государству, и государство за это дает какие-то преимущества, преференции. А этот странный переход на год службы приведет к еще большей неразберихе, потому что люди вообще не будут понимать, зачем они попадают в воинские части. Есть же воинские специальности солдатские, которые требуют и физиологического привыкания, и технических, механических навыков. Ребята просто не смогут освоить специальность за это время. А если человек приходит профессионально служить, у него есть три года, возможно, ему специальность понравиться. И никто не сможет его унижать, потому что он будет такой же военнослужащий, как и офицер. А сейчас у нас в законодательстве военнослужащими только офицеры считаются, а солдаты вообще не упоминаются.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые. Поздравляю всех, кто сегодня считает, что праздник. Для меня праздник защитника отечества 9 мая. У меня вопрос вот с чем связан: может быть из-за того, что мы фальшивую дату празднуем, все эти недуги нашей армии от этого кроятся? У меня родной дед участник событий под Нарвой, стал кавалеристом. В составе небольшого отряда комиссаров гнал под Нарву, с тех пор кавалеристом дослужил. Там фотографии были 20 числом, 22, 23, 25 и до начала марта, там действительно награбленное бросали. Действительно, позорная дата. Может быть людям объяснить, нельзя же четыре новых года праздновать, два рождества и фальшивый день защитника отечества.



Владимир Кара-Мурза: Это мы уже обсуждали в прошлом году, когда он впервые стал выходным, тем более через неделю подписали брестскую капитуляцию.



Валентина Мельникова: Тут слово ключевое для меня – фальшивый. Очень много лжи вокруг наших вооруженных сил. И эта ложь исходит и из самой структуры, от самой корпорации, которая или прибедняется или, наоборот, иногда надувает щеки или не желает ничего воспринимать и аргументы тоже такие неправдивые. От лжи, конечно, надо избавляться, безусловно. А дата, в конце концов, придет к тому, что будет действительно день российской армии, тот день, когда будет понятно, что в России есть своя новая армия, а не останец, как говорят геологи, от советской.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. Хорошо назван сегодняшний день – день именно защитника, здесь не указано, мужчина или женщина, до сих пор считалось, что это мужчина. Я хочу специально поздравить вашу гостью и в ее лице всех солдатских матерей. Вот они действительно не придуманные истинные защитницы нашей родины. Вопрос у меня такой именно в связи с разговором о лжи. Сейчас очень много преследований по нарастающей правозащитников. Что можно сказать по поводу вашего движения солдатских матерей?



Валентина Мельникова: Спасибо за поздравления, мне очень приятно, что вы так оцениваете нашу работу многолетнюю. Вы знаете, мы знали, что будут репрессии, безусловно. И если комитеты солдатских матерей пока трогать боятся, то это потому, что мы стараемся, во-первых, действовать всегда жестко в рамках закона, не подставляться никогда и никогда ничего не бояться. Но за последние полгода во многие региональные комитеты приходили с проверками прокуратура ФСБ, и налоговая инспекция, и управление по экономическим преступлениям. В общем нас уважают, значит, наверное, побаиваются. А вообще история сложная. Я думаю, что многие организации не переживут 2007 года, потому что мы сейчас должны сдать отчеты и совершенно неизвестно, кто и как будет эти отчеты проверять и с каким эффектом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая, радиослушателя из Тулы.



Слушатель: Добрый вечер всем в студии. У меня вопрос к Валентине Мельниковой: у Владимира Маяковского есть стихотворение, называется «Блэк энд Уайт», «Черное и Белое», там есть такой вопрос: почему и сахар белый-белый должен делать черный негр? У меня вопрос такой: почему воровское государство олигархов защищать должен нищий колхозник из разваленной деревни? И насчет принца Чарльза я с вами не согласен. Когда принцы в армии служат, тогда будет настоящая армия. А пока дети олигархов будут где-то на Богамах, а колхозники нищие будут в армии, такая армия и будет.



Валентина Мельникова: Напомню, что Великобритания уже очень много лет имеет профессиональную армию, и принца не призвали, а принц профессиональный военный, поэтому он будет служить там, куда его генштаб распределит. Не надо ругать Россию, у нас с вами не такая плохая страна и не такой плохой народ. И кроме олигархов небольшого количества живет много разных хороших людей. И мелких предпринимателей, и фермеров, и просто домашних хозяек. Профессиональные вооруженные силы – это место, куда люди добровольно приходят и добровольно берут на себя тяжелые обязанности военной службы, как офицеры, так и солдаты.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Розу, радиослушательницу из Калининградской области.



Слушательница: Добрый вечер. Я выскажу свою мысль вслух, если можно. На территории Чеченской республики дислоцированы войска и эти войска будут устраивать парады родов войск и боевой мощи. А народ чеченский отмечает день скорби по погибшим во время депортации. И как эти две противоположности можно прокомментировать, на ваш взгляд? Я лично считаю это оскорблением чеченского народа.



Владимир Кара-Мурза: У нас выступал ваш земляк Руслан Мартагов, он говорит что из-за того, что несчастье одного народа, он воздерживается от того, чтобы отмечать этот праздник. Но саму дату это не исключает.



Валентина Мельникова: Честно говоря, я не знаю, в Ханкале бывают ли 23 числа парады. Потому что российские войска достаточно отделены от основной территории минными полями и колючей проволокой. Ну что же, пока, я еще раз говорю, пока там для нас партизанская война. Но к счастью, и в России не забыли то горе, которое принес этот день чеченцам и ингушам. Поэтому только можем сочувствовать семьям, которые тогда потеряли своих родных и у которых жизнь была изломана.



Владимир Кара-Мурза: И сегодня далеко не праздничный день. Мы узнали о теракте, погибло пять человек при разминировании фугаса. Поэтому вряд ли там будет праздник.


Председатель Союза офицеров России Станислав Терехов, полковник запаса, настроен по-боевому.



Станислав Терехов: Сегодня в центре Москвы было столько ОМОНа, столько милиции, столько внутренних войск, сколько я не видал за последние годы ни разу. Демонстранты вышли отметить то, что у них в груди, что в сердце. Значит боятся тех, кто выходит 23 февраля. Поэтому действующие офицеры скажут свое слово так, как говорю я, уже в запасе находясь. Говорят уже многие генералы - плюнули им в лицо. А поскольку год выборный - Государственная дума, президентские выборы, то от армии будет очень много зависеть. Поэтому состояние пограничное к тому, что даже высший офицерский состав возмутиться очень серьезно.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, российская армия реально отделена от политики?



Валентина Мельникова: Конечно, не отделена так же, как она не отделена от экономики. И конечно, офицеры имеют свои взгляды и далеко не такие, как господин Терехов думает. Потому что мы общаемся по округам, по дальним гарнизонам с офицерами. Конечно, все оскорблены 122 законом, который очень много испортил, тем, что колоссальная разница между окладом офицеров, которые служат действительно в окопах, как говорится, и теми, кто служит в Москве. Они оскорблены тем, что история со служебным жильем и с жильем офицеров по увольнению столько лет не решается. Конечно, это очень унижает. Без жилья без служебного подполковник - это вообще просто человек, который ненавидит всех, поэтому нужно что-то делать. Но как армия проголосует? Как прикажут, так и проголосует. Потому что там понятно на каждом участке, хотя они не в частях, но все равно видно будет, кто какие бюллетени бросает. Поэтому не все так радикально, как думает Терехов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи всем. Хочу поблагодарить госпожу Мельникову за ее труд и хочу поздравить вооруженные силы, они добились высочайших побед, их действительно есть с чем поздравить. Самые обездоленные - это офицерские вдовы и матери, потерявшие своих детей. Недавно было отказано подводникам, которые утонули на подводной лодке, 9 человек, о том, что чтобы что-то выплатить. И бороздиновцам было отказано. А в Курске до сих пор тянется дело, матросские матери, инвалиды, одинокие получают по 700 рублей пенсию и вооруженные силы всячески отказывают в пенсии.



Валентина Мельникова: Проблема пенсий и компенсаций со стороны государства российского – это действительно больная проблема. Мне как члену Общественного совета недавно два полковника запаса принесли очень интересную работу, какими должны быть страховые выплаты. Они посчитали, что минимальная страховая выплата должна составлять около трех миллионов рублей, потому что цену человеческой жизни в России на самом деле действительно можно посчитать. А сейчас все ужасно и родителей унижают, и солдат, матросов-инвалидов вот эта нищета унижает. У мальчишки, лежачего инвалида, две с половиной тысячи рублей пенсия – это же все ненормально совершенно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, я не очень понял, почему я не слышал ни от одного из звонивших о том, что наш народ ущербный. У нас прекрасный народ. Речь шла о том, что у нас система практически направлена на уничтожение народа, а армия направлена на уничтожение молодой поросли. Семья заботится о своем молодом поколении а, здесь все наоборот. Я бы хотел поздравить защитника отечества, который бы защитил наше отечество от такой системы.



Владимир Кара-Мурза: Мы говорили о том, что больно на9ше общество и армия - сколок этого общества, в частности, что касалось дедовщины.



Валентина Мельникова: Я не могу сказать, мне просто не нравится гипотеза о больном обществе. С обществом у нас всегда было неважно, свободы было мало. Но ведь и тезис, что армия - это сколок общества, это тоже неверный тезис. Армия – это отдельно функционирующая профессиональная структура, она не может повторять ни алкоголизм обычных граждан, ни бандитизм. Людей должны туда отбирать, и люди должны служить соответствующие. А сейчас, конечно, получается очень сложно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер. Интересно получается: этот день назывался раньше День советской армии и военно-морского флота, а потом переделали в День защитника отечества. Надо было назвать его день российской армии. Просто у них не получилось, потому что 23 - день не российской армии. А 7 ноября перенесли на 4, какой-то нонсенс. Получается ни то, ни се, ни рыба, ни мясо. Сейчас дедовщина продолжается в российской армии. То, что переименовали этот праздник, а день оставили.



Владимир Кара-Мурза: Он начинался как день Красной армии.



Валентина Мельникова: А сейчас кроме армии и военно-морского флота у нас больше десяти видов родов войск, поэтому на самом деле название ничего. Рано или поздно праздники в России как-то выкристаллизуются, и мы будем знать, что за праздник, почему так называется и что мы празднуем. Пока все в переходном периоде.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Андрей Головатюк, член думского комитета по обороне от фракции ЛДПР, возмущен сегодняшними лозунгами митингующих.



Андрей Головатюк: На митинге, который был на Театральной площади, раздавались призывы раздать народу оружие, идти свергать правительство, призыв к очередной революции. У нас разумная власть, нормальная власть, она сделает правильные выводы из тех лозунгов, которые выдвигали политические партии. Потому что задача армии защищать целостность государства и обеспечивать его безопасность. Поэтому будь то бурное время, не бурное время, армия всегда должна оставаться вне политики, армия всегда должна подчиняться только верховному главнокомандующему, которым является президент Российской Федерации. И только по его решению армия должна применяться.



Валентина Мельникова: Чего испугался депутат лозунга раздать народу оружие? На самом деле эта же тема обсуждается, имеют ли право российские граждане иметь оружие для самообороны. Ничего страшного в этом нет. Насчет призывов к революции, он что, в компартии не был? Наверное, был когда-то. Не надо бояться, господа депутаты, народа, с народом все в порядке.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Госпожа Мельникова, как вам такая идея по поводу дня российской армии: 23 февраля пусть остается Днем советской армии и военно-морского флота, с чем я всех и поздравляю, для кого этот праздник дорог. А вот праздником рождения российской армии не может быть никакой другой день, как 30 декабря 1994 года, вот там она и родилась российская армия новая демократическая. Правда, она родилась как карательная организация, вы помните, как входили танкисты в Грозный.



Владимир Кара-Мурза: Они вошли в день конституции 12 декабря.



Валентина Мельникова: Первый раз они вошли 26 ноября 94 года на самом деле. Но вы знаете, это будет не праздник - это будет день скорби. Потому что в эту ночь новогоднюю, в честь дня рождения Павла Павловича Грачева там полегло больше двух с половиной тысяч солдат и офицеров. Я не думаю, что это день российской армии. В конце концов, есть формальный, не помню эту дату, есть формальный день указа президента Ельцина о создании российской армии. Формально можно было давно дату назначить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Василия Степановича.



Слушатель: Добрый вечер. Поздравляю вас с праздником защитника отечества. И по данной теме у меня два маленьких вопроса. Почему чеченским боевикам амнистию дают, а Буданов, защитник отечества, до сих пор еще на нарах?



Владимир Кара-Мурза: Во-первых, амнистия обоюдная, которая истекла 25 января, участникам боевых действий в Чечне, поэтому под нее попали и российские солдаты. Полковник Буданов за примерное поведение переведен в колонию-поселение.



Валентина Мельникова: Ему отказали в освобождении. Я вам напомню, что полковник Буданов приказал своим подчиненным солдатам по призыву закопать убитую им девушку. И в начале в расследовании пытался на них свалить эту смерть, это убийство. Вот это полковнику солдатские матери не простят никогда.



Владимир Кара-Мурза: Да, и этих солдат тоже привлекали к ответственности, мы об этом рассказывали. Слушаем Валерия, радиослушателя из Ленинградской области.



Слушатель: Добрый вечер. Валентина Михайловна, вы много говорили о переселении чеченцев, о нарушении закона со стороны Сталина. Ведь понимаете, он же не на Новую землю сослал, а в Казахстан, Киргизию, даже в Фергане за то, что большая часть населения сотрудничала варварски методами с немцами, оккупировавшими Грозный и Майкоп и так далее. Вы прервали Николая из Тулы, ведь он правильно сказал, что у нас армия рабоче-крестьянская, а вы свой ответ увели в сторону. Причем тут Чарльз принц и прочее. У нас армия рабоче-крестьянская и мы имеем то, что имеем. Пятьсот тысяч русских изнасилованы, убиты, измордованы, убежали и бросили все в Чечне - об этом никто никогда не говорит.



Владимир Кара-Мурза: Об этом тоже говорят. Не совсем вы верно обрисовали историю Великой Отечественной войны. Кроме того в основном они попали в Казахстан, кто уцелел, а семьсот тысяч человек по дороге погибли.



Валентина Мельникова: По дороге люди гибли. Так же, как мне странно слышать о рабоче-крестьянской армии. Я вас уверяю, что социальный состав солдат по призыву очень разнообразный. Там есть ребята с высшим образованием, которых призывают на год рядовыми, те, кто заканчивают университет, достаточно высококлассные высшие учебные заведения. Там есть фермеры, у которых было свое хозяйство, там есть ребята дети инженеров. На самом деле у нас крестьян не так много, а рабочих еще меньше.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Альберта.



Слушатель: Уважаемые собеседники, день защиты отечества – это великий праздник. Какое нам нужно отечество и от кого нам нужно защищать его? Нам нужно отечество свободы мысли, слова, отечество равенства всех перед законом. Отечество братства между народами всеми.



Владимир Кара-Мурза: Его тоже нужно защищать. Такое отечество нескоро еще наступит, все равно нужна будет способная армия. Слушаем москвича Вячеслава.



Слушатель: Служил я в учебке, Горьковская область, Мулино и задал вопрос офицеру, как увидел, что учили нас ахово, это 77 год. Я говорю: «Товарищ капитан, вы бы хотя бы научили нас стрелять». А учебка противотанковых ракет. Он говорит: «Спиридонов, зачем вас обучать?». «А вдруг война?». Он мне ответил: «Какая война, Спиридонов? Кнопку они нажмут, кнопку мы, на этом война и закончится». Это по поводу профессионализма. Естественно, армия должна быть только профессиональная. А те, кто ратует за рабов, которые им нужны, рабы - это солдаты, пусть они лечатся у врачей, которые как минимум любители.



Валентина Мельникова: Хорошее сравнение на самом деле. И я рада, что нашелся свидетель, который подтверждает, что и в советской армии было не все так хорошо, как пытаются описать наши замполиты.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Екатерину.



Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете, вот что меня поражает: я живу в Москве и вижу молодых азербайджанцев, таджиков, узбеков, которые ордами бегают по Москве, зарабатывая неплохие деньги. Они призывного возраста - это все молодые люди. А почему-то наши должны в это время унизительно служить в нашей русской армии.



Владимир Кара-Мурза: Как в странах СНГ кое-где отменен обязательный призыв?



Валентина Мельникова: Прибалты отменили. В СНГ везде призыв. В Белоруссии служат меньше, на Украине служат меньше. На самом деле я не понимаю, я тоже живу в Москве, но никаких орд не вижу. Да, у нас сейчас ребята таджики работают дворниками, и слава богу, Москва стала чистая, летом с цветами. Не вижу в этом ничего плохого. Кроме того российский закон позволяет гражданам иностранцам поступать по контракту на военную службу. Если кто-то захочет и хватит здоровья, они могут идти служить по контракту, ничего тут нет особенного.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Любовь Ивановну, радиослушательницу из Комсомольска-на-Амуре.



Слушательница: Валентина Дмитриевна, я вас приветствую и желаю всех божьих благ вашей работе. Меня интересует ваша работа в области законотворчества. Какие-то законы, которые бы родились в комитетах солдатских матерей и потом бы через думу, они имели жизнь, есть такие законы?



Валентина Мельникова: С 2003 года с законодательством вообще в России сложно, поскольку у нас дума специфическая, теперь сама она законодательными инициативами не балуется. Нам за эти годы удалось добиться указа президента Путина о том, чтобы прибавить к пенсиям инвалидов первой, второй группы, солдатам, инвалидам чеченской войны тысячу рублей президентских, потому что через закон провести было невозможно. И сейчас есть распоряжение еще по одному нашему предложению о создании молодежных медицинских центров для того, чтобы с подросткового возраста одни и те же врачи наблюдали ребят, потом выносили категорию годности к военной службе. А если человек идет на службу по призыву или по контракту, возвращается, принимали тоже такой же комиссией, чтобы удостовериться, насколько его здоровье сохранилось или ухудшилось. И если нужна какая-то реабилитация, она тоже будет делаться бесплатно и без дополнительных просьб и требований. Через Государственную думу ничего хорошего сейчас не прошло, все только во вред ребятам, во вред народу и во вред вооруженным силам.



Владимир Кара-Мурза: Ветеран войны, генерал-лейтенант Михаил Титов, бывший заместитель начальника штаба вооруженных сил Варшавского договора, в сегодняшний праздник чувствует себя оскорбленным.



Михаил Титов: То, что сейчас происходит с армией и как обращается руководство, президент верховный главнокомандующий по конституции числится, я скажу - это оскорбление. По крайней мере, я, прослуживший в армии 53 года, воевавший с первых дней в период Великой Отечественной войны, защищал Москву в 41-42 годах, мне стыдно, стыдно не только служить в такой армии было бы, но и жить в такой стране страшно. Посмотрите, кто министром обороны обозначили, кто он такой. Он когда-нибудь что-нибудь делал на каком-нибудь фронте или в борьбе с бандами. Я не знаю, говорят, что он торговал мебелью. Это оскорбление армии. Самое страшное оскорбление.



Валентина Мельникова: Я, во-первых, поздравляю ветерана с днем защитника отечества. Это очень люди необычной судьбы, те, кто смогли выжить в страшной войне и сохранить себя и до сих пор переживать за военные силы. Но я должна сказать, что время изменилось, все не так страшно, как кажется нашим ветеранам. Приходят новые люди, наступают новые времена. Для меня самое главное, чтобы министр обороны понимал, что основа армии - это солдаты и вот тогда будет намного легче работать с таким министром обороны и ему тоже будет проще разобраться, где ему врут подчиненные, а где говорят правду.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тульской области от Евгения Александровича.



Слушатель: Добрый вечер. Я офицер запаса, ветеран военной службы и за годы службы в советской армии убедился, что армия должна быть только профессиональный, на мой взгляд, по двум простейшим причинам. Первое - многим людям армия противопоказана по их убеждениям, моральному облику, физическому состоянию. И второе - при нынешней сложности техники солдат за столь короткий период службы не может ее освоить полностью, тем более, что он занят в основной части хозяйственными работами. А не кажется ли вам, Валентина Дмитриевна, что сейчас Министерство обороны идет по такому пути, что армия будет не профессиональная, а любительская? Годы службы сокращаются до одного, и Министерство обороны пытается компенсировать необученность личного состава введением начальной военной подготовки в школе.



Валентина Мельникова: Я с вами согласна, что это не решает профессионализацию наших вооруженных сил, это дурит молодежи мозги. Потому что вы сказали, что не каждый может идти на военную службу. Конечно, это безобразие - начальная военная подготовка, которую пытаются воткнуть нашим школьникам. Я все-таки рассчитываю на то, что в этот предвыборный год и в следующий предвыборный год общество может сделать достаточно много для того, чтобы заставить наши власти не только принять политическое решение, которое уже существует о профессиональной военной службе, но и реализовать это. Потому что хорошее время для того, чтобы создавать профессиональную армию.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от Вячеслава Михайловича.



Слушатель: Здравствуйте. Валентина Дмитриевна, вопрос такой: скажите, пожалуйста, вы встречаетесь с высшим руководством армии, вот воспитание патриотизма. В данном случае в нашей армии еще этот вопрос далеко не решен. Как вы относитесь к такому вопросу, если поставить его перед высшим руководством армии, Министерством обороны - не похоронены до сих пор наши солдаты.



Валентина Мельникова: Конечно, не похоронены солдаты. В Мурманске была кощунственная история. Там были памятники тем, кто погиб и не похоронен, потом были снесены. Не найдены больше двух тысяч военнослужащих, которые воевали и погибли, пропали в Чечне. Конечно, это нужно делать, но это не делается. И это не прибавляет чести руководству. Но ведь патриотизм - это свойство любого человека, и мужчины, и женщины, и молодых, и старых и совсем необязательно солдат и офицеров. И патриотизм не воспитывается в армии. Патриотизм, любовь к родине - это чувство, которое начинается с детства, со свободного детства, с нормальной учебы, с нормальных условий жизни.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Бориса Михайловича.



Слушатель: Добрый вечер. Поздравляю всех с днем защитника и вас уважаемая, Валентина Дмитриевна. У меня такой вопрос будет: я смею вам напомнить, что в израильской армии всеобщая воинская повинность. Израильская армия справляется со своими проблемами очень даже хорошо. У нас отменили два года, сделали один год. Высокоточные системы вооружений, можно сказать, останутся без призора. Последний момент: нашей армией командует главнокомандующий Владимир Путин. Он является разрушителем этой армии, разрушителем государства.



Валентина Мельникова: Это ваше мнение. Я уже говорила, что год службы по призыву – это все понимают, и офицеры первые забили тревогу, что такие солдаты бесполезны будут в воинских частях. Ну что ж, у нас есть офицеры, сейчас офицеры ходят в наряд и караулят аэродромы. Тогда офицеры будут сами все делать, служить, а солдаты будут подметать дорожки.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью.



Слушательница: Добрый вечер. Я хотела поздравить и госпожу Мельникову, и господина Кара-Мурзу. Вообще, слава богу, у нас более 60 лет страна живет в мире, но цена человеческой жизни все более и более снижается. И в этом смысле для меня это праздник защиты от отечества. Потому что то, как государство обращается со своими гражданами и штатскими, и военными, у меня вызывает просто оторопь.



Владимир Кара-Мурза: Реально не было ни одного дня мирной жизни.



Валентина Мельникова: Мы воюем беспрерывно. Все уже забыли про Афган, все забыли про Карабах, все забыли, что в Чечне воевали и воюют. А сколько было войн в Юго-восточной Азии, сколько было в Африке. У нас до сих пор в Африке пленные есть, не освобожденные, неизвестно, живые или нет. Так что воюют.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, что бы вы хотели, когда соберется ваш Общественный совет под председательством нового министра, какие вы бы ему советов подали?



Валентина Мельникова: Я думаю, что новому министру мы можем Общественным советом предложить план реализации перехода к профессиональной военной службе в течение двух-трех лет, потому что такой план есть. Он был разработан в 2002 году военными экспертами. Я думаю, что сейчас время освежить, посчитать еще раз и снова предложить новому министру, и пускай он продвигает в правительстве и у президента.



Владимир Кара-Мурза: Я как раз и хотел спросить, каких шагов вы бы от него реальных ждали, потому что кроме сегодняшнего поздравления ни армия, ни общество не видели в деле.



Валентина Мельникова: Вы знаете, очень сложно, потому что, я так понимаю, что человек попал совершенно неожиданно в сферу, в которой он новичок, хотя он службу военную проходил. Но хотелось бы все-таки, чтобы Анатолий Сердюков был независим от того, что ему говорят подчиненные, чтобы военная иерархия не втянула, чтобы он действительно был человек президента.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG