Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве делегация ХАМАС ведет переговоры с руководством МИД России


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович, Ровшан Гусейнов.



Александр Гостев: В Москву со своим вторым визитом за неполный год приехала делегация палестинского движения ХАМАС. Сегодня у членов делегации переговоры с заместителем министра иностранных дел России Александром Салтановым, а завтра - с самим министром иностранных дел Сергеем Лавровым. В эти же дни в Москве находится вице-премьер израильского кабинета министров Авигдор Либерман. Какая во всем этом есть интрига, - разбирался корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Россия второй раз принимает у себя делегацию ХАМАС во главе с лидером движения Халедом Машалем и второй раз не ясно, зачем это Москве. В первый визит, который состоялся меньше года назад, людей, которых многие называют террористами, принимали у себя высокопоставленные московские чиновники и даже патриарх Алексий II . Тогда в Израиле, который больше всего страдает от действий военного крыла ХАМАС, изумились, теперь реакция немного спокойнее.


Из Тель-Авива передает Ровшан Гусейнов.



Ровшан Гусейнов: С прошлого визита Халеда Машаля в Москву прошло около года и опасения Израиля, что международное сообщество признает ХАМАС или его правительство, не подтвердились. Четверка по ближневосточному урегулированию, в которую входят США, ЕС, ООН и Россия, как и прежде, требует, что палестинское правительство, независимо от составляющих политических сил, признало право Израиля на существование и мирное соглашение с ним, а также отвергло насилие. По мнению директора Израильского института социальных и политических исследований Элиэйзера Фельдмана, Израиль, естественно, не может не волновать визит Машаля в Москву, однако в гораздо меньшей степени, чем в первый раз.



Элиэйзер Фельдман: Да, я уверен, что вторая попытка вызывает такое же возмущение у израильской политической верхушки. Единственное, что на сегодняшний момент как бы все понимают, что это очень мало значит, в том числе и для международной легитимации ХАМАС. В тот момент, когда первая встреча давала им достаточно большие возможности для этой легитимации. Уже вторая встреча малозначительная.



Ровшан Гусейнов: Другая причина молчания Иерусалима связана с тем, что израильские политики, как и их коллеги во всем мире, стараются не упоминать в политическом контексте организации, которые считают террористическими.



Элиэйзер Фельдман: Для Израиля ХАМАС террористическая организация, Халед Машаля, если его и рассматривают, исключительно как главаря террористов. С ними не ведут переговоров, поэтому Израиль в этом смысле игнорирует данную структуру, игнорирует ее политическое крыло, ее военное крыло.



Ровшан Гусейнов: Несмотря на официальный бойкот «архитеррориста» ХАМАС, Израиль при помощи посредников, в том числе и Египта, ведет с ним переговоры об освобождении израильского капрала Гилада Шалита, которого удерживают в плену палестинские боевики. По мнению Элиэйзера Фельдмана, приезд в Москву одновременно с лидером ХАМАС министра стратегического планирования Израиля Авигдора Либермана, возможно, связан именно с попыткой непрямого контакта Иерусалима с ХАМАС через Кремль.



Элиэйзер Фельдман: С точки зрения как бы текущих переговоров, вот этот фон обсуждения деталей возможного, потенциального освобождения Гилада Шалита, вполне возможно, что, например, после встречи с Игорем Ивановым Халеда Машаля тот даст ему какую-то информацию, которую Игорь Иванов захочет или получит возможность или санкцию передать Авигдору Либерману. То есть это, когда идут прямые контакты, всегда эффективней, чем через дипломатические источники.


Ровшан Гусейнов: Добавлю, что Халед Машаль ещё в студенческие годы в Кувейте стал одним из основателей Палестинской молодежной группы, впоследствии преобразованной в организацию Исламского Движения Сопротивления ХАМАС, ставящей своей целью создание «исламского государства Палестина» и в том числе на всей территории Израиля. По сей день отказ палестинского правительства, сформированного ХАМАС, признать Израиль, по сути, диктуется тем самым пунктом в политической программе организации.


В 1990 году Машаль организовал из Иордании серию терактов против израильтян. В 1996 году он был избран председателем «политбюро» ХАМАС. В 1999 году по требованию Израиля Машаль был объявлен «нежелательной персоной» в Иордании и перебрался в Дамаск, где и поныне находится его штаб.



Данила Гальперович: В Москве же эксперты склонны придавать визиту ХАМАС несколько большее значение. Само же движение такими поездками пытается укрепить свою легитимность в международной политике, полагает директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.



Евгений Сатановский: ХАМАС приезжает в Москву по той простой причине, что особенно за пределами Ближнего Востока ХАМАС ездить некуда. Куда, в самом деле, может поехать на переговоры Халед Машаль? У него значительно сужено поле даже по сравнению с Исмаилом Ханией, премьером Палестины от ХАМАС, руководившим как прошлым, так фактически и нынешним правительством. Сирия, Иран, Россия - вот те единственные страны, куда Халед Машаль реально может приехать. Здесь Россия действительно играет уникальную роль. Поскольку то окошко, та форточка возможностей, которые есть для любых диспутов с военным крылом ХАМАС, безусловно, доминирующим, безусловно, отвечающим за все, что будет происходить в Палестине, в значительно большей мере, чем гражданское его крыло, может только Россия.



Данила Гальперович: По словам Евгения Сатановского, вполне возможно, что приезд в Москву вице-премьера израильского кабинета Авигдора Либермана не случаен и российские представители будут как бы медиаторами, посредниками в изложении позиций двух сторон по самым разным вопросам.



Евгений Сатановский: Россия при этом вполне внятно может хотеть от ХАМАС хотя бы выдачи израильтянам, освобождения заложника Гилада Шалита, о чем вскользь, но весьма ясно сказал российский президент, посещая Иорданию, где он пересекался с палестинским президентом Махмудом Аббасом. Россия может говорить с ХАМАС о бессмысленности деблокирования движения вообще и территорий Палестины в частности, пока не прекращены теракты, в том числе суицидальные, если уж вспоминать об атаке на Эйлат. О бессмысленности просьб денег у израильтян, а, точнее, требований денег у израильтян, у американцев, у мирового сообщества, пока не прекращены ракетные обстрелы Сдерота и Ашкелона.



Данила Гальперович: Но согласована ли активность Москвы с остальными членами так называемого квартета по ближневосточному урегулированию, то есть США, Евросоюзом и ООН? Уж точно не с Вашингтоном, полагает директор российских программ Центра оборонной информации в Вашингтоне Николай Злобин.



Николай Злобин: Позиция Москвы в вопросе ближневосточном не такая последовательная и есть большие подозрения, что на самом деле эта позиция является не государственной, а, скорее, несколько групп специальных интересов, которые борются за монополию на выработку внешней политики в этом регионе. И в зависимости от того, какая группа берет в какой конкретный момент власть над внешнеполитическим процессом в каждом конкретном моменте, от этого зависят те телодвижения, которые сделает МИД и, соответственно, Россия. Это непредсказуемая, это нестабильная политика. Поэтому Вашингтон в данном вопросе рассматривает Москву как непредсказуемого, нестабильного союзника, поэтому на медиаторство Москвы он никогда не пойдет.



Данила Гальперович: Европа за год после визита ХАМАС в Россию сделала одну робкую попытку поговорить с представителями этого движения, но их попросту не пустили во Франция. До сих пор не ясно до конца, то ли причиной срыва контактов европейцев с ХАМАС были бюрократические формальности, то ли просто здравый смысл.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG