Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ближневосточная партия России. Делегация ХАМАС снова в Москве


Не прошло и года, как Смоленская площадь снова приветствует главу политического крыла правящего в Палестине радикального движения

Не прошло и года, как Смоленская площадь снова приветствует главу политического крыла правящего в Палестине радикального движения

Россия второй раз принимает у себя делегацию движения ХАМАС во главе с политическим лидером движения Халедом Машалем. В первый визит, который состоялся меньше года назад, людей, которых многие в мире называют террористами, принимали у себя высокопоставленные московские чиновники и даже патриарх Алексий II . Тогда в Израиле, который больше всего страдает от действий боевых отрядов, оказанный исламистам прием вызвал изумление, теперь реакция немного спокойнее.


Как передает и Тель-Авива корреспондент РС Ровшан Гусейнов, за истекшее со времени первого визита лидеров ХАМАС время в значительной степени развеялись опасения Израиля, что международное сообщество признает сформированное радикалами палестинское правительство. Международная «четверка» по ближневосточному урегулированию, в составе США, ЕС, ООН и Россия, как и прежде, требует, что палестинское администрация независимо от составляющих ее политических сил признала право Израиля на существование, заключенные с ним ранее договоренности, а также отвергла насилие. Директор Израильского института социальных и политических исследований Элиэзер Фельдман комментирует московские переговоры так: «Это снова вызовет возмущение у израильской политической верхушки. Но все понимают, что это очень мало значит, в том числе и для международной легитимизации ХАМАС. Первая встреча давала им больше возможностей для этого. Вторая же малозначительна».


Несмотря на официальный бойкот ХАМАС, Израиль при помощи посредников, в том числе и Египта, ведет с ним переговоры об освобождении израильского капрала Гилада Шалита, которого удерживают в плену палестинские боевики. По мнению Элиэзера Фельдмана, приезд в Москву одновременно с лидером ХАМАС министра стратегического планирования Израиля Авигдора Либермана, возможно, связан именно с попыткой непрямого контакта Иерусалима с радикалами при посредничестве Кремля:


- С точки зрения текущих переговоров этот фон обсуждения деталей возможного освобождения Шалита…. вполне возможно, что, например, после встречи с Игорем Ивановым Халеда Машаля тот даст ему какую-то информацию, которую Игорь Иванов получит возможность или санкцию передать Авигдору Либерману. Когда идут прямые контакты, это всегда эффективней, чем через дипломатические источники.


Еще в свои проведенные в Кувейте студенческие годы Халед Машаль стал одним из основателей Палестинской молодежной группы. Впоследствии она была преобразована в Исламское движение сопротивления, или ХАМАС, которое ставит своей целью создание «исламского государства Палестина», которое включало бы и часть нынешней территории Израиля.


По сей день отказ палестинского правительства, сформированного ХАМАС, признать Израиль, по сути, диктуется именно этим пунктом политической программы организации.


В 1990 году Машаль (тогда он проживал в Иордании) организовал серию терактов против израильтян. В 1996 году он был избран председателем «политбюро» ХАМАС. В 1999 году по требованию Израиля Машаль был объявлен в Иордании «нежелательной персоной» и перебрался в Дамаск, где и поныне находится его штаб.


Московские эксперты придают более серьезное значение визиту политического главы правящего на палестинских территориях движения. Как считает директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, такие поездки помогают радикалам укрепить свою легитимность на международной сцене:


- ХАМАС приезжает в Москву по той простой причине, что особенно за пределами Ближнего Востока ему ездить некуда. Куда, в самом деле, может поехать на переговоры Халед Машаль? У него значительно сужено поле даже по сравнению с Исмаилом Ханией, премьером Палестины от ХАМАС, руководившим как прошлым, так фактически и нынешним правительством. Сирия, Иран, Россия - вот те единственные страны, куда Машаль реально может приехать. Здесь Россия действительно играет уникальную роль. То окошко, та форточка, те возможности, которые есть для любых диспутов с военным крылом ХАМАС ( безусловно, доминирующим, безусловно, отвечающим за все, что будет происходить в Палестине, в значительно большей мере, чем гражданское его крыло) может открыть только Россия.


По словам Евгения Сатановского, вполне возможно, что приезд в Москву вице-премьера израильского кабинета Авигдора Либермана не случаен, и российские представители выступят посредниками в изложении позиций двух сторон по самым разным вопросам:


- Россия при этом вполне внятно может хотеть от ХАМАС хотя бы выдачи израильтянам заложника Гилада Шалита, о чем вскользь, но весьма ясно сказал российский президент, посещая Иорданию, где он пересекался с палестинским президентом Махмудом Аббасом. Россия может говорить с ХАМАС о бессмысленности деблокирования движения вообще и территорий Палестины в частности, пока не прекращены теракты, в том числе суицидальные, если уж вспоминать об атаке на Эйлат. О бессмысленности требования денег у израильтян, у американцев, у мирового сообщества, пока не прекращены ракетные обстрелы Сдерота и Ашкелона.


Но согласована ли активность Москвы с остальными членами так называемого «квартета» по ближневосточному урегулированию, то есть США, Евросоюзом и ООН? Уж точно не с Вашингтоном, полагает директор российских программ Центра оборонной информации в Вашингтоне Николай Злобин:


- Позиция Москвы в вопросе ближневосточном не такая последовательная. Есть большие подозрения, что на самом деле эта позиция является не государственной, а, скорее, несколько групп специальных интересов, которые борются за монополию на выработку внешней политики в этом регионе. И в зависимости от того, какая группа берет в каждый конкретный момент контроль над внешнеполитическим процессом, МИД и, соответственно, Россия, делает те или иные телодвижения. Это непредсказуемая, нестабильная политика. Поэтому Вашингтон в данном вопросе рассматривает Москву как непредсказуемого союзника, поэтому на медиаторство (посредничество – РС) Москвы он никогда не пойдет.


Европа же за год после победы ХАМАС на парламентских выборах в Палестине сделала одну робкую попытку поговорить с представителями этого движения. Но их попросту не пустили во Франция. До сих пор не ясно до конца, были ли причиной срыва контактов европейцев с ХАМАС бюрократические формальности, или просто здравый смысл.


XS
SM
MD
LG