Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жизнь иностранцев в российских городах


Программу ведет Марк Крутов.



Марк Крутов: Жизнь иностранцев в российском мегаполисе. Как она изменилась за последние годы? В начале 90-х любой приезжий из дальнего зарубежья сразу выделялся на улице нездешней одеждой, походкой и выражением лица. Сейчас этого уже не скажешь, хотя экспатов, иностранцев, постоянно живущих в России, стало больше. О жизни экспатов в Москве и Санкт-Петербурге тогда и сейчас я поговорил со своей коллегой, бывшей журналистской агентств "Франспресс" и "Рейтер", газеты "Санкт-Петербург таймс" и издание "Раше джорнэл", француженкой, долгое время прожившей в России, Клэр Биггс.


Клэр, вы долгое время прожили в России, причем, как в Москве, так и в Санкт-Петербурге. Расскажите о своих первых впечатлениях, когда вы приехали? Чем вы были поражены приятно, а что вас шокировало или ужаснуло?



Клэр Биггс: Я приехала в конце 90-х, так что много шокирующего было. Я приехала в Петербург жить на год. Я очень плохо говорила по-русски, но очень скоро у меня появилось много друзей, для них я была первой француженкой, которую они вообще видели в жизни. Поэтому было достаточно забавно. Все приходили, соседи, меня угощали сахарными трубочками, семечками. Приходили посмотреть на француженку. Поэтому первый год в России был очень забавный.


Еда была страшная тогда. Как вы знаете, в конце 90-х годов были с едой проблемы. Мы жили на Сенной площади, я жила в русской семье, и мне дали ужасную еду. Жуткое какое-то мясо, какие-то вареные макароны. Собственно, я пострадала в основном потому что ужасная еда. Я приехала из Франции, так что мне было в этом смысле довольно тяжело. А в бытовые условия... Я быстро привыкаю. Конечно, не роскошь, тараканы у нас дома были, горячая вода каждый второй день не работала. Конечно, несладко. Но в бытовом плане я очень быстро на самом деле привыкла.



Марк Крутов: Отличается ли жизнь иностранца в Москве и Петербурге?



Клэр Биггс: Да. Но я жила немножко в разные времена в Петербурге и в Москве, так что сложно сравнить. Вообще, когда я говорю, что я француженка, все рады, неважно, в Москве или в Петербурге. Но это правда, что Петербург больше обращает внимание на то, что ты иностранец. Для них это очень важно, это событие. Жители Петербурга очень хорошо знают Францию, часто лучше, чем я, знают литературу очень хорошо, музыку и очень-очень приветствуют тот факт, что ты француженка. Мне было всегда очень хорошо. Ни разу не было проявления какого-то расизма.


А в Москве это не настолько важно. В Москве столько иностранцев, что никого не впечатляет, что ты иностранец.



Марк Крутов: Насколько тяжелее вам, как девушке, было адаптироваться в России, чем вашим друзьям иностранцам-мужчинам.



Клэр Биггс: Первые замечания мои друзья мужского пола, иностранцы, те, которые одновременно со мной приезжали, у них сразу появилась русская девушка, даже не одна, а несколько. А для иностранок это намного сложнее. Потому что русские мужчины как бы не всегда интересуются иностранкой. Просто русские мужчины... Да, в этом смысле попроще. Нет, я не считаю, что тяжелее. Я не считаю. Наоборот, очень все вежливые. Нет, я не считаю, что тяжелее. Я не страдала оттого, что я женщина, по сравнению с моими мужчинами друзьями, нет.



Марк Крутов: А как изменились ваши впечатления за время пребывания в России?



Клэр Биггс: Изменились плавно. Семь лет это очень долго. Я, наверное, после двух с половиной, трех лет перестала смотреть на Россию как на чужую страну. Для меня это дом. Я начала говорить, мы, русские, у нас в России, и это, конечно, пугало очень моих родственников. У меня культурный шок на самом деле, когда я возвращалась в Париж. Мне было там в первые недели непросто, потому что я настолько отвыкла от французской речи, от французских обычаев, от метро, от чистоты, от всего. И у моих друзей тоже я замечаю, три года - это такой предел, если ты можешь жить три года, тогда у тебя уже все нормально. Три года - такой предел.



Марк Крутов: А много было у вас знакомых иностранцев, которые приехали примерно в то же время, что и вы, которые не выдержали этот срок и уехали? И почему они уехали?



Клэр Биггс: Да. Были люди, которые приехали с большими надеждами, профессиональные в основном, и уехали с пустыми руками. Часто замечаю, что люди уезжают из России немножко разочарованные. Они хотели что-то такое, экзотику, какое-то приключение, у них, может быть, не получилось. Это я замечаю. Но не после короткого срока, а люди, которые прожили долго. Они жили десять лет, вдруг уехали и очень обижаются на Россию, им очень горько, что они потеряли много лет жизни, что все там плохо, ничего не добились.


Среди иностранцев, которые приезжают в Россию, очень много необычных людей, особенно в Петербурге. Есть две категории иностранцев: те, которые приезжают по контракту работать, они работают здесь пять-шесть лет и уезжают. Для них это рабочий момент. А есть люди, которые приезжают, немножко как я, собственно, без ничего, приезжают пожить, посмотреть, что-то для себя найти. И очень многие из них такие, очень оригинальные личности, необычные люди.



Марк Крутов: Вы, я так понимаю, разочарованы не были. Что вам удалось найти здесь, в России, в российских городах, Москве, Санкт-Петербурге?



Клэр Биггс: В первую очередь я нашла мужа свою, любовь. Я, наверное, выросла просто. Я считаю, что я приехала в Россию совсем маленькой девочкой. За семь лет я очень многому научилась, очень много страшного видела, очень много приключений, не только в Москве и Петербурге, в Сибири, много путешествовала. Я уже сейчас живу за границей и мне очень легко после России, это для иностранца, особенно 90-е, это нелегкие испытания. Я считаю, что это меня научило наслаждаться жизнью.


XS
SM
MD
LG