Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Ерофеев: «Цветущий сад на вулкане»


Каково будущее Тайваня? Когда попадаешь на остров, сразу становится ясно, насколько болезнен для тайваньцев этот вопрос, на который никто не знает ответ. Если в мире есть очевидный пример политического лицемерия, так это в вопросе о Тайване. Возможно, что именно политическое лицемерие мирового содружества, не признающего Тайвань независимой страной в угоду китайским требованиям рассматривать его незаконно отколовшейся частью Китая, позволяет Тайваню сохранять пока что как свою независимость, так и свою государственность. Все считают, включая США, что Тайваню следует вести себя тихо, фактически превратиться в юридический призрак, политическую видимость – такая маскировка если не спасет остров, то, по крайней мере, продлит на какое-то время его существование. Однако факт остается фактом: Китай хочет вернуть себе Тайвань – подавляющее количество тайваньцев этого не хотят. Какие моральные выводы из этого следуют?

Что представлял бы собой сегодня Китай, если бы в 1949 году Мао проиграл гражданскую войну и вместо Чан Кайши сбежал бы вместе с китайскими коммунистами на остров Тайвань? История не терпит сослагательного наклонения, однако именно этот вопрос возник у меня в голове, как только я оказался на Тайване. Я с нескрываемым любопытством прилетел в его столицу Тайбэй по случаю книжной ярмарки, главным гостем которой стала в этом году Россия. Остров Тайвань представляет собой парадокс. Его статус в мире уникален. Для меня как для русского писателя Тайвань всегда был примером того, что бы могло стать с Россией или Китаем, если бы они не прошли через коммунистический эксперимент.


Один из моих старших русских коллег-писателей Василий Аксенов даже написал фантастический роман «Остров Крым» – политическую утопию о том, как одна из южных частей России, а именно Крым, в гражданскую войну 1918-1920 годов отстояла свою независимость, не подчинилась коммунистам и превратилась в преуспевающее демократическое государство западного толка. Что касается Тайваня, то подобная утопия оказалась реальностью, в чем я и смог сейчас убедиться.


Тайвань – высокоразвитая, процветающая страна на вулкане: остров имеет вулканическое происхождение. Большинство продукции идет на экспорт, тайваньские компьютеры известны во всем мире, включая Россию. В стране нет ни трущоб, ни вопиющей уличной бедноты. Путешествуя по автострадам, гуляя по улицам Тайбэя, ходя по залам национального музея, который славится собранием художественных сокровищ, невольно ловишь себя на мысли, что находишься в некой «китайской» Калифорнии. Несмотря на то, что мемориал Чан Кайши находится в центре города, от его авторитарного режима ничего не осталось, да он и сам низведен теперь тайваньцами из мифического генералиссимуса в полковника, коим он и являлся в действительности. Криминальная ситуация на острове такова, что ей могут позавидовать многие демократические страны Запада. Плюрализм партий, свобода слова – это все здесь без обмана. Стоило ли, однако, так грамотно управлять страной в последние годы, чтобы не иметь надежд на будущее?


Психологическая проблема Тайваня состоит в том, что островитяне по своей самоидентичности все больше и больше отличаются от континентальных китайцев. Не имея за своими плечами ни культурной революции, ни других политический репрессий, они выросли в таком человеческом климате, что превратились в действительно свободных людей.


XS
SM
MD
LG