Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cъезд "Справедливой России". Интервью с президентом Дагестана Муху Алиевым



Михаил Соколов: Отказ Совета Федерации одобрить договора с Татарстаном стал событием, показавшее стране триумф нового плюрализма, борьбы Единой и Справедливой Россий, выразившийся в разнопартийном голосовании палат российского парламента.


Большинство депутатов Государственной Думы ведомые лидером партии «Единая Россия» Борисом Грызловым дружно поддержали договор центра с Татарстаном, не увидев ничего плохого в дополнительном вкладыше в паспорте или в особых условиях раздела доходов от нефтедобычи. Тем более, что договор, подписанный членом высшего Совета Единой России Минтимером Шаймиевым, внес в парламент такой непререкаемый авторитет как президент России. Документ критиковали лишь челны фракции «Родина – Справедливая Россия»


А в среду 21 февраля против договора голосовало большинство членов Совета Федерации, зависимые от лидера партии «Справедливой России» и главы Совета Федерации Сергея Миронова так называемые сенаторы увидели опасность распада страны в тезисе об обязательном знании президентом республики Татарстан - татарского языка и в неравенстве прав субъектов России.


Интересно, что жестким критиком договора оказался близкий соратник Сергея Миронова бывший мэр Набережных Челнов, а ныне – член Совета Федерации Равкат Алтынбаев, чей конфликт с Минтимером Шаймиевым известен всей Татарии. Известно и то, что партия Жизни, а теперь и Справедливая Россия в Татарии подвергались административному давлению. Постоянно из ничего возникают то конфликты, то выходы целых групп из партии эсеров, то идут попытки не регистрировать структуры, лояльные Сергею Миронову.


В общем, с точки зрения партийной логики Сергей Миронов должен был поставить Минтимера Шаймиева на место, показав, что не все в Москве можно решить с наскока и с помощью лишь одной части окружения президента. Еще придется потрудиться и для преодоления вето Совета Федерации. Даже Жириновскому не с руки будет предложить фракции голосовать за договор с Татарстаном, вопреки идеологии ЛДПР.


В общем, в итоге партийного строительства сверху, высочайше оказалось разрешенным соперничество двух партий в форме конституционного пора двух палат Федерального Собрания. И хотя юридические преимущества - у единороссийской Думы, но отныне с позицией ведомого Сергеем Мироновым Совета Федерации соратникам Бориса Грызлова считаться придется.


Партия «Справедливая Россия» наращивает свои возможности.


Свой программный съезд партия решила провести в Санкт-Петербурге, и явно с тем, чтобы задать информационный импульс неделе – еще и в понедельник 26 февраля.


Размах съездовского шоу партии «Справедливая Россия» в петербургском Большом концертном зале «Октябрьский» соответствовал пиар-задачам мероприятия. Масштабный форум должен был показать, что период объединения «Родины», Партии жизни и Партии пенсионеров завершен (всего в пяти регионах не проведены конференции), и партия «Справедливая Россия» стала действительно массовой. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов как бы подчеркивает свою смелость, неизменно говоря, что главный соперник «России справедливой» - «Россия единая».



Сергей Миронов: Как бывает в русских народных сказках, самый трусливый оказывается самый большой, тот, который считает себя самым сильным. Нас очень боится партия «Единая Россия», больше всех. И правильно делает.



Михаил Соколов: Миронов говорит, что он не боится угроз «Единой России» лишить его поста председателя Совета федерации, отмечая – пусть попробуют. При этом Миронов объявляет свою партию врагом крупного капитала и бюрократии. Он говорит о возможности возвращения к выборам губернаторов, вновь отстаивая выборность Совета федерации. Сергей Миронов отметил применение против «Справедливой России» на выборах в регионах административного ресурса со стороны губернаторов и «Единой России», и резко заявил: нельзя превращать выборы в фарс. По словам Сергея Миронова, России нужен закон об оппозиции и реформа выборного законодательства. Изъятие из него всего, что приводит к монополизму одной партии.



Сергей Миронов: Мы категорически против сокращения числа партий методом административного отсева, что, например, мы видим на выборах в Санкт-Петербурге, когда абсолютно по надуманным основаниям снята с выборов партия «Яблоко».


Во-вторых, «Справедливая Россия» не создавалась как дублер «Единой России», как ее спарринг-партнер, чтобы помогать бюрократии на выборах, дескать, у нас все как у людей. Наша партия – это реальная политическая альтернатива, альтернатива доморощенному варианту либерального консерватизма с его политической безответственностью, попустительством коррупции, неравенством людей перед законом, произволом, нежеланием кардинально менять социальный климат в стране и в обществе.



Михаил Соколов: На съезде «Справедливой России» Сергей миронов объявил, что эсерам уже удалось разрушить две монополии - политическую «Единой России» и компартии России на защиту интересов трудящихся. И предупредил, ссылаясь на опыт 90-летней давности: затягивать решение насущных проблем народа - значит привести к власти радикалов. Между тем, по его мнению, у России есть возможность решить в короткие сроки социальные проблемы, оставаясь на демократическом пути. Задача «Справедливой России», по словам Миронова, добиться, чтобы после выборов в законодательные собрания и в Государственную думу России везде появились дееспособные фракции партий, способные добиться принятия ее законопроектов.


Партия «Справедливая Россия» в Санкт-Петербурге пополнилась новыми членами, в нее вступили депутаты Государственной думы России Евгений Ройзман, Анатолий Аксаков, Виктор Похмелкин. Геннадий Гудков приводит в «Справедливую Россию» всю Народную партию.



Геннадий Гудков: В течение трех месяцев должна быть произведена интеграция Народной партии. Пленум проголосовал единогласно, несмотря на споры и на критику. Для меня это было удивление.



Михаил Соколов: Оксана Дмитриева, чья Партия развития предпринимательства, возглавила список «Справедливой России» на выборах законодательного собрания Санкт-Петербурга. Депутат Государственной думы Оксана Дмитриевна считает, что «Справедливая Россия» теперь больше похожа на широкую оппозиционную коалицию.



Оксана Дмитриевна: Можно сказать так – большая оппозиционная коалиция. То, что мы говорили - народный фронт против бюрократов. То есть фактически это широкая оппозиционная коалиция против бюрократической олигархии, я не знаю, как назвать партию власти, потому что у нее точно идеологии нет. То есть практически против бюрократической олигархии.



Михаил Соколов: И как у вас ситуация на выборах в законодательное собрание? Я смотрю, полно плакатов с Валентиной Матвиенко, «Единой Россией», например.



Оксана Дмитриева: Я могу сказать, что такого, я политик с очень большим стажем, в течение 14 лет я избираюсь, я все время была оппозиционным кандидатом и депутатом, поэтому никогда власть меня не поддерживала. Но такое использование против административного ресурса, как сейчас, я не видела никогда. Чтобы были приказы директорам школ и главврачам поликлиник, что если они пустят кого-то из оппозиции, прежде всего «Справедливую Россию», то пусть кладут заявления на стол. То есть такого безобразия, разнузданного безобразия я никогда не видела.



Михаил Соколов: Понятно, что при таком нажиме со стороны власти многим политикам только и остается, что переходить в «Справедливую Россию». Бывший глава республики Коми Юрий Спиридонов возглавил список этой партии на выборах в местный парламент.



Юрий Спиридонов: Власть, партии все мелкие куплены этой властью, тоже объединились под прикрытием «Единой России» и просто давят, используя так называемый административный ресурс, не используя - злоупотребляя им. Хотя по конституции, по закону у нас власть обязана поддерживать все общественные, политические движения. Власть сейчас работает только на одну партию.



Михаил Соколов: На выборах законодательного собрания Красноярского края во главе списка «Справедливой России» бывший губернатор Валерий Зубов, также решивший вступить в партию Сергея Миронова.



Валерий Зубов: Потому что сегодня сложилась такая ситуация, при которой мы не можем говорить о том, что хотелось бы, мы можем говорить о том, что возможно. А сегодня возможно только возрождение конкуренции партийной. Если не будет возрождения партийной конкуренции, о чем мы будем говорить? Поэтому первая задача, которую надо сегодня решить. Можно остаться в стороне, можно постоять в стороне – пожалуйста. Кто-то избирает себе такую линию.


Второе – вы знаете, все-таки с финансами ненормальная ситуация, и федеральный центр собрал столько денег, что переварить не может. Но это какой-то абсурд представляет трехлетний финансовый план, правительство предлагает в 2010 году из каждых двух рублей тратить только один, а один не тратить. Значит правительство не представляет, как делать. Значит деньги вниз, спустить в регионы на местный уровень. Эту задачу все равно надо решать. Если за это не будут бороться, задача не будет решаться.



Михаил Соколов: Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов уверен, что его партия преодолеет 7% барьер во всех регионах, где будут весной проходить выборы. Возможно, партии поможет то, что она сейчас несколько изменила свою идейную программу. Слово «социализм» звучало в речи Сергея Миронова не один раз. Сергей Миронов заявил в своем докладе: «Справедливая Россия» должна дать стране программу социалистической перспективы на основе принципа справедливости. Стабилизационный фонд не проедать, а инвестировать в человека. Повышать пенсии хотя бы до 50% от заработка. Ввести прогрессивное налогообложение и единое пенсионное законодательство. Приравнять врачей, учителей, преподавателей к государственным служащим».


Вдобавок, уверен Сергей Миронов, можно, погасив внешний долг, теперь отдать и долг внутренний тем, кто потерял свои вклады в 91 году. По мнению Сергея Миронова, деньги на все это можно получить с помощью монополии государства на производство спирта, природной ренты, доходов от приватизации и налога на приватизированные предприятия.


В общем принятая первым съездом «Справедливой России» платформа партии полна популярных и народолюбивых идей, которые привлекут к ней избирателей, но позволят противникам критиковать «Справедливую Россию» за предвыборный популизм.


Глава народно-демократического союза Михаил Касьянов накануне региональных выборов 11 марта посетил Ставрополь. В его свите был корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский. Выборы в Ставропольском крае выглядят по южному ярко.



Максим Ярошевский: Юг России встретил бывшего премьера рекламными щитами: Ставрополь накануне мартовских выборов в краевую думу перенасыщен наглядной агитацией.


Налицо борьба двух партий.


Список «Справедливой России» возглавляет мэр города Дмитрий Кузьмин.


Во главе «Единой России» - губернатор Ставропольского края Александр Черногоров.


В столице края 90 процентов предвыборных плакатов агитируют в пользу главы города и соответственно Справедливой России. На билбордах улыбающийся Дмитрий Кузьмин пожимает руку лидеру партии и по совместительству главе Совета Федерации Сергею Миронову. Повсюду плакаты мы «хотим и будем жить в справедливой России», «мы - партия народного большинства».


Агитации партии Единая Россия в самом Ставрополе значительно меньше, чаще она встречается в окнах и на балконах жилых домов. Небольшие плакаты гласят: здесь живут сторонники Единой России, или Мои родители - сторонники Единой России.


На перекрестках в Ставрополе толпится молодежь с транспарантами, с одной стороны улицы требуют отставки губернатора, с другой – отставки мэра.


Многие ставропольцы не очень-то понимают, с какими именно программами обе партии собираются в краевую думу. Вот потому-то и фермер Алексей Попов так и не решил, за кого отдать свой голос:



Алексей Попов: Люди не настроены почти ни на что. Не определены, не знают, за кого идти выбирать. Каждый депутат свою программу до конца не излагает. Свои намерения – это все скрыто. «Я приду, я изменю…». Изменений мы никогда не видели до этого и сейчас не видим. Потому что перед выборами надо делать свое направление, чтобы люди поняли, что это за направление. Понятие у каждого человека, чтобы у него улучшилось дома, в семье и все прочее, тогда он понимает. А так все внешнее – что-то изменить. Наша страна, как говорится, - это край.



Максим Ярошевский: А вот атаман ставропольского казачьего войска Дмитрий Стригунов считает, что для его соратников важны не только программы:



Дмитрий Стригунов: Мы не поддерживаем ни одну политическую партию, мы поддерживаем конкретно людей. Непосредственно человек занимается каким-то делом, мы видим его дела и именно этого человека поддерживаем. А что касается партий, то мы ни одну партию не поддерживаем в открытую.



Максим Ярошевский: «Единая Россия» проигрывает соперникам на поле уличного пиара.


Жена губернатора Ставропольского края не так давно через оппозиционную прессу обвинила мужа, Александра Черногорова, в неуплате алиментов, сокрытии крупных денежных средств, дорогих иномарках, спрятанных в губернаторском гараже. О накопленном капитале и говорят плакаты: «продай Бентли, заплати алименты».


Зато в прессе доминирует губернская власть: новостная передача под названием «Тем временем» подряд выдает в эфир три репортажа, посвященных Единой России. Для начала пять минут о встрече ставропольских журналистов с гостем из Москвы, депутатом Владимиром Семаго – разговор идет о стабильности, которую принесла в Россию Единая Россия. Затем материал про автобус и компьютеры, которые подарили единороссы местной школе. В конце блока – сюжет о молодогвардейцах, которые все воскресенье раздавали на масленицу жителям Ставрополя блины.


И только после этого - интервью в прямом эфире с Петром Акининым, претендентом на место в краевой думе от Справедливой России.


В крае бесплатно распространяется информационный бюллетень «Единая Россия». На первой полосе портрет Владимира Путина и цитата «я принял самое прямое участие в создании «Единой России». В самой газете можно найти карту реальных дел партии и узнать, что на Ставрополье более 835 тысяч сторонников Единой России.


На слово «Единой России» сторонники России Справедливой отвечают делом: более тысячи участников общественных публичных слушаний 22 февраля проголосовали за то, чтобы лишить губернатора Ставропольского края Александра Черногорова звания "Почетный гражданин города Ставрополя". Мол, и бюджет он городской грабит, и мэра дискредитирует: губернатор согласился с демонтажем ветхого памятника, а потом обвинил в это главу Ставрополя. В общем, стороны перешли на личности.


Обе партии представляют один курс, - уверен глава ставропольского отделения народно-демократического союза Павел Воронин.



Павел Воронин: Сегодня все партии, которые представлены на этом политическом поле – это чистый камуфляж. Партии, которые созданы с одной целью – забрать голоса по максимуму и левого электората, правого, левоцентристского и так далее.



Максим Ярошевский: У лидера НДС Михаила Касьянова поездка в Ставрополь – первый в наступившем году официальный визит. Бывший премьер встретился со своими сторонниками, посетил фермерское хозяйство Истомино и пообщался со студентами института имени Чурсина. В основном разговор шел о предстоящих выборах. Экс-премьер призывал к изменению политического курса. Говорил и о президентских выборах и о преемниках.



Михаил Касьянов: Если политические активисты из разных политических партий осознают, что поодиночке никто ничего не сделает, нужно идти на какие-то компромиссы. Компромиссы не по своим принципам, а компромиссы по механизмам решения проблем левоцентристских, правоцентристских. И идти на такую объединенную коалицию. Тогда возможно будет участие в выборах в думу, потому что не все партии на контракте у Кремля. И поэтому если те, которые не контракте, пойдут в коалицию, то они должны просто должны будут возможность юридическую использовать, регистрацию для этих целях. Конечно, их могут лишить через день, но это другая ситуация в стране, власть просто будет находиться в истерическом состоянии, если будут такие вещи делаться.


И потом выборы президента – это главное. Для того, чтобы назначить технического преемника, то есть провести через процедуру выборов, в любом случае нужно, чтобы граждане хотя бы опустили свои бюллетени. Несмотря на пропаганду, которая ведется с телевидения, граждане все-таки понимают, что не так все. Ситуация зреет, возможности увеличиваются.



Максим Ярошевский: В Ставрополе Михаил Касьянов встретился и с местными депутатами, по их просьбе обсудил с ними предвыборную ситуацию в крае, но без прессы. Что так напугало ставропольских политиков, журналистам так и не объяснили.



Михаил Соколов: Выборы в Дагестане привлекают внимание прессы громкими скандалами, покушениями и похищениями.


Рассказывает специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Самым серьезным из предвыборных происшествий было покушение на лидера местного отделения партии Патриоты России Эдуарда Хидирова, который был тяжело ранен и сейчас лечится в Москве. Но и до этого инцидента скандалов было достаточно. 13 партий пытались зарегистрировать в республике свои списки для участия в выборах, но удалось это сделать только шести. И большую часть тех, кому отказали в регистрации, можно сгруппировать по политическому принципу: это местные отделения Союза правых сил и «Яблока», Демократическая партия и «зеленые». То есть организации, критикующие власть и не располагающие в Дагестане административным ресурсом. Но власти отрицают факт намеренной зачистки политического поля, говоря, что у всех условия равные.


Президент Дагестана Муху Алиев при этом симпатизирует «Единой России».



Муху Алиев: Я возглавляю региональный список «Единой России», хотя говорю, что не принадлежу, не являюсь членом этой партии. Наверное, правильно - это партия поступков, определенных дел. Пусть много еще недостатков, пусть много еще предстоит сделать.



Данила Гальперович: Официально провозглашенная конкурентом «Единой России» «Справедливая Россия» сложностей в своей избирательной кампании не испытывает. Начальник отдела партийного строительства местного отделения «Справедливой России» Нурмагомед Габибулаев говорит, что жаловаться не на что.



Нурмагомед Габибулаев: У нас в Дагестане я бы не сказал, что «Справедливую Россию» как-то ущемляют. Мы активно участвуем, во-первых, в работе избирательной комиссии республики Дагестан. Что касается агитматериалов, там, где наши позиции наиболее сильны, специально по каждому кандидату выпускаем материал агитационный, клюется листовки, на руки листовки выдаются двусторонние, два номера за последний месяц бюллетеня избирательного объединения выпустили.



Данила Гальперович: У компартии России в Дагестане позиции особые. Она традиционно здесь сильна и прямому административному давлению ее подвергать сложно. Первый секретарь дагестанского отделения КПРФ Махмуд Махмудов в интервью Радио Свобода заявил, что былые недоразумения с возможным отказом в регистрации партийного списка улажены, но намного легче не стало. У руководителя дагестанской ячейки КПРФ есть опасения, что участковые избирательные комиссии организуют для партии власти что-то вроде договорного матча.



Махмуд Махмудов: Есть отдельные факты. В частности, прошло формирование участковых избирательных комиссий, туда обязательно от нашей партии КПРФ по одному человеку с решающим голосом должны включить, они обязаны по закону, коли эта партия имеет фракцию в Государственной думе. Есть некоторые районы, которые это не сделали. Мы сейчас вместе с комиссиями разбираемся. Этот факт действительно нас ущемляет.


Что касается проведения агитационных вопросов по бесплатному радио и телеэфиру, тут мы на равных, они нас не ущемляют. Круглые столы, время, жеребьевка, как все наши представители тоже выступают.


Но что самое негативное – на местах в муниципальных образованиях говорят, что нам дано задание за такую-то партию, естественно партию власти, обеспечить им такое-то количество процентов. Называют чуть ли не 70% обеспечить им голоса. Как они будут это делать, будут ли делать – пока это на уровне слухов.



Данила Гальперович: Но есть партии, которые хотя их списки были зарегистрированы, чувствуют себя буквально на осадном положении. В первую очередь это местное отделение партии Патриоты России. О прямом противостоянии с местными властями рассказала в интервью Радио Свобода Наргиз Мукаилова, помощница раненого 14 февраля Эдуарда Хидирова.



Наргиз Мукаилова: Сейчас еще хуже обстановка. Давление на кандидатов реальных продолжается, и я не знаю, что даже делать. Будут снимать кандидатуры. После выходного снимать нельзя и без особых, если не убьют, не дай бог. До воскресенья будут нас давить, выдавливать как могут. Приглашают официальные лица: вы что хотите, чтобы очередная пуля меня достигла? Открыто требуют снимать кандидатуры. Вот сейчас многие районы настроены выйти на митинги из-за того, что не дают свободно баллотироваться.



Данила Гальперович: По словам Наргиз Мукаиловой, местным отделениям помогают в вытеснении партии Патриоты России от выборов местные же избирательные комиссии.



Наргиз Мукаилова: Избирательные комиссии себе по-другому решили - ни одного члена комиссии от нашей партии не включать, ни в одни участковые комиссии, чтобы если Патриоты выиграют, можно фальсифицировать и дать другие данные. А если наши представители там будут, боятся, что где-то мы будем требовать. Хотя избирательная комиссия республики двум районам дала даже прямое указание увеличить число членов комиссии на два человека и допустить Патриотов и еще одну партию. Главы администраций, потому в комиссиях сидят все люди глав администраций, они увеличили на два человека комиссии, но включили своих двух человек. Ни одной, ни другой партии ни одного человека не включили.



Данила Гальперович: Зарегистрированные, но испытывающие притеснения Патриоты России, и СПС с «Яблоком» говорят, что в Дагестане власть будет пытаться решить поставленную ей задачу - обеспечить местами в народном собрании республики официально одобренные «Единую Россию» и «Справедливую Россию». Причем «Единую Россию» в гораздо большей степени. И даже Кодекс этики, подписанный 17 февраля представителями шести зарегистрированных партий и предполагающий честное соперничество, здесь ничего не изменит.



Михаил Соколов: Выборы Народного собрания Дагестана пройдут 11 марта. Специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович взял интервью у лидера списка «Единая Россия» на этих выборах президента Дагестана Муху Алиева.



Данила Гальперович: Опишите нынешнюю экономическую и политическую ситуацию в республике.



Муху Алиев: Произошли значительные изменения в сторону лучшую. Прежде всего эти изменения заключаются в том, что в Дагестане нет того всплеска терроризма, терактов, которые были в 2005 году. Число терактов сократилось на 66%, на 40 с лишним процентов меньше стало и покушений на жизнь работников правоохранительных органов. Коренного перелома в борьбе с религиозным и политическим экстремизмом нет, но сам факт, что той динамики, которая была характерна предыдущим годам, когда из года в год число их росло, а в 2005 году было рекордное, еженедельно происходили эти теракты.


Если говорить о социально-экономической ситуации, она тоже может быть названа удовлетворительной. Потому что практически по всем социально-экономическим показателям развития республика значительно опережает средние темпы экономические, социальные по Южному федеральному округу, по стране в целом. Хотя в республике много серьезных проблем. Эти проблемы связаны прежде всего с тем, что борьба с терроризмом остается одной из актуальных, в республике еще высокой остается преступность общая. И конечно, мы значительно отстаем от других субъектов Южного федерального округа и страны.



Данила Гальперович: Сейчас самое ближайшее событие, важное для Дагестана – это выборы в законодательные собрания. Как вы охарактеризуете ход предвыборной борьбы?



Муху Алиев: Дагестану предстоят очень сложные выборы, совмещенные выборы, многоуровневые, четырехуровневые. Мы должны избрать более 500 глав сельских муниципальных образований, мы должны избрать 11 марта сельские собрания, районные собрания, городские собрания. Мы должны избрать больше половины глав муниципальных образований, районов и городов. И наконец, мы должны избрать парламент республики реформированный. Он будет избираться впервые на пропорциональной основе, и количество депутатов будет меньше, чем в ныне действующем составе. Сейчас 121, а будет 72 депутата.


Раньше республика по своим законам выбирала парламент, у нас были национально-территориальные округа, потом был принцип квотирования тех или иных округов для коренных малочисленных народов. То есть были такие схемы, которые позволяли представлять в парламенте все коренные народы Дагестана. Ныне действующий федеральный закон о выборах уравнивает все субъекты и совершенно не учитывает, не позволяет, по крайней мере, учитывать национальную мозаику Дагестана.


Поэтому, с одной стороны, наша задача заключалась в том, чтобы принять такой закон, который полностью соответствует федеральному законодательству. С другой стороны, была такая задача, чтобы дагестанский парламент был не только законодательным, но и представительным органом. Не имея тех механизмов, которые раньше были в законе для обеспечения представительства народов, мы в условиях борьбы партий, проводя выборы по пропорциональной системе, должны были стараться представлять все наши народы. И в этих целях мы, с одной стороны, не нашли ничего лучшего, чем проводить выборы по пропорциональной системе и, во-вторых, предусмотреть наличие региональных списков для каждой партии, чтобы каждый район Дагестана и каждый город Дагестана гарантированно были обеспечены в парламенте. Если это будут соблюдать партии, которые будут принимать участие в выборах, мы можем более-менее пропорционально представлять и народы Дагестана в парламенте. Поэтому после многочисленных обсуждений мы на этом остановились, и оттуда появилось это число – 72, и мы были вынуждены пойти на сокращение числа депутатов.



Данила Гальперович: А вы говорили Центру, что не совсем правильно уравнивать всех, что вы пытались в том законодательстве, которое было и в той схеме, которая была, учитывать те особенности, по-моему, стоязычия Дагестана?



Муху Алиев: Мы не говорили, а кричали об этом и продолжаем говорить. И федеральный центр начинает тоже понимать, что все-таки для такого региона, наверное, нужно иметь какой-то механизм. Оставить для субъекта возможность для какого-то творчества. Поэтому будем думать о поправках в законодательство, хотя это очень сложно сделать.



Данила Гальперович: Последнее очень громкое происшествие, новость, которую узнали во всей России – это взрыв машины руководителя регионального отделения партии Патриоты России. Как вы сами это оцениваете то, что произошло? Связано это с выборами или еще с чем-то?



Муху Алиев: Конечно, сложно сказать однозначно, с чем это связано. У правоохранительных органов разные версии бывают. Есть две версии. Одна из ни связана с тем, что Эдуард ехал на машине, которая ему не принадлежит, а принадлежит одному из депутатов, являющегося кандидатом от этой партии в парламент. Есть другая версия, что это преступление совершено в целях дестабилизации общественно-политической обстановки именно на Хидирова, как лидера этого регионального отделения для того, чтобы вызвать недовольство, осложнить обстановку и так далее.


Моя точка зрения, что это, конечно, провокация. И думаю я, это провокация в отношении Хидирова, как руководителя регионального отделения. Хидиров и депутаты от этой партии, которые имеют возможность быть избранными в парламент, их не так много, чтобы они могли реально изменить соотношение сил в парламенте. Максимум может быть 7-8 человек из 72 депутатов народного собрания.


Если даже исходить из того, что сто процентов все прошли депутаты эти, они ничего не изменили бы. Поэтому всегда надо задавать вопрос, кому это выгодно. Но я очень надеюсь на то, что наши правоохранительные органы разберутся. По той информации, которую я имею, нашли машину, из которой была обстреляна, нашли оружие, автомат, из которого стреляли. Нашли водителя, которому принадлежала эта машина и сейчас он доставлен в Махачкалу, его допрашивают. Если удалось раскрыть оперативно, для таких спекулятивных разговоров ни внутри республики, ни за пределами не было бы оснований.



Данила Гальперович: Дагестан – это республика, основанная на взаимодействии разных народов, а не разных партий. Насколько партийная жизнь серьезна в республике?



Муху Алиев: Я бы считал сегодняшнюю партийную жизнь довольно примитивной. Регистрация депутатов, ошибки многочисленные, которые были допущены, принцип формирования этих партий. Были такие, в которых люди из одного села состоят. В Дагестане это глупо такую партию создать и назвать ее демократической. Были люди, которые представители в основном одной национальности. Были аварские партии, почти они все сняты, не почти, а все сняты. Не потому что они аварские, на этом основании снимать нельзя. Тех же патриотов можно было снимать как лезгинскую, скажем. Но я считаю, что мы поступили правильно, избрав эту дорогу.


Во-первых, это дорога, по которой страна пойдет и те страны, которые по демократическому нормальному пути развития должны идти. Я думаю, из этого к будущим выборам все партии сделают серьезные выводы и из тех ошибок, которые были допущены. Конечно, они постараются быть более зрелыми и представлять не один аул, не один народ, а быть партией, которая представляет все народы, быть партией, которая имеет идеологию. Не всегда один руководитель одного отделения партии знает идеологию другой. Но в Дагестане хорошо знают, кто он по национальности.



Данила Гальперович: Для вас, например, есть разница между «Единой Россией» и «Справедливой Россией»?



Муху Алиев: Я не состою ни в какой партии. Для меня есть большая разница между этими партиями. Я возглавляю региональный список «Единой России», хотя, говорю, что не принадлежу, не являясь членом этой партии. Наверное, правильно, что это партия поступков определенных дел. Пусть много еще недостатков, много предстоит сделать. Что касается «Справедливой России», пока там много заявлений, деклараций. Эта партия у нас зарегистрирована и имеет возможности может быть и пройти в состав парламента. Но думаю, что дагестанцы в подавляющем большинстве проголосуют за «Единую Россию».



Данила Гальперович: Еще бы вы говорили по-другому. Скажите, пожалуйста, а вот эти случаи, связанные с тем, что снимали коммунистов, снимали Союз правых сил, как вам кажется, это не перестарался избирком республики?



Муху Алиев: Во-первых, компартию избирком не снимал - это были спекуляции здесь, в том числе руководители компартии выступали. Никто не снимал их. Была банальная ситуация: в одном районе Дагестана два сильных кандидата, один от патриотов, другой от «Единой России», расчищая себе поле деятельности, увидели другие партии, несколько партий. От компартии выдвигается кто-то из его родственников и ему говорит: слушай, что ты мне мешаешь, снимай свою кандидатуру. Он его послушал и снял кандидатуру, не зная, к чему это может привести.


С другой стороны, другой кандидат от другой партии то же самое сделал в отношении своего родственника. Таким образом, один снял одного, другой снял другого и региональная группа компартии оказалось без единой фамилии, что позволяет партию снять. Наша избирательная комиссия, поскольку они пришли с заявлениями, вычеркнула их фамилии. Но в регистрации компартии не было отказано. Компартия подняла скандал, что их не зарегистрировали. После того, как те ребята поняли, что они сделали, они, в общем-то говоря, не знали, что это может привести к таким последствиям, они изложили в Верховный суд, Верховный суд их восстановил и избирательная комиссия их зарегистрировала. То есть отказа в регистрации не было. Поэтому таким образом поднят был шум.


Что касается СПС, у СПС был целый букет, целый ряд нарушений. Во-первых, отказ от трех или четырех кандидатов в одном из районов и документы были оформлены с нарушением законов. Само по себе и то, и другое является основанием. Поэтому СПС был снят. СПС обратился в Верховный суд России, Верховный суд России тоже удовлетворил их просьбу. Сейчас на стадии обсуждения находится. Верховный суд Дагестана отказал еще одной партии - Народная воля или Народная жизнь. Вот такие были обстоятельства.



Данила Гальперович: Была такая легенда, не знаю, насколько это правда, что в Дагестане три главные должности должны занимать аварец, даргинец и кумык. Насколько это до сих пор справедливо? И как вы считаете, насколько это соответствует дагестанским традициям?



Муху Алиев: Действительно, в последние годы, десяток лет в каком-то сочетании, в одном, в другом, в третьем представители этих трех наиболее крупных по нашим дагестанским меркам народов являются руководителями этих органов власти. Но в дагестанской истории было много других руководителей. Одно время азербайджанец был первым секретарем дагестанского обкома, были и другие сочетания. Поэтому считаю, что игнорировать это представительство нельзя, но и молиться на это, ведь представители должны быть достойны должностей. Если заведомо будет известно, что никогда представитель какого-либо народа не займет эту должность – это неправильно. И я думаю, что могут быть любые другие какие-то перестановки и совершенно не исключается, чтобы на ключевых постах представители других народов. То есть я не считаю, что эта формула, которую вы назвали, которая действительно в последние годы в Дагестане, что она должна быть такой все время.



Данила Гальперович: Насколько, вам кажется, прекратился или не прекратился рост религиозного экстремизма в республике, который, многие наблюдатели говорили, все-таки очень серьезно растет?



Муху Алиев: Если где-то несколько лет тому назад, года два назад среди активно действующих религиозных экстремистов называли тысячу человек и больше, сейчас наши правоохранительные органы называют 30-40 человек этих религиозных экстремистов, и они почти пофамильно известны им, из какого района, из какого населенного пунктам. Все дело в том, когда они будут обнаружены и когда в отношении них будут те или иные меры приняты.


Но что касается того, что эта проблема является актуальной, я в самом начале нашей беседы говорил, что она очень актуальная была и остается. Потому что социально-экономические причины, являющиеся основой появления терроризма, они не устранены. Имею в виду низкий уровень жизни, социальная дифференциация, безработица прежде всего, особенно среди молодежи. Дагестан все-таки молодежный край, средний возраст населения 28-29 лет и почти нет такого субъекта, где так много молодежи. Поэтому очень важно, чтобы у молодежи была работа и не просто работа, а зарплата была нормальная. Силовыми методами, силами правоохранительных органов мы никогда эту проблему не решим. Надо акцент перенести с силовых методов на профилактику, на предупреждение, на поддержку людям, которым тяжело, плохо. Довольно большая работа в Дагестане проведена, в каждом сельском районе на учет взят каждый молодой человек, который не имеет работы. То есть в каждом муниципальном образовании есть, и они с этого года будут договариваться, сколько рабочих мест создано. Если в таком плане мы будем работать с населением, будем работать с местной властью, я думаю, перелом произойдет.



Данила Гальперович: Еще некоторое время назад довольно серьезно про Дагестан и дагестанскую власть, тут секрета нет, говорили как про сложную структуру с большим уровнем коррупции. Как вам кажется, может быть эта нестабильность в республике, взрывы, нападения, в том числе экстремизм религиозного характера ответом на коррупцию и вообще как недоверие к власти?



Муху Алиев: Я думаю, да. Это одна их причин, порождающих терроризм - неэффективное управление, это закрытость власть, это клановость, которая еще не исключена в республике при формировании тех или иных органов власти на уровне республиканском, на уровне районном и, конечно, коррумпированность. Если бы все молодые дагестанцы видели, что их жизнью, их заботами живут все чиновники, они бы подтянули пояса и вместе в одном направлении с нами работали. А когда они видят, что для одного есть закон, а для другого нет и живут несправедливо, не по закону. Дагестанцы очень щепетильны к справедливости, они могут поделить любые тяготы, если видят, что, допустим, президент вместе с ними делит их. Но если они видят, что он говорит одно, а делает совсем другое или его окружение, они никогда на такую власть не обратят внимания. Поэтому проблема чистоты власти, прозрачности власти, эффективности управления, правильного, более-менее нормального подбора кадров, интернационального подбора кадров для дагестанских условий - это очень важно для сохранения республики.


И если мы по этому пути ощутимых результатов не достигнем, то это тоже останется причиной, порождающей терроризм. Потому что терроризм не всегда зависит от бедности, и в богатых странах есть террористические явления. Они связаны или с идеологическими корнями, или с проблемой коррупции, причин много, с одной бедностью это сравнивать нельзя. Но то, что власть должна быть открытой, доступной, властью, которую он понимает, что к этой власти можно подойти, можно отдать заявление, что он его прочитает. Но не всегда может быть сможет помочь. Это будет серьезным фактором, который будет если не устранять, то минимизировать терроризм.



Данила Гальперович: Я хочу буквально на один-два вопроса вернуться к теме выборов. Тут есть некая смесь партий и персоналий. Потому что очень многие говорят, что действия против СПС на самом деле были действиями против Саида Амирова. Как вы вообще оцениваете эту фигуру, можно ли говорить о роли личности в избирательной кампании серьезной?



Муху Алиев: На сегодняшнем этапе конечно можно и нужно говорить, потому что хотя выборы проводятся по пропорциональной системе, но во многих случаях наверняка избиратели будут выбор делать между тем или иным кандидатом, меньше думая о том, какую он партию представляет. Такой этап. Сегодня мы говорили о формировании этих партий. Поэтому такую роль отрицать нельзя. Но такой подход, вы сказали, СПС сняли, потому что это партия Амирова - это очень упрощенно, очень прямолинейно и неправильно. Кому-то выгодны опять-таки для обострения обстановки в республике спекуляции.


Амиров хороший руководитель, много лет работает, является мэром города, много сделал в городе в смысле благоустройства. Масса вопросов, которые нужно сделать, очень много проблем в столице. Амиров является руководителем партии «Единая Россия» в Махачкале, он отвечает за ход и за исход выборов. Поэтому СПС - это партия Амирова? Тогда «Единая Россия» чья партия в городе? Поэтому, наверное, в таком ключе только это дело преподносить, не всегда прямолинейный подход, упрощенный является правильным.



Данила Гальперович: В Дагестане были очень долго сильны коммунисты по-настоящему, мощная ячейка. До сих пор можно даже по интернету судить, когда заходишь на сайт «Советский Дагестан», видно, как серьезно они ведут идеологическую работу. Каков ваш прогноз, как они выступят на выборах?



Муху Алиев: Дагестан и дагестанцы очень многим обязаны советской власти и коммунистической партии. В условиях рынка сделать то, что сделала советская власть для горных, высокогорных районов, строит линии электропередач, строит дороги и многое другое там, где ничего нет, ни полезных ископаемых, ни богатства - это сложно. Поэтому тяга, которая особенно у старшего поколения осталась, она вполне объяснима, она логична, она понятна. И у коммунистов, конечно, есть в Дагестане электорат. Это одна сторона.


Вторая сторона: лично я считаю, что региональное отделение коммунистической партии в Дагестане, на мой взгляд, работает, если не сказать плохо, но недостаточно активно. И если, как говорите, в интернете обратили внимание, может быть в интернете они активно работают, но в жизни бы так работали, то позиции у них были бы гораздо лучше.


Как для них сложатся эти выборы, мне сейчас сложно сказать. Но сколько бы их ни прошло в парламент, я знаю, что среди кандидатов в депутаты почти нет случайных людей, на мой взгляд, нет криминала, нормальные люди. Если они пройдут, они будут иметь свою позицию при обсуждении тех или иных вопросов, и это будет нормально.



Данила Гальперович: Вы политик с очень серьезным стажем. Как опытный политик, вы можете оценить примерный расклад сил в парламенте вашей республики после этих выборов?



Муху Алиев: Заниматься гаданием не хотелось бы. Я думаю, что в связи с тем, что очень часто и в центральных средствах массовой информации, и внутри республики говорили о том, что зарегулированы выборы в республике, я попросил Центральную избирательную комиссию, наш избирком обратился туда, мы в этом году технические средства, комплексы по обработке избирательных бюллетеней среди трех субъектов из 14 в России будем применять. Это, я думаю, отразится на явке избирателей, на процентах голосования за тех или иных кандидатов. Но зато мы более-менее достоверную картину по выборам в Дагестане будем знать.


Шесть партий, которые допущены к выборам, мне представляется, по крайней мере, четыре-пять из них имеет шанс быть представленными.



Данила Гальперович: Вы сейчас важную вещь сказал, что технические новшества, которые Центризбирком водит, будут у вас, и это скажется на выборах и на процентах. Каким образом? Это будет меньше явка?



Муху Алиев: Естественно, это будет меньше явка, потому что невозможно заниматься забрасыванием бюллетеней. Каждый опускает бюллетень, через 10-15 минут после завершения выборов этот комплекс выдает итоги голосования. А у нас иногда два дня считали столько, сколько надо, чтобы результаты иметь в некоторых муниципальных образованиях. Поэтому, я думаю, что это на явке скажется, такой высокой явка не будет, к которой традиционно привыкли, я так думаю. Не знаю, как будет.


И конечно, это скажется на голосовании за те иные партии, потому что почти невозможно фальсифицировать это. Это хорошо, но прогнозировать очень трудно.


Но с другой стороны, мы говорили о доверии к власти, мы говорили о доверии ко мне. Много писем, обращений, как будто я могу один обеспечить чистое проведение этих выборов. Если не будут избирательные комиссии, если не будут главы муниципальных образований, если сами люди не пойдут на поводу тех, кто раздает деньги. Конечно, много нарушений будет в этом плане, что-то удастся зафиксировать и принять меры, что-то не удастся. Но я думаю, что эти выборы в смысле демократичности проведения, в смысле доверия народа к этим выборам, я думаю, что они в какой-то мере будут переломными.



Михаил Соколов: Вы слушали беседу специального корреспондента Радио Свобода Данилы Гальперовича с президентом Дагестана Муху Алиевым.


По мнению аналитиков, на выборах Народного Собрания Республики Дагестан «Единая Россия» получит большинство мест, обеспечив представительство в парламенте кланам, ориентированным на нынешнего главу Дагестана Муху Алиева и прежнего президента Магомедали Магомедова. Судя по ходу кампании, будут и обиженные.


Но сможет ли этот тандем обеспечить спокойствие в живущем на дотации федерального бюджета регионе развитого феодализма, где постоянно гремят выстрелы, - в этом эксперты сомневаются.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG