Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как меняется роль Москвы в ближневосточном урегулировании


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович и обозреватель газеты "Время новостей" Елена Супонина.



Андрей Шарый : Россия намерена содействовать снятию финансовой блокады Палестинской автономии. Об этом заявил сегодня глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров в ходе встречи в Москве с лидером правящей Палестинской группировки ХАМАС Халедом Машалем. В тот же день руководители Европейского Союза сделали заявление, смысл которого сводится к тому, что прямая финансовая помощь Палестинской автономии со стороны ЕС восстановлена не будет. Лавров высоко оценил достигнутую в Мекке договоренность ХАМАС и движения ФАТХ о намерении создать коалиционное правительство. Европейский Союз на перспективы создания такого правительства смотрит с подозрением и недоверием. Это только некоторые из пунктов, которые показывают различия России и европейских союзников в поисках путей урегулирования на Ближнем Востоке. Сегодня целый день за визитом палестинских политиков в Москву следил корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович. Он в прямом эфире программы "Время Свободы".


Данила, вам слово, добрый вечер!



Данила Гальперович : Добрый вечер, Андрей! Финалом всего этого ближневосточно-московского дня была пресс-конференция ХАМАС. Глава политбюро движения ХАМАС Халед Машаль появился на этой пресс-конференции в окружении своих соратников и многочисленной охраны. Причем, обеспечение безопасности было явно на государственном уровне. Делегацию ХАМАС сопровождали по российской столице сотрудники Федеральной службы охраны. Кроме того, Халеда Машаля охраняла и собственная служба безопасности ХАМАС. Начал глава политбюро ХАМАС с того, зачем приехал в Москву.



Халед Машаль : Мы привезли с собой соглашение то соглашение, которое недавно в Мекке заключили с ФАТХ. У нас есть общая политическая программа, которую мы согласовали. В ее основе лежит образование правительства национального единства. Эта программа предоставляет реальные возможности для продвижения вперед в деле борьбы за обеспечение прав палестинского народа и в достижении его целей. Нас также вдохновляет то, что Москва поддерживает наши соглашения, нашу борьбу и уделяет нам большое внимание. Это проявилось во время визита президента Путина в арабские страны.



Данила Гальперович : Очевидно, что министр иностранных дел России Сергей Лавров был явно рад внутрипалестинским договоренностям, о чем он и сообщил Халеду Машалю в самом начале их встречи.



Сергей Лавров : Российское руководство с самого начала поддержало идею создания такого правительства с тех пор, как она была выдвинута впервые в мае прошлого года. И все это время мы последовательно поддерживали конкретные шаги, конкретные действия, которые в итоге позволили увенчать успехом этот процесс.



Данила Гальперович : Халед Машаль на пресс-конференции также рассказал, что ХАМАС попросил Россию способствовать снятию бойкота палестинского правительства, который был объявлен очень многими странами сразу после того, как ХАМАС сформировал на палестинских территориях свой кабинет министров. Здесь взаимопонимание явно было найдено. Сергей Лавров сослался на необходимость продолжения мирного процесса на Ближнем Востоке.



Сергей Лавров : Мы активно поддерживаем движение в этом направлении, и добиваемся того, чтобы все международное сообщество поддержало этот процесс, и сделало его необратимым, в том числе и помогало снятию блокады с палестинской территории.



Данила Гальперович : Однако сам ХАМАС не слишком готов идти навстречу Израилю. Он не собирается признавать право этого государства на существование, и даже не собирается выдавать захваченного боевиками ХАМАС израильского капрала Гилада Шалида, во всяком случае без выполнения неких предварительных условий.



Халед Машаль : Что касается этого израильского пленного. Да, действительно, российские представители говорили с нами о нем. Наша позиция ясна - мы хотим освободить капрала Гилада Шалида. Но мы хотим также, что Израиль в свою очередь освободил определенное число заключенных, чего мы уже потребовали. Если положение одного солдата оказывает такое влияние на настроение израильского руководства, то палестинский народ страдает еще больше от 11 тысяч заключенных в израильских тюрьмах. Мы обращаемся с Гиладом Шалидом по-человечески, тогда как Израиль очень плохо обращается с нашими заключенными, с членами наших семей.



Данила Гальперович : Естественно, все эти события не мог оставить без комментария вице-премьер израильского кабинета Авигдор Либерман, приехавший в Москву выяснить позицию России по поводу новых санкций в отношении Ирана. По словам израильского вице-премьера, Москва делает ошибку, заигрывая с ХАМАС, демонстрируя тем самым двойные стандарты в подходе к терроризму.



Авигдор Либерман : ХАМАС является террористической организацией, которая занесена в списки террористических организаций во многих странах - помимо Израиля в Европе, в США. ХАМАС ни разу не заявил о том, что он отказывается от террора, что он осуждает насилие. Боевики из ХАМАС замешаны каждый день в различных терактах. Поэтому позиция по отношению к террору должна быть идентичная ко всем. В этом плане Израиль в свое время много лет назад принял одну принципиальную позицию, и никогда ее не менял, даже не ожидая взаимности. В свое время, когда несколько лет назад Россия предприняла широкомасштабную операцию в Чечне, все парламенты Запада осудили действия России в Чечне. Единственный парламент на Западе, который поддержал действия России в Чечне, был израильский парламент. Мы считаем, что нет места двойным стандартам, нет места никаким играм. Террор бьет по всей стабильности во всем мире и угрожает сложившемуся порядку.



Данила Гальперович : А в то время, как ХАМАС и Сергей Лавров обменивались любезностями, в центре Москвы прошел разрешенный митинг, поддержанный представительством палестинской администрации в Москве. На нем около 40 человек протестовали против реставрационных работ около мечети Аль-Аксе в Иерусалиме, которые палестинцы считают провокацией, и требуют их прекращения. Политическую базу под реставраторов подвел участвовавший в митинге председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль.



Гейдар Джемаль : Действия израильского режима сегодня по отношению к Аль-Аксе выражают крайнюю форму тревоги и обеспокоенности за будущее сионистского государства. Поскольку главный покровитель и союзник Израиля - Соединенные Штаты - сегодня на глазах всего мира перестраиваются, и начинают осуществлять явный крен своей дипломатии в пользу арабов, как потенциального союзника, и смены Израиля на Ближнем Востоке.



Данила Гальперович : Надо сказать, что в Москве некоторые эксперты предполагают, что контакты с ХАМАС необязательно отвечают желаниям всего российского руководства. Некоторые эксперты говорят, что возможно какая-то часть в российском руководстве проводит эту линию на более или менее серьезное ужесточение отношений с Западом и, соответственно, смягчение отношений и налаживание взаимопонимания с людьми на Ближнем Востоке, в том числе именно в этом ключе анализируется визит Путина на Ближний Восток. В любом случае, едино или не едино российское руководство в этом - непонятно, а государственная охрана и благожелательный прием в российском МИДе заставляют усомниться в том, что это не единая позиция.



Андрей Шарый : О перспективах российско-палестинского диалога и участии России в урегулировании кризиса в отношениях между Израилем и Палестиной я беседовал с экспертом по ближневосточным проблемам, обозревателем газеты "Время новостей" Еленой Супониной.


Это второй визит лидеров ХАМАС в Москву с той поры, когда представители этого экстремистского движения возглавили правительство Палестинской автономии. Что изменилось за время между этими двумя визитами?



Елена Супонина : В прошлый раз приезжал Халед Машаль это руководитель политбюро движения ХАМАС. Он возглавляет палестинскую делегацию и на этот раз. Сопровождают его почти все те же лица - это его заместитель Муса Абу Марзук, который очень часто бывает в зарубежных поездках вместе с Халедом Машалем и считается его преемником, а также менее известных активистов. Позиция ХАМАС с той поры изменилась не так-то уж много. Более того, Палестинская автономия едва не скатилась к гражданской войне, и до сих пор стоит на ее грани.


А вот риторика России, мне кажется, стала более острожной, по крайней мере, сейчас уже никто не заикается о том, чтобы лидеров движения ХАМАС принял президент Владимир Путин. А ведь в прошлый раз такие слухи ходили. По моим сведениям, они были более чем обоснованные. Такой вариант обсуждался и в Кремле, и в мире. Но в последний момент было понято, что движение ХАМАС не собирается пока менять своих политических позиций, и такая встреча может навредить имиджу России.



Андрей Шарый : Что ищем сейчас Москва в ближневосточном урегулировании? На что рассчитывают в Кремле, и в Министерстве иностранных дел в диалоге с ХАМАС?



Елена Супонина : Москва считает, что уж коль это движение победило на выборах в январе прошлого года, то с ним надо считаться. Москва здесь не одинока. Неофициально эту позицию разделяют даже некоторые члены Евросоюза, хотя официально европейцы не поддерживают контактов с ХАМАС, и уж тем более арабские страны, такие как Саудовская Аравия, Египет и Иордания. Они активно посредничают в ближневосточном урегулировании и считают, что без ХАМАС (это движение является достаточно влиятельной силой в автономии) добиться мира с израильтянами невозможно, равно как и невозможно достичь примирения между различными палестинскими группировками. Россия разделяет эту позицию.



Андрей Шарый : Вы бы сказали, что ХАМАС - это российский клиент на переговорах по ближневосточному урегулированию?



Елена Супонина : Клиент, может быть, да, но это не единственный российский клиент на переговорах по ближневосточному урегулированию, но это точно не агент Москвы. Москва, надо отдать должное, здесь очень осторожна. Я неоднократно слышала от высокопоставленных кремлевских чиновников, что Россия не желает вставать ни одну из сторон в межпалестинском противостоянии, например. У России хорошие отношения со светской палестинской организацией ФАТХ и ее лидером Махмудом Аббасом. Обращу внимание, что Владимир Путин в этом месяце-таки встретился с Махмудом Аббасом в Иордании, но он все-таки не стал встречаться с лидерами ХАМАС. У России, таким образом, есть связи и с другими палестинскими движениями. Москва не делает и ни в коем случае не собирается делать ставку только на ХАМАС.



Андрей Шарый : Чтобы вы сочли успехом переговоров?



Елена Супонина : Не рассчитываю на особый прорыв от этих переговоров. Россия всего лишь напоминает о том, что в нее есть своя оригинальная позиция на Ближнем Востоке, и эта позиция отличается от таковой у тех же Соединенных Штатов Америки. Прошлый визит показал, что вести диалог с ХАМАС очень и очень непросто. Они привыкли к пропаганде, риторике. Они много обещают, но мало делают, стараются перекинуть мяч на сторону израильтян и добиться от израильтян каких-то уступок. Россия рассчитывает на компромисс, к которому пока мало кто готов из противоборствующих сторон. Успехов будет мало таких уже явных. Мне бы, например, казалось, что если бы палестинцы и израильтяне объявили о договоренности об освобождении израильского капрала Гилада Шалида, это было бы хорошим движением вперед в отношениях между палестинцами и израильтянами. Если палестинцы добьются создания правительства национального единства и не скатятся к гражданской войне, то это тоже было бы хорошим шагом. Россия, наверное, может записать и себе это в копилку своих достижений, но однозначно сказать, что именно Россия добилась этого, конечно же, нельзя, потому что есть и другие посредники.




XS
SM
MD
LG