Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Уже никто не заикался о том, чтобы лидеров ХАМАС принял президент Путин»


Риторика России по отношению к ХАМАС, по мнению экспертов, стала более осторожной

Риторика России по отношению к ХАМАС, по мнению экспертов, стала более осторожной

Контакты Москвы с ХАМАС необязательно отвечают желаниям всего российского руководства, считают некоторые эксперты. Однако, по их мнению, есть и представители российского руководства, которые проводят политику ужесточения отношений с Западом, а, соответственно, смягчения отношений и налаживания взаимопонимания на Ближнем Востоке. В этом ключе анализируется и визит Владимира Путина на Ближний Восток.


Между тем, солидная государственная охрана лидеров ХАМАСа, приезжавших накануне в Москву и благожелательный прием в российском МИДе заставляют понять, какова единая государственная позиция. О перспективах российско-палестинского диалога и участии России в урегулировании кризиса в отношениях между Израилем и Палестиной Радио Свобода рассказала эксперт по ближневосточным проблемам, обозреватель газеты «Время новостей» Елена Супонина.


- Это второй визит лидеров ХАМАС в Москву с той поры, когда представители этого экстремистского движения возглавили правительство Палестинской автономии. Что изменилось за время между этими двумя визитами?
- В прошлый раз приезжал Халед Машаль это руководитель политбюро движения ХАМАС. Он возглавляет палестинскую делегацию и на этот раз. Сопровождают его почти все те же лица - это его заместитель Муса Абу Марзук, который очень часто бывает в зарубежных поездках вместе с Халедом Машалем и считается его преемником, а также менее известных активистов. Позиция ХАМАС с той поры изменилась не так-то уж много. Более того, Палестинская автономия едва не скатилась к гражданской войне, и до сих пор стоит на ее грани.
А вот риторика России, мне кажется, стала более острожной, по крайней мере, сейчас уже никто не заикается о том, чтобы лидеров движения ХАМАС принял президент Владимир Путин. А ведь в прошлый раз такие слухи ходили. По моим сведениям, они были более чем обоснованные. Такой вариант обсуждался и в Кремле, и в мире. Но в последний момент было понято, что движение ХАМАС не собирается пока менять своих политических позиций, и такая встреча может навредить имиджу России.


- Что ищет сейчас Москва в ближневосточном урегулировании? На что рассчитывают в Кремле, и в Министерстве иностранных дел в диалоге с ХАМАС?
- Москва считает, что уж коль это движение победило на выборах в январе прошлого года, то с ним надо считаться. Москва здесь не одинока. Неофициально эту позицию разделяют даже некоторые члены Евросоюза, хотя официально европейцы не поддерживают контактов с ХАМАС, и уж тем более арабские страны, такие как Саудовская Аравия, Египет и Иордания. Они активно посредничают в ближневосточном урегулировании и считают, что без ХАМАС (это движение является достаточно влиятельной силой в автономии) добиться мира с израильтянами невозможно, равно как и невозможно достичь примирения между различными палестинскими группировками. Россия разделяет эту позицию.


- Вы бы сказали, что ХАМАС - это российский клиент на переговорах по ближневосточному урегулированию?
- Клиент, может быть, да, но это точно не агент Москвы. Москва, надо отдать должное, здесь очень осторожна. Я неоднократно слышала от высокопоставленных кремлевских чиновников, что Россия не желает вставать ни одну из сторон в межпалестинском противостоянии, например.
У России хорошие отношения со светской палестинской организацией ФАТХ и ее лидером Махмудом Аббасом. Обращу внимание, что Владимир Путин в этом месяце таки встретился с Махмудом Аббасом в Иордании, но он не стал встречаться с лидерами ХАМАС. У России, таким образом, есть связи и с другими палестинскими движениями. Москва не делает и ни в коем случае не собирается делать ставку только на ХАМАС.


- Чтобы вы сочли успехом переговоров?
- Не рассчитывала на особый прорыв от этих переговоров. Россия всего лишь напоминает о том, что у нее есть своя оригинальная позиция на Ближнем Востоке, и эта позиция отличается от таковой у тех же Соединенных Штатов Америки.
Прошлый визит показал, что вести диалог с ХАМАС очень и очень непросто. Они привыкли к пропаганде, риторике. Они много обещают, но мало делают, стараются перекинуть мяч на сторону израильтян и добиться от израильтян каких-то уступок. Россия рассчитывает на компромисс, к которому пока мало кто готов из противоборствующих сторон. Если бы палестинцы и израильтяне объявили о договоренности об освобождении израильского капрала Гилада Шалида, это было бы хорошим движением вперед в отношениях между палестинцами и израильтянами. Если палестинцы добьются создания правительства национального единства и не скатятся к гражданской войне, то это тоже было бы хорошим шагом. Россия, наверное, может записать это в копилку своих достижений, но однозначно сказать, что именно Россия добилась этого, конечно же, нельзя, потому что есть и другие посредники.




XS
SM
MD
LG