Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Македонский: солдат, полководец, дипломат


Книга Б.Гафурова и Д.Цибукидиса создает основу для реалистического восприятия личности Александра Македонского и его эпохи

Книга Б.Гафурова и Д.Цибукидиса создает основу для реалистического восприятия личности Александра Македонского и его эпохи

Книга Бободжана Гафурова и Димитриоса Цибукидиса «Александр Македонский» (издательство «Вече», 2007) рассказывает не только о политических событиях и битвах; за ними проступают контуры геополитического замысла, который, может быть, не исчез и после распада империи Александра, но таинственным образом продолжает свое существование в судьбах народов от Средиземного моря до Индии.


Вижу книгу на полке новинок, раскрываю где-то посередине — и странное чувство. Представьте, что вы покупаете бытовой прибор и видите, что он непродвинутый, архаичный: где должно быть железо, там толстое железо, а не одноразовый пластик. Так и этот фундаментальный труд — без малого 500 страниц большого формата, со всеми ссылками на источники, с критикой оных, изложена история от Геракла и Ахилла (мифические предки Александра по линии соответственно отца и матери) до междоусобных войн между диадохами (то есть преемниками) и эпигонами (в буквальном переводе с греческого — «родившиеся после»).


Поясняю: мировая война всех против всех за наследство Александра началась прямо у царского гроба и оказалась страшнее, чем сами завоевания. Опустела родная Македония, «которую десятилетиями оспаривали друг у друга Кассандр, Деметрий Полиоркет, Антигон, Птолемей, Лисимах, Пирр». Сюжеты, менее известные, чем битва при Гавгамелах, но они составляют необходимое послесловие к биографии Александра. История не имеет сослагательного наклонения. И все же трудно не согласиться с авторами книги в том, что «смерть Александра — не причина гибели его державы, как казалось в античности… Если бы македонский царь не ушел из жизни столь рано, он сам увидел бы крушение несбыточной мечты о мировом господстве». А в конце книги список литературы — 600 названий на разных языках. Тут-то я и засомневался, что современное коммерческое издательство может подготовить такой обобщающий труд. И вернулся к выходным данным. Бобождан Гафурович Гафуров, Димитриос Иоаннис Цибукидис. «Александр Македонский. Путь к империи». Гафуров — это, случайно, не таджикский политический деятель, возглавлявший при Брежневе институт востоковедения? И вот в самом конце предисловия обнаруживается сноска: «работа была завершена в 1975 году. В связи с длительной болезнью академика Гафурова издание ее задержалось… Впервые книга опубликована в 1980 году издательством «Наука» под названием «Александр Македонский и Восток».


Конечно, многое с тех пор устарело, где-то не хватает ссылок на новые работы, а где-то мозолят глаз идеологические штампы брежневской эпохи. Например, подчеркивается, что греко-македонские завоеватели представляли более прогрессивный вариант рабовладельческого общества по сравнению с персидским. Хотя уже в 1970-е годы многие ученые осознали: противники Александра представляли совсем иную общественно-экономическую формацию. Раньше ее называли «азиатской», более современное и точное наименование — политархия.


Деспотическая власть в таком обществе — не признак неполноценности «варваров» по сравнению с эллинами (как полагали античные философы во главе с Аристотелем), а естественное следствие государственной собственности на основные средства производства, включая людей. И если просвещенные эллины захватывали власть в политархиях, они быстро усваивали соответствующий стиль: обожествление себя любимого, земные поклоны, замечательное правоведение: «всегда справедливо то, что установил царь». И дикие расправы, причем не только с политическими оппонентами, но и с людьми, случайно попавшими под руку. Вот потомки жителей Милета, их персы когда-то выслали в Среднюю Азию: «Бранхиды с радостью приняли Александра, не забыв обычаи далеких предков», но «царь отдал приказ фалангитам окружить и разграбить город, а всех жителей уничтожить». За что? Может, принял всерьез древнее проклятие, преследовавшее несчастных изгнанников. Или просто вымещал плохое настроение, как многие самодержцы до и после него.


В чем же главная причина его триумфального шествия до берегов Инда? Не в македонской фаланге. В книге показано, что фаланга имела ограниченное применение, и многие победы обеспечила конница или легкая пехота. А они-то у восточных народов были оснащены не хуже, а то и получше, если взять для сравнения, например, «скифский» лук. Главную причину исторических триумфов: сначала македонской армии над греческими городами-государствами, потом объединенной греко-македонской над восточными царствами авторы ищут в сфере социально-экономической, и со всеми поправками на устаревшую идеологию и терминологию, это подход в принципе правильный, здоровый. Лучше, чем то, что я читаю в современных школьных учебниках: античное общество — это, дескать «чудо». Такая научная категория.


Рецензируемая книга не столь романтична. Александр Македонский, конечно, герой. Храбрый солдат, гениальный полководец, изощренный дипломат, который в греческих городах Малой Азии мог поддержать тех же демократов, которых в самой Греции искоренял, человек «необычайной силы духа». «Его политика объективно содействовала прогрессу», «и не случайно Плутарх рисует македонского царя как примирителя и объединителя народов». Но он не был ни чудотворцем, ни просветителем, поехавшим на Восток приобщать тамошних «варваров» к западной культуре, демократии и гуманизму. Такая вот идеализация царя-завоевателя — подход, для авторов книги неприемлемый, а с годами тема, согласитесь, не утратила актуальности.


Книга, при всех недостатках, создает основу для реалистического восприятия личности Александра Македонского и его эпохи, а дальше никто не мешает читателю углублять и расширять познания, знакомиться с новыми фактами и конкурирующими гипотезами, свободно сопоставляя их между собой. Это как раз несомненное завоевание античности.


Б. Г. Гафуров, Д. И. Цибукидис «Александр Македонский», «Вече», М. 2007 г.


XS
SM
MD
LG